Несчастный случай

Гагарин Станислав Семенович

«ПУСТЬ БОГ ПОШЛЕТ НАМ ТЕПЛОХОДИК»

 

После нападения на «Адмирала Ричардсона» Эрнст Форлендер повел субмарину к берегам Норвегии, чтобы лодку, хорошо видимую с воздуха, не смогли бы обнаружить самолеты. Он не знал, что на погибшем корабле не заметили следа движущейся торпеды и в эфир никакого сообщения о появлении «Зигфрида-убийцы» не поступило, поэтому считал необходимым переждать несколько суток на случай, если в район гибели «Адмирала Ричардсона» ринутся корабли противолодочной обороны и самолеты, вооруженные глубинными бомбами.

Но долго «сидеть» субмарина не могла — топливо было на исходе, кончились продукты питания; нечего было и думать о переходе в Южную Америку, да еще кружным путем, без пополнения припасов.

«Зигфрид-убийца» затаился у норвежского побережья и ждал новую жертву.

— Нам нужен теплоход с хорошим запасом бункерного топлива, — сказал фрегатен-капитан Эрнст Форлендер Шеллингу. — Взять его необходимо так, чтоб не навлечь на себя свору охотников.

— И ты уже придумал? — спросил штандартенфюрер.

— Пусть бог пошлет нам теплоходик с горючим для наших дизелей, а как с ним справиться — это уж моя забота, — ответил командир субмарины.

Оставалась еще одна торпеда, но применение ее в данной ситуации, разумеется, исключалось. Судно необходимо было Форлендеру целехоньким. Это был оживленный район моря, и вероятность встречи с каким-либо судном достаточно велика…

Можно было всплыть и, заставив судно остановиться, высадить на него группу захвата, арестовать команду, закачать в лодку топливо, а затем спокойно отправить теплоход на дно.

Но Форлендер не был уверен в том, что все корабли бассейна не получили предупреждение о пиратствующей лодке и что встречное судно не угостит его огнем.

Нет, этот план не годится. Коварный ум Форлендера приготовил нечто другое, позволяющее свести риск для «Зигфрида-убийцы» до минимума.

…Вахтенный штурман небольшого танкера «Шетланд айлс» Питер Лейтон заметил правее курса две точки на поверхности и доложил об этом капитану. Когда Эдмунд Грей, капитан танкера, появился на мостике, над морем, в том месте, где виднелись неясные предметы, взмыла красная ракета — сигнал бедствия.

— Десять градусов право! — скомандовал Эдмунд Грей.

Вскоре с танкера увидели две резиновые лодки. Люди в них размахивали руками и кричали, призывая на помощь. «Шетланд айлс» застопорил машину, люди на лодках что есть силы гребли короткими веслами, подгребая к борту, откуда уже сбросили штормтрапы и ободряюще кричали моряки танкера. Еще несколько минут — и спасенные, опираясь на дружески протянутые им руки, один за другим поднялись на борт корабля.

И опять, как в случае с «Адмиралом Ричардсоном», никто в суматохе не заметил перископа подводной лодки. Впрочем, это можно было понять: все внимание команды было поглощено спасательными работами.

И Эрнст Форлендер, злорадно ухмыляясь, наблюдал, оставаясь невидимым, как осуществляется его план. На двух резиновых лодках была выброшена специальная группа. Ею командовал лейтенант Курт Завадски.

Изображая потерпевших кораблекрушение моряков, пираты, вооруженные автоматами, пистолетами и ручными гранатами, должны были проникнуть на борт танкера и, улучив подходящий момент, захватить судно. Когда с экипажем будет покончено, Курт Завадски, а если он погибнет, то его помощник, даст сигнальную ракету. Тогда лодка всплывает на поверхность и спокойно пришвартуется к борту «Шетланд айлс», чтобы принять топливо.

Пока все шло так, как было задумано. Головорезов с «Зигфрида-убийцы» приняли на борт танкера, который продолжал следовать своим курсом, не подозревая о страшной опасности, нависшей над ним.

Прошло условное время, но сигнал не появлялся.

Эрнст Форлендер нервничал:

— Что они тянут?

— Может быть, лейтенант никак не подберет подходящий момент. Не волнуйся, Эрни, — успокоил Форлендера Густав Шеллинг.

— Девять таких молодцов с автоматами — они уже сами по себе подходящий момент, — сказал командир. — Но нам ничего другого не остается, как ждать.

— Вот именно, — подтвердил штандартенфюрер.

Когда пошел второй час ожидания, сменивший командира у перископа старший рулевой Клаус Шмеккер вдруг, закричал:

— Господин фрегатен-капитан! Он меняет курс!

Эрнст Форлендер прижался к окулярам перископа и увидел, как «Шетланд айлс» разворачивается и ложится на обратный курс.

— Что случилось? — спросил Шеллинг.

— Он возвращается, что-то произошло, — ответил командир.

— Наверно, Курт сделал свое дело.

— Но где же сигнал?

В круглом проеме двери, ведущей из отсеков лодки в центральный пост, показался радист.

— Господин фрегатен-капитан,— сказал он,— я перехватил радиограмму с этого корабля. Он стучит шифром который нам известен.

Форлендер схватил листок с текстом радиограммы.

— Проклятие! — воскликнул он. — Танкер возвращается на базу и радирует о том, что он обнаружил неизвестную субмарину. Просит выслать конвой!

— А что же Курт? — спросил Шеллинг.

— Курт, Курт… Откуда я знаю! Шмеккер, боевая тревога!

— Что ты собираешься делать, Эрни? — вскричал штандартенфюрер. — Не забывай, что я тут с секретной миссией…

— Твоя миссия, дорогой Густав, окончена. Здесь командир я! Приготовить торпедный аппарат.

Подводная лодка выходила на боевой курс. Фрегатен-капитан знал, что у него последняя торпеда и промахнуться он не имеет права.

В перископе появился силуэт танкера.

Рассчитав торпедный треугольник, фрегатен-капитан отдал команду. Субмарина вздрогнула, освободившись от груза. Возник и потянулся хвостом за торпедой ее след.

На танкере заметили торпеду, но слишком поздно. Оглушительный взрыв потряс корпус «Шетланд айлс», и он превратился в пылающий факел. Три тысячи тонн авиационного бензина многократно повторили взрыв, воспламенивший море.

Эрнст Форлендер убрал перископ, всплыл в позиционное положение и взял курс на север, стремясь как можно скорее уйти от места нового преступления. Внизу стучали дизели, сжигая последние запасы топлива. Но они заряжали аккумуляторы, которые были так нужны, если придется уходить от погони под воду.

Угрюмый Форлендер стоял на мостике и смотрел, как растут на море белые барашки и все темнее и темнее становится небо.