Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 43

 

Силовое поле противометеоритных куполов базы искрилось в лучах солнца, будто купола были сделаны изо льда. Уж на что коммодор Уотерс был равнодушен к художественным изыскам природы, но и он, отключив фильтры, затенявшие кабинет в ночное время, залюбовался радужным сиянием. Луна была однообразна, скучна и пустынна, но здесь, в расположении особой разведывательной бригады Седьмого флота Лиги, ангары и казармы были подняты на поверхность, что обеспечивало минимальное время развертывания.

Сегодня Уотерс ночевал в кабинете — он прилетел от вице-адмирала Серебрякова в третьем часу ночи, и не было смысла спускаться в офицерскую гостиницу. Коммодор прикорнул на диване в собственном кабинете, однако сон был рваный, неспокойный.

После того, как полковник Скарсгартен доложил, что захват «роддома» на Илиане проведен успешно, и он ведет допрос задержанных, Уотерс сообщил о ходе операции вице-адмиралу. Тот немедленно вызвал его к себе. Коммодор распорядился перевести связь на кабинет Серебрякова, вызвал дежурный бот и через полчаса уже входил в ставку командующего флотом.

Серебряков был немолод — до выхода в отставку ему оставалось три года. Большинство высших офицеров в подобных обстоятельствах предпочитали спокойно дослуживать до пенсии, не искушая судьбу сомнительными боевыми операциями. Сомнительными, с точки зрения политиков, дипломатов и, естественно, Совета Безопасности, который имел возможность наложить вето на любую акцию, если имело место превышение полномочий объединенных вооруженный сил Лиги. Полномочия определял все тот же СБ. Масштабных боевых действий не было со времени инцидента на Китеже — одной из отдаленных планет, находящейся под протекторатом России. Да и тот давний спор между Эригабо — «свободной планетой», претендовавшей на роль лидера в Конференции Стран Востока, и Россией, закончился, не успев начаться. Седьмой флот еще не привел корабли в готовность по «синему коду», означавшему возможный конфликт с потенциальным противником в космосе, а Россия уже выразила благодарность за решение помочь и сообщила, что колония Китеж успешно отразила неспровоцированное нападение. Потеряв весь десант, высаженный на планету, два эсминца, корвет и три десантных корабля, Эригабо успокоилась надолго — людские и материальные потери оказались невосполнимыми, правящая монархия Ниобе была свергнута, а Конференция Стран Востока, испытавшая потрясение после поражения одной из самых боеспособных своих составляющих, перешла от требований по оказанию немедленной помощи к униженным просьбам об оной.

Пятнадцать лет относительного спокойствия не отразились на боеготовности объединенных вооруженных сил Лиги. Регулярно проводились учения по отражению как угрозы, исходящей от «заклятых друзей» из конференции «Восток», так и гипотетической агрессии со стороны неизвестного противника. Однако учения — учениями, но без настоящих боевых действий проверить боеготовность соединений не представлялось возможным. Разведка флота имела преимущество — численность радикальных группировок, получавших подпитку ресурсами и людьми от «свободных планет» не уменьшалась, а увеличивалась, несмотря на усилия Совета Безопасности. Вице-адмирал Серебряков дал негласное «добро» на проведение превентивных точечных акций. Уничтожение баз боевиков, устранение наиболее одиозных руководителей группировок, диверсии на добывающих станциях малых планет позволяли разведке находиться в тонусе. Однако на сей раз, дело обстояло иначе.

Компания «Биотехнолоджи инкорпорейтед» была слишком тесно связана с законодательными органами Лиги, ее интересы лоббировали в сенате несколько видных политиков. Любая акция, направленная против компании, не подкрепленная существенными доказательствами, непременно вызвала бы крупный скандал. Конечно, обход закона об ограничении клонирования мог дорого обойтись Бриджесу, но это надо было еще доказать.

Серебряков пил крепкий чай с лимоном, рядом стояла початая бутылка коньяка. Он прервал доклад Уотерса и махнул рукой в сторону кресла у столика, за которым сидел.

— Обойдемся без формальностей, старина.

Вице-адмирал был массивен, всегда спокоен и несколько угрюм. Его лысый череп без единого намека на волосы лоснился от пота, хотя в кабинете было прохладно.

— Чаю?

— Лучше кофе, — ответил Уотерс, присаживаясь.

Серебряков отдал распоряжение адъютанту.

— Какие новости?

— На фабрике обнаружили двух заложников. Подростки пятнадцати и четырнадцати лет, парень и девчонка. Парень — сын курьера, которого Скарсгартен вывез с планеты.

— Любопытно, — протянул Серебряков, — а что «Биотех» хочет от этого курьера?

— Могу только догадываться. Видимо, он вывез с планеты что-то слишком важное для компании. Бриджес, несмотря на свой респектабельный имидж, такими средствами, как шантаж, пользуется безо всякого стеснения, но, не пойман — не вор.

— Н-да… однако, нам эта информация вряд ли поможет. Во что вы меня втравили, Лесли? — спросил адмирал, хмуро глядя на Уотерса.

— Сэр?

— Только что с поста перехвата «Тритона» сообщили, что заблокировали передачу с Илианы. Некто Мендоза открытым текстом сообщает неизвестному абоненту об осложнениях, вызванных незаконными действиями разведки флота Лиги. Капитан Маккаби докладывает, что, пока «Тритон» на орбите Илианы, передача на ретрансляторы не попадет, но стоит ему уйти в подпространство — а, если мы хотим опередить возможные ответные действия «Биотеха», это сделать придется — Бриджес будет оповещен.

— Полковник Скарсгартен…

— Кто-то сумел послать предупреждение по местному каналу, — Серебряков повысил голос, — а теперь что прикажете? Захватить город и прошерстить в поисках этого Мендозы? Я проверил. Он является вице-президентом «Биотеха» и находится на Илиане легально — там у компании исследовательский центр, в котором ничего противозаконного не происходит. Если мы арестуем этого человека без каких-либо оснований, представляете, какой шум поднимется?

— Мы всегда сможем извиниться, — пробормотал Уотерс.

— Это так, если бы дело ограничилось только арестом Мендозы, но высадка вооруженных сил Лиги на неподконтрольной планете… Средства массовой информации сожрут меня с погонами и фуражкой и не подавятся. Я, конечно, вас прикрою, но меня просто «уйдут в отставку», и вы останетесь один.

Адъютант принес кофе, Серебряков выпроводил его из кабинета и взялся за бутылку коньяка. Налив в две пузатые рюмки на самое донышко, он передал одну Уотерсу.

— Нам не хватит людей для десанта, даже если мы задействуем команду «Тритона», — сказал Уотерс.

Адмирал выпил коньяк, закусил лимоном и подвинул блюдце с тонко нарезанными ломтиками коммодору.

— В том секторе две роты штурмового полка проводили отработку высадки на астероиды. Я перенаправил их к Илиане. Через четыре часа они будут на месте. Лесли, насколько вы настроены довести дело до конца?

— Уволить меня не уволят, — размышляя, проговорил Уотерс, — направят с понижением в должности в какую-нибудь дыру. Ничего, Владимир Дмитриевич, переживу.

— То, что я и хотел услышать. Ладно, коммодор, будем надеяться, что Скарсгартен успеет добыть доказательства до того, как мы э-э… «произведем оккупацию независимой территории». Что вы усмехаетесь? Именно это завтра будут кричать на всех информационных каналах. Эта демократия… нет, ей-богу, я иной раз жалею, что не остался служить во флоте империи.

Земля висела над горизонтом елочным шаром. Голубой и зеленый цвет скрадывался космической пустотой и расстоянием, однако и отсюда она была похожа на переливчатую жемчужину, невесть кем заброшенную в просторы космоса. Еще двести лет назад никто бы и не предположил, что людям станет тесно на родной планете, что придется разделить население Земли ради того, чтобы сохранить человечество, пока оно не уничтожило себя, да и всю планету, в бессмысленных конфликтах. Однако теперь надо думать, как защитить то, что до сих пор ассоциировалось у большинства землян с родным домом. И от кого? От самих же землян! Религиозная и этническая нетерпимость раскололи людей. Хорошо еще, что это случилось, когда конфликт можно было вывести за пределы Земли, а если бы это произошло раньше? В двадцатом или двадцать первом веке?

Уотерс усмехнулся. Ходил бы он сейчас, одетый в шкуру какого-нибудь медведя с дубиной на плече, и командовал, в лучшем случае, группой охотников. А небо было бы так же недостижимо, как и в те времена, когда предки человека только начали свой путь от обезьяны к человеку разумному. Похоже, они сбились с пути в самом начале, проскочили, не заметив в тумане, нужный перекресток. Не получилось человека разумного, получился человек беспечный, а скорее — безумный. Homo cerritus вместо Homo sapiens…

Вызов дежурного офицера оторвал Уотерса от неприятных мыслей. Он подошел к столу:

— В чем дело?

— Сэр, вызов с Земли. Миссис Скарсгартен. Говорит — срочное сообщение.

— Соедините, — Уотерс вздохнул.

Что могло быть срочного у Кристины? Наверняка надоедливая женская ревность: где там мой благоверный?

— Привет, Лэс, — Кристина Скарсгартен выглядела заспанной и недовольной. Она сидела в кресле перед окном в сад, а за ее спиной, сквозь стекло, были видны размытые рассветом силуэты яблонь.

— Привет, Кристи. Юрген в порядке. Его группа сейчас отдыхает, — соврал Уотерс не моргнув глазом и даже зевнул, небрежно прикрыв рот ладонью, — да и я спал.

— Пусть дрыхнет, — отмахнулась Кристина, — я не о том. Помнишь Сергея Седова?

— Помню. Нормальный мужик. Немного не повезло в жизни, но…

— Он сейчас со мной связался и передал для тебя сообщение насчет компании «Биотехнолоджи инкорпорейтед».

— Слушаю, — насторожился Уотерс.

— По его словам, у некоего Марселя Делануа собран материал, доказывающий, что компания и ее президент Спенсер Бриджес нарушают запрет на клонирование человека.

— Так, — Уотерс включил запись беседы, — а где мне отыскать Делануа?

— Сергей оставил адрес, — Кристина продиктовала адрес Делануа.

— Отлично! А где самого Седова можно отыскать? У меня есть известия о его сыне.

— А что с ним? — нахмурилась Кристина.

— Все в порядке. Кое-кто захотел втянуть мальчишку в грязные игры. Боюсь, Седов это знает, а вот то, что все закончилось благополучно, для него будет приятной новостью.

— Седов э-э… поменял коммуникатор. Номер у него теперь такой, — Кристина назвала несколько цифр, — с Алешей все в порядке?

— Кто это — Алеша? — не понял Уотерс.

— Господи! Да сын Сергея!

— А-а, все нормально. Скоро Юрген доставит его сюда, а потом мы переправим парнишку на Землю.

— Ты же сказал, что Юрген спит! — прищурилась Кристина.

— О-о… извини, меня вызывает адмирал, — заторопился Уотерс, сообразив, что проболтался и выключил коммуникатор.

До войсковой операции на Илиане оставался час.

Серебряков то ли еще не ложился, то ли уже встал, но на вызов ответил незамедлительно. Уотерс попросил его отложить десант.

— Я могу задержать операцию часа на два, — задумчиво сказал Серебряков, потирая лысую голову, — однако надолго заблокировать связь всей планеты мы не можем. Хватит вам два часа?

— Постараюсь управиться.

— Действуйте. Как только появится новая информация — немедленно докладывайте.