Принцесса и свинцовый человек

Брюссоло Серж

Глава 8

 

На следующий день мы достигли границы и укрылись в кустарнике на расстоянии полета стрелы от крепости, где томился принц Седрик. Эта близость ввергла Дорану в неимоверное возбуждение. Вооруженная маленькой подзорной трубой, она провела не меньше двух часов, вглядываясь в отдаленную громаду башни и надеясь увидеть, как где-нибудь за решетками бойниц, вырубленных в угрюмом сером камне, промелькнет лицо ее возлюбленного.

— Там повсюду вооруженные охранники, — проворчал Себастьян. — А стены сложены из полированного гранита, гладкого, как стекло, так что взобраться по ним снаружи нет никакой надежды, если только ты не муха. Пытаться пробраться внутрь любым классическим способом — верное самоубийство.

— Там еще и специально натасканные бойцовые доги, — прибавил Синий Пес, — я чую их запах. Они патрулируют крепостные стены, и внутренний двор тоже, и разорвут нас в клочки без колебаний. Этих псов специально приучают к человечине, подкармливая мясом казненных преступников. Но кормят очень скудно, так что они всегда голодны.

— Универсальная карта должна помочь нам преодолеть все эти препятствия, — возразила я. — Так что давайте не будем заранее отчаиваться.

Затем, повернувшись к Доране, я сказала тоном, не допускающим возражений:

— Не забудь про наше соглашение: мы освободим Седрика, но вы оба выпьете зелье безразличия, и будете пить его до тех пор, пока мои друзья и я не покинем пределы Королевства настроений. Мы заключили сделку.

— Я помню, — огрызнулась принцесса. — И я сдержу слово. По крайней мере, пока этот эликсир будет действовать. Но что будет потом, я не знаю, и никаких гарантий дать не могу. Может еще так случиться, что любовь, которую мы с Седриком испытываем друг к другу, окажется слишком сильна и зелье на нас не подействует. Возможно, мы просто будем не в силах сдержать порыв, который бросит нас в объятия друг к другу.

Мне не пришло в голову рассмотреть такой вариант событий, и у меня неприятно кольнуло в груди. Но, в любом случае, спорить о чем-то было слишком поздно — время шло, а Свинцовый человек мог свалиться нам на голову в любую секунду.

Охваченная дурными предчувствиями, я развернула на земле карту.

— Что ж, покажи нам, на что ты способна, — обратилась я к ней. — Укажи, где находится тайный проход, по которому можно попасть прямиком в камеру Седрика. Такой, чтобы мы могли устроить ему побег, не попавшись на глаза тюремщикам.

Едва я произнесла эти слова, как линии на карте расплылись, смешались... и на ней возникла новая картина — то самое место, где мы стояли кружком на коленях вокруг карты. Мигающая красным светом пунктирная линия вилась по земле, упираясь в помеченный крестиком огромный дуб. Все это немного напоминало пиратские карты из кино, на которых указано, где спрятан клад.

На пергаменте сами собой появились слова, выведенные красивой старинной вязью:

Волшебный проход скрыт в стволе древнего дуба; дабы открыть его, произнесите громко заклинание, единым духом и без ошибки: Максидипломега-ломинизавр. У вас есть право только на одну попытку. Если собьетесь, проход останется закрыт навечно. Важное уточнение: волшебный туннель, ведущий в камеру принца, будет открыт лишь четверть часа. Когда это время минует, он сомкнется вновь. Если вы промедлите в нем, то окажетесь замурованы заживо и погибнете от удушья. Внимание: эта инструкция исчезнет через десять секунд. Девять... восемь... семь...

— Слово! Слово! — завопила Дорана. — Запишите его, скорее!

Действуя рефлекторно, я схватила оказавшуюся под рукой веточку и нацарапала заклинание прямо на земле. Себастьян и Синий Пес диктовали мне заветное слово по слогам, но поскольку они пытались перекричать друг друга, это не слишком-то помогало.

Как и предупреждала карта, инструкция вскоре испарилась. Меня это жутко разозлило. Карта просто издевалась над нами! Можно подумать, без этих штучек все складывалось слишком просто!

Мы дружно уставились на заклинание, кое-как накарябанное в пыли, и стали повторять вполголоса, чтобы как следует запомнить. Я была встревожена, потому что не была уверена на все сто процентов, что списала его без единой ошибки. Все произошло так быстро...

Добрых полчаса мы потратили, тренируясь в произношении. Это оказалось совсем не просто, и мы то и дело сбивались и путались (попробуйте сами и убедитесь, если хотите!)

— Ладно, — вздохнула я в конце концов, — пора действовать. Готовы? Я предлагаю, чтобы Синий Пес остался здесь вместе с Дораной.

— Согласен, — неохотно признал Синий Пес, — так будет лучше, сторожевые псы могут слишком взбудоражиться от моего запаха.

В довершение всех сложностей, Дорана буквально завалила меня советами и рекомендациями. И даже сунула мне в ладонь любовную записку, которую успела написать своему драгоценному Седрику. Мне стоило огромного труда избавиться от принцессы. Решив не оставлять ей ни единой лазейки, я откупорила флакончик с зельем безразличия и потребовала, чтобы она сделала глоток немедленно, на моих глазах. Она подчинилась — скрепя сердце, конечно, но все-таки она была принцессой, и должна была держать свое слово. Жульничать было ниже ее достоинства.

Убедившись, что необходимые меры предосторожности приняты, мы с Себастьяном направились к указанному на карте большому дубу. На первый взгляд он казался самым обычным старым деревом, разве что ствол у него был такой толстый, что мог бы вместить трех человек.

Я встала прямо перед ним, и с бьющимся от волнения сердцем произнесла волшебное заклинание. Кора дерева тут же засветилась, и на ней проступил круг, словно какая-то дверь. Я крепко схватила Себастьяна за руку и мы одновременно перешагнули порог этого чудесного отверстия.

Мы тут же очутились как будто внутри прямого, как стрела, туннеля со светящимися стенами — ничего похожего на мрачный, пронизанный корнями подземный ход, который я почему-то ожидала увидеть. Сразу становилось ясно, что это именно волшебный проход между двумя измерениями. Однако минуты шли, и мы не могли позволить себе долго любоваться чудесными разноцветными искорками на стенах этого зачарованного коридора.

Я побежала, Себастьян тоже не отставал. При этом звука шагов слышно не было, и это создавало странное, нереальное ощущение, будто я бегу по облаку.

В конце коридор упирался в другую светящуюся дверцу — яркий лучистый круг, перешагнув который, мы оказались на этот раз в камере Седрика. Насмотревшись на кучи портретов, нарисованных рукой Дораны, я узнала принца сразу же. Он стоял посреди своей темницы, ошеломленно созерцая волшебный проход, который внезапно разверзся перед ним в каменной стене.

Это был очень красивый юноша — совершенно не в моем вкусе, правда, но действительно очень красивый, если, конечно, кому-то нравится такое высокомерное выражение лица и исполненная превосходства и уверенности в себе осанка.

— Кто вы такие? — хрипло спросил он, хватая со стола нож для разрезания бумаги и наставляя его на нас. — Демоны! Я знаю, вы демоны!

Я попыталась растолковать ему, что нас послала сюда Дорана, чтобы спасти его, но он, кажется, ничего не понимал и все продолжал твердить про демонов.

Выйдя из себя, Себастьян одним взмахом руки выбил у него нож и рявкнул:

— Хватит корчить из себя идиота! Проход, по которому мы попали сюда, через десять минут закроется. Решай сам, чего ты хочешь: покинуть тюрьму немедленно или продолжать гнить здесь до конца своих дней. Твоя подружка снаружи, ждет тебя не дождется. Так что ты надумал?

Седрик наконец пришел в себя. Похоже, он боялся, что его пытаются заманить в ловушку или не знаю чего еще. Недоверчивый парень, одним словом.

Я бросила взгляд на часы. Минуты стремительно утекали. Поэтому, чтобы выиграть время, я решила прибегнуть к хитрости: вынула из кармана пузырек с эликсиром безразличия и решительно, заявила:

— Прежде чем войти в волшебный туннель, ты должен выпить глоток этого защитного эликсира, иначе магия испепелит тебя.

Конечно, это было не совсем честно, но мне не хотелось терять драгоценные минуты на долгие разъяснения, почему ему совершенно необходимо выпить это зелье.

В конце концов он решился — выхватил флакон у меня из рук, поднес к губам и сделал большой глоток. А потом бросился вслед за нами в зачарованный коридор. Мы потратили слишком много времени в камере, и теперь туннель неумолимо сужался. Нам приходилось идти втянув головы в плечи. Стенки угрожающе искрили и потрескивали, сближаясь все сильнее.

Охваченная паникой, я не выдержала и побежала, мечтая как можно скорее вырваться из этой адской трубы, где меня вот-вот могло замуровать навечно.

Проход продолжал сужаться, и вскоре мы уже были вынуждены двигаться на четвереньках, затем ползком... Я уже думала, что нам никогда не выбраться, как вдруг мне в лицо пахнуло свежим воздухом. Я покатилась по траве, а следом за мной и Себастьян с Седриком. Светящееся пятно позади нас погасло, и старый дуб снова превратился в обыкновенное дерево, такое же, как все остальные вокруг. Теперь никто бы не догадался, что в его стволе таится вход в волшебный туннель, соединяющий разные измерения.

Я торопливо поднялась на ноги, с тревогой ожидая, что произойдет дальше. Итак, вот он, момент истины. Дорана и Седрик стояли лицом к лицу, и если они сейчас бросятся друг к другу в объятия и сольются в поцелуе, Королевство настроений немедленно будет сметено огненным ураганом. Ну, по крайней мере, так утверждала легенда.

Однако вместо того чтобы разразиться бурными изъявлениями любви, принц всего лишь склонился перед принцессой в вежливом поклоне, а та в ответ присела в реверансе.

— Мне кажется, сударыня, мы с вами уже где-то встречались? — произнес он спокойно.

— Вполне возможно, — с легкой небрежностью отозвалась Дорана, — но я что-то не могу вас припомнить. Быть может, при дворе моего отца?

— О да, вероятно, — кивнул Седрик, выпрямляясь, — во время какого-нибудь официального визита.

Оба они вели себя на удивление сдержанно и равнодушно.

— Это зелье! — шепнул мне Синий Пес. — Оно действует! Видишь, они ничего не испытывают друг к другу.

— Ну и хорошо, — ответила я. — Нам и так хватает забот. Человек со свинцовой головой уже где-то совсем близко. Если мы хотим сбежать от него, нужно заняться картой, полить ее хорошенько, чтобы она смогла превратиться в летучий ковер. Это наш единственный шанс остаться в живых.

Уговорив Дорану сыграть еще разок на флейте, Себастьян занялся краном: развязал мешок, в котором мы его держали, и щедро полил ожившую карту, как огородник поливает свои грядки.

— К чему все это нелепое действо? — высокомерно поинтересовался Седрик. — Я хотел бы вернуться к своему отцу, королю Алкатонии.

— Вот лопух, это же твой отец и посадил тебя в тюрьму! — гавкнул на него Синий Пес. — Тебе что, так не терпится вернуться в камеру?

— Что за бред ты несешь, гнусная дворняга! — взъярился принц. — Никогда не слышал о подобной низости. Ты все это выдумал! Погоди же, мои слуги вмиг спустят с тебя шкуру!

— Но сначала я как следует цапну тебя за задницу! — огрызнулся пес.

Пока они бранились, карта продолжала расти. Теперь в ней было уже не меньше двадцати квадратных метров, и мы все могли без труда на ней уместиться. Ступив на карту, я позвала остальных присоединиться ко мне. Инстинкт упорно нашептывал мне, что опасность близка. Человек со свинцовой головой мог выступить из-за деревьев с минуты на минуту.

Поскольку Седрик и Дорана явно колебались, Себастьян не стал церемониться и просто втолкнул их на середину волшебного «ковра» — ковра, испещренного ничего не значащими путаными цветными линиями.

— Если хочешь взлететь, — задыхаясь от волнения, выговорила я, — то давай прямо сейчас или никогда.

По ковру пробежала сильная дрожь, от которой мы потеряли равновесие и попадали. Дорана и Седрик разразились возмущенными протестами. Наконец универсальная карта робко приподнялась над землей — сначала на тридцать сантиметров, потом на метр, на два, на пять... Она держалась в воздухе немного неуверенно, и мы несколько раз чуть не свалились с нее, но вскоре наш летучий ковер уже воспарил над верхушками деревьев.

И в этот самый миг из лесной чащи до нас донесся яростный вопль. Я глянула вниз и увидела его — Человека со свинцовой головой. Он стоял рядом с нашими лошадьми, на том самом месте, где мы находились минуту назад. Злобно потрясая кулаком, он кричал нам вслед:

— Это еще не конец! Я отыщу вас хоть на краю света! Куда бы вы ни отправились, я уже буду поджидать вас там!