Тень на плетень

Ольга Бойкова, главный редактор криминальной газеты «Свидетель», и предположить не могла, что репортаж о падении машины с моста обернется такими сложностями. В редакцию заявляется самый настоящий доктор теоретической магии и пытается убедить всех, что данное происшествие – не авария, а «открытие временного канала». Он так активно наводил тень на плетень, что сомнений у сметливой папарацци не осталось – тут дело нечисто. А уж когда прямо в ее редакционном кабинете был найден труп, Ольга ни секунды не сомневалась, что все эти происшествия связаны между собой. Тем более, что произошло еще одно из ряда вон выходящее событие – кто-то пытался ее задушить.

Глава 1

Это был непутевый вторник, следовавший как раз за абсолютно несъедобным понедельником, который, как я считаю, вообще даже не день недели, а так, какая-то мелкая пакость, еженедельно плюхающаяся нам на нервы и психику.

Но это было вчера. Сегодняшний же вторник не предвещал ничего необычного, да, наверное, ничего такого и не произошло. По крайней мере, у нас в редакции. А вот в городе Тарасове случилось кое-что. Не то чтобы так уж озадачить, надо признаться, но и не совсем ординарное явление.

Словом, вчера, в неприличный день, за городом упала с моста в Волгу – это у нас река такая – машина «Жигули» девяносто девятой модели. За рулем должен был находиться некий гражданин Будников, тело которого, однако, не нашли.

Некоторые местные издания поспешили сообщить об этом происшествии как о заказном убийстве. Особенно настырно на этом настаивала газетка под почти неприличным названием «Тарасовский листок». Не знаете такую? И не советую даже в руки брать, хотя нет, можно, если вам понадобится завернуть какой-нибудь мусор. Можете взять даже два номера, они того стоят.

Глава 2

Ромка ушел, и кофепитие продолжилось уже без лишних разговоров и споров. Первым ушел Виктор, молча кивком поблагодарив меня и Маринку.

Помаявшись в оскорбительной тишине ужасающе долго, наверное, целых три минуты или даже все четыре, Маринка, бросив взгляд на меня, повернулась к Сергею Ивановичу.

– Адом этот, вы говорите, новый, да? – спросила она.

– Как будто ты его не знаешь, – заметила я, – на нем еще две башенки, почти как на консерватории.