Куда убегает ваш утренний кофе?

Демона, из-за которого есть смысл оставлять книгу, которую читаешь, открытой, зовут ЭЛИЭЗЕР САР А-ДАПИМ, по-простому именуемый ДАФ (лист). Когда человек читает какую-нибудь книгу, а потом покидает комнату, оставив книгу открытой, то к книге подкрадывается ЭЛИЭЗЕР САР А-ДАПИМ, прочитывает все то, что человек читал перед этим, — и человек тотчас же забывает прочитанное.

1. Путь к спасению

Я стою перед эскалатором. Наверх подняться нельзя. Возвращаться тоже нельзя.

Нужно что-то придумать.

Тут кошка говорит, что ей надо в туалет. Нужно срочно что-то придумать.

Вдруг до меня доходит. Вот же — раскрытая шахта. Третий путь. Больше не раздумывая, прыгаю вниз.

2. Ненависть к норме

Много суровых не по-детски поступков можно сделать, чтобы стать хорошим. Некоторые вещи из этого списка могут выглядеть очень странно. Например, прыжок в шахту эскалатора — или в обледеневший канал, как сделал один знакомый, который после жил в парадных и работал грузчиком. Это был, наверно, единственный грузчик-еврей на всей овощной базе.

Раньше считалось, что в действиях сумасшедших нет никакого смысла. Сочувственное отношение к психам, которое, как следует, расцвело на волне революции 60-х потребовало найти веские, понятные и потому извинительные причины их неприятного поведения. Антипсихиатрия сделала акцент на том факте, что сумасшедший ведет себя странно только на первый взгляд, а на самом деле, вникнув в его ситуацию, каждый поймет, что в ней нельзя было поступить иначе. Он так нелюбезен лишь потому, что это единственный для него способ избежать страдания. Экзистенциальная психология пыталась посмотреть наружу трезвым взглядом сумасшедшего. Проблемы душевнобольных неожиданно оказались проблемами высшего философского свойства, достойными лучших мыслителей, что должно было бы вызвать некоторое уважение к психам, недостаток которого болезненно ощущали их добровольные защитники.

К сожалению, эти приятные взгляды не получили широкого распространения в обществе, и позор, в общем, так и остался позором — рассказывать о том, как попал в сумасшедший дом — это табу.