Пинг-понг пачкой баксов

Судьба у челноков — незавидная. Мотаешься с грузом через границу, ночей не спишь. Горбатишься почем зря, все на нервах, и никакой романтики… Детский врач и мать двоих детей, поневоле ставшая челночницей, Майя Ли, казалось, уже собаку в своем деле съела. И вдруг случилось ЧП! В очередном рейсе из тайника в грузовом автобусе пропала сумма денег в баксах. Майе столько по гроб жизни не заработать. И самое обидное, что украл их кто-то из своих — либо пассажиров, либо водителей. А раз уж отвечать за все ей, выбора нет: придется самой искать вора. Но вычислить «крысятника» — еще не значит вернуть пропажу. Потому что, пока вычислили вора и тайник, деньги оттуда уже пропали. И, как говорится, опять ищи ветра в поле…

МАЙЯ ЛИ И ЕЕ КЛИЕНТЫ

Перевозить деньги через границу нелегально выгодно, особенно, если сумма крупная, превышающая официально разрешенную для провоза. Это любому ясно — налог платить не нужно. Многие челноки так и поступают. Сдают валютчикам по одну сторону границы местную "солому", а на другой получают у них свободно конвертируемую валюту.

Граница между бывшими союзными республиками условная. На мелких дорогах стоят блокпосты, на центральной — таможня. Таможни обоих государств построены недавно, современные, весьма удобные для прохождения гражданами контроля, как в пешем порядке, так и на автомобилях.

По обе стороны от таможен нет ни пограничных столбов, ни контрольно-следовой полосы, ни колючей проволоки, ни самих пограничников. На этой территории располагаются самые обыкновенные поселки, с самыми обыкновенными домами, в которых живут самые обыкновенные граждане некогда одного, а ныне двух независимых государств. В лабиринтах тесных улочек любой "залетный" запросто заблудиться может, но не местный житель, которому с детства известны все ходы и выходы родного поселка. Кое-кто из них и грешил нелегальным провозом через границу валюты, а то и багажа. Что уж тут поделаешь — контрабандисты существовали во все века.

Майя Ли услугами валютчиков не пользовалась. Крупных денег у нее при себе не было, так мелочишка. Да ей деньги в дорогу и не нужны. Она возит этих самых челноков и овощников, как старшая автобуса. Набирает группу из пяти-шести человек и везет из пункта. А в пункт Б. Раньше автобус формировали по эту сторону границы, но с ужесточением правил таможенного контроля стали формировать на той. Кто, как и где провезет через таможню груз Ли не интересует. Она лишь берется доставить в пределах одного государства овощи или фрукты в нужную точку, а оттуда привести с товаром едущих с ней челноков, именуемых "обратчиками". Само собой, в дороге Ли отвечает за сохранность груза, личных вещей пассажиров и тех денег, которые ей сдают (кто хочет) на хранение. Еще Майя решает проблемы с ГАИ и рэкетом, ежели таковой, не дай бог, встретиться в дороге.

В просторном помещении с работающими кондиционерами небольшая очередь стояла к движущейся ленте, на которой молоденький таможенник просматривал на экране монитора содержимое багажа. Майе такую процедуру проходить не нужно, заполнять декларацию тоже. Из вещей у нее сумочка, в ней туалетные принадлежности, косметика, небольшая сумма на обед да пара видеокассет с новыми фильмами для клиентов. Показав паспорт и содержимое сумочки, Майя вышла из прохладного здания в послеполуденный июльский зной. На нейтральной территории ни кустика. Земля закатана асфальтом, над ним марево. Сквозь него здание таможни сопредельного государства колеблется, парит в невесомости, будто отражение в воде. Размахивая сумочкой, Ли ускорила шаг.

В ДОРОГЕ

В шесть часов вечера "Мерседес" проезжал по обводной дороге вокруг города, в котором жили Андрей и Виктор, и где был приписан автобус. Лунев оказался прав: у одной из развилок дорог "Меседес" действительно поджидал Шухрат, а с ним был и сам Саид. Киданов притормозил на обочине. Саид вылез из своих новеньких "Жигулей" девятой модели и, как и подобает владельцу солидного предприятия, не спеша и с достоинством направился к своей собственности. Шурик семенил следом.

Братья Камаловы совсем друг на друга не похожи. Старший — огромный сорокалетний мужчина с отвисшим животом, младший худосочный длинный очкарик. Если у Саида черты лица крупные, у Шухрата наоборот — мелкие заостренные. Один модно и со вкусом одевается, другой на одежду вообще не обращает внимания. И лишь в одном схожи братья — оба прижимисты и страстно любят деньги.

Саид влез в автобус, небрежно бросил Майе:

— Привет! — потом, цепким взглядом окинув клиентов, поздоровался и с ними: — Здравствуйте! — Наверняка он подсчитывал в уме сколько человек Ли взяла, сколько груза и какую примерно прибыль он должен получить с этого рейса. — Сколько тон в багажнике? — поинтересовался он у Майи.

— Три.