Книга Перемен. Судьбы петербургской топонимики в городском фольклоре.

Синдаловский Наум Александрович

Вместо заключения

 

Полный свод петербургской топонимики огромен. По некоторым подсчетам, с 1703 года по настоящее время в городе возникло более десяти тысяч топонимов. Некоторым из них была уготована жизнь, ограниченная во времени, некоторые, отметив свой 300-летний юбилей, продолжают жить и сегодня, есть и такие, чей возраст намного превышает возраст самого Петербурга. Только наименований улиц, площадей, переулков, набережных и других городских проездов превышает 1400 единиц. В это количество не входят многочисленные названия мостов, исторических районов, островов, парков, рек, каналов и других географических объектов, число которых в силу разных причин не поддается точному подсчету.

Список городских топонимов постоянно изменяется, уточняется и расширяется. Потенциальные возможности к этому неограниченно велики. Так, традиционно за пределами городской статистики до сих пор остаются топонимы городов и поселков Курортного, Петродворцового, Пушкинского районов, городов Кронштадта, Колпино, Красного Села, хотя все они административно подчинены Петербургу. Между тем нет никакого сомнения в том, что в будущем, пусть и не всегда близком, некоторые из этих территорий разделят судьбу многих других бывших пригородов, в разное историческое время ставших неотъемлемой частью Петербурга.

Понятно. что только одно это вызовет необходимость упорядочения топонимики, хотя бы ради исключения возможных одинаковых названий. Но именно такая необходимость, вместе с ежегодно возникающими проездами и магистралями, даст городу возможность создать значительный резерв городских объектов для постоянно появляющихся надобностей в увековечении тех или иных исторических или культурных событий городской жизни. Главное, чтобы это делалось не в угоду сиюминутным идеологическим и политическим целям и, что еще более важно, не в ущерб уже существующей городской топонимике. К чему это приводит, мы старались показать в нашей Книге Перемен. Пусть она станет Книгой-Предупреждением. И пусть никогда доброе старинное китайское пожелание, вынесенное в качестве эпиграфа в начало нашего повествования, не превратится в проклятие, адресованное всем нынешним и будущим поколениям петербуржцев.