Принцесса и свинцовый человек

Брюссоло Серж

Глава 9

 

Поначалу я испытывала громадное облегчение. Мне уже доводилось раньше пользоваться летучим ковром, но он был маленький и неудобный. Если пассажиров было несколько, им приходилось жаться друг к другу, и при малейшей турбулентности им всерьез угрожала опасность свалиться вниз. В общем, если вы сами пользовались подобным видом транспорта, то хорошо понимаете, о чем я говорю.

Универсальная карта оказалась гораздо удобнее. После каждого полива она вырастала еще немного, что полностью избавляло нас от неприятного головокружения от ощущения высоты — основного недостатка, портившего впечатление от обычных ковров-самолетов.

Кроме того, она все время держалась на одной высоте и как будто не обращала внимания на воздушные ямы. Все это делало наше путешествие очень комфортным и приятным.

— А теперь что? — заскулил Синий Пес. — Каков наш план? Если мы не сможем больше опуститься на землю, мы скоро умрем с голоду!

Но тут он был не прав. Карта ничуть не преувеличивала своих волшебных способностей. Как она и обещала, вскоре на ее поверхности, покрывшейся травой и цветами, выросли странные деревья. Время от времени на земле появлялись надписи, содержавшие такого рода вопросы:

Нравятся ли вам цвет и аромат этих цветов? Может быть, вы хотите, чтобы я их изменила?

Или сообщения:

Синие яблоки пахнут клубникой, красные — шоколадом, желтые — жареной курицей, зеленые — копченой грудинкой.

Одним словом, это было что-то вроде руководства по пользованию новым миром, который универсальная карта создавала специально для нас.

Чуть погодя, когда на небе собрались тучи и вот-вот должен был пойти дождь, она вырастила даже маленькие домики, в которых мы могли укрыться от непогоды. Эти домики можно было менять по своему вкусу, достаточно было лишь высказать карте свои пожелания. Всего за час она могла превратить простенькую хижину в симпатичный домик с балконом, изысканный павильон или даже маленький замок. То же самое касалось мебели и прочей утвари, которая могла нам понадобиться. Все буквально вырастало из земли: щетки для волос, тарелки, одежда, носки... оставалось лишь нагнуться и сорвать их. Правда, у этих чудесных вещей было одно неудобство: они тоже были живыми. Например, иногда щетка принималась ползать по столу, а свитера устраивали возню на вешалке. Некоторые, особенно капризные, даже не давались в руки, не желая, чтобы их надевали, — все время норовили вырваться и спрятаться под кроватью. Конечно, это причиняло массу хлопот. То же самое с башмаками: мне постоянно не хватало одного из пары, потому что ему, видите ли, вздумалось пойти прогуляться. Ну да ладно, я особенно не жаловалась: после того что нам пришлось пережить, пребывание на летающем «острове» можно было счесть настоящими каникулами в раю.

Синий Пес вытребовал себе будку в виде дворца с золочеными башенками по углам. Себастьян поселился в бревенчатой избушке, а я выбрала себе прелестный фахверковый домик, такой, как строят в Нормандии.

Что же касается Дораны и Седрика, то тут проблемы оказались куда серьезнее. Как я с удивлением обнаружила, эти двое просто не переваривали друг друга!

Да-да! Понимаю, что это звучит невероятно, но, судя по всему, таким оказалось побочное действие зелья безразличия. Я-то наивно полагала, что они просто станут вести себя как добрые приятели, не позволяя ничего лишнего, но дело обернулось совсем иначе.

Видимо, из-за того, что я оказалась единственной, кроме нее, девочкой на борту, принцесса выбрала меня в качестве наперсницы и врывалась ко мне по десять раз на дню, чтобы излить душу.

— Ох уж этот парень, — твердила она, — этот Седрик... Я просто его не выношу! Он такой воображала, все время крутится перед зеркалом. И говорит только о себе. Все время «я», «я», «я»... только и слышу целыми днями! Ужасный эгоист. И ему здесь скучно. То ему хочется на охоту, то на бал... Только вообрази, он попросил универсальную карту еде-лать ему придворных! Да-да, представь себе! Придворных, которые вырастут из земли, как какие-нибудь корнеплоды, чтобы осыпать его комплиментами и лестью. Он просто жить без этого не может. Вот кретин! Честное слово, я такого идиота в жизни не встречала.

Себастьян тут же поделился со мной, что Седрик точно так же ходит к нему, чтобы пожаловаться на Дорану.

— Все рассказывает мне, какая она дура и что она совсем не умеет одеваться. Предложил мне стать его конюшим, потому что недавно приказал карте вырастить для него лошадей, а также кабанов и оленей, чтобы он мог заняться любимым развлечением: псовой охотой.

— И он не влюблен в Дорану? — настойчиво допрашивала я. — Ты точно в этом уверен?

— Да уж точнее некуда! Они оба друг друга терпеть не могут. Думаю, что-то не так с этим зельем безразличия: то ли дозу подобрали неправильно, то ли колдунья нарочно его испортила, чтобы отомстить. Ты же знаешь, этим колдунам никогда нельзя доверять. Они злые по природе...

Признаться, я и сама пришла к такому же выводу. Я тоже заподозрила, что колдунья приготовила для нас зелье, которое, начиная с простого равнодушия, постепенно превращало прежде нежные чувства влюбленных в лютую ненависть. Что ж, если это правда, тогда нас ждут серьезные проблемы.

— У меня какое-то нехорошее предчувствие, — проворчал Себастьян. — Их отношения ухудшаются с каждым днем. Эдак они скоро дойдут до рукоприкладства.

Такого поворота мы совсем не ожидали.

— А на что вам жаловаться-то? — хмыкнул Синий Пес. — Раз они друг друга терпеть не могут, значит, можно не бояться, что они вдруг начнут целоваться! А раз так, то и конец света нам не грозит. По крайней мере, хоть об этом можно не беспокоиться.

Конечно, он был прав, но я мучилась страшными угрызениями совести от сознания, что разрушила такую чудесную любовь.

— Нас это не касается, — отрезал Себастьян. — Наша работа заключается только в том, чтобы доставить Дорану к отцу, а все, что будет дальше, не наше дело. С помощью универсальной карты мы освободим бабушку Кэти и сбежим куда-нибудь подальше от этого безумного мира! Мы и так уже сильно рисковали, когда спасали принцессу из тюрьмы.

Да, в его словах был определенный резон, но меня все-таки ужасно огорчало, как все обернулось.

В тот момент я еще не знала, что худшее ждет нас впереди!

Вообще-то живая карта подчинялась всем подряд. Она прикладывала все силы, чтобы удовлетворить самые причудливые желания своих обитателей, ничуть не заботясь об их катастрофических последствиях. Как и предупреждал Себастьян, вскоре она «вырастила» для Седрика пышную свиту, коня, трех кабанов и столько же оленей, которые тут же принялись скакать, где им вздумается. Мне кажется, эти существа не были реальными. Я хочу сказать что на самом деле это были всего лишь «отростки» карты, так сказать кусочки ее самой, которым она придавала желанный нам облик, чтобы доставить нам удовольствие. Эта мысль пришла мне в голову, когда я наблюдала за новоявленными придворными, которыми окружил себя Седрик. Это были не настоящие люди, а скорее марионетки, которые все время повторяли одни и те же комплименты, одни и те же льстивые речи. Просто надувные куклы с механическими жестами, единственное назначение которых было в том, чтобы Седрик чувствовал себя истинным принцем.

Неприятность заключалась в том, что эти «люди» и «животные» заполняли наше жизненное пространство, которого уже начинало не хватать. Определенно, на летающей карте возникла некоторая перенаселенность. Кроме того, теперь оказалось просто невозможно выйти из дома без опасений, что тебя тут же не собьет с ног резвящийся кабан или олень. В довершение всего Седрик потребовал, чтобы размеры его замка увеличились в пять раз, в результате чего наши домики едва не раздавило этой громадной крепостью.

— Плохи наши дела, — проворчал Синий Пес. — Не знаю, заметила ты или нет, но чем больше карта оказывается перегружена всяким бесполезным хламом, тем сильнее она теряет высоту. Если так пойдет дальше, Человеку со свинцовой головой останется только взобраться на дерево повыше, чтобы попасть к нам на борт!

Я подошла к краю, чтобы удостовериться в справедливости его замечаний, и испытала очень неприятное удивление: мы и в самом деле летели очень низко. Еще немного, и карта начнет цеплять «брюхом» за верхушки деревьев. Тогда, конечно, взобраться на нее не составит труда.

Я отправилась к Седрику в надежде уговорить его внять голосу разума и избавиться от всяких излишне громоздких игрушек, но он меня выпроводил, а его свита буквально вышвырнула меня за дверь.

Тогда я обратилась к самой универсальной карте.

— Избавься от всех этих вещей! — велела я. — От этого замка, слуг и животных. Тебе нужно облегчить свой вес, чтобы снова набрать высоту. Летя так низко, мы становимся слишком уязвимы.

«Никак невозможно, — написала карта. — Я должна удовлетворять желания каждого, какими бы глупыми они ни были. Я здесь не для того, чтобы судить, — вы, люди, должны сами разобраться с этими проблемами. Но в одном ты права: изготовление всех этих вещей расходует мою жизненную энергию. Скоро мне придется приземлиться и отдохнуть, чтобы снова набраться сил».

Нам такой вариант развития событий никак не подходил. Оказавшись на земле, мы снова будем в опасности, Человек со свинцовой головой быстро нас настигнет. Я была убеждена, что он продолжает нас преследовать. Он наверняка забрал наших лошадей, которых мы оставили, когда взошли на летучую карту. Наверное, он так и скачет за нами, скрываясь в тени деревьев... И хотя мы не могли его видеть, он по-прежнему был рядом, только и выжидая подходящий момент, чтобы забраться на наш летающий остров.

Обстановка стала еще более напряженной, когда Дорана и Седрик начали поливать друг друга оскорблениями, а потом и дошли до драки! На этот раз война была объявлена всерьез. Поводом для нее стало то, что один из кабанов Седрика забрался в дом Дораны и сожрал все ее платья. Принцесса выразила принцу самый энергичный протест, но тот ответил, что, дескать, не видит в этом ничего страшного, потому что Дорана все равно никогда не умела нормально одеваться. Принцесса восприняла это оскорбление очень болезненно. Ссорящиеся тут же сорвались на крик, посыпались оплеухи... О примирении не могло быть и речи. Дорана никак не желала успокоиться. Она ворвалась ко мне в состоянии неописуемой ярости, угрожая Седрику самыми страшными карами.

Я чувствовала себя очень неловко. По всей видимости, зелье безразличия пробуждало в тех, кто его пил, сильнейшую антипатию, переходящую в откровенную ненависть. Дорана, похоже, всерьез задумывалась об убийстве.

— Вообще-то, — вдруг заявила она, — я пришла одолжить у тебя нож... Очень длинный нож, которым можно было бы проткнуть сердце этого кретина насквозь. У меня в шкафах ничего подходящего не оказалось. Кстати, напомни: сердце находится с левой стороны, верно?

Мне стоило огромного труда вразумить ее, и она отправилась домой, что-то недовольно бубня себе под нос.

На следующий день, как ни странно, я увидела ее веселой и беспечной, когда она прогуливалась среди пышных цветочных клумб.

— Похоже, дела пошли на лад, — заметила я. — Так вы помирились?

— Нет, — ответила она как ни в чем не бывало, — я вытолкнула его за край.

— Что?

— Да, улучила момент, когда он стоял и смотрел вниз, подкралась к нему на цыпочках и как следует пнула его пониже спины. Он и полетел вниз кувырком, и еще так смешно вопил при этом. Знаешь, мне сразу стало легче. Я просто не выносила присутствие этого идиота!

— Ты с ума сошла! Он же наверняка убился!

— Не думаю. Скорее всего, зацепился за ветки какого-нибудь дерева. В любом случае, это уже не важно.

И она спокойно удалилась, весело насвистывая.

Не прошло и часа, как замок Седрика, его свита, слуги и животные исчезли без следа. Живая карта объяснила нам, что пользоваться ее волшебством могли только действующие пассажиры летучего ковра. Избавившись от лишней тяжести, мы быстро набрали высоту.

Впереди уже виднелся королевский дворец. Что ж, еще немного, и наша миссия будет завершена. Я спросила у Дораны, рада ли она вновь увидеться с отцом. У нее тут же сделался такой свирепый вид, что я не сомневалась: она решительно намерена свести все счеты со своими обидчиками и заставить их поплатиться за долгие годы, проведенные ею в подводной тюрьме, под охраной акул-убийц. Похоже, королевству предстояло пережить немало кровавых скандалов. Хорошо, что хоть нас при этом уже не будет.

Когда на горизонте показались крыши столицы, мимо моего носа внезапно просвистела стрела!

Я метнула взгляд в сторону леса. Два всадника мчались в том же направлении, что и мы, держась под самым летучим ковром. Каждый из них натягивал лук, избрав нас в качестве мишени. В одном из всадников я сразу узнала Человека со свинцовой головой, а другим оказался не кто иной, как принц Седрик.

Наши беды еще не кончились.

(Продолжение следует)