Национальный музей Джакарта.

Мкртычев Т.

Ювелирное искусство

 

Ожерелье. IX–X века

Серьги (пара) Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява. IX–X века. Золото, литье, чеканка. Диаметр — 4,8

В октябре 1990 в деревне Вонобойо на рисовом поле копали канавы для ирригационных каналов. Во время работы один из крестьян наткнулся на керамический сосуд, в котором оказались спрятаны золотые и серебряные изделия. Вес серебряных вещей составлял 2 килограмма, золотых — 14,9. Считается, что ценности принадлежали представителям династии Санджая, правившей королевством Матарам (Центральная и Восточная Ява, Бали). Клад приблизительно датируется временем властвования короля Балитунга (899–911). Найденные сокровища были переданы в Национальный музей в Джакарте.

В состав клада входили различные ювелирные украшения, в том числе восемь пар серег. Представленные имеют форму шестилепестковых цветков, украшенных растительным узором. Несомненно, как в форме, так и в орнаменте изделия сказывается наличие у древнего населения Индонезии различных культов плодородия и растительности.

Ожерелье Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява. XIII–XIV века. Золото, литье, монтаж. Диаметр — 15,5

В кладе, найденном в деревне Вонобойо, содержалось большое количество ювелирных украшений, в том числе и данное золотое ожерелье. Оно сделано из 38 бусин, выполненных в виде раковин моллюсков в технике литья по восковой модели с последующей подправкой. Идея подобного художественного решения восходит к древнейшему представлению о ценности некоторых видов морских раковин. Известно, что более 200 видов раковин служили денежными единицами в различных регионах мира. Наиболее популярны были раковины каури. Однако бусины на данном ожерелье повторяют форму широко распространенных в южных морях моллюсков Terebra taurina.

Интересно, что до сих пор среди племен папуасов в Новой Гвинее распространена своя ракушечная «валюта», которая строится на раковинах Arcularius callosa. Их очищают, отбеливают, затем просверливают отверстие в устьях и нанизывают на шнуры. В таком виде они и являются «тамбу», что на языке папуасов означает «деньги», «богатство».

Черпак для воды Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява VIII–IX века. Золото, чеканка, монтаж. 6,6x5,7

Среди предметов, содержащихся в кладе, найденном в деревне Вонобойо, находился золотой черпак для воды. Он сделан из прочеканенного листа этого металла, по разделке и форме имитирующего пальмовый лист. Таким образом, данный сосуд — подражание традиционным ведрам-черпакам, которые изготавливались из скрученных пальмовых листьев и имели бамбуковую ручку.

Идея повторения природных материалов в изделиях из благородных металлов всегда была очень популярна в различных странах Древнего и Средневекового Востока. Очевидно, черпак из клада Вонобойо использовался в каких-то ритуальных целях.

Настоящие ведра-черпаки, сделанные из пальмовых листьев, имеют значительно больший размер и до сих пор используются в повседневном быту на островах Бали, Мадура, Ломбок и Нуса Тенггара.

Ковш Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява. IX–X века. Золото, чеканка, монтаж. Диаметр — 9,1, высота — 7,7, длина ручки — 15,5

В кладе из деревни Вонобойо находился золотой ковш. Его резервуар сделан в виде половинки кокосового ореха, а ручка представляет собой стилизованную верхушку стебля папоротника. Верхняя часть емкости декорирована тщательно выгравированными цветами лотоса, по краю нанесена надпись с обозначением веса сосуда. Рукоять богато украшена рельефным растительным орнаментом. Исследователи предполагают, что такой предмет, представлявший собой подлинное произведение искусства, использовался для ритуальных целей: из него могли наливать масло на жертвенник или совершать какие-либо церемонии омовения. Показательно, что такие ковши из настоящей скорлупы кокосового ореха и бамбука повсеместно используются в настоящее время в деревнях Явы.

Головной убор Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява. IX–X века. Золото, чеканка, монтаж, кристалл. Высота — 12,5

Среди вещей, входящих в состав клада из Вонобойо, большой интерес представляет золотой головной убор. Он имеет сферическую форму и имитирует прическу, характерную для иконографии Будды. Согласно буддийской традиции, когда принц Сидхартха покинул дворец и стал странствующим монахом, он обрезал свои ухоженные длинные волосы. Считается, что остриженные короткие волосы закрутились в улиткообразные спирали по часовой стрелке, образовав своеобразную шапку из завитков. Этот изобразительный прием впервые появился в буддийской иконографии в начале IV века и стал одним из самых распространенных в последующее время. На вершине головного убора в лотосовом цветке закреплен прозрачный кристалл (горный хрусталь?), который сопоставляется с другой характерной чертой образа Будды — выступе на темени (ушнише), символизирующем мудрость.

Ложчатая чаша Деревня Вонобойо, Центральная Ява, остров Ява. IX–X века. Золото, чеканка, монтаж, пайка. 14,4x9,3

Среди более чем тысячи вещей, содержавшихся в кладе Вонобойо, особое место занимает золотая чаша с изображением сцен из знаменитого индийского эпоса Рамаяна. Она имеет ложчатую форму, заимствованную местными ювелирами из репертуара мастеров-торевтов Китая времени правления династии Тан (618–907 н. э.). Стоит отметить, что в свою очередь в Китай эта форма пришла по Великому шелковому пути из Сасанидского Ирана, где ложчатые чаши были необыкновенно популярны в V–VI веках.

Данная емкость сделана из нескольких листов золота, скрепленных между собой. На ее стенках прочеканены различные сцены из Рамяны, в частности, рассказывающие о том, как принц Рама (главный герой эпоса) отправляется на поиски своей жены Ситы, которая была похищена Раваной (его противником). Действие разворачивается на фоне богатого растительного орнамента, он является основой декоративного оформления данной чаши. Технологические приемы, использованные при ее изготовлении, и уровень моделировки демонстрируют высокое развитие мастерства обработки благородных металлов в королевстве Матарам в X веке.

Бадонг. «Пояс верности» Остров Ява XIII–XIV века. Золото, чеканка. 8,4x9,4

Перед зрителем — золотая орнаментальная пластина в форме сердца, называющаяся бадонг. Она служила своеобразным «поясом верности» в эпоху Средневековья на Яве. В центре пластины изображена сидящая женщина. Лицо героини круглое, с крупными чертами, в правом ухе (видном зрителю) крупная серьга. Правая рука женщины опущена, а левая поднята к лицу. На ее груди ожерелье, на предплечьях и запястьях — браслеты. Героиня одета в орнаментированную юбку-саронг. По сторонам узор из крупных витых листьев, напоминающих раковины. Считалось, что подобные украшения женщины из знатных родов носили, чтобы гарантировать верность своим супругам, пока они отсутствовали во время длительных военных походов или путешествий.

Серьги Остров Ява. XIV–XV века. Золото, литье, пайка. 7,6x3,1

Золотые серьги в виде причудливо изогнутых фантастических листьев являются археологическим материалом средневековой Явы. Они выполнены в стилистике искусства империи Маджапахит (1293–1520), которое можно рассматривать как вершину декоративно-прикладного творчества архипелага. Оно сформировалось под влиянием буддийской и индуистской изобразительных традиций и, несмотря на последующее мощное воздействие ислама, послужило основой для всего последующего искусства Индонезии вплоть до наших дней.

Фантастические листья отлиты в технике утраченной восковой модели; крючки, благодаря которым серьги закреплялись в ушах, отлиты отдельно и припаяны к ним.

Мамули Остров Сумба. XVII–XVIII века. Золото, чеканка, пайка. 9x8

Среди населения острова Сумба, расположенного в Индийском океане на западе от Явы, традиционные верования сохраняют свое значение до сего дня. В них важную роль играют особые ювелирные украшения — мамули. Они изготавливаются из золота, которое считается божественным материалом, упавшим в виде звезд с неба. До недавнего времени, когда островитяне практиковали искусственное удлинение мочек ушей, мамули использовались как серьги. Сейчас они служат подвесками, их носят на груди. Изделия имеют форму стилизованных женских гениталий, что указывает на связь с идеей плодородия, рождения. По мнению исследователей, мамули бывают мужского и женского рода, это определяется характером фигурок, расположенных по сторонам. Считается, что такие украшения обладают магической силой, способной убить или вызвать стихийное бедствие. В данном случае в его основании помещены миниатюрные изображения обезьян, которые сидят перед раскрытыми цветками лотосов.

Корона султана Бантены Остров Ява. Около 1700. Золото, литье, ковка, инкрустация (сапфиры, изумруды, жемчуг, эмаль). Высота — 17

Бантена — провинция, расположенная в западной оконечности Явы, контролирующая переправу на Суматру и пролив между двумя островами. Эта территория всегда имела стратегическое значение для всего архипелага. В период с XVI по XIX век здесь располагался султанат, игравший важную роль в распространении ислама в Юго-Восточной Азии. Эта золотая корона принадлежала правителю Бантены и передавалась по наследству. Она выполнена в виде сферического ажурного каркаса, изображающего растительность, и инкрустирована драгоценными камнями. Навершие по форме напоминает бутон лотоса, его украшенные эмалями лепестки поддерживают крупный изумруд.

После многочисленных попыток в 1832 голландцам удалось завоевать султанат и захватить дворец правителя. Однако целый ряд его регалий сохранился в Индонезии и сейчас демонстрируется в Национальном музее.

Опахало Острова Риау. XVIII век. Золото, серебро, чеканка, ковка. Высота — 54

Представленное опахало или зонт являлись важнейшими атрибутами восточных владык, одними из символов власти. Представленное опахало, сделанное из золота и серебра, использовалось при дворе правителей султаната Джохор-Риау-Линга. Он был основан в начале XVI века и, пережив смену нескольких династий, просуществовал вплоть до наших дней.

В этом предмете, как и во многих произведениях искусства Индонезии, соединились разные художественные и культурные традиции. Так, он имеет листовидную форму, называющуюся гунунган, характерную для специальных декораций традиционного индонезийского теневого театра вайанг. Такими декорациями изображали горы или другие пейзажи, поэтому гунунган переводится как «гора». В то же время на данном опахале прочеканена арабская благопожелательная надпись, в которой прародителем династии назван святой султан Искандер Зулькарнай. Очевидно, можно по достоинству оценить претензии на древность рода султанов маленького острова, так как имя Искандер Зулькарнай значит Александр Македонский.