Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 17

 

Если холл был обставлен, как каминный зал: мозаичный паркетный пол, деревянные панели на стенах, массивные кожаные кресла и огромный камин, то гостиная была светлая, с минимумом мебели. Ажурные конструкции, выполняющие функции стульев, отвечали больше эстетическим чувствам, нежели требованиям комфорта. Уотерс придвинул стул к хлипкому с виду столику, на котором стоял коммуникатор. Седов прошел к широкой балконной двери, отдернул легкие занавески. Отсюда открывался замечательный вид на парк и озеро Альстен.

Тучи разошлись, и лишь над дальним берегом висела пелена то ли тумана, то ли дождя. Сквозь пелену за деревьями угадывались тонкие минареты мечети — Гамбург всегда был космополитичным городом, предоставляя возможность общения с Богом последователю любой религии. По покрытой рябью поверхности озера скользили яхты, раскинув отражающиеся в воде белоснежные паруса. Справа, над мостами, в небо взмыла бледная радуга, и снова у Сергея возникло ощущение, что все это: водную гладь, мокрые деревья, паруса яхт, радугу, он видит впервые в жизни и жадно впитывает новые впечатления.

— А в Рио сейчас утро, — задумчиво сказал он.

Коммодор истолковал его слова по-своему:

— А мне плевать! У меня на орбите одиннадцать единиц, включая четыре фрегата и два эсминца, обшаривают пространство, в поисках хладного тела полковника Скарсгартена, а он мулаток клеит! Вот, нашел…

Седов подошел к столу и встал за спиной коммодора так, чтобы его не было видно. Несколько минут экран был темный и тогда Уотерс произнес сдавленным от злости голосом:

— Полковник, не изволите включить видеорежим?

На экране возник номер гостиницы, причем из самых дешевых — голографические обои, изображающие пышные драпировки, были тусклые, словно покрытые слоем пыли. Сквозь мутное окно били солнечные лучи, освещая поцарапанный стол, заляпанный засохшими круглыми следами стаканов. В экран коммуникатора кто-то заглянул, как в замочную скважину, причем настолько быстро, что Седов только потом, когда лицо исчезло, узнал Олега Судакова. Послышалась возня, сдавленные возгласы.

— Полковник, вызов из Гамбурга… не знаю, похоже, коммодор Уотерс. Это вы, уж будьте любезны, сами ему скажите. Есть, слушаюсь…

Перед экраном, наспех натягивая майку, появился Судаков. Его лоб пересекала длинная подсохшая царапина, Ладонью он пригладил волосы, быстро провел рукой по подбородку и, едва заметно поморщившись, принял официальный вид.

— Сэр, первый лейтенант Судаков находится в очередном отпуске. В настоящее время…

— Будьте любезны, пригласите к экрану полковника Скарсгартена, лейтенант, — еле сдерживаясь, проговорил Уотерс.

Судаков моргнул и покосился куда-то в сторону.

— Сэр, надо понимать, что приглашение, будучи… э-э… сделано официальным лицом, является, если так можно выразится, приказом. В этом случае лицо, находящееся…

— Выразиться так не только можно, но и нужно, — сварливо сказал Уотерс. — Это именно приказ.

— Но позволю себе заметить, — сказал Судаков, опять покосившись в сторону, — что приказ, касающийся должностного лица… — послышался возмущенный женский голос, и Судаков быстро приглушил звук настолько, что голос стал едва слышен, — пребывающего в отпуске, выраженный ясно и недвусмысленно, но не имеющий под собой веского основания, может быть принят к действию только в случае крайней необходимости, каковая, однако, может идти вразрез…

Седов, слушая эту галиматью, стиснул зубы, чтобы не расхохотаться. Как он понял, Олег Судаков явно выигрывал время, чтобы его командир мог принять более-менее приличный вид, или просто собраться с мыслями. Заметив, что шея коммодора принимает багровый оттенок, Седов понял, что терпению Уотерса приходит конец. Судаков, между тем, продолжал нести ахинею, выводя Юргена из-под удара.

— …и обжалованию у вышестоящего командования. Я искренне надеюсь, что ваша просьба, даже если она имеет форму приказа, но используется, как мягкий и уважительный вариант приглашения, будет обоснована, В таком случае я непременно передам полковнику ваше …э-э… пожелание с надеждой, что он найдет его достойным внимания. Гарантировать, однако…

Уотерс с маху врезал кулаком по столешнице и настолько резко подался вперед, что Седов испугался, как бы он не разбил головой коммуникатор.

— Если ты, сукин сын, не позовешь его немедленно, будешь продолжать службу капралом в хозроте, — в бешенстве заорал коммодор, — три секунды даю, время пошло.

Судакова будто ветром сдуло. Из коммуникатора вновь донеслось неясное бормотание и женские голоса.

— …все, что мог. Вы сами слышали…

— Котик, мы хотели на пляж…

— …столик в «Плаза Копакабана»…

— …если меня уволят, это будет на вашей совести.

Коммодор откинулся на стуле и оглянулся на Седова.

— Нет, вы видели? — спросил он, промокая лоб платком, — Какой-то мальчишка, сопляк, будет мне вешать лапшу, а этот… там… нет, вы слышали? «Котик»!

Перед экраном возник Юрген Скарсгартен, и Седов присвистнул — на лице полковника живого места не было. Губы напоминали переваренные сосиски, нос был свернут на бок, а левый глаз окружала багровая опухоль.

— Привет, Лэс, — жизнерадостно сказал Юрген и попытался изобразить улыбку разбитыми губами, — что за шум ты поднял? Я как раз собирался с тобой связаться.

— Полковник, — произнес Уотерс скрипучим голосом, — если в ближайшие пять минут я не услышу правдоподобного объяснения вашему поведению, то можете считать себя отстраненным от командования особой группой. Твое тело ищут одиннадцать боевых кораблей, а ты развлекаешься, — коммодор сорвался на крик, но быстро взял себя в руки, — итак, я жду объяснений.

Седов сместился чуть в сторону, чтобы и его стало видно.

— И я тоже, — сказал он.

— Сергей! Слава Богу! Я уж думал: придется тебя искать. Хорошо выглядишь, не то, что я, да? — Юрген притронулся пальцами к опухоли и покрутил головой, — Лесли, это не то, что ты думаешь. Наша капсула едва успела отойти, как «Вампир» взорвался — Кирилл разогнал реактор, когда мы поняли, что корабль не удержать. Вот меня мордой о пульт и приложило. Вижу, вы у меня в гостиной. Как Кристина?

— В порядке, — поспешил сказать Седов, — все целы?

— Кирилл погиб, — Юрген опустил голову, — он не успел стартовать, и его капсулу разнесло при взрыве.

— А почему ты вчера не вышел на связь? — вмешался Уотерс.

— Я подумал: если кто-то наблюдает за активностью в районе боя, пусть считают, что мы погибли, и флот ищет тела. Ну, а пока решил отдохнуть хоть ночь.

— Вижу я, как ты отдыхаешь, «котик», — передразнил Уотерс, — ладно, докладывай.

— Коммодор, похоже, мы нашли «роддом» и, судя по всему, адмирал Серебряков был прав, когда доказывал, что некоторые «свободные планеты» пойдут на контакт с преступным миром. Их ресурсы, деньги мафии — и вот результат: у них есть вполне боеспособный флот. В прямой конфликт ввязываться они не станут, но грузовые коммуникации и пассажирские линии могут поставить под удар.

— Ага… — задумчиво сказал Уотерс, — а ты уверен, что нашел именно «роддом»?

— Вполне. На Илиане нас гоняли, по меньшей мере, десять человек. Три перехватчика типа «Симба» взлетели с полными командами, как только мы стартовали с планеты. Такое количество охраны на забытой богом планете может означать только одно: где-то на ее поверхности прячут нечто очень важное. Мое мнение — там один из «роддомов», которые ищет Совет Безопасности.

— На планете, которая известна, как курорт?

— Отличное прикрытие.

— Я из Совета душу выну за эти сведения, — пообещал Уотерс. — Так, теперь давай подробности…

Седов отошел к окну — подробности он знал и не хотел мешать докладу. Он растворил двери и вышел на балкон. Ветер, разогнавший тучи, принес запах воды. Седов глубоко вздохнул и оперся руками о перила.

Кирилл Шерстнев погиб, прикрывая его, Сергея Седова. А все из-за того, что он ввязался в сомнительную авантюру, которую предложила Ингрид. Что ему стоило сказать «нет», и со спокойной совестью доложить в контору, что работа предполагала криминал, а ведь так, собственно, и было. Все доводы Ингрид о том, что у нее хотят украсть ее работу, были, с точки зрения закона, безосновательны. Она работала на «Биотех», работала на предоставленном компанией оборудовании, ей помогали сотрудники компании, так что конечный продукт целиком и полностью принадлежит «Биотеху». Ингрид знала, что компания будет преследовать ее в судебном порядке, впрочем, как и Седова, раз уж он способствовал краже собственности «Биотеха». Знала и все равно настояла на своем, используя доступные красивой женщине способы убеждения. Все сложилось один к одному: Седову надоела работа, и одиночество осточертело, а тут попавшая в беду женщина просит о помощи. И он, как истинный рыцарь, протянул ей свою надежную, крепкую, мозолистую, мужественную… Тьфу! Кретин недоразвитый! Романтик облезлый. В двадцать лет такое простительно, но когда тебе перевалило за полсотни!

— Господин Седов, — позвал Уотерс, прерывая терзания Сергея, — подойдите, пожалуйста.

— Да?

— Полковник считает, что вам может понадобиться охрана.

— Думаю, это лишнее, коммодор. Если верны ваши теории, то нападение было спровоцировано появлением Юргена, а я просто оказался в ненужном месте в неудачное время. Кроме того, послезавтра, крайний срок — через два дня, я освобожусь от «посылки» и стану абсолютно никому не интересен.

— Ты хотя бы держи меня в курсе дела, — попросил Юрген.

— Хорошо. Мне надо добраться до Эдинбурга. Доктор Мартенс дала мне ключи от своего дома, там есть необходимое оборудование. Она обещала, что появится в ближайшие дни.

— Я помню — ты мне говорил. Переночуй сегодня у нас, а утром Кристина отвезет тебя в Фульсбюттель, на первый же рейс до Лондона.

— Ладно, господа. Закончим на этом, — Уотерс поднялся из-за стола, — Юрген, я жду доклад в письменном виде. А уж потом подумаем, брать «роддом» в ближайшее время или отследить, куда отправятся новорожденные.

— Они могут эвакуировать центр, — заметил Юрген.

— Зачем? Они считают, что вы все погибли.

— Все равно тянуть с решением не стоит, — заупрямился Скарсгартен.

— Я сегодня же доложу Серебрякову, а он пусть решает — ему по должности положено. Жду тебя на базе через двое суток, — сказал Уотерс.

— Пока, Седой, — Юрген помахал рукой, — не пропадай.

Спустившись вниз, они застали женщин на кухне. Кристина готовила что-то в духовке — она не признавала современных лучевых плит. Запах стоял бесподобный и Седов ощутил, как рот наполняется слюной. Жаклин резала салат.

Кристина предложила мужчинам посидеть возле камина и не слишком увлекаться аперитивами, пока женщины готовят ужин. На вопрос Седова, можно ли у нее переночевать, она заявила, что черт с ним, пусть ночует, раз уж завалился незваным гостем.

— Мы хотели вечером погулять по Санкт-Паули, — сообщила Жаклин, игриво подмигивая Седову, — составите компанию?

— Без меня, милые дамы, — заявил Уотерс, — во-первых, я в форме, а во-вторых — мне сегодня же необходимо вернуться на базу. Так что, позвольте откланяться.

Седов простился с коммодором, Кристина проводила его и, вернувшись на кухню, заявила, что Седов может пока принять душ и переодеться во что-нибудь более приличное, чем солдатская форма без погон.