Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 19

 

Заседание совета директоров компании «Биотехнолоджи инкорпорейтед» подходило к концу. После Доклада начальника отдела новейших разработок все расслабились. Чаще звучали приглушенные голоса — присутствующие обменивались мнениями и видами на предстоящий уикенд, булькала наливаемая в стаканы минеральная вода. В кабинете президента Спенсера Бриджеса установилась вполне дружеская атмосфера, несмотря на то, что каждый из присутствующих имел собственные виды на расширение компании и распределение доходов. Каждый получил, что хотел, хотя президенту с трудом удалось увязать все требования и предложения, не обидев никого из присутствующих. Даже Тревор Яргер, обычно считающий себя обойденным, поскольку был самым молодым и амбициозным из директоров, удовлетворенно и с некоторым превосходством поглядывал на коллег. Его программа внедрения в производство активных капилляров, обещавшая немедленное увеличение продаж, нашла поддержку в лице президента.

За год, что Бриджес был президентом компании, все постепенно привыкли, что он примиряет враждующие стороны, находя компромиссы даже там, где, казалось, их в принципе быть не может. Компания процветала, конкуренты плелись в хвосте, подхватывая крошки со стола заказов на разработку и внедрение биотехнологий, и большинству членов правления «Биотех» казался этаким набравшим скорость мощным локомотивом, остановить который могло только отсутствие путей. Однако путь проглядывался далеко вперед и, по крайней мере, на несколько лет компания была гарантирована как от экономических, политических и социальных потрясений, так и от природных катаклизмов. Достигалось это благодаря тому, что производственные мощности и научные институты были разбросаны по всей Земле, а также базировались на большинстве планет, находящихся под протекторатом наиболее развитых стран Лиги Объединившихся Наций.

Поначалу вызывало удивление, что президент никак не проявляет усердия в отстаивании собственных интересов, но, в конце концов, к этому привыкли. Считалось, что процветание компании и есть его доля прибыли, немного эфемерная, не осязаемая, но тешащая амбиции, без которых Бриджес не поднялся бы за девять лет, что работал в «Биотехе», от менеджера до президента. Никто не знал, что за предшествующие годы Бриджес, через подставных лиц, скупил контрольный пакет акций «Биотеха», и не афиширует это лишь потому, что ему гораздо выгоднее быть одним из руководителей компании, а не человеком, стоящим над всеми и отвечающим за все.

Президент поднялся со своего места в торце длинного стола с зеркальной столешницей, и разговоры постепенно стихли.

Бриджес обвел глазами присутствующих. Взгляд его казался слегка удивленным — возможно оттого, что брови президента были всегда приподняты, и это выглядело, будто он постоянно ждет от собеседника удивительного, но вместе с тем и приятного сообщения. Полуулыбка, не сходившая с лица президента во время самых ответственных переговоров, и у другого человека показавшаяся признаком недалекого ума, выглядела вполне уместно и располагала к Бриджесу, будто говоря: мне скрывать нечего, а потому и вам опасаться ничего не стоит. В большинстве случаев так оно и было — Спенсер Бриджес очень заботился об имидже компании, своем собственном реноме и никому еще не удавалось уличить его в нечестной игре.

— Что ж, господа, — негромко сказал Бриджес, — на этом, полагаю, наше сегодняшнее заседание можно закончить. Желаю приятного уикенда, — он остановил взгляд на начальнике аналитического отдела, — Стефан, останьтесь на минуту.

Улыбаясь, пожимая руки и похлопывая по плечам, Бриджес дошел до дверей, провожая собравшихся.

— Спенс, не желаете провести выходные на моей яхте? — Яргер, задержал руку президента в своей ладони, — обещаю прекрасный отдых. Рыбалка, коралловые отмели. Мисс Ливинсон останется довольна, гарантирую.

— Мисс Ливинсон укачивает, Тревор, так что, благодарю, но не получится, — отклонил предложение Бриджес.

Выйдя из кабинета, Яргер подхватил под локоть Илайю Джексона, старейшего члена совета директоров.

— Ну как, говорил я вам, что уломаю старика?

— Да, я удивлен, что Спенс пошел на это, — кивнул Джексон.

— Главное — правильно наживить и вовремя подсечь! — Яргер ткнул Джексона пальцем в бок.

— Рыбу можно считать пойманной, если она бьется у тебя в лодке, Тревор. Да и то не всегда — смотря, кто клюнул. Кстати, если Бриджес старик, то кто я? Он моложе меня на тридцать восемь лет.

— Вы — динозавр, Илай! — Яргер хлопнул Джексона по плечу и, обогнав, поспешил к лифту.

— Плохое сравнение, — пробормотал Джексон, — динозавры вымерли не от оледенения, а от того, что не захотели вовремя уступить дорогу более сильному.

Закрыв дверь, Бриджес не спеша обогнул стол, подошел к огромному окну и, заложив руки за спину, качнулся с пятки на носок. Радушие и доброжелательность слетели с него, как сухие листья с дерева под порывом осеннего ветра.

Стефан Тауберг присел на край стола за спиной президента. У него были светлые, отдававшие в желтизну, волосы, аскетичное незапоминающееся лицо и немного субтильная фигура, на которой мешковато сидел темный костюм из шерсти эритрейских лам.

— По-моему, я никого не обидел, — сказал Бриджес, не оборачиваясь, — как вы полагаете?

— Как всегда, господин президент, — подтвердил Тауберг.

— Налей себе чего-нибудь, если хочешь. Где бар, ты знаешь.

Тауберг открыл встроенный в стену бар, выбрал шотландский виски, смешал с содовой и добавил льда.

— Болото, — сказал Бриджес. — Трясина. Сидят каждый на своей кочке, и знать ничего не хотят. Комаров вдосталь, хищники далеко.

— Вас это беспокоит?

— Нет, я ведь этого и хотел. Просто я удивляюсь: ведь эти люди прошли такую школу, что должны понимать — застои всегда предшествует регрессу. Сиюминутная прибыль, ну, может, кое-какие перспективы на завтра, а что будет дальше — абсолютно никого не интересует.

— А Джексон?

— Джексон стар, Стефан. Возможно, он хотел бы что-то изменить, поучаствовать в разработке стратегии, но он уже успокоился. Джексон четко понимает, что его время прошло. Как вам Яргер?

Тауберг побрякал льдинками в бокале.

— Мальчишка. Месяца на два вы его успокоили, но гарантии, что он не станет обрабатывать членов совета, я дать не могу.

— Неужели и я в тридцать лет был таким суетливым? Торопится паренек. Наверное, и я представляюсь ему стариком, тормозящим прогресс.

— Да, мне кажется, что у него сложилось такое мнение, — Тауберг снова встряхнул бокал, посмотрел на четко очерченный на фоне окна профиль президента и медленно, будто в задумчивости, проговорил: — за два месяца может многое измениться.

Бриджес, медленно повернувшись к Таубергу, поднял руку и шутливо погрозил ему пальцем. Улыбка на этот раз у него получилась несколько двусмысленная. Может быть потому, что глаза оставались холодными.

— Вы же знаете, Стефан, я не сторонник радикальных мер. — А я ничего и не предлагал, — Тауберг криво усмехнулся, словно копируя улыбку президента.

— А я ничего не слышал, — в тон ему сказал Бриджес. — Кстати, я тут прикидывал, кто сможет заменить Джексона. Мне кажется, он подумывает об отставке. Если не в этом году, то в следующем, точно.

— Тут я ничего посоветовать не могу. Вам работать с советом директоров, вам и решать, — Тауберг скромно опустил глаза, — думаю, вам нужен единомышленник, а таких в совете и среди начальников отделов я пока не вижу.

— В том-то и дело, Стефан, в том-то и дело. Хорошо хоть вы меня понимаете.

Лед растаял, Тауберг допил почти потерявший цвет виски и аккуратно поставил бокал на стол.

— Я могу быть свободен?

— Да, конечно… впрочем, постойте, — Бриджес потер виски кончиками пальцев. Тауберг знал эту его манеру — сделать вид, что вспомнил что-то важное, о чем, на самом деле, не забывал, а просто ждал, когда собеседник расслабится. — Еще один вопрос: как получилось, что разработанная нашей компанией технология биоморфного существа оказалась нам же и недоступна? Что произошло на Илиане?

Начальник аналитического отдела с досадой покусал губу. Как всегда, Бриджес оставил самое неприятное напоследок.

— Тут целиком моя вина, сэр. Я не учел, что доктор Мартенс слишком заинтересована в личном участии в проекте. Кроме того, повлиял фактор случайности.

— Вы имеете в виду появление на Илиане людей группы «Мебиус»? Хорошо, если это случайность, но и она дорого нам обошлась. Что вы предпринимаете?

— Мне почти удалось перехватить курьера на карантинной станции, но вмешательство флота…

— Они могут потянуть за эту ниточку, Стефан. Разведка флота — серьезный противник. Единственная надежда, что они не передадут сведения Совету Безопасности. Я думаю, стоит пока законсервировать производство на Илиане.

— Эвакуацию можно провести в течение двух-трех суток.

— Это лишнее. Когда выход очередной партии?

— Кажется, через двое суток, сэр.

— После этого пусть приостановят процесс. И проследите, чтобы связи с «Биотехом» не прослеживались. Что вы делаете по розыску курьера?

— Пока он опережает нас на несколько часов. Выявлены адреса, где он может появиться, установлено круглосуточное наблюдение. Оказано определенное давление на «Экспресс деливери», так что если курьер появится там — нам дадут знать.

— Неплохо, — одобрил Бриджес.

— Делаю, что могу, сэр. Я подумал, а не может ли нам помочь что-то связанное с теорией «Эволюта»? Ведь эта разработка попала в «Биотех» со стороны, так сказать. Вы работаете в руководстве компании дольше меня, и все происходило уже при вас.

— Хм… — Бриджес снова потер виски, — пожалуй, да. Ниточки могут тянуться от самого О'Брайана. Был такой агент Совета Безопасности Марсель Делануа. Помните его?

— М-м… да, помню, — задумавшись на мгновение, кивнул Тауберг, — он доставил много неприятностей О'Брайану, а впоследствии, когда мы занялись разработкой проекта «Эволют», пытался копать и под «Биотех». Но, кажется, он помешался. Я не помню подробностей, — Тауберг усмехнулся, — дело давнее, но из Совета Безопасности его уволили. Последние несколько лет о Делануа ничего не было слышно, и он потерял для нас интерес.

— И напрасно. Если у него действительно паранойя, то он способен доставить нам массу хлопот — такие люди ничего не прощают, а ведь он погорел из-за странной неприязни к нашей компании. Кроме того, Делануа был прекрасным профессионалом, и при его одержимости он может быть очень опасен. Найдите его и возьмите под наблюдение. Я уверен, что Делануа продолжает заниматься теорией О'Брайана. Такие люди похожи на бойцовых собак — если уж вцепятся, то не выпустят. Он может вывести вас на курьера.

Бриджес кивнул, отпуская Тауберга, протянул руку и в который раз удивился, какое крепкое рукопожатие у изящного и внешне индифферентного начальника аналитического отдела.