Музей боевых искусств

Чернов Александр

Глава 7

 

Когда мы с Оксаной вышли из дома, было одиннадцать часов. Посадив ее в маршрутку, я заскочил в троллейбус. До начала тренировки было еще три часа, и я решил использовать их с толком, съездить по делам.

Расставшись с девушкой, я вздохнул свободнее. После того как она сообщила мне о своей беременности, рядом с Оксаной я чувствовал себя не в своей тарелке, и было от чего. Меня приравняли к быку-производителю! Ему проще — он скотина, я же гомо сапиенс и в отличие от него сознаю, что у меня где-то воспитываются дети. Невеселый опыт по этой части у меня уже был. Мой сын-подросток жил вдали от меня с моей бывшей супругой. Так нужно ли, чтобы еще у кого-то в семье воспитывался мой ребенок? Хотя подарить жизнь другому человеку тоже неплохо. Девчушке, например. Всю жизнь мечтал иметь дочку. В общем, я не знал, как относиться к роли биологического отца, которую мне уготовила Оксана. Мне нужно было время, чтобы разобраться в своих чувствах.

Когда я открыл дверь кабинета, похожий на худую рыжую обезьяну в милицейской форме майор сидел, низко склонившись за своим столом, и, высунув язык, что-то старательно писал.

— Разрешите, товарищ майор, — еще не зная, как отреагирует на мое появление после долгой разлуки хозяин кабинета, произнес я на всякий случай официальным тоном.

Оторвав взгляд от бумаг, майор искоса взглянул на меня.

— А, это ты, — пробурчал он. — Проходи.

Вроде не забыл, что мы с ним на «ты».

— Привет, — сказал я панибратски и шагнул в кабинет.

Самохвалов указал глазами на стул.

— Садись. Адрес девушки принес?

— Конечно, — я устроился на стуле и положил перед майором бумажку с адресом и телефоном Дашки. — Пожалуйста.

— Вечно у вас, холостяков, с десяток баб находятся, которые готовы алиби подтвердить, — продолжал ворчать Самохвалов. В бумажку он даже не взглянул — взял ее и с пренебрежением отбросил на край стола.

— Такова наша холостяцкая доля — все свое свободное время с девицами проводить, — с притворным сожалением вздохнул я. — Устаешь с ними. Есть что-нибудь новенькое? Я имею в виду по ограблению музея?

Майор задрал свой приплюснутый и приподнятый нос.

— Тебе как, — произнес он свысока и издевательски, — письменный отчет о ходе следствия предоставить или устного достаточно?

— Устный пойдет, — ляпнул я, но, решив, что излишне фамильярничать не стоит, примирительно сказал: — Да ладно, чего ты обижаешься, я же не просто так интересуюсь. Причины есть…

Самохвалов шевельнул бровями.

— Какие, если не секрет?

— У меня от тебя никаких секретов. В отличие от тебя… В общем, я на след преступников вышел.

— Да ну?! — Вид у Самохвалова был скептический. Майор, видимо, сомневался в том, что я могу раскопать что-нибудь стоящее. — Может, поделишься тайной своего следствия?

— Для того и пришел.

Привычка у меня есть такая: когда иду на встречу с человеком, то обязательно прокручиваю по сто раз в голове то, о чем хочу ему сообщить, поэтому я довольно четко и быстро рассказал Самохвалову о своем расследовании, приведшем меня к кафе «Здравствуй».

Закончив повествование, я сел, как лорд, забредший в каморку к плебею. А почему бы и нет? Как-никак преступников, если и не за шиворот приволок в полицию, то уж на блюдечке преподнес ей, это точно. Но напрасно я ждал похвалы от майора, он даже доброго слова мне не сказал. Взглянул насмешливо и откинулся на спинке стула.

— И что теперь я должен сделать?

И дураку ясно, что. Я удивился:

— Не знаешь, что ли?.. Надо объявить розыск черной машины с помятым задним крылом.

— Ага, и с болтающимся чертиком на лобовом стекле, — поддакнул майор. В глазах Самохвалова все еще плясали веселые огоньки.

— Почему бы и нет, — сказал я уже не так уверенно, как прежде, и принял на стуле более скромную позу.

— Значит, я должен разыскать в городе с двухмиллионным населением черную машину? — Майор всем своим видом выразил, до чего смехотворно мое предложение. — Ты хоть представляешь, сколько в городе может быть черных машин?

— Да, но не у всех у них помято заднее крыло и болтается чертик на лобовом стекле, — возразил я.

— Чушь! — отмахнулся Самохвалов. — Чертика твои бандиты наверняка сняли, а крыло выправили, если вообще те, на чей след ты вышел, были преступники, ограбившие музей. Так что я не собираюсь терять время, разыскивая машину по заявлению человека, который сам находится под подозрением.

В горле у меня запершило. Я кашлянул в кулак и прищурился.

— Я все еще под подозрением?

— А ты как думал? — Самохвалов заговорил твердо, бескомпромиссно. — С тебя пока никто подозрений не снимал. Мы еще продолжим проверку, — он кивнул на бумажку с адресом Даши, — твоего алиби. Так что иди домой, занимайся своими делами и не суйся, куда не следует. Пока! — Майор взялся за ручку и склонился над бумагой, в которой писал до моего прихода, показывая своими действиями, что разговор окончен.

«Эта рыжая обезьяна сегодня явно не в духе, — подумал я невесело. — Чтобы задобрить ее, нужно было принести ей в подарок пару бананов».

— Ладно, — буркнул я, вставая.

Выходит, мои услуги полиции не нужны. Что ж, тем лучше, пускай полицейские разыскивают преступников сами. Я на своих поисках ставлю крест.