Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 6

 

Сознание возвращалось медленно, свет проникал под веки красноватым туманом. Тело было невесомым, по коже бежал легкий озноб. Рядом кто-то тихо разговаривал.

— Скоро должен проснуться, — сказал приятный женский голос.

«Конечно, дорогая, сейчас проснусь», — мысленно согласился Седов. Было просто неприлично спать в присутствии обладательницы такого голоса. Однако кто бы это мог быть?

— Как вы думаете, получилось? — спросил незнакомый мужчина.

«Это еще кто? — удивился Седов. — Или мы любовь втроем устроили? У меня, кажется, получилось, а вот у тебя… Аи да я! Ну что за парень. Вспомнить бы еще, кто третий».

— Веки дрогнули, — сказала женщина. — Сегодня должен был зайти этот кретин из «Биотех». Мне бы не хотелось, чтобы он нас здесь застал.

Седова потрясли за плечо. Все сразу встало на свои места. Он нехотя приоткрыл глаза.

— Я ничего не пропустил? — спросил он, щурясь от света.

— Ничего существенного, — мягко улыбнулась Ингрид, — за исключением того, что уже наступил вечер.

Она была какая-то успокоенная, умиротворенная. Как человек, переложивший свои заботы на плечи другого. Или как женщина после любви. Уставшая, но почти счастливая.

Седов огляделся. Он лежал на настиле, в пустом бассейне, укрытый простыней. Приподнявшись на локтях, Сергей потряс головой. Вроде бы все в порядке.

— Я так понимаю, что задерживаться мне не стоит, — сказал он, спустив с настила ноги, — кретин из «Биотех» — это тот почтенный господин из ресторана, которому вы пожелали побыстрее …э… сложить…

— Склеить ласты. Да, вы правы. Здесь может появиться представитель «Биотехнолоджи инкорпорейтед». В общем, Томас поможет вам одеться, а я провожу к выходу. Одевайтесь, я жду за дверью.

— А вы не хотите помочь, Ингрид?

— Раскатал… хм… в следующий раз. Может быть, как-нибудь. Догоняйте, Сергей.

Она резко повернулась и пошла к выходу, вызывающе покачивая обтянутыми белым халатом бедрами.

— Может быть, как-нибудь… — повторил Седов, — какая женщина, а, Том?

— Потрясающая, — хмуро подтвердил Йорк.

Они опять шли пустыми коридорами мимо темных дверей. На этот раз Ингрид болтала без умолку. В кабинете она вручила Седову карту-ключ от ее дома в пригороде Эдинбурга, заставила запомнить код и что-то говорила, говорила, не умолкая ни на секунду. Ингрид позволила Седову только один вопрос: вызов спецкурьера шел через медицинский центр или по ее личному коммуникатору? Конечно, по личному. Она смотрит детективы и знает, как надо заметать следы. Седов подумал, что хорошо бы, если это было так. Он, как и в баре, отключился от части услышанного, однако суть не упускал.

— …у меня ощущение, что за этим стоит кто-то другой, согласитесь: перекупить разработку Бостонского университета не так-то просто. Я уж не говорю о том, какие деньги нужны. «Биотех», конечно, известная компания, однако до сих пор ее интересы ограничивались поставками отдельных органов. Когда они решили продолжить работы О'Брайана по проекту «эволют», я долго не могла в это поверить. Они предложили мне продолжить работу на Илиане, и я согласилась. У них, помимо исследовательских институтов на Земле, есть несколько центров на планетах, подконтрольных членам Лиги. Не знаю, как обстоят дела в других институтах, но вот, пожалуйста: моих работников увольняют, меня переводят, уж не помню куда. Полный бардак!!!

— На выходе могут быть осложнения? — перебил ее Седов.

— Ох, не хотелось бы. Охрана должна предупредить меня — там еще работают наши люди. Здесь, знаете, не очень любят проверяющих из центрального офиса. А теперь, к тому же, многим придется искать работу.

— Ладно, не будем гадать.

Охранник у лифта пропустил их без звука.

Ингрид сжимала кулачки — она заметно нервничала. Седов внешне был спокоен, однако чувство опасности, зашевелившееся под ложечкой, заставляло быть настороже. Черт его знает, какими средствами можно обнаружить то, что он везет. Может, просветят рентгеном или еще чем, возьмут под белы руки и скажут: вы арестованы за попытку кражи ценного имущества фирмы. «Экспресс деливери» тут же открестится от такого сотрудника и что тогда?

У выхода из лифта ждал первый сюрприз.

— Госпожа Мартенс, ранняя пташка, — навстречу им шел, с распростертыми объятиями, благообразный господин с импозантной седой шевелюрой, — Да вы просто днюете и ночуете здесь!

— А вы, видно, вообще не ложились, господин Мендоза, — игриво ответила Ингрид.

Господин аж руками замахал. Что вы, мол, что вы! В мои-то годы.

— Я вот гостю Центр показываю! — Ингрид, с преувеличенным энтузиазмом взмахнула рукой и слегка пошатнулась, — ой… прошу прощения. По словам моего гостя, впечатлен, — она взяла под руку Седова.

— Весь день впечатлялись, — с пьяной бравадой подтвердил Седов.

— Ну и как вам здесь? — Мендоза тоже взял Седова под руку.

Но тот уже вошел в роль.

— Изумительно, просто изюми… изумительно, — Седов прихватил Мендозу под локоть и, пошатываясь, повел к выходу, — потрясает и в ширину, и в глыбину! А что особенно потрясает, так это радушие радушников …ээ… приемщиков …ну вы поняли, о чем я, — и он игриво ткнул Мендозу в бок.

Тот отнекивался: и годы не те, и давно женат.

У выхода охранник недоуменно воззрился на подвыпивших спецкурьера и научного руководителя центра. На улице Мендоза великодушно предложил подвести Седова на лимузине, но Сергей, увидев двух охранников и шофера, сказал, что любит гулять под ночным дождем. Мендоза тактично отозвал своих людей.

— Сергей, это за вами, за ним, — Ингрид, нежно улыбаясь, ткнула его пальчиком в грудь. — Вам надо быстрее улетать отсюда.

— Я узнавал, — сказал он, взяв ее за плечи, и склоняясь к лицу, — рейс послезавтра.

От нее исходил тонкий аромат духов.

— Это плохо. Они могут попытаться помешать вам.

— Кто этот человек?

— Вице-президент компании. Должность явно дутая. Я слышала, что большинство конфликтов с конкурентами или сотрудниками улаживает именно он. — Ингрид мягко высвободилась из объятий Седова, — не увлекайтесь так, для первого свидания достаточно.

— А будет второе?

— Будет. Не забывайте — я в нем тоже заинтересована.

— Да, но только интересы у нас, похоже, не совпадают.

— Кто знает. Я буду на Земле через четыре-пять дней, — она быстро поцеловала его в щеку и повернулась к Мендозе и его спутникам, — итак, господа, что вас интересует?

— Все!!!