Волшебник по вызову

Юморист

Сто эпох назад

 

Профессор Снейп ошибся.

Сто эпох назад на земле жили настоящие рыцари, принцы и принцессы. И они совершали великие подвиги, потому что тогда тоже шла война…

Тогда был свой Волдеморт. Поменялось только его имя — там его звали Некромант, или же Саурон. Эта переменная от времени не меняется, к сожалению.

И на том месте, где потом построят Хогвартс, было прекрасное озеро, окруженное дремучим лесом. Но древняя Шотландия — и даже древняя Англия — меня не интересует.

Мой рассказ пройдет гораздо восточнее, не на острове, а на материке. Правда, вы не узнаете материк — в то время он выглядел совсем иначе…

Но вам бы понравилось. И профессору Снейпу, надеюсь, тоже…

Материк был гораздо лесистее, гораздо чище. Было меньше городов и больше пустынных степей, рек, озер и равнин.

И государства там располагались совершенно незнакомые нам, современникам, от них не осталось ничего. Рохан, Гондор, Мордор, Хоббитания, Лотлориен, Казад–Дум… От них сохранились только легенды.

Мы не узнаем их на карте современной Европы.

Например, там, где сейчас течет великая река Дунай, в древности проходил могучий поток Андуин, и у порогов Андуина начнется наша история.

Полюбуйтесь гордым, полным сил, ревущим потоком Андуина! Его кристальной чистотой, его мощью — он не чета нынешнему Дунаю… Дикий Андуин укротили, сделав из тигра домашним котенком. А первозданный Андуин, король европейских рек, текущий среди суровых скалистых берегов — и несущий в себе обломки скал! — он был величественен и неприступен.

…На берегу Андуина мы увидим четверых воинов. И они будут столь же величавы, суровы и прекрасны, как сам Андуин.

Три воина стоят на берегу, обнажив головы; четвертый, со стрелой в груди, в полном облачении возлежит в траурной лодке, которую сейчас, после поминальной тризны, спустят на воду.

Рядом видна роща и полянка со следами недавней битвы; на полянке остались тела врагов, поверженных храбрым воином. Это тела орков в кольчугах, с луками в лапах, и их много. Куда больше, чем нужно для одного воина, и он действительно отражал их натиск один и погиб как герой.

Лицо умершего воина светло и спокойно.

Поминающие его товарищи достойны погибшего друга.

Старшина отряда, человек лет сорока в дорожном эльфийском плаще и с огромным мечом в руках, поет погребальную песнь.

Его черты напоминают лицо усопшего. Должно быть, они были соотечественники, родившиеся в одной стране.

Песню подхватывают товарищи: прекрасный и величавый лицом эльф и внушительный, суровый гном с боевым топором.

Человек, допев свою песню, замолкает.

Настает черед эльфа, и он поет свою песнь на эльфийском языке; слушайте ее! Песни эльфов не чета человеческим, такого вы больше не услышите. Неземной красоты и печали погребальная песня, подобных которым нет среди музыки людей, и она захватывает слушателей. Песня–колдовство, охраняющее тело павшего воина и помогающая его отлетающему духу успешно достичь своего пути — таковы эльфийские песни.

Мелодичным голосом эльф поет, провожая товарища в дальний путь. Возможно, они и встретятся на этом пути, потому что для эльфов границы жизни шире, чем для людей. Эльфы не знают смерти.

Наконец и эльф замолкает, и тогда вступает гном. Его выступление коротко и резко, и произнеся его на родном языке, гном переводит слова с гномьего на общесредьземельный.

— Слава Боромиру! Он был великим воином, и погиб как герой, как воин. Он погиб славной смертью, защищая наших товарищей хоббитов от похитителей орков, защищая их до последней капли крови. Он был нашим верным товарищем, и разделил с нами тяготы пути. Да будет путь его светел, а чертоги рая — готовыми к пиру!

— Слава Боромиру. Его меч служил нам верно. Его смерть — страшная потеря для отряда, — продолжает эльф. — Я знаю, что перед смертью Боромир выдержал самое трудное для себя сражение и победил. Он одолел соблазн и победил сам себя! Слава ему, ибо мы все могли быть на его месте. Что ж, в назначенный час и мы испытаем свое мужество. Да поможет нам Элберет быть достойными павшего Боромира!

— Боромир пытался отбить огромный отряд орков, которые пришли по душу наших хоббитов, — задумчиво говорит человек, начальник отряда. — Увы, мы подоспели слишком поздно. Орки похитили наших товарищей, и они подвергаются смертельной опасности. Будь моя воля, я пошел бы по горячему следу орков и отбил их, наших маленьких друзей. Что скажете вы?

— Орки, хвала Элберет, схватили не тех, — заметил эльф. — Они искали двух хоббитов и взяли двух хоббитов, но они ошиблись. Хранителя Кольца и его верного Сэма среди плененных хоббитов не было. Фродо и Сэм покинули нас по своей воле и пошли по своему пути! Моя душа рвется спасти уведенных орками, как и твоя, о Арагорн, но не долг ли нашего Отряда следовать в первую очередь за Фродо и Сэмом?

— Твои слова верны и благородны, о Леголас. Я тоже размышлял над этой дилеммой, ибо у нас есть два пути, и выбрать мы можем только один… Я вынес решение для себя, но я решил дать выбор и вам, о Леголас и Гимли! Какой путь вы изберете?

— Я сожалею о гибели Боромира и о пленении хоббитов. Их могут убить, пока мы решаем здесь, — сказал гном. — След Фродо и Сэма остыл, они сбежали от нас на лодке. Как их искать по реке?! Мы только потеряем время. Я за первый путь.

— Сердце говорит мне, что судьба Фродо и Сэма уже не в наших руках, — заметил эльф. — Я согласен с Гимли. Я выбираю преследование орков.

— И я рад за вас, — сказал Арагорн. — Я рад, что вы решили едино и что решение ваше совпало с моим. Будь моя воля, я проводил бы Фродо в Мордор и оставался с ним до конца, но я чувствую, что это ложный путь. Мне надлежит выбрать Минас Тирит, и я выбираю его!

— Тогда чего же мы ждем, о Арагорн? Посмотрим следы и начнем погоню немедленно! — крикнул гном.

— Мы и так потеряли слишком много времени.

— Боромир, Гендальф, хоббиты… Фродо, Сэм, Мери, Пиппин — мы потеряли за эту неделю слишком много и слишком быстро, — заключил глава отряда.

— Нам надо спешить. Пока отряд орков не присоединился к основному войску… Нас всего трое, с отрядом мы справимся лучше, чем с армией! — пошутил эльф.

— Друг мой Леголас, мы втроем справимся и армией, и с тремя армиями, если будет такова воля провидения, — сказал гном.

И они пустились в путь.

О благородные воины, мужественно готовые сразиться втроем против целого отряда!

Готовые идти день и ночь и принять неравный бой, чтобы спасти своих младших товарищей…

О Северус Снейп, если бы ты был здесь, скажи: разве не этих людей ты искал, не об этом ли времени мечтал? Как видишь, твоя мечта сбылась!