Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 45

 

Солнце пробивало кабинет насквозь, заставляя Делануа щуриться и прикрывать лицо ладонью. Сейчас он был, как никогда, похож на старого пса — щеки обвисли еще больше, глаза почти скрылись под припухшими веками, и даже седой ежик волос будто вылинял и казался свалявшейся шерстью. Делануа был растерян, как пес, потерявший хозяина, на него никто не обращал внимания, хотя кабинет был полон людей.

В огороженном углу колдовали эксперты, прибывшие из Сент-Джонса, Уотерс ругался с представителем местной полиции, следователь, проверяя по экрану компьютера, как идет запись ответов на его вопросы, делал пометки, направляя беседу в нужное русло. Он был несколько смущен — допрашивать свидетелей, имеющих такой вес в обществе, ему еще не приходилось.

Ингрид Мартенс вызвалась провести специалистов из Совета Безопасности, прибывших полчаса назад, по лабораториям комплекса, а Делануа оказался никому не нужен. Что ж, Уотерс получил доказательства, которые теперь не пригодятся, Мартенс получила моральное удовлетворение, местная полиция — головную боль, а Делануа? Выходило, что ничего.

Старший из группы Совета Безопасности кивнул ему, узнав, но посмотрел, как смотрят на бывшего приятеля, скатившегося на самое дно, — с жалостью едва маскирующей презрение. Ничего, господа. Вы еще придете к старому Делануа, и тогда поглядим, кто на кого будет смотреть с презрением.

К нему подсел Уотерс, вытирая платком побагровевшее лицо.

— Ни черта не хочет слушать, — прошипел он, кивнув в сторону начальника полиции Сент-Джонса. — «Никаких арестов, никакого ограничения контактов», — передразнил Уотерс, — через час здесь будет стая адвокатов и табун журналистов, а еще через два часа их всех отпустят под залог. Я передал ему вашу просьбу о принудительном ментоскопировании, так он посмотрел на меня, как на больного. К черту… слушайте, Делануа, я видел, что вы прихватили с собой фляжку.

— Там водка, — Делануа полез в карман.

— Очень хорошо.

Уотерс, ни на кого не обращая внимания, сделал пару глотков, Делануа тоже приложился, завернул крышку и спрятал флягу в карман.

— Хотите знать, что будет дальше? — спросил он.

— Мне все равно. Мы сделали свое дело, а кроме того утерли нос этой банде бездельников, — Уотерс показал глазами на людей из Совета Безопасности.

— Вы думаете, клонирование прекратится?

— Нет, конечно. Однако сократится существенно. Такие возможности и средства, что были в распоряжении Бриджеса, мало у кого имеются.

— Найдется другая фирма, другие люди, а средства не проблема. Прежде всего, надо понять: кому и для чего это было надо. Тогда и цель будет видна отчетливо.

— Кому нужны клоны? Это не вопрос. Во-первых — у Лиги много противников. Во-вторых — доморощенные идиоты: радикалисты-ученые, которым любые запреты поперек горла; дельцы, устраивающие подпольные поединки между искусственно выведенными мутантами; любители сексуальных экспериментов, но все это мелочь. Основная забота там, в космосе. Два миллиарда землян, которых настраивают против Земли, которым с рождения вдалбливают, что они живут плохо потому, что на Земле живут хорошо. Вот кому нужны боевики, способные взорвать сами себя вместе с сотнями невинных жертв. Обычного человека надо зачать, вырастить, воспитать, промыть мозги, а клон послушен, как робот, вырастить его можно за считанные дни. Загнал в голову чип с нужной программой и вот тебе готовый смертник. Если бы не наше правительство… — Уотерс скривился, — ладно, что говорить.

— А вам не приходило в голову, что клоны лучшие солдаты, чем люди? Ускоренная реакция, увеличенная мышечная масса. Без страха, без сомнений, никогда не оспорят приказ, каким бы абсурдным или преступным он ни был. Существа с заданными свойствами: пилоты, пехотинцы, разведчики. А управлять ими можно, находясь за сотни, а то и тысячи километров от района боевых действий. Это же мечта любого генерала.

— Вы рассуждаете, как дилетант, Делануа. Что прикажете, за каждым солдатом сажать оператора, который будет за него думать? А в бою приходится думать, причем довольно часто, и решения принимать мгновенно, основываясь на тысяче факторов.

— Вот, — оживился Делануа, — вот именно! Думать! А если появится существо, которое будет думать и обладать сверхчеловеческими свойствами? И подчиняться приказам, и не знать ни страха, ни сомнений. А подчиняться эти существа будут одному человеку. Я уж не говорю о том, что получится, если они задумаются: а зачем подчиняться? Это лишь один аспект проблемы.

— Что-то я вас не пойму, — нахмурился Уотерс, — я не любитель теоретизировать. Мы сделали все, как надо, мы остановили Бриджеса. Появится кто-то еще — остановим и его. Не надо уподобляться умной Эльзе из старой сказки, Делануа. Возникнет проблема — будем ее решать.

Делануа потер ладонями лицо. Да, они сделали, как надо.

«Скайтинг» доставил их на Ньюфаундленд за сорок минут. Уотерс почти все время просидел в кабине пилотов, отдавая распоряжения о подготовке операции. В салоне коммодор появился лишь, когда пошли на снижение. Сейчас Уотерс выглядел собранным, изменился и его тон — теперь он отдавал приказы, в том числе и Делануа и Ингрид Мартенс.

— Держитесь в стороне, — резко сказал он. — Вряд ли охрана окажет сопротивление вооруженным силам, но мало ли что… Делануа, там могут быть клоны?

— Не думаю, — Ингрид опередила с ответом сыщика, — Бриджес не такой дурак, чтобы проводить клонирование человека на Земле. Насколько я знаю, в комплексе на Ньюфаундленде есть солидный банк генетического материала, но он предназначен только для производства донорских органов.

— А демонстрация, которую Тауберг устроил Седову, — напомнил Делануа.

— Я уверена, что останки того клона уже уничтожены, — сказала Ингрид.

— О чем речь? — поинтересовался Уотерс.

Делануа рассказал ему о звонке Тауберга и добавил, что собранные им сведения о начальнике аналитического отдела «Биотеха» крайне скудны, но, судя по его действиям, он человек серьезный и с отличной подготовкой.

— Будем иметь в виду, — сказал Уотерс.

Командир подразделения морской пехоты из североамериканского сектора доложил Уотерсу о готовности, как только они вышли из «Скайтинга». Холодный ветер пронизывал насквозь, хотя погода была ясная. Слева гремело море, серое, с белой пеной на гребнях волн, впереди, в нескольких милях, сверкала под солнцем пирамида комплекса «Биотех».

— Бриджес на верхнем этаже, — сообщил Уотерс, — с ним мужчина и женщина.

— Откуда вы знаете? — насторожился Делануа.

— Здание просканировали с орбиты.

— Идиоты, — процедил Делануа.

— Не понял!

— Все, коммодор, считайте, что вы опоздали.

— Ну, это мы посмотрим, — Уотерс смерил Делануа свирепым взглядом. — Начинайте, майор.

Бронированный глайдер свечой ушел в небо и оттуда, с высоты полутора километров на крышу пирамиды в затяжном прыжке устремилась пятерка морпехов. Ранцевые гравитаторы сработали в нескольких метрах от поверхности, но издалека могло показаться, что люди разбились в лепешку.

— По машинам! — скомандовал Уотерс.

Делануа помог подняться в танцующую над землей машину Ингрид, забрался сам, и глайдеры устремились к комплексу.

На мгновение крышу заволокло пылью — направленным взрывом десантники вышибли дверь. Когда Делануа выскочил из глайдера, ветер уже унес пыль к морю и в пролом один за другим ныряли фигуры в легкой броне.

В приемной, перед кабинетом директора лежали лицом вниз охранники компании. Дверь в кабинет была распахнута. Ингрид Мартенс обогнала Делануа, вбежала первой и застыла на месте, глядя куда-то вниз и в сторону.

— Врача, — услышал Делануа голос Тауберга, — скорее врача!

Склонившись над обмякшей в кресле миссис Бриджес, Тауберг повернул к Делануа испачканное кровью лицо. Уотерс, стоявший над телом в углу кабинета, досадливо повел плечом. Делануа подошел к нему.

Спенсер Бриджес лежал на полу ничком, прижавшись головой к светло-серому ворсистому ковру. В воздухе плавал запах сгоревшего трипирита. Ковер вокруг головы президента компании «Биотехнолоджи инкорпорейтед» быстро пропитывался кровью.

Мельком отметив зажатый в руке Бриджеса «стенмэн», Делануа присел на корточки и осмотрел тело. Пожалуй, к лучшему, что Бриджес лежал, прижавшись головой к ковру — сегментная пуля, выпущенная в правый висок, снесла ему левую сторону черепа вместе с половиной лица.

— Какой врач, — проворчал Делануа, — тут даже патологоанатом не нужен.

— Ничего не трогать, — распорядился Уотерс, — майор, вызовите полицию.

— Кстати, — сказал Тауберг, — там на пистолете будут мои пальчики, поскольку это мой пистолет. И пальчики Седова тоже. Он имел с нами беседу незадолго до этого печального инцидента.

— Это вы расскажете следователю. Что с ней? — спросил Уотерс.

— Обморок. Когда мистер Бриджес решил покончить с собой, мы пытались ему помешать.

Делануа взглянул на миссис Бриджес. Ее лицо и платье были залиты кровью, которую Тауберг пытался вытереть носовым платком. Веки миссис Тауберг чуть-чуть подрагивали.

Следователь поднялся из-за стола.

— Попрошу вас не покидать Ньюфаундленд без разрешения, — сказал он, обращаясь к Таубергу и миссис Бриджес, вы можете понадобиться следствию. В Сент-Джонсе есть несколько приличных гостиниц.

— Нельзя ли хотя бы сегодня не тревожить миссис Бриджес, — попросил Тауберг. — После того? что она перенесла, ей понадобится время, чтобы придти в себя.

— Мы постараемся понапрасну ее не беспокоить, — пообещал следователь.

Тауберг помог Джиллиан подняться, взял под руку и повел к двери.

Делануа проводил их скептическим взглядом.

— Грядут перестановки в руководстве «Биотеха», — с едва заметной усмешкой сказал он, — но безутешная вдова, конечно, не позволит перехватить у себя бразды правления.

— Это меня уже не касается, — сказал Уотерс.

— Коммодор, вы подбросите меня до Квебека? — спросил Делануа.

— Я распоряжусь доставить вас домой — вы нам здорово помогли.

У выхода из кабинета они почти столкнулись с Ингрид Мартенс. Она держалась вполне уверенно, хотя и была бледна.

— В лабораториях ничего, — сказала она, — ни анимата, ни останков клона.

— Как и следовало ожидать — они успели уничтожить следы. Сколько у них научных комплексов на Земле? — спросил Делануа.

— Не меньше десятка.

— Совет Безопасности, конечно, будет их проверять, но вас вряд ли допустят к следствию. «Эволют» не относится к сфере интересов СБ.

— Теперь мне все равно, — Ингрид заглянула в кабинет, покачала головой и отвернулась, — я даже ничего не чувствую. Я уже не знаю, во что верить и как жить. Я ничего не знаю. Если это О'Брайан, то мне и это безразлично.

— Если это Сайрус О'Брайан, то безразлично и мне, — задумчиво сказал Делануа.

Нет, никто не хочет его услышать, никто не хочет заглянуть чуть дальше. Разве что Седов…