Музей боевых искусств

Чернов Александр

Глава 27

 

Надев очки, мы вышли из гостиницы и отправились к автобусной остановке. Я торопливо шествовал впереди, не обращая внимания на волочившуюся за мной спутницу.

— Ну, Игорь, — вскоре взмолилась девушка. — Не торопитесь так! У меня вот-вот сердце выскочит, так похмелье мучит!

Я подозрительно покосился на девицу.

— И не проси, не куплю.

— Ну, вот еще! — не на шутку обиделась Дашка. — Что вы думаете, я совсем конченая? Без водки или пива ни дня прожить не могу? Ничего подобного! Я же сказала, что с сегодняшнего дня из запоя выхожу, вот и выхожу. Буду мучиться, а не выпью.

— Дай-то бог, — сказал я с сомнением и сбавил шаг.

Дашка нагнала меня, взяла под руку.

— Джону не следует пока знать о том, кто был человек с порезом на щеке, — произнесла она, заглядывая мне в глаза. — А мне?

— Тебе можно, почему нельзя. От тебя у меня секретов нет. Я думаю, фотографию Джону Джига подбросил.

— Джига? — удивилась Дашка. — Это тот, про кого вы у Паштета спрашивали?

— Вот именно. Понимаешь, в чем дело, Джига из банды Паштета, и он по заданию главаря следил за нами с Оксаной, хотя Паштет и отрицает, что посылал парня шпионить. Любил он Оксану очень, вот и следил за ней. Я заметил хвост, подрался с Джигой и в драке случайно поранил парню щеку ножом. Так что, скорее всего, человек, который приходил к Джону под видом продавца кремов, и есть Джига. Он, по-видимому, пронюхал о картинах, убил Оксану, забрал полотна и подставил Джона, о котором каким-то образом проведал.

— Любвеобильная девушка была эта Оксана, — хмыкнула Дашка. — С Паштетом любовь крутила, с Джоном, да еще и с вами… Постойте! — приостановилась моя спутница. — Но ведь тогда получается, что этот Джига подставил вас Паштету и полиции, а вам подставил Джона?

Я тоже остановился и озадаченно произнес:

— Действительно.

— Но ведь глупо же. Джигу в два счета разоблачить можно, раз он из команды Паштета. Ему просто повезло, что его в городе в тот день, когда нас Паштет взял, не было.

— Здорово ты с похмелья соображаешь, — вынужден был признать я.

А Дашка продолжала недоумевать:

— Но зачем ему это нужно было?

Я вновь продолжил движение к остановке, увлекая за собой и девушку.

— Чтобы это узнать, мы и должны встретиться с Джигой.

— Вы знаете, где его искать?

— Нет, но я знаю, как на него выйти.

Мы пересекли площадку перед театром, вышли к остановке и, дождавшись нужного автобуса, влезли в него. Покружив по городу, сделав еще одну пересадку, около двенадцати часов вылезли уже из троллейбуса на остановке «Солнечная», что неподалеку от кафе с одноименным названием.

К счастью, «БМВ» стоял на автомобильной стоянке. Впрочем, если бы его здесь и не было, то все равно его хозяина Виктора Вещагина от встречи со мной это не спасло бы. Я был настроен решительно и готов был ждать прибытия бандита хоть до скончания века. А Виктор рано или поздно обязательно появился бы в своем излюбленном местечке — бильярдной. А если не в ней, то я бы его у той Барби дома достал.

— Осталось выманить Витька из бильярдной, — сказал я Дашке, которой по дороге объяснил, куда и зачем мы едем.

Отходняк у девицы потихоньку стал проходить, чувствовала она себя намного лучше, чем с утра, и живо откликнулась:

— Только как?

— Без проблем! Найдем какого-нибудь пацана, он нам за полтинник вызовет Вещагина. Пошли! — И я потянул Дашку, в обход автостоянки, к торцу девятиэтажки.

Бильярдная находилась не на первом этаже девятиэтажного здания, как мне почему-то казалось, а была пристроена к нему. Вплотную к торцу обоих зданий прилегала дорога, ведшая в глубь жилого массива, а с обратной стороны девятиэтажки был двор. В него и выходили подъезды.

Минут пятнадцать мы стояли на дороге, поджидая подходящую для гонца кандидатуру. Наконец появился пацан лет двенадцати — не очкарик, с виду не размазня, боевой вроде мальчишка, как раз то, что нужно. Поскольку я педагог, то переговоры с парнишкой взял на себя. Пацан оказался слишком боевой и потребовал за услуги сто пятьдесят рэ вместо планируемого мной полтинника. Сошлись на сотне.

— Короче, бизнесмен, — сказал я мальчишке, вручая деньги, — зайдешь в бильярдную, найдешь Витька Вещагина — он такой широкоскулый, узкоглазый, большеносый, — скажешь, что за домом в джипе его Паштет ждет, пусть подойдет… И все! Понял?.. Больше ничего не говори и на вопросы не отвечай. Как скажешь то, что от тебя требуется, разворачиваешься и уходишь. Договорились?

— Да понял я, понял! — пацан сунул в карман сотню и отправился вдоль торца здания.

— И попробуй обмани! — крикнул я вдогонку. — Уши оборву!

— Если догонишь, — буркнул мальчишка и скрылся за углом намного быстрее, чем следовало бы.

— Да позовет он, куда денется, не волнуйся, — сказал я девушке, обеспокоенно посмотревшей вслед мальчишке, уносящему в своем кармане стольник, на который можно купить целых четыре бутылки пива или бутылку водки с закусью, и принялся излагать план захвата Вещагина. — Короче, Витек может появиться не один, поэтому поступим следующим образом. Я встану сюда, — я указал за девятиэтажку на закуток, образуемый стеной здания и лоджией, — а ты отправляйся через дорогу, вон к тому пятиэтажному дому. Встанешь возле него таким образом, чтобы я тебя видел. А ты должна видеть меня и Витька, но ему в глаза не должна бросаться, а то он тебя узнает, и тогда загнать его в ловушку мы не сможем. Как увидишь, что он идет, подашь сигнал. Если он будет идти один, поднимешь левую руку, а когда он дойдет до угла, опустишь. Если с ним будет приятель, то поднимешь правую, а если компания, то обе руки. В первом случае я один справлюсь, во втором — придешь ко мне на подмогу, а в третьем — разбегаемся. Подождем случая, когда Витек без друзей окажется. Ну, Дашка, по местам!

Я нырнул в закуток, а девушка направилась через дорогу. Она продралась сквозь живую изгородь, росшую вдоль дороги, и встала напротив меня за угол пятиэтажного дома таким образом, чтобы в поле зрения были торец бильярдной и девятиэтажки. Я помахал Дашке рукой, она помахала в ответ и вдруг подняла левую руку. Я с облегчением вздохнул. Слава богу, появился Вещагин, и он шел один. Сердце у меня заколотилось, я встал в боевую стойку, не сводя при этом глаз с Дашки. Секунда, две, три, четыре… Дашка опустила руку — пора!

Рассчитал я все точно. Едва в поле моего зрения появилась нога Витька, я выбросил вперед правую руку — Вещагин как раз полностью возник из-за угла, — и моя ладонь в аккурат легла на воротник его рубашки. В следующее мгновение я с силой дернул Витька к себе. Если кто-то шел по дороге, то ему, наверное, показалось, что парня ветром с нее сдуло. Влетевший в закуток Вещагин нарвался на выставленную мной ногу, красиво перевернулся в воздухе и улегся на спину. В следующее мгновение я склонился над ним и от души врезал ему по челюсти. Наверняка челюсть у Витька не зажила после встречи в квартире Барби вначале с моим кулаком, а потом с кроссовкой, потому что он взвыл так, будто я эту челюсть ему вырвал.

— Заткнись! — прошипел я и снова замахнулся. Парень как-то съежился и, защищая лицо, выставил перед собой руки.

В этот момент к нам подбежала Дашка — растрепанная и злая, словно фурия. Она с ходу пнула парня под зад и, слегка склонившись к нему, тоже прошипела:

— Что, гад, помнишь, как над нами в подвале у Паштета измывался? Ну, теперь берегись! — И она снова пнула Вещагина.

Витек, очевидно, решил, что мы прибыли по его душу, движимые единственным желанием отомстить за причиненные нам в подвале увечья, а потому испугался не на шутку. Но у меня была иная цель, нежели тривиальная месть, а потому я с досадой посмотрел на Дашку, которая примеривалась, к какой части тела Витька на сей раз припечатать свою кроссовку, и недовольно сказал:

— Да погоди ты, Дашка! — И вновь с грозным видом обратился к Вещагину: — Ключи от машины, быстро!

Витек судорожными движениями похлопал себя по карманам, нащупал ключи и, достав их, протянул мне. Вид у парня был затравленный. Я взял ключи и спросил у девушки:

— Машину водить умеешь?

— Немного, — неуверенно произнесла уже обуздавшая свой гнев Дашка.

— Тогда подгони тачку вон к тому подъезду! — распорядился я, указав на подъезд, находившийся за лоджией, у которой и происходило дело. — Мы там будем. Не тащить же этого бугая мимо бильярдной.

— Попробую, — заявила Дашка, взяла ключи от машины и исчезла за углом.

Я же, рывком поставив Вещагина на ноги и заломив ему за спину руку, потащил парня в подъезд, подальше от людских глаз. В подъезде бесцеремонно уложил Витька на грязный пол и уселся на него сверху.

Дашка подъехала на рычащей, передвигающейся рывками, словно мустанг, пытающийся сбросить с себя объезжающего его седока, машине пару минут спустя. Знал бы, что она так ездит, ни за что не попросил бы ее подогнать «БМВ» к подъезду, сам бы сел за руль черного «бумера». Счастье, если внимание гаишников или друзей Витька из бильярдной девица не привлекла. Но нет, ни тех, ни других поблизости от Дашки видно не было. Однако действовать все равно нужно было быстро, пока не собралась толпа зевак поглазеть на «взбесившийся» «бумер».

Я поднял Вещагина за шиворот и погнал его перед собой к машине. Дашка, не вылезая из автомобиля, проворно перебралась на заднее сиденье и открыла переднюю дверцу. Я вогнал Вещагина на водительское место, рассудив, что раз у нас с Дашкой прав нет, машину будет вести он, а сам, обежав автомобиль, влез на переднее сиденье.

— Смотрите, что я у него в бардачке нашла, — хвастливо сказала девушка и протянула мне наручники.

— О, знакомая вещичка, — усмехнулся я, взял наручники и пихнул Вещагина в бок. — Те самые, что на меня надевали, а потом мы с Дашкой ими того белобрысого сторожа к стене приковали?

Витек подавленно кивнул:

— Они самые.

Я осклабился:

— И тебе доведется их поносить, но позже! Давай, давай трогай! — И я для острастки дал крепкую затрещину нашему водителю. Хотя мог этого и не делать — Витек полностью был в моей власти и не думал сопротивляться.

Двигатель автомобиля работал, Вещагин тронулся с места, проехал вдоль дома, сделал несколько поворотов и вырулил на центральную дорогу.

— Куда теперь? — спросил он, уныло глядя на идущий впереди автобус.

— На кладбище! — хохотнул я и выругался, так как Витек, вздрогнув, вдруг резко крутанул руль, отчего мы чуть не выскочили на встречную полосу движения. — Да шучу я, шучу! — успокаивая парня, я фамильярно похлопал его по загривку. — Поживешь еще. Тем более что я рассчитываю с тебя компенсацию за учиненный в моей квартире разгром получить. А пока нам Джига нужен. Он сейчас в городе?

Вещагин бросил в мою сторону озадаченный взгляд.

— Да. А вам что, Джига нужен?

— А ты думал, Паштет? — Я вновь хохотнул.

Засмеялась за моей спиной и Дашка.

— Он думал, что мы их убивать будем, — сказала она мне.

— И окажется прав, — подхватил я, — если не покажет, где Джига обретается. — И я в который уже раз пихнул находившегося на грани истерики парня в бок: — Покажешь, Витек, а?

— Да не вопрос, — шмыгнув носом, пробормотал Вещагин. — Конечно, покажу.

— Ну и отлично, поехали к Джиге.

Слегка успокоившийся Вещагин остановился на перекрестке, дождался разрешающего сигнала светофора и, включив скорость, свернул влево.