Лук и эвфемизмы

Очередной, восьмой по счету рассказ о Луке. В этом рассказе, кроме Лука, эвфемизмами увлекся автор, с него и спрос.

Эх, как мало в армии женских рук и ног… и остального!.. Трудно без женщин в миру, а в армии — совсем тяжело. Конечно, война — дело не женское, но ведь повседневная служба — не война, ПХД — не сражение, а замполит — не невеста… Суббота в войсках — и есть непременный ПХД (Парко-Хозяйственный День), который — как бы уборка по дому, но, увы… Те, кто несут боевое дежурство и те, кто в нарядах — всегда вне субботы, выходных и праздников, остальные — согласно жердочке, каждому строго определенной: офицеры мелкими праздными группками рассредоточились по канцеляриям и кабинетам, солдаты кто как… Деды, из военнослужащих срочной службы, как правило сачкуют, бездельничают, либо готовят обмундирование к дембелю, черпаки (старослужащие, но пока еще не деды) на легких халявных работах, а воины первого года службы трудятся всюду, куда их пошлет Родина и старшина. Или сержант, или офицер, или дед, или… Полно над тобой начальников, пока ты молод отслуженным в армии временем…

Дед, сержант и замкомвзвода Витя Кесель получил приказ построить узел (узел — это воинское подразделение, нечто вроде взвода, с правами роты), он зычно командует, а сам с беспокойством посматривает на своего старшину, прапорщика Петрика — ох, что-то задумал змей: усы шевелятся, а под усами улыбочка…

Прапорщик Петрик по единодушному мнению офицеров и солдат, самый злоедучий старшина во всем полку. И очень хваткий, хозяйственный. Солдатам тяжко, а офицерам напротив: все командиры линейных подразделений полка были бы счастливы иметь у себя такого старшину, однако он бессменно служит на первом узле, у майора Ковешникова.

— Тэк. Да. Ну что… Деды, два шага вперед! — Деды не спеша, как и положено дедам, выходят из строя, разворачиваются и выстраиваются в шеренгу, лицом к оставшимся.

Прапорщик задумывается на пару секунд и велит нескольким черпакам тоже выйти из строя и встать рядом с дедами.