Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 24

 

Допив кофе, с бокалом в руке и сигарой во рту, Седов, не торопясь прошелся по дому. Ни на втором этаже, ни на первом он не нашел помещения, хотя бы отдаленно напоминавшего лабораторию. Его внимание привлекла дверь в подвал, которую он обнаружил рядом с кухней. Замок был кодовый, но ключ-карта не подошел. Постояв перед дверью, Седов пожал плечами и вышел на крыльцо. Делать нечего — придется дожидаться хозяйку.

По небу неслись рваные облака с Северного моря, кричали чайки. Ветер кружил на дорожке опавшие листья. Солнце то показывалось в прорывах облаков, то пряталось, но облака были белые, чуть подсиненные снизу, и дождя не сулили.

Седов присел на ступеньку крыльца. Обед и коньяк настроили его на философский лад. Почему он до сих пор не остепенился? Жена, дом, уют. Не надо нестись через половину галактики неизвестно куда, опасаясь, что на этот раз ему подсадят что-то такое, от чего он, если не сдохнет, то обязательно станет идиотом. Хотя, вот Юрген женат, а все равно мотается по звездам. Сейчас он, наверное, уже летит из Рио, готовясь сделать доклад командующему. Да-а… С такой физиономией, как у нею, только и делать доклад вице-адмиралу. А Кирилл погиб… Как это он говорил, когда тащил Седова из бара на спине? «Спокойно, старичок, свои». Свои… Для Юргена свои это Кристина, Уотерс, ребята из группы «Мебиус», Судаков, сам Седов, а для него? Где тот человек, про которого он мог бы сказать «свой»? Никого рядом и одиночество. И, что самое неприятное, кажется, он стал с ним сживаться. Сможет ли он привыкнуть, если они станут жить вместе с Ингрид? Она ведь тоже не подарок. Ломать себя, пытаться изменить ее? Оба взрослые люди с выработавшимися привычками, принципами… Удастся ли им притереться друг к другу?

Облака сомкнулись и закрыли солнце. Сразу похолодало, ветер стал не освежающим, а пронизывающим. Седов крепко затянулся сигарой, поперхнулся, выбросил окурок, допил коньяк и ушел в дом. Усевшись на диван, он включил видеоновости. На один из островов Багамского архипелага выбросило яхту без экипажа. Представитель береговой охраны сообщил, что яхта принадлежала Тревору Яргеру, одному из членов совета директоров крупнейшей… Седов переключил канал. Если не умеешь управлять лодкой, чего лезть в море?

Третий флот провел очередные учения на границе Солнечной системы. Отрабатывалось взаимодействие… Делать больше нечего флоту, как проводить учения. В системе еще более-менее спокойно, а за ее пределами? Пропадают частные суда, грузовики. Иной раз и пассажирские лайнеры подвергаются атакам. Ей-богу, как на старушке Земле в юго-восточной Азии в каком-нибудь диком двадцатом веке.

В Танге, столице планеты с одноименным названием, проходят демонстрации под лозунгом: призвать Землю к ответу. Как пояснил диктор, помощь, выделенная Танге, испарилась сразу по прибытии на планету, а денежные средства, покрутившись в трех танганских банках, усохли на треть. Правительство и лично президент — промелькнуло черное заплывшее салом лицо с раздутыми ноздрями — поклялись на священном баобабе, что деньги разворовали комиссары Лиги и призвали народ Танги к демонстрациям. И народ откликнулся, а что ему еще делать — заводы, поставленные Лигой, проржавели, не дождавшись желающих поработать, урожай на полях и плантациях вызревает сам собой — климат позволяет, вот народные массы и развлекаются, размахивая национальными флагами, приплясывая под дудки и барабаны и клеймя позором бюрократов из Лиги. Устанут — разойдутся по домам делать детей, а завтра снова выйдут на улицы, требуя от Земли продовольственной помощи. Операторы новостей будут снимать высохших от недоедания детей с огромными глазами, которые, кажется, глядят тебе прямо в душу и спрашивают: почему? «Счастливчикам», которым удастся выжить, питаясь отбросами и падалью, объяснят: потому, что Земля жирует! Потому что она нас не кормит! И они пойдут громить посольства и торговые представительства и будут готовиться к войне против Земли, приплясывая и потрясая допотопными автоматами и, не дай бог, сумеют высадиться в каком-нибудь из миров, подконтрольных метрополии. Ничего живого не оставят они на своем пути, расплачиваясь за голодное нищее детство, с теми, кто виноват в этом меньше всего. Одурманенные, обворованные, лягут они поголовно под залпами флота Лиги, добавляя своей бессмысленной смертью ярости в голоса продажных политиков на своей нищей родине… А потом все начнется сначала. Примерно то же самое происходило на остальных планетах, заселенных колонистами из Центральной и Южной Африки. Земля кормила их и давала им в долг, без всякой надежды когда-нибудь получить по этим долгам, и конца и края этому не было, потому что, видите ли, нельзя смотреть, как люди голодают. Правильно, но почему-то борцы за справедливость, расплодившиеся в коридорах Сената Лиги, забывают, что население свободных планет попросту деградирует, привыкая жить за чужой счет.

Массовая эмиграция с Земли началась, когда от стран-иждивенцев потребовали вносить в Лигу Объединившихся Наций свою посильную лепту — продукцией, людьми для освоения новых планет и службы в объединенных вооруженных силах. Лига пошла на бесплатное благоустройство выбранных эмигрантами территорий, на строительство городов, на создание планетных инфраструктур, хотя находились трезвомыслящие люди, утверждавшие, что расплодившееся на новых планетах население все равно будет жить за счет Земли. Так и получилось.

По-другому обстояли дела с планетами, освоенными выходцами из стран Среднего и Ближнего Востока. На них, в основном, образовались моноэтнические государства, населенные приверженцами наиболее радикальных религий, не пожелавших мириться с провозглашенным Лигой законом о свободе вероисповедания на Земле. Бросив все силы на развитие военной промышленности, Конференция Стран Востока провозгласила своей целью создание Галактики Единого Бога, на время примирившись друг с другом во имя общей задачи: покончить с наиболее серьезным противником — Лигой Объединившихся Наций. Пока Конференция была слишком слаба, чтобы вступить в открытое противоборство с Землей, но она предоставляла свои территории под лагеря подготовки террористов и способствовала проникновению на Землю под видом студентов интеллектуалов и реэмигрантов все тех же террористов и саботажников.

Диктор сообщил, что сенатор от Франции предложил пойти на переговоры с Конференцией Стран Востока с целью смягчить позиции сторон и предупредить нарастающую конфронтацию. Его традиционно поддержали представители Нидерландов, США, Швеции и Швейцарии, предлагая уступить Востоку две планеты земного типа, из-за которых в прошлом месяце возник нешуточный конфликт. Третий флот Лиги был готов появиться в оспариваемом секторе в течение тридцати шести часов, но и несколько эскадр Конференции могли прибыть к месту действия примерно за то же время. Дебаты в сенате разгорелись нешуточные: за ненормативные высказывания в адрес сенатора от Франции представителя России лишили слова, и он в знак протеста покинул зал. Солидаризуясь с представителем России зал также покинули представители Украины, Белоруссии, Китая и Японии, после чего заседание было перенесено из-за отсутствия кворума.

— Дармоеды, — проворчал Седов, переключая канал, — неужели непонятно — стоит пойти на уступки, как тут же появятся новые требования! Раз просишь переговоров — значит ты слаб, и значит тебя можно топтать. Они же понимают только язык силы!

На экране рубились на мечах в тесных коридорах рыцарского замка. Искры сыпались дождем, головы падали, как яблоки в бурю, но главный герой прорвался в комнату своей возлюбленной и сорвал-таки пылкий поцелуй. После чего тоже был обезглавлен…

Седов включил музыкальный канал, уменьшил звук и, уставившись на догорающий огонь, незаметно задремал.