Похитители тьмы

Когда-то Майкл Сент-Пьер был высококлассным вором, специалистом по древностям и предметам искусства, — изобретательным, дерзким и совершенно неуловимым. Теперь он отошел от дел и ведет совершенно легальный бизнес. Но ему пришлось вспомнить прежнее ремесло, когда он узнал, что его лучший друг Симон, охотясь за древней картой и еще более древним посохом, попал в серьезную переделку и ему грозит смерть. Майклу еще не известно, что эти карта и посох — ключи к самому потаенному месту на Земле; месту, где скрываются чуть ли не все тайны мироздания. И что за этими ключами охотятся также другие люди — лишенные всяких моральных принципов; люди, желающие выпустить в этот мир первородное зло…

Пролог

Тюрьма «Хирон» расположилась на большой скале высотой в три тысячи футов, откуда открывался вид на бурую, усеянную камнями пустыню Акбиквестан — небольшую «самостийную» республику к северу от Пакистана. Это трехэтажное сооружение в пятидесяти милях от всякой цивилизации высекли из камня на вершине Херсианского плато. Больше ничего не разнообразило эту ровную бесплодную землю. По ночам, когда на сторожевых вышках зажигали свет, возникало впечатление, что это корона на голове демона.

Легендарную тюрьму построили британцы в 1860 году как лагерь для содержания и казни тех, кто не соглашался с порядками, насаждаемыми империей. За прошедшие сто пятьдесят лет здесь почти ничего не изменилось, разве что появилось электричество.

Здание высотой в шестьдесят футов представляло собой гигантский гранитный блок со стенами, напоминающими средневековый замок. Четыре сторожевые башни по углам. Названная по имени главного стража седьмого круга дантовского ада

[1]

, тюрьма эта своей репутацией превзошла даже воображение автора. В последнее время она заполнялась лишь на тридцать процентов, а число охранников сократилось до восемнадцати человек, которые, не работай они здесь, вполне могли бы стать ее обитателями.

Тюрьма недофинансировалась, а отправляли сюда преступников, которые вызывали мало сочувствия у «Эмнисти Интернешнл». Более или менее продолжительное пребывание в «Хироне» считалось равносильным смертному приговору, даже если заключенный фактически и не был приговорен к казни. Не имело значения, к пяти или тридцати годам его приговаривали — до досрочного освобождения он не доживал.

Глава 1

Воздух с силой штормового ветра тащил назад копну волос, рвал одежду, хлестал по щекам. Тело расправлено, руки и ноги вытянуты, чтобы лучше контролировать падение. Он уже пять секунд как покинул уютный и безопасный самолет и успел достичь максимальной скорости свободного падения в сто двадцать миль в час.

Сент-Пьер посмотрел на альтиметр на запястье — цифры быстро уменьшались, приближаясь к высоте развертывания купола на четырех тысячах футов. Он любил это ощущение полета, но никогда не рисковал, не хотел стать жертвой РПТ — резкой потери скорости, как некоторые называют удар об землю.

Майкл дернул кольцо — купол выскочил из упаковочной сумки и рывком замедлил его падение. Парафойл

[5]

раскрылся над ним, поймал в купол воздух и теперь распределял его вдоль секций, что позволяло контролировать спуск и направление так, словно человек летел птицей.

Каждый раз, дергая за кольцо, Майкл произносил короткую молитву и убеждался, что может легко дотянуться до ножа на поясе. Хотя он сам укладывал парашют, его не покидал страх перепутывания строп. В этом случае он должен успеть раскрыть запасной парашют. Майкл знал, что новички редко разбиваются, совершая затяжные прыжки, — чаще это случается с чрезмерно уверенными в себе экспертами.

Он ухватился за клеванты

[6]

и направил парафойл к дальнему концу скального выхода. Тюрьма, оседлавшая уступ, больше напоминала столовую гору где-нибудь в Вайоминге, чем в Акбиквестане. Огни тюрьмы «Хирон» являлись единственными признаками цивилизации в радиусе пятьдесят миль. Здание представляло собой внушительное сооружение, которое словно выросло из земли, из самого ада. Тут не было ни колючей, ни ленточной проволоки, ни ограждения. Заключенных, решившихся на побег из тюрьмы на высоте в три тысячи футов, окруженной пустыней, ждала верная смерть.