Мастер зверей. Бог грома. Бархатные тени

В однотомник известной американской писательницы Элис Мэри Нортон, пишущей под псевдонимом Андре Нортон, вошли фантастические романы «Мастер зверей» и «Бог грома», составляющие дилогию об Остине Сторме, а также «Бархатные тени» — авантюрно-исторический роман с элементами «фэнтэзи».

Мастер зверей

(пер. с англ. Т. Завьяловой)

1

— Сэр, завтра корабль отправляется. Я хотел бы узнать, готовы ли мои документы? Кажется, я уже прошел все тесты.

Молодой человек в зеленой форме Галактического Отряда, с эмблемой рода войск — оскаленной львиной мордой на груди, — вежливо улыбался.

2

Подтянувшись, Сторм резко распахнул ворота загона, и молодые лошади тотчас сгрудились у прохода. Рыжие и серые кобылы выскакивали на волю, им хотелось хоть немного побыть на свободе.

Так быстро, что Ларкин и моргнуть не успел, землянин спрыгнул на землю рядом с растерявшейся лошадью. Он запустил пальцы в рыжую гриву и, слегка пригнув голову лошади, обнял ее. Во взволнованном дыхании жеребца он ощутил нарастающую злость и легко сдержал его, когда тот попытался встать на дыбы.

Лошадь задрожала, когда руки Сторма ослабили захват и легкими гладящими движениями прошлись вдоль его крутой шеи, коснулись раздутых ноздрей, прикрыли на мгновение его прекрасные темные глаза и снова вернулись на шею, пробежались по крупу, и по ногам. Скоро каждый дюйм лошадиной шкуры был оглажен и обследован ласковыми властными руками.

— Кусок веревки найдется? — спокойно спросил Сторм, и Ларкин, к которому присоединилось уже немало зрителей, взял протянутый кем-то моток и бросил Учителю зверей. Землянин свернул ее петлей и уложил точно позади передних ног лошади.

Затем, выбрав удобный момент, он быстрым движением вскочил на лошадь, туго сдавил коленями ее бока, а руки опять зарылись в гриву. Жеребец вздрогнул, сжатый ногами наездника, и протестующе заржал.

3

Сторм смотрел в желтые глаза норби — вертикальные зрачки туземца почти округлились от удивления — и вслушивался в щебечущие звуки, вырывающиеся из его горла. Туземец от удивления заговорил на своем языке, в то же время спрашивал о чем-то Дорта быстрыми движениями пальцев.

— Если можно, — тихонько сказал Дорт Сторму, — позови сюда и своего орла. Похоже, ты произвел на него впечатление, и это может здорово нам помочь.

Землянин почесал Сурру за ушами и поднялся на ноги. Отойдя немного в сторону, он натянул наплечник и свистнул. Широкие крылья прорезали воздух, и Баку медленной спиралью опустился прямо на плечо землянина. Его огромные когти даже не царапнули тела, когда он привычно примостился на наплечнике. В беспощадном сиянии солнца Арцора его черно-синий плюмаж горел металлическим блеском, а ярко-желтые кончики перьев на жестком голубовато-сером воротнике сияли, словно их только что покрасили.

— Саас! — Сигнал землянина предупредил кошку и птицу о возможной опасности. И пушистая и покрытая перьями головы понимающе кивнули ему в ответ, а две пары хищных блестящих глаз уставились на норби с почти разумным интересом.

— Отлично! — весело сказал Дорт. — Только ты следи за ними хорошенько, когда мы будем в лагере.

4

Земля впитывала воду как губка. Пригревшее солнце вызвало такой буйный рост листвы, какого Сторм никак не ожидал в этой пустыне. Лошадей приходилось сдерживать, чтобы они не поскользнулись и не захромали. А землянину приходилось еще следить за Хо и Хингом, которым очень понравилось копать мягкую влажную землю. Почти невозможно было поверить, что всему этому изобилию отпущено только шесть недель, а потом вся эта земля вновь превратится в пустыню.

— Роскошно, правда? — Дорт въехал на своей лошадке на пригорок и присоединился к Сторму. На желто-зеленой траве перед ними тут и там вспыхивали белые, золотые и алые цветы. — Но погляди на это место месяца через полтора — все исчезнет. Песок и скалы, несколько голых колючих кустиков — вот и все, что здесь останется. Эта земля меняется быстро! Вот посмотришь…

— Уверен, что это не касается внутренних областей Низины. Иначе фравны не могли бы кочевать там круглый год.

— Ты прав. Дай кто-нибудь этой земле воду, и здесь вырастет все, что тебе угодно. В Низине вода круглый год, а кроме того, там есть травы с длинными корнями, легко переносящие засуху. Можно гонять стада к источникам или впадинам, где сохраняется вода. Трудно только удержать животных в одном месте надолго. Фравны — большие обжоры и потому всегда разбредаются очень широко. Мой отец имел там семьдесят квадратов и круглый год пас две тысячи голов.

— Ты родился на Арцоре, Дорт? — в первый раз Сторм рискнул задать личный вопрос.

5

Землянин так углубился в свои мысли, что не сразу заметил, что Квад повернулся к нему. Внезапно до него дошло, что колонист с Низины в упор разглядывает его. Прищуренные голубые глаза смотрели с каким-то требовательным вопросом, и в них мелькнула тень узнавания. Конечно, он не мог узнать землянина, ведь раньше они никогда не встречались. Но когда арцорец направился прямо к нему, Сторм отступил, рассчитывая, что в полутьме колонист не увидит его, пока он этого не захочет.

К счастью, на этот раз Сторм двигался не слишком быстро и успел услышать предупреждающий крик. Только это, да еще то, что нападавший несколько поторопился, и спасло его. Иначе он так и остался бы лежать с длинным ножом норби меж лопаток, выплевывая остаток жизни в дорожную пыль. Сторм автоматически скользнул в сторону и прижался спиной к стене здания. Он успел заметить, как кто-то промелькнул мимо него. Силуэт в полутьме переулка было не разглядеть, но он увидел отблеск на обнаженном лезвии.

— Он не задел тебя?

Сторм невольно потянулся к рукоятке своего ножа. Яркий свет, падающий из дверей Собрания, упал на лицо Бреда Квада.

— Я заметил нож и крикнул, — спокойно заметил Квад.