Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 33

 

Он пролежал весь день и всю ночь на узкой постели, глядя в покатый потолок. Анимат молчал. Два раза стучалась Ингрид, но Седов не ответил, делая вид, что спит.

Часа в три ночи он спустился вниз. Ингрид не было, Делануа сидел, вытянув ноги к печке, и покуривая трубку.

— Хотите выпить? — спросил он, — есть можжевеловая водка.

— Он нейтрализует спиртное, — ответил Седов.

— Если тебе станет легче, когда ты примешь алкоголь, я не буду этого делать.

Ничего не ответив, Седов выпил стакан воды и поднялся к себе. Ночью он задремывал на несколько минут — спать он боялся, потому что не знал, что увидит во сне. Голода и жажды он не испытывал. Не хотелось ни курить, ни даже выпить. Не хотелось ничего, кроме, как лежать в темной комнате, будто в могиле. Под утро он забылся сном, но, вопреки его страхам, снилось что-то хорошее и радостное. Только в далеком раннем детстве он чувствовал себя таким же беззаботным, как в этом сне. К сожалению, когда он проснулся, в памяти ничего не осталось. Однако ощущение наступившего праздника не оставляло его. Седов вспомнил, как лежал вчера в отчаянии и удивился. Это же то, чего он хотел — конец рутине, конец бессмысленному существованию. Надолго, или нет, но новые впечатления ему гарантированы. Ну, а если анимат все-таки, подгребет его под себя, то есть слабая надежда, что первым изменится сознание и остальных изменений он уже не почувствует.

— Как это: подгребет?

«А ты не подслушивай. А то в угол поставлю», — подумал Седов и удивился, что перестал воспринимать анимата, как врага. В самом деле, он-то в чем виноват? Вытащили из уютной ванны, пересадили в чье-то прокуренное, проспиртованное, изломанное тело, не спросив согласия. — «Есть хочешь?»

— Я, как ты. А как это: в угол поставлю?

«Это я пошутил. Но если ты меня достанешь — не буду с тобой разговаривать».

— А как это: достанешь?

— Учись понимать по смыслу фразы, — отрезал Седов.

Он умылся холодной водой, удалил проросшую щетину гигиеническими накладками и спустился на первый этаж.

Ингрид и Делануа сидели за столом, стараясь не глядеть друг на друга. Делануа поглощал рогалики с какао. Ингрид размазывала по тарелке овсяную кашу. Оба посмотрели на Седова с ожиданием.

Сергей не слеша набрал программу, дождался, пока в лотке появится яичница с беконом и тосты, присел к столу и лишь тогда обнаружил, что от него чего-то ждут.

— В чем дело? Я должен что-то сказать? Или у меня уже выросли рога? Ах, да — с добрым утром. Ингрид, ты плохо выглядишь. Господин Делануа, а вам не надо бы злоупотреблять водкой по ночам.

— Я не спала всю ночь, — сдерживаясь, ответила Ингрид, — в отличие от тебя.

Седов пожал плечами и отправил в рот кусок яичницы.

— Я-то при чем?

Ингрид вскочила из-за стола, скомкала салфетку и швырнула ее в тарелку.

— Как ты можешь? Я ведь извинилась!

— Беда многих людей в том, что, извинившись, они считают инцидент исчерпанным, — негромко сказал Делануа. — Вы изменили, чтобы не сказать, испортили ему жизнь. А заодно и мне, и себе и, возможно, всем. Абсолютно всем. Если выкладки О'Брайана верны — изменится все человечество, но вот со знаком плюс или со знаком минус, это неизвестно.

— Вы лекции читать не пробовали? — сдавленным от ярости голосом спросила Ингрид, — у вас здорово получается.

— Хватит! — Седов легонько пристукнул ладонью по столу, — я принял решение. Я остаюсь здесь и попробую жить с этим, — он ткнул пальцем в грудь, — как его?

— Ты обещал придумать мне имя.

— Аниматом, — подсказал Делануа.

Ингрид рухнула на стул и закрыла лицо руками. Плечи ее затряслись. Стараясь не смотреть на нее, Седов и Делануа закончили завтрак.

— Ты будешь кофе? — спросил Седов у Ингрид.

— Да, пожалуйста, — она ладонями вытерла лицо и попыталась улыбнуться, — Сергей, я тебя здорово подставила. Не знаю, простишь ли ты, но я… в общем… я клянусь, что…

— Не надо клятв, не надо громких слов, скажи, что любишь, и забудем ссоры, — продекламировал Седов и улыбнулся, — так ты будешь кофе?

После завтрака Делануа вышел, как он сказал, осмотреть окрестности. Седов заметил, как он складывал в рюкзак датчики движения, лазерные и тепловые сенсоры и понял, что Делануа хочет обезопасить их убежище, насколько это возможно.

Ингрид попыталась выведать у Седова, что он собирается делать, но Сергей отправил ее спать, заставив выпить рюмку коньяку — после бессонной ночи лицо у нее было серое, а под глазами обозначились темные круги.

Оставшись один, он прошелся по холлу, потрогал печь — в доме было прохладно. Видимо, Делануа экономил и не прогревал дом сверх меры. Выйдя на крыльцо, Седов огляделся. В отдалении, на правом и левом берегах канала стояли почти такие же домики с красными крышами и ветряками. Седов спустился к воде и присел на вбитую в берег сваю. День был пасмурный, но дождя не было. Облака висели низко, будто готовы были лечь на землю и накрыть, как теплым одеялом.

— Я придумал тебе имя, — сказал Седов.

— Какое? — тотчас отозвался его постоялец.

— Я буду звать тебя Мук.

— М-м… а что это означает?

— Был когда-то такой же, как ты, маленький и приставучий.

— Да? — Седову послышалось сомнение в вопросе, — но он был хороший? Я — хороший.

— Это мы еще посмотрим, какой ты, но Мук был хороший.

— Ладно, тогда я согласен.

— У меня прямо камень с души свалился, — усмехнулся Седов, — что я должен делать? И вообще, как все будет происходить?

— Мне надо учиться, я почти ничего не знаю.

Седов задумался.

Вряд ли я подойду на роль учителя.

— Мне будет достаточно, если ты будешь слушать образовательные программы или смотреть их. Только глаза не закрывай. Мне нужны знания по биологии, медицине, философии, социологии. Это для начала.

— И все?

— Пока этого вполне достаточно.

— Ладно, попробуем.

Седов вернулся в дом, перебрал каналы видео и, найдя передачу, под названием «Как оставаться здоровым, не прилагая к этому усилий», уселся на стул и вперился в экран.

— …основной становится задача повышения рождаемости одаренных людей. Первостепенное направление работ в этой области: возможное изменение, или, если хотите, усложнение генома человека. Задача эта больше из области психогенетики, чем всем привычной генетики, но об этом мы поговорим в следующий раз, — румяный профессор с копной седеющих рыжих волос весело оскалился и, помахав рукой, исчез из комнаты.

— Закончилось, — сказал Мук.

Седов, пяливший глаза в экран, но ничего не понимавший и почти не слушающий передачу, переключил канал.

Шестиногое чудище, возникшее между окном и сидящим в кресле Седовым с аппетитом поедало тяжелый танк. Экипаж танка тараканами разбегался по изрытой снарядами земле.

Не пойдет.

— Почему?

— …многократный оргазм приводит к нервному истощению, однако препарат «Любовь без остановки»…

— Рано еще тебе такое смотреть.

— Ты вредный. Мне любая информация пригодится, а тебе жалко.

— …санкции в отношении добывающих кампаний, — озабоченно сказал бледный на фоне освещенного утренним солнцем окна, диктор. — Премьер Лувимба также заявил, что если Лига и впредь…

— Этот бред вообще незачем слушать.

— Но если передают, значит кто-то слушает!

В прихожей затопали, и Седов обернулся. Сняв обувь и надев мягкие старомодные тапочки без задников, в зал вошел Делануа.

— Сходили бы, прогулялись, что ли — сказал он, — земля почти просохла.

— Вот когда совсем просохнет, тогда и прогуляюсь.

Седов сидел перед стереовизором третий день, делая перерывы на еду и сон, но Муку этого казалось недостаточно, и он будил Седова ни свет, ни заря. Вот и сейчас было всего шесть утра, а Седов уже полчаса сидел перед стереовизором. Мук впитывал увиденное, как губка, формируя свое сознание на основе передач и что он там себе думал про увиденное, Седов даже представить боялся. Если в первый день Седов смотрел все подряд, то на следующий Ингрид, расспросив, что ему надо, составила программу и потребовала от Делануа доступ к компьютеру с выходом в сеть Лиги. Днем Седов смотрел, как с невообразимой скоростью мелькают файлы с сайтов университетов, научных центров и информаториев — Мук видел его глазами, но то, что Седов едва успевал разглядеть, и что представлялось ему бессмысленным мельтешением, Мук откладывал в свою память. Или в память Седова? Надо отдать Муку должное — он попросил разрешения заполнить около десяти процентов объема мозга Седова, а когда тот сказал, что все, что там есть, ему крайне необходимо, успокоил:

— У тебя задействовано едва ли пять процентов мозга, так что места еще много.

Мук попросил чередовать учебные программы с просмотром телевидения и Седов с облегчением согласился — здесь он хоть понимал, о чем говорят.

Седов переключил программу и в комнате возник кусок затемненного зала с вращающимися стробоскопами, голографической подсветкой и извивающимися на парящих платформах телами. Гремела современная музыка, но и ее перекрывал голос солиста, чье лицо в устрашающей раскраске время от времени заслоняло танцующих.

— …возьми ее, пока она спит! Она не узнает, а ты не запомнишь! Возьми ее, пока она спит, но время придет и спящий проснется!!!

— Молодежь веселится, — мимоходом заметил Делануа, направляясь к автоматической кухне, — кофе хотите?

— Вот уж без чего он сможет обойтись, так это без молодежной, с позволения сказать, культуры, — проворчал Седов, имея в виду Мука.

— Кто может сказать, какие знания ему пригодятся?

— Вы называете это знанием? Вот это?

— Э-э, дорогой мой, — протянул Делануа, заваривая себе кофе, — а вы, оказывается, не любите молодежь. Мне казалось, что у вас сын как раз в таком возрасте, как эти девчонки и ребята. Неужели он не подвержен общим молодежным веяниям?

— Мы редко общаемся, — буркнул Седов.

— А вы вспомните себя в их годы. Вряд ли вашим родителям нравилась музыка, от которой вы балдели, а ваши танцы они наверняка считали чем-то средним, между камланием и эпилепсией.

— Возможно, что и так, — согласился Седов, чувствуя, что заводится. Может, его доконало трехдневное сидение перед компьютером, а может виной всему была неопределенность его положения, но он ощущал, что если не выпустит пар, то останется только нырнуть в канал, чтобы немного охладиться. — Но песни, которые мы слушали, не были настолько бессмысленными, а танцы — настолько уродливыми. Да, я не люблю их, — рявкнул он неожиданно для самого себя, вскочил с кресла и пробежался по комнате, — а за что их любить? За безалаберность и бесцеремонность, за амбициозность и необоснованную безапелляционность, за слишком громкие голоса, за ненормативную лексику? Они считают дни от каникул до каникул, от сессии к сессии, от праздника к празднику, от отпуска к отпуску. А если праздников мало — они устраивают их сами, упиваясь пивом и горланя свои убогие, с претензией на глубокомыслие, песни.

— Можно подумать, что вы в их годы думали только об учебе и о счастье человечества, — Делануа уселся на стул и со вкусом отхлебнул кофе.

— Не только! Мы ждали приключений в открывающейся перед нами жизни, мы ждали любви до гроба. А они трахаются, как кролики, под кустами и в подъездах. Для них нет любви, нет даже секса. Это прикольно, вот и все. Их девочки утратили не то, что тайну, загадку, которая всегда была присуща женщине, они утратили свое естество! Это существа, у которых просто на одну дырку больше, чем положено, так почему бы ее не использовать? Они все делают быстро. Так быстро, насколько возможно, не задумываясь, хорошо это или плохо, получается или нет. Тяп-ляп, а-а, пойдет! Позвольте, — Седов отобрал кружку у Делануа и залпом осушил ее, — спасибо. Я не люблю их за то, что у них играючи получается многое из того, за что я даже не знаю, как взяться!

— А-а, вот в чем дело! Может, они просто способнее нас?

— Сомневаюсь. В конце концов, я ненавижу их зато, что у них еще все впереди!!! Меня только утешает, что ничто не проходит так быстро и безвозвратно, как беспечная молодость. Дни летят, и они их не считают, но вдруг оказывается, что на носу тридцатник. А потом подкрадывается пятый десяток, и другие молодые и безалаберные смотрят на них, как на доживающих свой век реликтов, смеются над морщинами и животами, над ценностями стареющего поколения, обзывают папиками, и не ставят ни в грош. И теперь уже им, бывшим недорослям, остается утешаться тем, что юность пролетает, как сон, и злорадствовать по поводу беспечности нового поколения, — Седов плюхнулся в кресло, выдохнул и посмотрел на Делануа, — а теперь выметайтесь и не мешайте мне самосовершенствоваться. Может, хоть в чем-то догоню новое поколение.

— Вы просто завидуете их непринужденности и беспечности. Они не видят проблем, которые кажутся вам неразрешимыми, но может, эти проблемы существуют только в вашем воображении? Ваши мечты — их реальность, а их мечты для вас непонятны, и потому лишены смысла, — Делануа поднялся, налил еще кофе и направился к двери, — пойду посмотрю, что с ветряком. Что-то механизм поскрипывает.

— Это сейчас они беспечны, как бабочки по весне, — сказал ему вдогонку Седов. — Жизнь быстро лишит их иллюзий — из серости вырвутся единицы, десятки чуть приподнимутся над массой, но большинство будет тащить лямку, с горечью вспоминая былые мечты. Но даже те, кто сможет эти мечты осуществить, вдруг поймут, что жить с неосуществленной мечтой гораздо проще — ведь когда мечта исполняется, она из радужной, искрящейся, подернутой дымкой романтики превращается в обычную серую и тусклую действительность.

— Знаете, что я вам скажу, Седов, — Делануа заглянул в зал, уже натянув сапоги, измазанные глиной, — это хорошо, что вас все это так беспокоит — значит, вы еще не состарились. Значит, вам не все равно и вам хочется кого-то учить, указывать на ошибки, что-то доказывать. Вот когда вам будет все до лампочки, а самым интересным занятием станет брюзжание, вот тогда-то вы и впрямь станете стариком. Но до этого, судя по вашему полемическому задору, еще далеко. Я вот, к сожалению, уже не хочу ни любить, ни ненавидеть. Мне все равно, — Делануа хитро улыбнулся, — а кстати, я с удовольствием прослушал вашу речь. Вы тоже могли бы с успехом читать лекции.

— Я говорил не для вас, а для него, — Седов ткнул пальцем в грудь и отвернулся к стереовизору.

— А чем отличается молодежь от пожилых людей, кроме биологического возраста? — заинтересовался Мук.

— Тем, что ни черта не смыслит в жизни, а также отсутствием животов, морщин и проблем со здоровьем.

— У тебя нет живота, ты почти здоров, а морщины я могу убрать.

— Да, — Седов нахмурился, — а седину?

— Тоже. Для этого надо только, чтобы пигмент, который…

— Избавь меня от подробностей и без моего разрешения ничего не делай, — Седов помолчал, ощупал лицо, поднес к глазам ладони, — а внешность ты можешь изменить?

— Да. Можно немного сместить мышцы лица, подтянуть кожу, изменить рисунок бровей. О-о, — внезапно заинтересовался Мук, — это интересно. Это, как рисовать картину. Давай попробуем? Больно не будет, будут только неприятные ощущения, но через несколько часов ты привыкнешь.

— А папиллярные линии можешь изменить?

— Это сложнее, но тоже возможно. Попробуем?

— Может быть позже, — задумчиво сказал Седов.

— А еще я могу попробовать сменить твой пол, ноя к этому еще не готов — знаний…

— Что?!!

— Не хочешь, как хочешь. Чего ты сразу кричать начинаешь?..