Мятеж. Революция. Религиозность.

Раджниш Бхагаван Шри

16. Вред компромисса

 

Учитель, как можно одновременно жить в обществе и при этом жить настоящей жизнью?

Можно быть мятежником даже в обществе, которое хочет, чтобы ты был частью истэблишмента. Не надо идти на компромисс. Общество само по себе менее ценно, чем твоя индивидуальность и твоя мятежность.

Твоя мятежность - это твой истинный дух. Ты по-настоящему становишься человеком лишь тогда, когда мятежен, когда способен сказать "нет" тому, что мешает твоей свободе и ущемляет твои права. Когда ты готов пойти на виселицу без малейшего колебания, когда ты готов пожертвовать собой во имя свободы, во имя личности, во имя созидания, во имя будущих поколений, - только тогда ты свободен.

Ты не будешь грустить, ты ощутишь огромное счастье, потому что никто не смог превратить тебя в раба, и ты предпочел виселицу рабству.

До тех пор, пока каждый человек в обществе не почувствует готовность выбрать распятие вместо утешений, наград, медалей... только такой человек может быть мятежником и поистине духовной личностью. Остается надеяться, что придет время, когда общество будет состоять из мятежных людей.

До настоящего времени общество живет ложными представлениями, полагая, что люди свободны. Никто не свободен. Существует тысяча и один способ превратить вас в рабов. Редко находятся люди, готовые пожертвовать всем, и даже пойти на смерть, но сохранить свою индивидуальность. Такие люди - соль земли. Благодаря этим людям продолжается эволюция человечества. Эволюция обязана своим бессмертием нескольким людям, которых можно пересчитать по пальцам. Все остальные люди живут обычной жизнью средних буржуа и ради своего комфорта продают душу.

Если люди по-настоящему мятежны, в принципе не возникает никаких проблем. Гаутаму Будду окружало десять тысяч мятежных людей; но расслоения среди них не было. Никто не был выше или ниже остальных, никому ничего не надо было приказывать. Гаутама Будда никогда никому ничего не приказывал. Он просто делился своим видением мира. Вам решать, разделять чье-то видение мира или не разделять. Это должно быть ваше решение, это должна быть ваша ответственность. Свобода подразумевает ответственность.

Те десять тысяч человек, которые окружали Гаутаму Будду, жили мятежной жизнью. Они отвергли общество. Люди считают, что все религии мира отрекаются от общества по тем же причинам. Но это не так. За исключением Гаутамы Будды все религии отвергали этот мир, обещая награду в другом мире. Это не отречение, это чистый бизнес, чуть ли не лотерея, ибо здесь ты теряешь мелочи жизни, а в раю получаешь стократное вознаграждение.

Я слышал любопытную историю. Когда умер Муктананда, один из самых преданных его учеников не смог без него жить и на следующий день умер вслед за ним. Оказавшись в раю, он начал искать своего великого учителя Муктананду.

К своей величайшей растерянности он увидел голого Муктананду, лежащего под цветущим кустом с голой женщиной. Подойдя ближе, ученик пробормотал: "Господи, он всегда был против наслаждений, наверное, это награда за его великое целомудрие". Подойдя еще ближе, он увидел, что с Муктанандой лежит не просто женщина, а великая Мэрилин Монро. Ученик припал к стопам учителя и сказал: "Учитель, я всегда знал, что ты будешь вознагражден".

На это Монро ответила: "Слушай, ты, идиот! Ты ничего не понял. Не я его награда; он - мое наказание!"

Но люди продолжают надеяться. Лишь Гаутама Будда не давал надежду ученикам на будущую загробную жизнь. Он давал им все царство нынешнее, не будущее. А их отречение от мира не было направлено против мира. Оно было направлено против истэблишмента, против общества. Такое собрание мятежников не нуждалось ни в системе, ни в законах, потому что мятежники обладали развитым сознанием. И этого вполне достаточно.

Будда работал с этими людьми, чтобы они научились входить в состояние глубокой медитации. Тогда им не требовался истэблишмент. Ты всегда поступаешь правильно, ты не можешь, даже если хочешь, поступить неправильно. Тебе не нужны наставники и советчики, тебе не нужен тот, кто будет держать тебя в рамках закона. Единожды познав закон любви, ты понимаешь, что все остальные законы излишни.

Гаутама Будда увел их из общества по той простой причине, что в обществе им приходилось всегда идти на компромисс. Их сознание было не настолько развито, чтобы они могли жить бескомпромиссно.

Я не хочу, чтобы мои люди уходили от мира. С того времени, как жил Будда, прошло двадцать пять столетий, и пришло время, когда сознание людей должно стать настолько развитым, чтобы они научились жить в обществе бескомпромиссно. Хотя так жить намного сложнее, но как это здорово - жить в обществе, но не быть его частью, жить в обществе, но не позволять обществу жить в тебе.

Это, так сказать, мой особый вклад в религиозный опыт и в сознание мятежных людей. В прошлом они обычно уходили из общества, но это было проявлением малодушия, страха. Надо жить в обществе и при этом находиться в гармонии со своим сознанием, каковы бы ни были последствия. Лучше страдать от последствий, чем сбегать от общества, демонстрируя свой страх. Страх все равно не позволит тебе подняться к высотам. Общество можно использовать в качестве огневого испытания. Тогда ты поймешь, какова природа твоего мятежа: то ли это игра ума, то ли истинное духовное развитие. Тот, кто мятежен из-за своего духовного развития, не должен бояться быть частью общества.

Безработный актер вернулся домой и застал в нем полный беспорядок. В гостиной были разбиты все лампы, оборваны шторы, в спальне валялось порванное постельное белье. На кровати лежала страшно избитая жена, вся в синяках, и громко рыдала.

"Что случилось? Кто это сделал?" - в гневе воскликнул актер.

"Я... Я сопротивлялась изо всех сил, но он оказался сильнее", - захлебывалась жена. - "Он... он..."

"Кто?" - закричал актер. - "Скажи мне, кто он, я его найду и разорву на части".

"Твой агент", - сказала жена. - "Он пришел, когда тебя не было".

"Мой агент?", - посветлел актер. - "Быстро говори, он принес для меня роль?"

Он забыл обо всем. Ради работы ты готов простить своему агенту все.

В жизни ты идешь на компромиссы, даже не зная об этом. Ты идешь на компромиссы с обществом, со своей семьей. Даже люди, которых ты любишь, требуют, чтобы ты шел на компромиссы. Никто не хочет, чтобы ты сохранил индивидуальность; каждый хочет тебя одолеть, сломить.

Муж хочет управлять женой; жена хочет руководить мужем. Родители доминируют над детьми; дети пытаются верховодить родителями. Между людьми идет вечная борьба, в которой никому не позволено быть самим собой, это считается преступлением.

Но какая это великая радость - принять вызов и остаться самим собой, не взирая ни на что. Сохранить свою индивидуальность в обществе, где каждый пытается тебя раздавить. Я не вижу ничего хорошего в том, чтобы сбегать из такого общества. В Гималаях, в дремучих лесах, ты можешь считать, что остаешься самим собой, но это не так, потому что у тебя нет возможности проверить это на практике.

Продолжая жить в обществе, ты каждую секунду сдаешь этот практический экзамен.

А здесь, чтобы оставаться самим собой, не из высокомерия, не из эгоистических побуждений... Высокомерные люди всегда идут на компромиссы, потому что таких людей больше. Эгоисты всегда идут на компромиссы, потому что рано или поздно находятся те, кто их давит.

Есть разные виды силы. Люди постепенно учатся стоять не во весь рост, а ползать на брюхе. Стоять во весь рост и оставаться самим собой в нашем обществе, прислушиваясь к своему сознанию, к великой внутренней тишине - это грандиозный опыт и эксперимент.

Я живу так, как хочу; это трудно, но здорово. Мне кажется, что каким бы могущественным ни было общество, если у тебя достаточно мужества, никакая сила не превратит тебя в раба. Тебя можно убить, тебя можно уничтожить, но тебя нельзя поработить. Если тебя уничтожают, ты не теряешь достоинство, если тебя убивают, ты сохраняешь индивидуальность. Наоборот, ты становишься по-настоящему самим собой.

Если ты умеешь медитировать, то где-то в глубине души знаешь, что у тебя можно забрать тело, но не твою внутреннюю сущность - и это гарантия твоего бессмертия. Поэтому я дополняю мятежность новым явлением. Мы знаем людей, которые медитировали, но сбегали из общества, и мы знаем мятежных людей, которых общество уничтожило.

Я соединяю два великих качества воедино, и такого единения мир еще не знал. Это встреча мятежности и медитативности, встреча мятежности и религиозности. Для меня мятежность и религиозность - это две стороны одной медали.

Не стоит ничего бояться, потому что в тебе есть то, что нельзя уничтожить. А то, что можно уничтожить, все равно будет уничтожено, будь то в Гималаях или в горных монастырях. Тело, так или иначе, обречено на смерть, - тогда зачем телу и сознанию становиться рабами? Они становятся рабами, потому что вы ничего не знаете, кроме структуры "сознание-тело". Я же хочу, чтобы вы поняли, что вы бессмертны.

Если вы попробовали на вкус истинный источник жизни, который бессмертен, то ничто не заставит вас совершать поступки, которые не согласуются с вашей внутренней сущностью. Вы скажете "да" только тогда, когда почувствуете, что в этом "да" звучит не согласие раба, а согласие свободного человека. Вы скажете "нет", если поймете, что, сказав "да", превратитесь в раба. Но это возможно лишь тогда, когда вы осознаете свою внутреннюю сущность.

Старые мятежники были обычными интеллектуальными мятежниками. Мой мятежник должен быть духовным мятежником, и в этом заключается огромное различие. Интеллектуальный мятеж поверхностен, его можно купить. Но духовный мятеж - это не рыночный товар; духовный мятежник трансцендирует мир.

Я не хочу, чтобы вы убегали от общества, я хочу, чтобы вы трансцендировали общество, продолжая в нем жить. Я хочу, чтобы вы прошли через огонь, воду и медные трубы, зная, что вас нельзя уничтожить.

А если потребуется функциональный механизм, это не проблема. Где живет так много людей, там необходимо что-то функциональное. Но помните, что этот функционал не дает вам никакого статуса. Премьер-министр или президент страны представляет собой лишь функциональную сущность; эта сущность используется, но она не имеет статуса.

Истинный статус приходит только с пониманием себя, а не от сидения на золотом троне. Если люди низко тебе кланяются, помни: они кланяются трону, а не тебе. Завтра этот трон займет кто-то другой. Еще вчера этот трон занимал кто-то другой, и люди кланялись ему.

Так называемые сильные мира сего, не обладают реальной силой. Есть только одна сила, и она идет изнутри.

Каждая сила, которая приходит к тебе извне, не твоя. Тебе ее дали, ее у тебя забрали. Поэтому если ты достаточно интеллигентен, ты не станешь себя считать чем-то особенным. Ты просто функционал.

В обществе развитого сознания и интеллекта правительство перестанет выполнять функции порабощающего механизма. Оно превратится в функционал малого порядка. Оно поможет людям интеллектуально развиваться, углубляться в медитации и идти к просветлению.

Произойдет только такая эволюция в сознании. Возможно, мы родились в нужное время, когда произойдет трансформация, ибо ситуация такова, что либо все человечество погибнет, или ему придется измениться. А я не хочу, чтобы люди гибли.

Единственная альтернатива - стать более сознательными, более чуткими, более живыми, более любящими и создать новый мир с новым возрожденным человечеством.

"Приглашение", занятие 8,

25 августа, 1987 г.