Тринадцатый час

Счастливая жизнь Ника Куинна разрушилась буквально в считаные мгновения. Возвратившись домой, он обнаружил свою жену, Джулию, зверски убитой. При этом Ника уже поджидали полицейские, которые немедленно произвели арест. Ведь на дорогом антикварном револьвере, из которого вылетела роковая пуля, были отпечатки его пальцев… Но в полицейском участке к Нику подошел странный незнакомец и сказал, что его жена на самом деле жива. Вернее, может быть жива… Он передал Нику золотые часы — непостижимый артефакт, с помощью которого по истечении каждого часа их владелец способен перенестись на два часа назад. Всего таких «скачков во времени» может быть лишь двенадцать, тринадцатого часа уже не будет. За это время Ник должен спасти свою жену. И себя…

От автора

Вы не ошиблись, перевернув следующую страницу и обнаружив там главу 12.

Главы этой книги идут в обратном порядке, и именно так следует их читать — по причинам, которые станут ясны по ходу действия.

Глава 12

28 июля, 21:22

Темноволосый мужчина придвинул лежавший на столе экзотический, сделанный на заказ «кольт-миротворец» из отполированной бронзы с золотой отделкой. Револьвер с выложенной драгоценными камнями рукояткой из слоновой кости не походил на любое иное оружие девятнадцатого века; шестизарядный «кольт», изготовленный в 1872 году, затерялся во времени и истории, оставшись лишь в ходивших среди коллекционеров мифах.

Как и на многих лучших образцах оружия того времени, рукоятку и ствол длиной в семь с половиной дюймов украшала замысловатая гравировка. Она выглядела уникальной — тщательно выведенные изящным почерком религиозные тексты из Библии, Корана и Торы: «Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель»

[1]

; «Всех вас соберут воедино в аду»; «Неси же гнев с собой»; «И будет тьма, осязаемая тьма»

[2]

; «Сражайся за Господне дело лишь с тем, кто борется с тобой».

[3]

Цитаты написаны по-английски, по-латыни и по-арабски, словно револьвер являлся оружием Господа, предназначенным для того, чтобы поразить грешника.

Изготовленный для Мурада V, тридцать седьмого султана Османской империи, револьвер предположительно исчез в 1876 году, когда его свергли после того, как он сошел с ума всего лишь после девяноста трех дней правления.

— Курок с самовзводом, — произнес сидевший за столом, взяв оружие рукой в перчатке. — Таких много не встретишь. Я бы даже осмелился утверждать, что он единственный в своем роде.