Нагая мишень

Вишневский-Снерг Адам

Сон в сиянии солнца

 

Мне было интересно, как Лючия отреагирует, увидев меня, и узнает ли она меня вообще. Одновременно, я и опасался этой встречи. Мне хотелось ей понравиться, только я не знал, как произвести хорошее впечатление на кого-то, кто — как она в лифте — ведет себя ненормально.

Я не нашел девушку там, где она покупала фрукты в то время, когда мы заканчивали совещание в «Бриллиантовой Усадьбе». Сотрудница МТ, которая следила за ней издалека, указала мне нужное направление: Лючия отправилась на рынок городка. Поскольку Ибрагим, разыскивая Катарину, отправился в ту же самую сторону, я мог надеяться, что мы оба поместимся в рамках экрана, внутренняя часть которого перемещалась в противоположном направлении.

Лючию я обнаружил в летнем кафе перед рестораном «Кампаниле». Но вначале я заметил Ибрагима. Тот сидел с Катариной за столиком под зонтом. Лючия заходила за ограду. Друг друга мы увидели одновременно.

Она тут же остановилась и подняла руку, уже издалека послав мне улыбку. Я был изумлен ее поведением. Лючия возвратилась к входу и побежала в мою сторону. Наша встреча явно была для нее приятной. У девушки было такое выражение на лице, слоно она спешила к кому-то очень близкому и давно ожидаемому. Под влиянием неприятных подозрений, что кто-нибудь другой мог быть целью ее бега, я оглянулся по сторонам.

Через мгновение я почувствовал на плечах руки Лючии, а на лице — ее губы. В тот же самый момент вдалеке, над северным горизонтом появилась сияющая ртутная капля. Она покоилась на самой границе неба и воды. Затем она вынырнула из горизонта и за короткое время выросла до величины достигающей неба горы. Серебристое полушарие расширялось вокруг алой искры, разгоревшейся на противоположном берегу залива, где располагался Неаполь. Набухая словно воздушный шар, оно поглотило весь город. Через пару секунд — сделалось просто громадным. Вершина купола достигала стратосферы, а зеркальная поверхность мчала в сторону Капри. Уже на нашем берегу поверхность обрела прозрачность мыльного пузыря. Полушарие проникло сквозь остров в абсолютной тишине и расплылось в бесконечности.

Я стоял над берегом моря, у самого края крутого обрыва. Никого рядом не было. И у меня оформилось неясное осознание неожиданной перемены места, времени и ситуации.

Со скалистого обрыва расстилался прекрасный вид на весь залив. Узкая полоса земли между водным горизонтом и небом была заполнена панорамой далекого Неаполя. Северный берег выглядел точно так же, как и с крыши гостиницы на Капри, но теперь город сдвинулся влево и находился чуточку ближе. Вулкан тоже сменил свое расположение. Сейчас он был значительно крупнее и выразительнее. Солнце светило с западной стороны неба. На востоке, под синим небом тянулась скалистая горная гряда. Все вершины алели в лучах низкого светила. Южную часть неба заслоняли клубящиеся облака, под которым лежал холм, покрытый темно-зелеными деревьями. Ниже, на пологом склоне белели стены домов с розовыми крышами. Внутреннюю часть долины между горами занимал небольшой город. Ближайший дом располагался в тени кроны старой пинии.

Выходило, что я находился на южном берегу Неаполитанского залива. Стоял жаркий вечер. Где-то неподалеку, в открытом окне бубнело радио. Я услышал, что наступило шесть вечера. Возле тропы неподалеку от обрыва стоял указатель с надписью: «Ostello per la Gioventu». Стрелка указывала на вылет небольшой улочки, откуда ко мне выбегала знакомая фигура.

Я узнал ее по светлым волосам. Это была Лючия. Снова она закинула мне руки на шею. В ее глазах стояли слезы. На этот раз я крепко прижал девушку к себе. Лючия дышала с трудом, и в перерывах между поцелуями повторяла нечто, чего я никак не мог принять к сведению:

— Бомба взорвется в Неаполе…

— Глупости, — шепнул я. — Не надо бояться! Если мы знаем «где» — то она уже никогда не взорвется.

Жаркий ветер шевелил волосами Лючии у самой моей щеки. Я глядел над ее плечом в синюю даль горизонта. Неаполь сиял в лучах пурпурного солнца. Когда я наклонил голову в поисках губ девушки, где-то на пол-пути между возвышением на мысу Мисено и конусом старого вулкана вырос земляной горб, контуры которого равнялись величиной очертаниям силуэта Везувия.

Мне казалось, будто я смотрю цветной трехмерный фильм, демонстрируемый в крайне замедленном темпе. И в то же самое время, мышцы мои застыли, я не мог сдвинуться с места.

Вырванная с линии горизонта земляная гора зависла над Неаполем, приобретая форму огненного шара. Поначалу цвет шара был темно-вишневым, но уже через секунду он сделался оранжевым. Не успел я это отметить, как светящийся диск сделался желтым, его сияние сравнялось с блеском настоящего солнца. А потом он уже превысил Солнце по яркости все более ядовитыми оттенками голубого, когда же я мигнул, чувствуя жар безумствующего вдали ада, весь залитый жидким серебром мир закружил в моих глазах в наводнении бело-фиолетового света.

Вырванные из объятий смерти люди иногда рассказывают, что в момент угрозы перед их глазами за мгновение проходит вся жизнь. На самом краю пути из мрака всплывают минувшие годы, отдаленные и забытые ситуации проявляются в ярком дневном свете. Все события заново возрождаются в быстрых, словно молнии, воспоминаниях. Но прошлое всегда продолжается в настоящем времени, независимо от того, было ли оно сохранено в чьей-либо памяти, ведь жизнь со всей ее историей со всеми мельчайшими подробностями фиксируется в книге судеб свершившегося мира, которую невозможно уничтожить. И жизнь эта никогда не проходит, хотя всегда имеет свое начало и свой конец.

Это так, словно прошлое человека все время оставалось живым, словно бы оно неустанно проходило снова и снова в каком-то далеком месте, ожидая там в тоске своего окончательного возвращения. Всякий миг радости требует повторного исполнения, всякая счастливая неделя уговаривает заново познакомиться с ним. Годы уже не знают один другого. Вечера не обязаны помнить целые вселенные, и уже не нужно возвращаться ко всей жизни: дай Боже иметь хотя бы один-единственный денек.

Там, где уже ничего нельзя изменить, возвращаются погасшие настроения, дома восстают из развалин, пустые дворы вновь звенят знакомыми голосами, в квартирах мебель перемещается на старые места, пожелтевшие листы снова делаются белыми; страсти, которым мы изменили, вновь требуют исполнения, чувства обретают давнюю силу, забытые сцены напитываются реальностью, по сравнению с которой явь — это туманный сон.