Козырь в рукаве

Алешина Светлана

Глава 3

 

Из магазина я вышла совершенно в другом расположении духа. «Лады» нигде не было видно. Как послушная девочка, я осталась стоять около входа. Шел седьмой час, начались ранние сумерки. Прохожие спешили кто домой, кто куда, то и дело задевая меня на узком тротуаре.

– Какие люди, и без охраны!

Рядом стоял молодой человек, лет двадцати пяти, не больше, в меховой куртке нараспашку, руки в карманах.

Мне стало как-то неуютно.

– Простите, вы, очевидно, обознались.

– Да нет, подруга, не обознался. Прогуляемся, разговор есть. – Парень говорил на своеобразный небрежно-нагловатый манер братков, растягивая слова.

Я беспомощно оглянулась. Виктора все еще не было видно. Магазин! Я сделала маленький шажочек по направлению к открытой двери. Парень тут же подошел ко мне вплотную и почти прижал к стенке.

– Ну ты че, не поняла? Сказал – потолковать надо.

Он вынул руку из кармана и протянул ко мне. Я невольно отшатнулась. Ухмыляясь, он покрутил пуговку на моем пальто, на пальце тускло блеснул увесистый перстень.

– Че, боишься? Спокуха, не съем. Если дуру гнать не будешь.

Парень подхватил меня под руку и почти потащил вдоль по улице.

– Я кричать буду, – взвизгнула я испуганным голосом, так, что самой противно стало.

– А ты попробуй, – браток заржал.

– Я никуда не пойду. – Я сделала попытку остановиться.

Парень так сжал мой локоть, что я едва не вскрикнула.

– Ну и характерец, замучился совсем, – пожаловался он прохожему, с любопытством уставившемуся на нас. Тот понимающе покивал.

– Нам сюда, крошка.

Мой сопровождающий оглядел пустынный двор, удовлетворенно кивнул и повернулся ко мне:

– Здесь и потолкуем. Ну что, Юрьевна, с первого раза до тебя не доходит?

Я успела только искренне удивиться. У входа во двор показался мужской силуэт. Парень выжидающе помолчал.

– Какие-то проблемы?

Ба, вот так номер! Мой новый знакомый из «Дианы»! Живет здесь, что ли?

– Давай, мужик, топай. Тебя это не касается. – Браток был явно недоволен.

– Ну, это еще как сказать. Что-то не похоже на милую беседу. Этот молодой человек к вам пристает?

– Сказал, вали отсюда подобру-поздорову.

Парень наконец отпустил мою руку. Может, пока они разбираются, мне удастся смыться?

Мой неожиданный защитник не собирался следовать совету братка. Тот это, кажется, тоже понял. Несколько мгновений они оценивающе смотрели друг на друга. Парень снова засунул руки в карманы, сплюнул, бросил мне:

– Поговорим позже, подруга, – и удалился в темную подворотню. Оттуда послышалась какая-то возня и тут же стихла. Мой спаситель поколебался, не пойти ли, глянуть, в чем дело, но из подворотни больше не доносилось ни звука. Споткнулся, наверное, и нос расквасил, злорадно подумала я.

– Спасибо, – горячо поблагодарила я его, – вы появились очень кстати. Понятия не имею, что он от меня хотел.

– Не стоит благодарности, Ольга Юрьевна. А теперь, я думаю, нам надо поговорить.

Ах так, да? Прелестно. Только почему это я не знаю никого, а меня знают все? И всем со мной срочно понадобилось побеседовать.

Развить свою мысль дальше я не успела. За спиной супермена возник Виктор. Черт его знает, откуда он появился.

– Ой, – сказала я от неожиданности.

Супермен быстро шагнул в сторону. Увидев Виктора, он сунул руку за пазуху. У Виктора, очевидно, сработал инстинкт самосохранения. Ребро его ладони коротко рубануло по неприкрытой шее незнакомца. Мой супермен отрубился.

Виктор присел рядом с ним, я последовала его примеру, мне не терпелось посмотреть, какой камень припрятал за пазухой этот человек. Но Виктора заинтересовало что-то выглядывавшее из кармана куртки. Подцепив двумя пальцами за уголок, он вынул из кармана фотографию, бросил на нее задумчивый взгляд и сунул себе в карман. Мужчина шевельнулся. Поговорить с ним действительно стоит, подумала я. Но уже на наших условиях. К сожалению, не известно, друг он или враг.

Во дворе зажегся свет, отворилась дверь, послышались голоса, шаги нескольких человек. Мы с Виктором переглянулись, поднялись и пошли к выходу.

Сумерки сгущались. Под аркой, ведущей на улицу, было довольно темно, и я едва не наткнулась на скорчившегося на земле человека. А-а, браток!

– Отдыхаешь? – злобно сказала я и неожиданно для самой себя пнула его в ногу острым носком сапога. – Сволочь. Ноготь из-за него сломала, – пояснила я удивленно посмотревшему на меня Виктору.

Когда мы зашли наконец в редакцию, время близилось уже к семи, но народ терпеливо сидел на своих местах, занимаясь кто чем. Сергей Иванович Кряжимский – старейший сотрудник редакции и мой неизменный заместитель – сосредоточенно корпел над бумагами. Маринка сидела, поджав ноги, в своем любимом кресле и, грызя карандаш, ломала голову над кроссвордом. Кроссворд явно превосходил ее возможности. Ромка – наш курьер, хотя об этой его обязанности вспоминали реже всего, большую часть времени он возился с компьютером, – наводил порядок на и без того безупречно чистом столе и помогал Маринке в ее нелегком деле.

Нас ждут, с нежностью подумала я.

Маринка вскочила с кресла.

– Вы что так долго? – недовольно сказала она. – Мы уже волноваться начали.

Критически она осмотрела мои новые сапоги.

– Ничего, симпатичные, – заключила она, – ну, давайте, рассказывайте быстрее, страсть как интересно. Мы тут томимся, телефон разрывается…

– Остановитесь, девушка, не все сразу, – я устало бухнулась в кресло, где она только что сидела. – Есть предложение сначала выпить по чашечке кофе. Надеюсь, никто не возражает?

Никто не возражал, по крайней мере, вслух.

– Кофе? Запросто. Ой, вода кончилась. Без меня ничего не рассказывайте, я мигом. – Маринка схватила кувшин для воды и исчезла за дверью.

– Да не о чем, собственно, рассказывать, – сказала я, когда она вернулась, – то есть событий вагон и маленькая тележка, только концы с концами не увязываются. Короче, не знаю, с чего начать.

– С начала, разумеется, – Маринка выглянула из-за дверцы шкафа.

– С самого? – ужаснулась я. Обведя взглядом выжидающие лица собравшихся и вздохнув для порядка, я нараспев проговорила: – Значит так, зачата я была в любви, точная дата, к сожалению, неизвестна. А родилась ранним утром…

Первым заржал Ромка. Я посмотрела на оторопелые физиономии остальных и тоже не выдержала.

Зазвонил телефон. Маринка колдовала над кофе, и я, все еще смеясь, подняла трубку:

– Бойкова, главный редактор газеты «Свидетель».

– Ольга Юрьевна? – уточнил собеседник.

– Совершенно верно.

– Рад, что наконец застал вас. Коротков Андрей Николаевич, – представился он.

Я пожала плечами, его имя мне ни о чем не говорило.

– Я знакомый Ирины Сергеевой, – продолжил он.

Сергеева, Сергеева… Судя по всему, я должна ее знать. Я потерла подбородок и на всякий случай сказала:

– Очень приятно.

И тут я вспомнила. Это же фамилия моей Иринки. Не мудрено, я же слышала ее только раз, когда Иринку позвали к телефону.

– Так вы Ирочкин друг! Рада вас слышать. А почему вы звоните, с Ириной все в порядке?

Виктор хлопнул себя по лбу и полез в карман.

– Я думал, вы прольете на это свет, – несколько смущенно произнес Андрей Николаевич.

– В смысле? Разве она не с вами, в Москве? Откуда вы звоните?

– Я звоню из Домодедова, – начал он с последнего вопроса, – мой самолет вылетает через полчаса. И я хотел бы увидеться с вами сегодня же, если это будет для вас не слишком поздно. Я буду в Тарасове часа через три – три с половиной.

Я взяла протянутую Виктором фотографию. Заметно было, что Иринку снимали без ее ведома. Не глядя в камеру, она шла немного в стороне от неизвестного фотографа. Двор, откуда она выходила, показался мне знакомым. Точно, за Иринкиной спиной виднелась белая иномарка и рядом – физиономия сегодняшнего братка.

В углу карточки стояла вчерашняя дата и время: 17:40.

– Андрей Николаевич, – медленно сказала я.

– Да-да?

– Приезжайте сегодня прямо ко мне домой, – я продиктовала адрес и телефон на всякий случай.

– Так вы знаете о ней хоть что-нибудь? – голос Короткова действительно можно было назвать «бархатным», несмотря на тревожные нотки. Я попыталась представить, как он выглядит. – Может, она вчера сказала вам что-то, о чем я не знаю?

Последний раз я видела Иринку позавчера, но не спешила об этом сообщить.

– А что вы знаете? – поинтересовалась я осторожно.

– Разве она не рассказала? – Он помолчал. – Ира не полетела в Москву вместе со мной, она сказала, что приедет позже. О том, что на переговорах необходимо мое присутствие, стало известно только позавчера вечером. С работы Ира отпросилась сразу же, просто позвонив директору, но лететь утром категорически отказалась. Сказала, что завтра ей надо кое-что уточнить и встретиться с вами лично. Но она не приехала ни вчера, ни сегодня. В кафе сказали – я звонил туда сегодня утром, – что она уехала и вернется через несколько дней. Мы собирались пробыть в Москве около недели, – с грустью добавил он. – Вы же видели ее вчера? – вопрос прозвучал скорее с надеждой, чем с уверенностью.

– Нет, она не пришла. И не звонила, насколько я знаю. – Я вопросительно посмотрела на Маринку, та помотала головой. Мы закончили разговор с Коротковым, еще раз договорившись о встрече.

Теперь события, произошедшие за сегодняшний день, представлялись уже несколько в ином свете. Я пыталась каким-то образом увязать их с исчезновением Иринки. В том, что у нее неприятности, не оставалось почти никаких сомнений. Остальные, видимо, придерживались того же мнения.

На некоторое время воцарилась тишина. Все переваривали услышанное.

Сергей Иванович решился взять слово:

– Итак, что мы имеем на данный момент? Попробуем хронологически выстроить известные нам события. Последний раз Ольга Юрьевна видела девушку позавчера, так? – Мы дружно кивнули. – Они договорились, что встретятся на следующий день здесь, в редакции. По непроверенным пока данным, вечером того же дня друг Ирины спешно собирается в Москву и уговаривает девочку ехать с ним. Повторяю, – Сергей Иванович назидательно поднял указательный палец, – по непроверенным данным. Еще не известно, что это за друг и откуда он взялся.

– Да, да, – затараторила Маринка, – может, он сам все и подстроил, а теперь валяется на диване, ножки кверху, и сказки нам рассказывает.

– Мариночка, что именно он подстроил и, главное, зачем ему это надо? – Я с сомнением покачала головой.

– А что, банальная история, девушка залетает и требует, чтобы он как честный мужчина на ней женился. А он не желает, может, у него уже в каждом городе по жене. А Ирка его шантажировать вздумала, – глаза у Маринки загорелись, – вот он и…

– Ой, ну что ты несешь, детективов начиталась. Кроме того, какого черта тогда за мной охоту устраивать надо было?

– Ну, узнала тайну и поделилась с человеком, которому доверяла, с тобой то есть. Даже…

– Погодите, Мариночка, – перебил Кряжимский. – А вот здесь начинается самое интересное… Каким образом Ольга Юрьевна оказалась впутанной в эту странную историю? Думаю, это и есть ключ к разгадке.

– А я считаю, что копать нужно с этого загадочного приятеля. Недаром говорят: скажи, кто твой друг, и я скажу, в какую историю ты влип.

Сергей Иванович крякнул.

– Да, Мариночка, такой вольной интерпретации поговорки я еще не слышал. В любом случае меньше чем через три часа вам предоставится возможность лицезреть его лично. – И пояснил в ответ на наши удивленные взгляды: – Вы же с Виктором не собираетесь оставить Ольгу Юрьевну наедине с этим незнакомцем?

Маринка негодующе фыркнула:

– Разумеется, нет.

– Вот и славненько, продолжим дальше. В тот же вечер Ирина отпрашивается с работы на несколько дней, но сразу не уезжает. Ольге Юрьевне она не звонит, так как собирается встретиться с ней лично. Но перед этим «кое-что уточнить». Вопрос, что? Известно, что вчера после полудня…

– В семнадцать сорок, – уточнила я.

– …она наведывалась в фирму, занимающуюся недвижимостью, откуда вышла, – Сергей Иванович ткнул пальцем в фотографию, – в семнадцать часов сорок минут, что подтверждено документально. Дальше след девушки теряется, из чего делаем вывод, что она либо сама, либо с чьей-то помощью исчезает около восемнадцати часов. При этом, – снисходительный кивок в сторону Маринки, – можем предположить, что она действительно узнает что-то, чего знать не должна была, но не о своем друге, а, скажем, о делах этой самой фирмы, ведь именно ее сотрудники напали на Ольгу Юрьевну. – Сергей Иванович откинулся на спинку стула и с видом победителя оглядел окружающих.

– Браво, маэстро! – Маринка восторженно зааплодировала. – И все-таки не исключено, что ее друг замешан в этой истории. Не доверяю я мужчинам…

Мы расхохотались, Маринка обиженно поджала губы.

– А как выглядел этот парень около магазина? – заговорил молчавший до сих пор Ромка. Он задумчиво посмотрел на Кряжимского. – Наши сегодняшние гости…

– Точно, Оль, к тебе же тут такие типы приходили, – вскричала Маринка, – один еще ничего, при галстуке даже, а другой – ну вылитый гоблин.

– Кто-кто? – не поняла я.

– Ну, гоблин, знаешь, такой, глазки маленькие, круглые и наглые, на пальце – перстень, башка стриженая, и говорит так противно: «Ну ты че, подруга».

– Точно, он, – я без труда узнала братка. – Здорово у тебя получается.

– Оль, я сказала ему, что тебя нет, когда будешь, не знаю. Ты как раз из кафе звонила. Нет, этого я не сказала. А он докапываться начал, что у тебя за дела и собираешься ли вернуться сегодня. Наглый такой, пытался в ящик твоего стола нос сунуть, хорошо, что Сергей Иванович зашел.

Кряжимский кивнул:

– Ага, Маринины вопли услышал, захожу, спрашиваю: «В чем дело?» А он: «Ничего, папаша, все путем. До скорого». И вышел.

– И ничего я не вопила…

– Ладно, успокойся, – я обняла Маринку за плечи, все-то на нее сегодня «наезжают». – У меня предложение… А что, если нам визит в эту контору нанести?

– В смысле? – похлопал глазами Ромка.

– Точно, – Маринка понизила голос, – дожидаемся ночи…

– Я другое имею в виду. Они чем занимаются? Недвижимостью. Что, если кто-то из нас обратится к ним, ну, скажем, по обмену квартиры?

– Хорошая мысль, только кто? Вас с Виктором они хорошо разглядели, меня и Марину тоже видели. Разве что…

Все посмотрели на Ромку, тот потупился и покраснел.

– Рома, дружище, ты с ними не столкнулся?

– Я как раз выходил, – тихо ответил он. И совсем уже шепотом: – В туалет.

– Вот и славненько, – я постаралась не рассмеяться, – зайдешь, скажешь, что так и так, мол, надоело с мамой жить, жениться хочу, квартиру менять хочу.

Ромка сокрушенно вздохнул:

– Хорошо было бы…

– Значит, прямо с утра туда и отправляйся.

– Сначала лучше в редакцию, – высказался Виктор.

– Верно, – поддержал его Кряжимский, – может что-нибудь измениться.

– Тоже правильно, – я поднялась. – Ну, что, господа, в путь? День сегодня затянулся.

Снова зазвонил телефон. Маринка схватила трубку.

– Алло? А кто ее спрашивает? Коротков?

Я отобрала трубку.

– Андрей… – Черт, как его там по батюшке?

– Можно просто Андрей. Хорошо, что застал вас. Я все еще в аэропорту, рейс то ли отменили, то ли отложили, какие-то там технические неполадки. Так что я теперь затрудняюсь сказать, когда приеду.

– Минутку, дайте подумать, – я прикрыла трубку рукой. – У него рейс отменили, что-то там случилось.

– Я же говорила, говорила, – обрадовалась Маринка, – спроси его про жену.

Вот заклинило, похоже, в любви ее постигла очередная неудача.

– Ну что же, Андрей, в таком случае давайте отложим встречу до утра.

Маринка замахала руками. Я показала ей язык и вздохнула. Н-да, проще уступить.

– Извините, Андрей, а вы не женаты?

Коротков грустно рассмеялся:

– Пока нет. Я вот думаю, может, Ира дома? Заболела, например, грипп, знаете, температура. Правда, на звонки никто не отвечает, но мало ли что…

– А я и не знала, что у Ирины телефон есть. Вы ничего не путаете?

Тот немного помялся.

– Ира на днях ко мне переехала… Так вы не могли бы заглянуть на всякий случай? Это совсем недалеко от вашего дома.

– Да, да, конечно, говорите куда.

Я записала адрес. Мелькнула, но тут же пропала какая-то мысль, догадка…

– Значит, до завтра, Ольга Юрьевна.

– Что? А, да, конечно, до завтра. Погодите, – я напрягла свое серое вещество. – Послушайте, а Ирина последнее время не вела себя как-нибудь странно?

Должна же быть хоть какая-то зацепка!

Собеседник задумался:

– Да нет, я бы не сказал. Но вы же знаете, Ира – человек довольно скрытный. Разве что… Не знаю, важно ли это, но позавчера она попросила мой диктофон и пару чистых кассет.

– Диктофон? Любопытно…

Мы попрощались, я положила трубку и закурила.

– Ну что?

– Во-первых, – ядовитый взгляд в сторону Маринки, – он не женат. Во-вторых…

– Все они так говорят, – пробормотала Маринка и подвинула к себе телефон, – сейчас проверим… Алло, справочная? Скажите, пожалуйста…

– Во-вторых, Коротков просил заехать к нему домой, может, девчонка просто с температурой валяется. Кстати, нам это и в голову не пришло, а ведь в городе эпидемия.

– Нет, я не знаю номер рейса… Девушка, я вас очень прошу, понимаете, муж позвонил, сказал, что рейс отменили. Я думаю, он врет. Ну, вы меня понимаете? Да, жду.

Во дает. Я стряхнула пепел.

– Мариночка, а как у тебя дела с этим рыжим, как его там?

– А-а, сволочь оказался, – отмахнулась Маринка. – Да, да, слушаю. Отменили… Да, постараюсь, спасибо.

– И вправду отменили, надо же. Посоветовала мужу больше верить…

– Ладно, подруга, не унывай.

– Вот так всегда, все бы вам над бедной девушкой подшучивать.

Пересмеиваясь, мы направились к выходу. Виктор взял у меня ключи от машины – я даже и не думала сопротивляться – и подхватил Маринку под руку. Та сразу повеселела, а уже через минуту о чем-то беззаботно щебетала. Потрясающий характер. Может, они с Виктором и тянутся так друг к другу потому, что Марина умудряется общаться с неразговорчивым Виктором, рассуждая сразу за обе стороны? И ему не в нагрузку, и процесс общения происходит…