Мятеж. Революция. Религиозность.

1. Искусство свободы

Учитель, когда я размышляю о свободе, то, либо пытаюсь убежать от чего-то, либо стремлюсь к чему-то другому. Расскажите о свободе в широком понимании.

Свобода

от

обыденна, повседневна. Человек всегда пытался от чего-то освободиться. Это не созидание. Это негативный аспект свободы.

Свобода

для

созидательна. У тебя есть мечта, которую ты хочешь материализовать, и для этого тебе нужна свобода.

Свобода

от

всегда связана с прошлым, свобода

для

всегда связана с будущим.

2. Реформа, революция и мятеж - "три кита" человеческой эволюции

Учитель, вся история человечества - это непрерывная цепь попыток изменить общество. Мы видим это и сейчас. Что же мы делаем неправильно?

Эволюция человека проходит три стадии: реформа, революция и мятеж. Реформа - это самое поверхностное изменение, оно никогда не бывает глубоким и не затрагивает основ.

Реформа меняет лишь одежды человека; она изменяет форму, процедуру. Она дает человеку этикет, манеры, цивилизованность, по сути дела ничего не меняя в его сущности. Она украшает человека, придает ему внешний лоск, глянец, но глубоко внутри человек остается прежним. Реформа - это иллюзия. Это фикция. Она дает респектабельность, она превращает всех в лицемеров. Она дает хорошие внешние манеры, которые противоречат внутренней сущности. Внутренняя сущность остается непонятой. Но реформа вносит успокоение в общество.

Реформа выполняет функцию смазочного материала. Она сохраняет статус-кво, способствует сохранению существующего положения. Это кажется парадоксальным, поскольку все реформаторы утверждают, что они изменяют общество; но фактически реформаторы просто окрашивают старое общество в новые цвета. А старому обществу, окрашенному в новый цвет, существовать намного легче, чем прежде. Ведь старые краски выцветают, стираются и облезают. Реформа - это своего рода обновление, реставрация. Дом обваливается, перекладины гниют, фундамент сотрясается, и вы устанавливаете новые подпорки. Тогда дом может простоять немного дольше. Реформа обслуживает прошлое, но не будущее.