Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 12

 

После прививок Седова отвели в один из пустовавших боксов для выздоравливающих. Поначалу от уколов кружилась голова, но это быстро прошло, хотя толстый доктор предостерегал, что «некоторый дискомфорт, включая расстройство кишечника», будет ощущаться несколько часов. Бокс был похож на номер третьеразрядной гостиницы, и лишь правила поведения на карантинной станции, повешенные у двери, и стерильная чистота в помещении напоминали, что Сергей не на Земле.

Седов улегся на кровать. Личный коммуникатор ему вернули, но, сколько он не пробовал связаться с Юргеном, ничего не получалось. Он попытался сделать запрос в министерство обороны, но для этого нужен был допуск, которого у него не было.

Чувствовал он себя отлично, хотелось побыстрее попасть на Землю, отыскать дом Ингрид, дождаться ее и освободиться от сидящего в нем «глиста», как Седов уже окрестил подсаженное существо.

Пропел сигнал — кто-то захотел навестить его. Седов дал разрешение. Дверь, повинуясь его голосу, отъехала в сторону. Средних лет мужчина с тонкими усиками на смуглом лице кивком поблагодарил и вошел в бокс. Он был в штатском, однако, судя по выправке, военная форма была ему привычна. Обежав быстрыми черными глазами помещение, мужчина улыбнулся.

— Добрый день, господин Седов. Моя фамилия Грабер, я полагаю, вам уже сообщили, из какого я ведомства, так что давайте сразу приступим к делу.

Седов жестом предложил гостю присесть. Мужчина устроился на стуле возле журнального столика.

— Я знаю, кто вы, но несколько вопросов хотелось бы прояснить.

— С удовольствием отвечу на ваши вопросы, но прежде мне хотелось бы узнать, спасли кого-нибудь еще с корабля, на котором я летел?

Мужчина развел руками:

— К сожалению, нет. Вы единственный, кто может рассказать о том, что произошло.

Седов почувствовал пустоту в груди и закрыл глаза. К горлу подкатил горький комок, Сергей несколько раз сглотнул.

— Простите, — он с силой потер ладонями лицо, — это были мои друзья.

— Соболезную, — мужчина печально покивал, и, подождав несколько положенных в таких случаях мгновений, повторил вопрос, — итак, что же случилось?

Опуская подробности, Седов рассказал, что был на отдыхе, повстречал старого друга, который предложил подбросить его к Земле. Нападение было совершенно неспровоцированным, кто атаковал их корабль, Седов не имеет никакого понятия.

— Однако вас преследовали в подпространстве, что само по себе удивительно. К тому же, если они решились напасть на военный корабль, ведь ваш друг полковник Скарсгартен, путешествовал на военном корабле, в непосредственной близости от Земли, у них были веские основания.

— Этот вопрос вам лучше задать нападавшим, — сухо сказал Седов.

— Если бы это было возможно, я бы так и сделал. У нас имеются обломки трех кораблей, и когда мы их идентифицируем, многое может проясниться. Вам больше нечего добавить?

— Нет.

— Жаль, — мужчина продемонстрировал, насколько он огорчен, печально покачав головой. — Жаль, что вы не хотите сотрудничать.

— У меня, помимо всего прочего, была травма головы, — напомнил Седов, — и я не помню подробностей.

— Да-да, конечно. Но вот в чем дело, господин Седов: есть сведения, что вы были не в отпуске. Нам известна специфика вашей работы, и в наших силах задержать вас в карантине столько, сколько потребуется. В целях, так сказать, безопасности населения планеты. Вы курьер, использующий тело в качестве м-м-м… чемодана, что ли. Вы везете что-то на этот раз?

Седов насторожился. В конторе не приветствовалось разглашение условий работы, и его должны были предупредить о запросе из Совета Безопасности, если таковой имел место. Кроме того, контора гарантировала своим клиентам анонимность, и без веских оснований сведения о частных заказах огласке не предавались.

— Простите, как мне к вам обращаться?

— Я в звании майора.

— Не знаю, смогу ли я ответить на ваши вопросы без согласования с начальством, господин майор. Промышленный шпионаж, знаете ли, — Седов развел руками. — Я смогу связаться отсюда со своей фирмой?

— Вы, видимо не понимаете, что произошло. Уничтожено, по меньшей мере, три космических корабля. Один из них — военный корабль. Погибли люди. В сложившихся обстоятельствах мы имеем право пренебречь второстепенными интересами частных лиц. К тому же ваша компания не является государственным учреждением.

Майор опустил голову, исподлобья разглядывая собеседника. «Интересно, — подумал Седов, — долго он репетировал подобный взгляд?» Бросить ему кусочек правды, как кость собаке, лишь бы отстал? Если майор узнает все, то Ингрид может попасть в очень сложную ситуацию. Подставлять ее не хотелось. Рассказать про клонов? Но тогда СБ наверняка задержит его для предотвращения утечки информации.

— Могу ли я подумать над вашими словами, господин майор?

— Только недолго. У меня есть предписание, в случае отказа сотрудничать, доставить вас в министерство. Вы в весьма непростом положении и на вашем месте я бы не скрывал ничего, — посоветовал майор, поднимаясь.

Седов опять прилег на кровать.

Юрген погиб… Что-то надо делать. Детей у него не было. Кристина… Он взял коммуникатор, повертел и отложил в сторону. Такие вещи надо говорить глаза в глаза. О, черт! Он перевернулся на живот и уткнулся лицом в подушку. Что я скажу? И когда? Этот тип вполне может задержать меня здесь надолго. Седов вспомнил незавуалированные угрозы Грабера. Разговор оставил неприятное ощущение. Пожалуй, они могут заставить сделать ментоскопирование, и тогда уж ничего не скроешь.

Что-то было странное в этом визите. Логичнее, если бы к Седову прислали сотрудника Военного ведомства — как-никак погиб командир элитного соединения. Но при чем здесь Совет Безопасности? Держался майор уверенно, однако осадок чего-то ненастоящего, как при плохой игре актеров в театре, у Седова остался. Начал Грабер гладко, но потом выпустил когти, показывая, что отвертеться Седову не удастся. Лететь с ним? Ну уж нет! О клиниках СБ ходят такие слухи, что добровольно туда никто не пойдет. Или согласиться сделать ментограмму здесь?

А что если Грабер не из Безопасности? Документы он не показывал. Да что я, совсем спятил? Ведь просто так на карантинную станцию не попасть. Наверняка, командира станции предупредили о прибытии представителя СБ. Надо бы поговорить с тем толстяком-доктором.

Седов поймал себя на том, что спорит с самим собой, и разозлился. Еще немного и он начнет рассуждать вслух, а это уж совсем никуда не годится.