Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 1

 

Все было именно так, как описывал путеводитель: «Здесь вы никогда не замерзнете! Либо солнечно и тепло, либо пасмурно, но все равно тепло»!

Стюардесса с жалостью посмотрела на сошедших пассажиров, люк закрылся, и челнок, после короткого разбега, ушел в серое низкое небо.

Тепло и пасмурно. Ну что ж… Седов поднял воротник куртки, забросил на плечо сумку и, не дожидаясь попутчиков, зашагал к таможенному терминалу.

Прилетело всего пять человек. Он запомнил и оценил их еще в полете: благообразный пожилой господин с доброй отеческой улыбкой. Молодожены, не сводившие щенячье-преданных глаз друг с друга. И двое разбитных парней, не просыхавших всю дорогу.

Низкие тяжелые тучи были похожи на грязную набухшую вату. Дождя не было, но в воздухе висела водяная пыль с привкусом какой-то гнили. Она оседала на одежде, на лице, отчего казалось, что по лицу провели влажной губкой, пропитанной тухлой водой.

Таможенник был недружелюбен и небрит.

— Цель приезда? — Угрюмо осведомился он.

— Отпуск, — Седов тоже был не в настроении вести длинные беседы.

— Не сезон, — неодобрительно буркнул офицер.

— В сезон начальство отдыхает.

За спиной раздалось слюнявое чмоканье.

— Угу. И то верно, — таможенник посмотрел через плечо Сергея, — ну и этим все равно, в какую погоду не вылезать из постели, — он уже с сочувствием взглянул на приезжего. — Зато гостиницы свободны. Рекомендую «Зеленый рай». Пять звезд, но в межсезонье цены приемлемые.

— А такси в межсезонье найдется? — спросил Седов, забирая документы.

— На площади сколько угодно.

У выхода Седов оглянулся. Молодожены, склеившись губами, языками и конечностями продолжали наслаждаться вседозволенностью медового месяца. Благообразный господин отбивался от парней, предлагавших ему принять на грудь во избежание ревматизма, бронхита, артрита и целлюлита. Таможенник терпеливо ждал, когда кто-нибудь о нем вспомнит.

— Чмок… чмок…

— Господа, господа, я не пью так рано и …

— Папаша, сто пятьдесят! Для профилактики!

— А не хочет ли кто оформить документы?

Такси оказалось старинным колесным автомобилем, потрепанным, но чистым. На вопрос Седова водитель объяснил, что у них здесь все под старину. Глайдеры только у полиции. Так что привыкайте, мистер.

— «Зеленый рай» — отличный отель, — подтвердил он, ловко управляясь с рулевым колесом, — сауны, солярии, бассейны. Те, кому не по карману жить здесь летом, теперь отрываются за все про все.

Машина, похрюкивая изношенным двигателем, взобралась на перевал, спустилась в долину, и дорога запетляла вдоль берега моря. Волны лениво накатывались на крошечные галечные пляжи, вкрапленные между скал, и так же лениво, будто не вода была в океане, а масло, отползали назад. Справа тянулись посадки фруктовых деревьев с облетевшими листьями, за которыми мокрой темно-зеленой стеной вставали джунгли. Потом замелькали одно— и двухэтажные коттеджи с красными черепичными крышами. Двери и наличники окон были выкрашены белой краской, что немного разнообразило тусклый пейзаж.

За поворотом открылся вид на залив. Вода бутылочного цвета наводила на мысли о трясине. «Лазурные воды, омывающие пляжи отелей, славятся своей чистотой и прозрачностью», вспомнил Седов рекламный проспект. Закурив, он приоткрыл окно и тут же пожалел об этом — запах стоял, как на свалке.

— Чем это так воняет?

— Вода гниет, — поморщившись, ответил таксист, — тут в залив несколько речушек впадает. Несут гниль со всей долины. А вода-то стоячая — рифы на входе в бухту. Летом реки подсыхают, водосток уменьшается, а зимой вот такое болото получается. Ну и джунгли добавляют аромата.

Представляю, какие ароматы летом.

— Летом другое дело, — не согласился водитель, — весной такие ветра поднимаются, что о-го-го! Штормы всю гниль в океан уносят. А потом сады цветут. Э, да что говорить. Приезжайте летом.

— Непременно приеду, — буркнул Седов.

Отель представлял собой здание с потемневшим от влаги фасадом, террасами спускающееся к заливу. От джунглей его отделяли теннисные корты, футбольное поле и насколько бассейнов со спущенной на зиму водой. Наверное, летом зеркальные окна отеля смотрелись иначе, но сейчас, отражая набухшие влагой облака, они походили на темные незрячие глаза быстро теряющего зрение старика.

— Зеленый рай, — задумчиво сказал Седов, расплачиваясь с водителем, — хоть шлюхи здесь остались?

Парень, поднял голову, смерил его взглядом.

— Вы сами откуда?

— С Земли.

— Вот к вам и уехали шлюхи. Подлечиться перед сезоном.

— Разминулся, стало быть, — посетовал Сергей.

Портье в отеле был очень услужлив, только что любимый цвет презерватива не спросил, а так все чин чином: лучшие номера с видом на лагуну. Можно с видом на джунгли. Ах, господин предпочитает окна на город? Улыбка слегка поблекла на угодливом лице. Подешевле, не так красиво, но все будет по высшему разряду. Недорогое, но приличное? Конечно, есть. У нас все прилично! Портье повернулся к ящику с ключами.

— Одну минутку, — хрипло сказали сзади.

Коренастый мужчина в темном костюме неуклюже наклонил голову.

— Охрана отеля. Что у вас в кармане? — Мужчина ткнул толстым пальцем в боковой карман куртки.

Седов оглянулся на вход в отель. Значит, детекторы все же есть. Просто замаскированы, чтобы не смущать клиентов.

— Подарок внучки, — с чувством сказал он, доставая металлическую фигурку медвежонка с растопыренными лапами, — талисман. Никуда без него.

Охранник повертел медвежонка, нажал на голову. Лапки игрушки, выдвинувшись вперед, сомкнулись, прикрывая костяшки пальцев. Охранник покачал увесистую игрушку в кулаке.

— Получите на выходе. Развитая у вас внучка.

И не говорите, — вздохнул Сергей, — такая бедовая, вся в мать.

Бой, как клещ вцепился в сумку. Седов не отдал. Так и пронесли «Стентор» вдвоем через весь холл до лифта. Седов нажал кнопку вызова и сказал:

— Парень, оторвешь ручку — заплатишь за всю сумку.

Мальчишка надулся и ушел. Поднявшись на этаж, Седов отдал чаевые боя и портье коридорному, который встретил его у лифта и проводил к номеру — коридорный держался уверенно и вежливо, но без подобострастия, и Седов оценил это, поскольку не любил навязчивости.

Номер на пять звезд, конечно, не тянул: небольшой холл, спальня, ванная комната. Окна от пола до потолка с тоскливым городским пейзажем за мокрыми стеклами.

Разобрав вещи и приняв душ, Седов спустился к обеду в бар, перехватил сто граммов водки и прошел в ресторан.

Зал был почти пуст, настенные светильники погашены, и в углах царил полумрак, отчего стены казались обветшалыми и пыльными. За столиком возле окна два юнца накачивались пивом под омаров, а в дальнем углу эффектная брюнетка, почему-то в вечернем платье, громко и подробно объясняла давешнему благообразному попутчику Седова, какая он сука и что она ждет, не дождется, прямо умирает от нетерпения, когда же он склеит ласты. Господин, отечески улыбаясь, согласно кивал головой, будто и сам уже извелся в ожидании этого события. Барабанщик в пустом оркестре, наигрывая на своих инструментах, подпевал себе голосом, похожим на звук треснувшего хай-хэта.

Если еда местная, возьму консервы, решил Седов. Однако подошедший метрдотель убедил его заказать фирменные блюда. Сергей учтиво поблагодарил и мэтр в ответ так же учтиво склонил голову. Дело чуть было не испортил барабанщик, предложивший исполнить что-нибудь для аппетита. Седову очень хотелось сказать, что он готов заплатить, если только парень помолчит, но он взглянул на мэтра и степенно ответствовал, что привык вкушать пищу в тишине. За что опять удостоился благосклонного кивка. Да, и в межсезонье здесь встречались достойные люди, и метрдотель был явно из их числа.

В ожидании заказа Седов закурил и, откинувшись в кресле, задумался. Итак, легенда у нас обычная — отпускник. Этакий зрелый господин среднего, или чуть ниже, достатка. Много слышал о модном курорте и вот решил отдохнуть, когда толпы туристов схлынули и цены упали. С этим все ясно, а вот варианты отхода стоит продумать. Впрочем, не стоит особенно изощряться, не тот случай. Самые обычные варианты.

Первый: буйный гость; второй — срочный вызов; третий — delirium tremens и четвертый вариант — инфекция.

Вариант первый. Ну что ж, проверено временем, действует безотказно, но есть вероятность попасть в полицию. Тут важно не переборщить, не покалечить кого и самому остаться целым.

Второй вариант… хм, надо было договариваться заранее с конторой, чтобы прислали вызов: заболела любимая теща, сгорел фамильный замок. Звонить отсюда, просить сделать срочный вызов? Благодарю покорно. Засекут местные и вся легенда к черту. Да и не буду я этой сволочи звонить.

Делириум? Тоже раньше позаботиться стоило, чтобы попутчики подтвердили: да, неподобающим образом вел себя господин Седов. Пил всю дорогу, домогался стюардесс, споил экипаж, не говоря уже про пассажиров. Не знали, как избавиться. К сожалению, перелет с Земли прошел спокойно, так что белая горячка отпадает.

Инфекция? Непонятная, а потому страшная! Чтобы местные эскулапы потели со страху и по галактической сети требовали сведений о новых инфекционных заболеваниях. Это можно. Это недолго организовать, в аптеках, скорее всего, что-нибудь найдется, замешаем, не в первый раз. Но могут изолировать, обколоть всякой дрянью, а вещи отправят в карантин и раньше, чем через полгода их не получишь. Нет, остается только вариант номер раз! Оно и к лучшему, повеселимся напоследок — контора платит!

Пока он размышлял, барабанщик куда-то исчез, а мэтр подогнал к столу официанта с закусками.

Сорок минут спустя, покончив с десертом, Седов позволил себе выкурить с метрдотелем, которого звали Анри — благородство даже в имени, по контрабандной сигаре. Поговорили о проклятой погоде: приезжайте к нам летом; о молодежи: ничего святого — юнцы все жрали омаров, с хрустом ломая клешни и ноги и, вполне расположенные друг другом, простились.