Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 9

 

Седов приладил кастет и, приоткрыв дверцу, ждал, что будет дальше. Две темные фигуры выскользнули из переднего глайдера и направились к такси, сзади подходили еще двое.

— Начинаем по моей команде, — тихо сказал Юрген.

Невнятные звуки с левого сиденья заставили Седова посмотреть на водителя. Коротышка, пытаясь выдавить что-нибудь, кроме мычания, из пересохшего горла, тыкал битой в треснувшее ветровое стекло. Седов взглянул вперед. Нечто огромное и черное вставало над дорогой, гася россыпи звезд. Вспыхнувший ослепительный луч вырвал из темноты зависшие над дорогой глайдеры, и в отраженном свете Седов увидел поднимавшийся из-за перевала малый абордажный корабль класса «Вампир». Один из глайдеров скользнул в сторону, пытаясь вырваться из луча, и ударил по источнику света из пулеметов. В ответ рявкнула спаренная носовая пушка «Вампира», на месте глайдера вспух багровый шар, взрывная волна подняла листья и песок с обочины, обломки застучали по шоссе, по крыше такси. Крупный осколок, как бритвой, располосовал одного из приближавшихся к такси клонов от правой ключицы к левому бедру. Тело странно раздвоилось. Фонтан крови ударил из перерубленных артерий, но быстро иссяк. Клон несколько секунд продолжал стоять, делая бессмысленные движения руками, потом колени его подогнулись, и он мягко осел на темный асфальт.

Нападавшие одновременно отступили, и глайдеры, подобрав их, ушли в сторону города.

— Молодец, сынок, вовремя подоспел, — пробормотал Юрген. — Ну, чего ждем? «Вампир» здесь не сядет, пошли на перевал.

— А я куда, а машина моя, — загундосил водитель такси.

Скарсгартен вытащил из кармана пачку банкнот, отсчитал несколько бумажек, но потом, взглянув на разбитую машину, отдал ему всю пачку.

— На, не плачь только. На новую хватит? Олег, что ты там нашел?

— Пойдите-ка на минутку, полковник, — попросил сидевший на корточках возле обезглавленного тела Судаков.

Скарсгартен подошел к нему и тоже присел.

Водитель, ругаясь, ходил вокруг машины.

Седов вытащил из багажника сумки. Азарт несостоявшейся схватки постепенно уступал место усталости. Так всегда бывает после нервного напряжения — Сергей знал это очень хорошо. Ночная сырость пробралась под рубашку, и по телу пробежал озноб. Он посмотрел в сторону города, притаившегося в долине. Россыпь огней отелей и гостиниц по краю залива и редкие светлячки окон в остальной части города. Интересно, что Ингрид наплела Мендозе? Впрочем, судя по тому, какие силы были задействованы, ее обман не сработал.

Приладив звуковую гарнитуру, Седов пристегнул бандаж и несколько раз глубоко вздохнул. Вот сейчас и проверим, в какой ты форме, курьер.

Рев двигателей усилился. Сергей приоткрыл рот, чтобы ослабить давление на барабанные перепонки. «Вампиры» никогда не отличались хорошей звукоизоляцией, и при старте с атмосферных тел можно было запросто оглохнуть. Предполагалось, что десант всегда будет в наглухо закрытых шлемах, так что эта проблема создателей корабля не заботила. Навалилась тяжесть, кресло противно заскрипело. Седов почувствовал, как поползли вниз мышцы лица, не выдерживая перегрузки. Отвык, отвык, бродяга, постарел, вертелось в голове. Прав Юрген, я просто упертый баран.

Седов покосился на Скарсгартена. Тот сидел, прикрыв глаза и выпятив челюсть. Судаков, примостившийся напротив, казалось, вообще, заснул.

Возникший в наушниках голос Шерстнева заставил Сергея поморщиться:

— Полковник, у нас эскорт. Два корабля стартуют с планеты и еще два ждут на орбите.

— Почему ты решил, что это за нами, — тяжело выговаривая слова, спросил Юрген.

Те, что взлетают, идут с таким расчетом, чтобы выйти нам в хвост, а два других сошли с орбиты, когда определился наш курс, и заходят наперехват.

— Что за корабли?

— Пока не идентифицировал, но, судя по отметкам, не меньше «Вампира». Ага. Тип «Симба», полковник.

— Понял. Сможем уйти в подпространство до того, как нас достанут?

Шерстнев помолчал, видно, рассчитывая маневр.

— Сможем, если начнем разгоняться сейчас, — наконец сказал он.

— А пассажир выдержит? — приоткрыв глаза, лениво поинтересовался Судаков.

— Заткнись, — рявкнул Скарсгартен. — Сергей, ты как?

— Все будет в порядке, — напрягая глотку, заорал Седов. — Я летал на «Вампирах», еще когда его мамаша совершила глупость, решившись рожать, — с трудом приподняв руку, он ткнул пальцем в Судакова.

Тот кивнул, соглашаясь и, прикрыв микрофон ладонью, сказал что-то неслышное за ревом двигателей. «Так это когда было», прочитал по его губам Седов.

— Кирилл, — позвал Скарсгартен, — помощь нужна?

— Если бы кто-нибудь сел за орудия, было бы неплохо. Мне будет не до того.

Юрген стал отстегивать ремни, но Судаков жестом остановил его:

— Я пойду.

— Давай, ковбой.

Гладкая и прохладная поверхность приятно холодила лицо Ингрид, но было что-то неправильное в том положении, в котором она находилась. С трудом разлепив веки, она сообразила, что полулежит в кресле за своим столом, упираясь лицом в его полированную поверхность. «Заснула я, что ли?» — подумала Ингрид. Мысли были какие-то вялые, ускользающие. Из полуоткрытого рта натекла слюна, и под щекой было мокро. Поморщившись, Ингрид попробовала приподнять голову, и перед глазами все пошло кругом. Упираясь ладонями в край стола, она все-таки выпрямилась в кресле. Поднесла руку к шее, на пальцах была спекшаяся кровь. Ингрид вспомнила, что произошло, приподнялась в кресле и увидела на полу два тела. Придерживаясь руками за стол, она обогнула его и подошла поближе. Один из тех близнецов, что пришли с Мендозой, лежал на спине, неестественно вывернув голову. Чуть дальше, прильнув лицом к ковру и широко раскинув руки, лежал Йорк. Ингрид сделала два нетвердых шага и рухнула на колени рядом с ним.

— Том! — позвала она, тряхнув его за плечо.

Затем приложила пальцы к шее ассистента. Пульса не было. Только сейчас Ингрид заметила на футболке Йорка темное пятно, провела по нему пальцами, поднесла их к лицу. Комната опять закружилась, и она мягко повалилась на пол.

Ингрид чувствовала такую опустошенность, что ей хотелось просто лежать на полу, бездумно глядя в потолок. Зачем? Зачем что-то делать, суетиться? Все равно центр теперь находился под контролем «Биотех», скоро Мендоза вернет Седова, вылущит из него анимата, а ее выбросят, как ненужную тряпку. Это если не подадут на нее в суд. Ну и черт с ним. А я буду лежать и отдыхать. Вот только Томаса жалко…

И словно прорвало плотину. Ингрид зарыдала, давясь и всхлипывая. Слезы смыли безразличие, пришла злость. Злость на Мендозу, на его клонов, на саму себя, что сдалась вот так, почти без боя. Кое-как добравшись до стола, Ингрид выдвинула пульт управления, вложила свою кодовую карту и набрала пароль. Ну, мы еще посмотрим! — вертелось в голове. Эксперимент в чистом виде! С непредсказуемыми последствиями… Простите, Седов, но иначе шансов у вас не будет вовсе. Ингрид представила, как на крыше Центра разворачивается антенна дальней связи, и нажала клавишу ввода.