Несчастный случай

Гагарин Станислав Семенович

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС ФРЕГАТЕН-КАПИТАНА

 

— Я проверил план, который мы нашли в бумажнике Форлендера, — сказал майор Леденев. — Это наша Палтусова губа. Боцман говорил, что на скале у того места, где они зарыли сейф, характерный рисунок трещин. Есть такой рисунок. Вот фотографии, мы сделали их, когда прилетели туда на вертолете. Приборы показали, что на небольшой глубине находится металлический предмет. Я оставил там пост наблюдения. Выкапывать сейф, согласно вашему приказу, мы не стали.

— И правильно, — сказал Василий Пименович, — он никуда не денется, пятнадцать лет пролежал, пролежит и еще, а вот птичек приманить на него мы можем.

— Словом, все готово к аресту Форлендера, — продолжал майор. — Люди Нефедова сумели побывать на «Вестероллене» и установили, что затылок тамошнего старпома залеплен пластырем. Но вот почему он не заявляет о потере паспорта? Странно.

— Выжидает. Выжидает он, Юрий Алексеевич. Он знает, что боцман работает на «Джулиусе Пиккенпеке», и ждет, когда можно будет исчезнуть под чужим именем, вернее, под другим, ведь и это у него чужое. Возможно, здесь у него есть сообщник. В одиночку Форлендеру никак не добраться до сейфа в Палтусовой губе. Ничего удивительного не будет и в том, если такой план бухты есть и еще у кого-нибудь в Поморске.

— Надо брать Форлендера, — сказал Леденев.

— И как можно скорее, майор. Предварительно следует поговорить с капитаном «Вестероллена» Эвальдом Григом. По моим данным, он участник Сопротивления. Я пойду с вами, норвежский язык, кажется, еще не забыл. Учтите, Форлендер, возможно, вооружен. Надо быть настороже. Этот тип захочет дорого продать свою жизнь…

…Капитан теплохода «Вестероллен» Эвальд Григ вот уже полчаса оживленно беседовал с полковником Бирюковым, у них оказались общие друзья в Норвегии еще с тех, военных, лет, и им было что вспомнить…

Остальные участники операции, прибывшие на судно под видом работников порта, сидели за большим столом в салоне капитана и потягивали пиво, наливая его из жестяных банок.

Был здесь и боцман Хилльмер. Бывший рулевой подводной лодки «Зигфрид-убийца» должен был опознать Эрнста Форлендера, ее командира.

Наконец Василий Пименович перевел разговор на личность старпома.

— У меня он недавно, — сказал капитан Григ. — Мой старый чиф мейт по распоряжению фирмы ушел в отпуск, а Абрахамсена прислали ко мне на два-три рейса. Он новый человек у нас. Я раньше не встречал его на флоте. Говорят, что вырос в Соединенных Штатах. Это похоже: на родном языке Оле говорит с акцентом.

— Сожалею, но вы ошибаетесь, капитан Григ, — сказал полковник. — Норвежский язык никогда не был для вашего старшего помощника родным. Он — немец.

— Немец? — вскричал капитан теплохода «Вестероллен». — Немец?

— Да. И я пришел сюда, чтобы арестовать его по обвинению в убийстве. Вот ордер на арест.

Василий Пименович протянул капитану ордер и его перевод на английский язык.

— Но как же так? — рассеянно пробормотал Эвальд Григ, глядя то на листок бумаги, то на полковника.

— Возможно, позднее я приглашу вас к себе и расскажу обо всем подробнее. А сейчас прошу вас показать нам Оле Абрахамсена, но сначала так, чтоб он нас не заметил.

— Он на палубе, — сказал капитан. — Пойдемте на мостик.

Все поднялись и вслед за хозяином вышли из каюты в рубку, а затем на крыло мостика.

— Вот он, — сказал Эвальд Григ, протягивая руку в сторону полубака, — мой старший помощник Оле Абрахамсен. Я могу вызвать его сюда.

Бирюков вопросительно глянул на Хилльмера. Боцман кивнул.

— Не беспокойтесь, господин Григ, — сказал полковник Бирюков, — мы пройдем к нему сами.

Абрахамсен — Форлендер стоял на самом краю сдвинутых к корме плит механического люка. Перед ним зиял провал трюма. Он отдавал последние распоряжения боцману, который с группой матросов заканчивал приготовления к приему груза на «Вестероллен». Он не видел спускавшихся из надстройки людей, так как стоял к ним спиной. Но когда капитан Григ, он шел впереди, затем полковник Бирюков с Кордой, переводчик из управления, представитель «Инфлота» и замыкающий процессию Леденев двинулись но палубе, старший помощник оборвал себя на полуслове, оглянулся.

Эрнст Форлендер вздрогнул. Он все понял. Последний командир «Зигфрида-убийцы» стал пятиться. Затем он резко повернулся и, как опытный ныряльщик, бросился вниз головой, в пустоту раскрытого трюма.