Жрец Лейлы

Лилиан, Лиан, Ли, Лиани…Для каждого свое имя. Для каждого свой взгляд. Принц, жрец, изгнанник, любимый, враг…Для каждого найдется взгляд сапфировых глаз и такая разная улыбка на юном лице. Но так легко обмануться, доверившись ей. История того, кто сам решает свою судьбу, сделав выбор однажды. Каждый герой нашел здесь свой путь, которым остался доволен… путь который может продолжаться вечно.

Часть первая. Изгнанник

Глава первая: Зеленая лента

Лак ложиться ровно и красиво. Ногти приобретают приятный золотистый цвет. Ничего вызывающего, только плавные линии и теплые цвета.

Сегодня бал. Я дую на ногти, чтобы быстрее высохли и снова смотрю в зеркало.

Глаза аккуратно подведены черной тонкой линией. Слабые золотистые тени. Эти маленькие ухищрения делают мои глаза ещё выразительнее. Они просто светятся на моём лице — прекрасные глаза глубокого сапфирового цвета.

Не слишком длинный ряд верхних иссиня-черных волос обрамляет почти треугольное лицо, а нижний почти достигает талии. Их я убрал в хвост, который скрепил серебряным зажимом с сапфиром.

Ничего воинственного в моём облике нет — только нежность и хрупкость. Отец будет в бешенстве.

Глава вторая. Мечта пирата

Я стоял, спрятавшись за гобелен. Это была моя любимая игра во дворце. Ни один слуга не мог отыскать меня, а я мог видеть многое из того, что происходило вокруг.

Я был наследным принцем королевства Мирейи. Мой отец — великий король и знаменитый воин, но до 10ти лет я практически его не видел. Меня воспитывала мать и куча учителей-наставников.

Мое имя Лилиан Катани. Моя мать не стала дожидаться отца, который находился в одном из своих походов, и назвала меня сама.

Отец появился в моей жизни, когда мне исполнилось четыре года, и всего через два месяца снова отправился в Прибрежные Королевства. И так было всегда. А теперь он вернулся, и наша жизнь превратилась в кошмар.

Отец считал, что меня избаловали, воспитали в корне неверно, но он согласился оставить меня пока в покое, подарив меня матери, когда родился мой брат Кириан. Сейчас ему десять, но даже мама не всегда знает, что он думает. Его глаза всегда были такие серьезные. У меня ещё появился брат Крис, а с недавнего времени в детской начал кричать самый младший — Кирилл. Мама всегда рожала мальчиков. Именно поэтому мой отец позволил ей некоторые слабости и давал поблажки. Остальные его любовницы и наложницы рожали сплошь девочек.

Глава третья. Первая ласточка

Этот давний разговор припомнился мне, когда я засыпал с горящими от жара глазами. Мне тогда было семь лет.

— Мама, а принцы болеют? — спросил я тогда.

— Да, малыш, — потрепала она меня по голове.

— И я тоже?

— И ты. Но боги даровали тебе крепкое здоровье, поэтому ты никогда ничем не болел.

Глава четвертая. Возвращение

Я сидел за единственным свободным столиком в одиночестве и пил какую-ту бурду, которая вроде как должна была меня взбодрить. Эта таверна была одной из самых приличных на Пиратских островах, и любой пират знал, что по прибытию в порт «Быстрого», именно здесь останавливался его капитан. Здесь всегда для него держали не меньше двух комнат, так как с некоторого времени я тоже предпочитал останавливаться здесь, а не оставаться на корабле. Нужно было привыкать к суше.

В данный момент, я уже третий час сидел и ждал Сигана. Мы прибыли поздно ночью, и я еще не совсем пришел в себя. Однако мой капитан уже рано утром развил бурную деятельность, вытащил меня из постели, усадил за столик, приказал есть завтрак и ждать его. Прошло уже три часа с момент этого события. Завтрак был съеден, я окончательно проснулся и подумывал сходить умыться и привести себя в порядок. Но этот псих мог вернуться в любой момент и закатить натуральный скандал на потеху присутствующим, словно сварливый муж. Он уже пару раз мне такое устроил. Слухи потом по островам поползли один невероятнее другого. Даже ставки делались, кто из нас в парочке ведущий. Я бесился, а пират жмурился от удовольствия, резонно замечая, что если я, как принц Лилиан был источником всевозможных слухов и пересудов, то пирата Лиана это точно не должно волновать. Я бурчал, но приходилось смириться, так как понять для чего он это делает, я не мог. Скорее всего, просто развлекался.

— Эй, молокосос, освободи место, — грубо и громко рявкнуло откуда-то сверху.

Я лениво поднял голову, по-моему, в этой таверне все прекрасно знали, кто я такой и не рисковали тревожить, но похоже, эта громадина не входила в круг просвященных.

Вокруг затихали разговоры, и множество любопытных глаз уставились в нашу сторону. Все любят зрелища.

Глава пятая. Мирейя

— Командир, — начальника стражи окликнул человек, стоящий на краю стены так, что любого охватывал страх, что еще чуть-чуть и он оттуда свалится вниз.

— Да, мой господин, — почтительно откликнулся седой воин, стоящий рядом с ним. Человек запретил обращаться к нему согласно его положению, и стража границ выбрала нейтральный вариант обращения.

— Чувствуете ветер?

— Боюсь, что нет, мой господин, — склонил голову страж. — Мало кто может чувствовать, что несет с собой дуновение ветра.

— К нам движутся большие перемены, — задумчиво отозвался тот, кого он назвал господином. Его короткие черные волосы растрепались, пока он стоял на стене, и пожилой воин почти с физической болью отметил седую прядь в этой густой шевелюре, а ведь его господину исполнилось всего двадцать два года.

Часть вторая. Прибрежные королевства

Глава восьмая. Ольгар Безумный

Когда я открыл глаза, то первое что увидел — это внимательный взгляд серо-зеленых глаз богини. Я улыбнулся ей:

— Тебе понравилось?

Она медленно и серьезно кивнула:

— Ты поразил меня, Ли. Хотя я и верила в тебя, но не думала, что вы сможете уйти без единой царапины, и ты применил Священный божественный огонь. Ты смог это сделать.

Я зевнул:

Глава девятая. Танцы Мигара

Кэртис с наслаждением вытянулся на постели в полный рост, даже не сняв сапог.

— Тьма всемогущая, как же я устал-то! Я и не думал, что найти гостиницу будет так сложно. Все просто напросто забито.

Лилиан аккуратно стащил с себя плащ и бросил его на спинку ближайшего стула:

— В городе праздник, чего ты хотел. Однако я не предполагал, что у тебя на руках такое количество золота.

Оборотень фыркнул:

Глава десятая. Турнир

Кэртис проснулся мгновенно, словно и не спал. Просто в какой то момент открыл глаза, впитывая в себя утро. Когда все в его теле и сознании доложило, что он в безопасности и есть еще время, то оборотень позволил краешку утренней истомы пробежать по всему телу.

Рядом, почти свернувшись клубком, спал жрец Лейлы. Оборотень усмехнулся, рассматривая лицо друга. В какой то момент поза Лиани напомнила ему, как он в свое время спал вместе с младшим братом. Эрик тоже предпочитал сворачиваться клубком, словно греясь. Только вот Ли редко спал в такой позе. Чаще всего Кэртис наблюдал, как юноша удобно устраивался на животе, желательно на краю постели, готовый в любой момент скатиться кубарем, подхватывая оружие.

Лилиан беспокойно шевельнулся, его лицо исказила почти болезненная гримаса. Оборотень вздохнул, протягивая руку — уже не в первый раз он будил жреца, после той истории с Пирисом. Наверное, стоило все-таки найти комнату хотя бы с раздельными постелями. Юношу беспокоило прошлое, не смотря на то, что он раз и навсегда разделался с ним. Этот шрам еще долго будет ныть, и мешать Лилиану, Кэртис готов был в этом поклясться. Проблема была в том, что это могло в какой-то момент очень сильно навредить жрецу.

— Лиани, — кончики пальцев коснулись обнаженного плеча.

Сапфировые глаза резко открылись, разглядывая друга.

Глава одиннадцатая. Мира

У неё были серые глаза, которые я запомнил на всю свою жизнь. Лицо позже стерлось из памяти, словно нарисованное на песке, цвет волос тоже потускнел, я только припоминал, что вроде они были темными. Но на самом деле остались только глаза. Глаза полные торжества и счастья в тот момент, когда моя стрела, с синим оперением, пронзила её сердце. Знала ли она, на какую боль причинила мне?

Удивительно, но даже Проклятие Чистой души не могло заглушить боль намного более острую и глубокую, от которой нет спасения. Мир, погрязший в крови и войне, где ты встречаешь такую чистоту — это нить надежды и ощущение, что в темноте есть огонек, который рано или поздно приведет тебя к свету, которого можно будет хотя бы коснуться.

Теплый, нагретый Солнцев, камень ступенек, ведущих к гостинице, в которой мы остановились с Кэртисом, приятно грел пальцы, и я прикрыл глаза, размышляя над полученной от хозяина гостиницы информацией.

Когда я вошел в гостиницу, отец Миры вышел ко мне, улыбаясь, словно я принес ему счастливую весть, а не тело его дочери.

До моего отупевшего сознания трудом доходило то, о чем он говорил мне.

Глава двенадцатая. Между Мигаром и Вайгалом

— Ты абсолютно уверен, что не желаешь посмотреть на висячие сады Карсона? — Кэртис с легким любопытством взирал на меня.

— Кэрт, — укоризненно покачал я головой. — Это уже третий город, который ты мне предлагаешь посетить. Я не намерен рисковать. Право победителя Мигара не распространяется на остальные города и все Прибрежные королевства. Я ни на мгновение не допускаю мысли, что Правитель Натан поступил недальновидно. Известие о моем явлении в королевствах уже есть на руках у всех правителей. Я как- никак разыскиваюсь как преступник и за мою голову назначена награда в этих землях и прибрежных водах. А у меня еще дело в Пустыне. Так, что мы с тобой спокойно объезжаем все города, пока не доберемся до Вайгала. Там пополним наши запасы и двинемся дальше.

— Почему именно Вайгал? — заинтересовался оборотень. — Рядом же есть Даммар. Он ближе к пустыне, чем Вайгал.

Я пожал плечами:

— Сам не знаю. Но нам нужно будет заехать в Вайгал. Это я чувствую.