Падение Трои.

Наше далекое будущее, когда человечество было вынуждено покинуть Землю и начать путешествовать по галактике Млечный Путь. Наивное человечество полагало, что эта галактика, как и планета Земля, принадлежит только ему одному! Но ему пришлось разочароваться?! Хорошо, что на первых шагах человечеству встречались одни только гуманоиды, с которыми можно было договориться или, в крайнем случае, пригрозить… Но внезапно появилась раса разумных рептилий, которая хотела только одного — иметь все, ни с кем не делясь. Главное, эта раса умела воевать! И тогда встал вопрос — получит ли человечество свое место в галактике Млечный путь?

Вступление

Доктор медицинских наук Дмитрий Юрьевич Каллистов стоял и сквозь очки с сильными минусовыми линзами внимательно рассматривал старика, который сейчас лежал перед ним на медицинской кушетке обнаженным по пояс. Буквально пару дней назад этот древний старик напросился к нему на прием, с жалобами на продолжительные боли в голове, беспокойный сон и на странные сновидения. К этому времени доктор Каллистов своими работами в области микрохирургии мозга получил большую известность в кругах отечественных и зарубежных нейрохирургов.

Казалось бы, благодаря этой своей известности Дмитрий Юрьевич должен был бы не иметь отбоя от клиентуры и быть богатым человеком. Но этот доктор медицины имел странный и строптивый характер, поэтому в данном вопросе поступил вопреки общепринятому мнению. Он отказался от частной практики, предпочитая заниматься теоретическими и лабораторными исследованиями в клинике, где занимал должность главного врача. И только в редчайших случаях и, в частности, по просьбе очень близких ему людей и коллег консультировал людей, чьи ночные сны или кошмары находились в прямой зависимости от организации и деятельности головного мозга.

Поэтому он не мог отказать старому другу своего отца, который вместе с отцом немало лет прослужил на пограничных заставах, отлавливая нарушителей границы. Получив тяжелое ранение, его отец, Юрий Александрович Каллистов, полковник НКВД, много времени находился на излечении в военных госпиталях страны, совсем недавно он отдал душу господу богу. Его смерть наступила столь неожиданно, что на похороны не были приглашены его боевые друзья и сослуживцы. Поэтому часто по вечерам в доме Каллистовых раздавались неожиданные телефонные звонки, это старые друзья хотели переговорить или проконсультироваться с полковником Каллистовым.

Дмитрий Юрьевич был немало удивлен одним телефонным звонком, раздавшегося однажды поздней ночью, когда его жена с детьми уже давно спали, а он завершал работу над очередной монографией по нейрохирургии. Да и звонил телефон несколько странной трелью, то ли старался повторить руладу курского соловья, то ли передразнивал речную иволгу. Подняв телефонную трубку, Дмитрий Юрьевич вдруг услышал знакомый голос дяди Виталия, лучшего друга отца, который так и, не дождавшись ответа абонента, попросил Юрку Каллистова к телефонному аппарату. От полной неожиданности доктор Каллистов не мог вымолвить ни слова, а в этот момент дядя Виталий уже кричал в телефонную трубку:

— Юрка, уйдя с военной службы на гражданку, ты совсем закоснел и перестал реагировать на события, которые каждый день происходят в нашем Пограничье. Совсем недавно Митрохин со своим взводом попал в засаду душманов и только ценой жизни позволил бойцам своего взвода вырваться из вражеского окружения. Мы с тобой по ранению были вынуждены покинуть погранотряд, а настоящей замены на заставе нам так и не нашли, вот и гибнут понапрасну люди. Молодежь-то у нас была боевая и прекрасная, но до наших с тобой служебных высот она так и не поднялась! Юра, я звоню тебе не по нашим старым делам, а с небольшой просьбой к твоему сыну, Димке, который у тебя почему-то медициной решил заняться. К нему вскоре придет один человек, у которого с мозгами что-то не в порядке. Так, пускай, Димка его осмотрит и постарается ему помочь, мозги этому человеку привести в порядок.

Глава 1

Настало время обеда, за большим и круглым столом столовой на нижнем этаже особняка собралась большая и дружная семья богатого троянского фермера Артема Панина.

Прародитель и действующий глава семейного клана Павлин Панин с супругой прародительницей Евдокией, сидели во главе стола на небольшом возвышении. Это возвышение позволяло старикам видеть все то, чтобы не происходило бы за обеденным столом. Прародителям совсем недавно исполнилось сто пятьдесят лет совместной прожитой жизни. Обычно Павлин и Евдокия большую часть своего времени проводили на своей половине дома и только изредка за обеденным столом присоединялись к семье своего младшего сына, Артема Панина, для принятия пищи. Но сегодня они охотно присоединились к членам семьи своего младшего сына, чтобы отметить совершеннолетие его сына Никиты.

Пока все члены семейства собирались в столовой, Павлин и Евдокия о чем-то беседовали между собой, изредка поглядывая на Елену, тридцативосьмилетнюю красавицу, жену Артема, которая увлеченно работала с пультом кухонного комбайна. По всей очевидности, Елена дорабатывали праздничное меню сегодняшнего дня. Обе ее дочери время от времени подбегали к матери и приставали с какими-то своими вопросами, но мать от дочерей отделывалась либо недоуменным пожатием плеча, либо сердито что-то им выговаривала. Павлин догадывался о причине такого недовольства Елены, ведь виновник сегодняшнего торжества, ее сын Никита с утра отправился на дальнюю рыбалку, и до сих пор от него не было ни слуха, ни духа. Хотя парень должен был заблаговременно вернуться домой, чтобы помочь родителям в приготовлениях к празднествам своего совершеннолетия. Первое празднество должно было пройти в кругу семьи, а на второе, вечернее, были приглашены друзья и соседи фермеры.

Павлин и Евдокия Панины за годы своей совместной жизни на сельскохозяйственной планете Республика Троя прижили трех дочерей и двух сыновей, каждые из которых к этому времени обзавелись собственными семьями, вошедшими в семейный клан Паниных. В каждом из домов сыновей и дочерей Прародители имели собственный угол и кров, могли там жить столько времени, сколько пожелают. Но чаще всего они предпочитали доживать свой век в доме у младшенького сына Артемки, который к этому времени вымахал в здорового сорокапятилетнего мужика, богатого троянского фермера.