Хроники Сиалы: Крадущийся в тени. Джанга с тенями. Вьюга теней

Вор и герой — понятия несовместимые? Как бы не так! Когда приходится делать нелегкий выбор между топором палача и Заказом на небольшую прогулку в мрачные могильники эльфийских лесов, трезвомыслящие люди выбирают топор палача, а герои, такие, как Гаррет, решают бросить кости и, надеясь, что выпадут шестерки, рискнуть.

Ведь всего-то надо пробраться в заброшенную башню Ордена, надуть парочку злобных демонов, избавиться от наемных убийц, подставить воровскую гильдию, выйти из десятка кровавых стычек… ну и доехать до этих тьмой проклятых могильников вместе с небольшим отрядом отчаянных королевских рубак. Стоит ли говорить, что такой Заказ просто невозможно выполнить?

Крадущийся в тени

Глава 1

Ночь

Ночь — лучшее время для таких, как я. Я выхожу на улицу, когда обычае люди уже давно спят в теплых постелях, и даже запоздавшие пьянчуги стараются переночевать в тавернах, не решаясь выбираться в непроглядную городскую темень.

Ночь. Тишина. Лишь шаги патрулей городской стражи гулким эхом разбиваются о стены старых домов, а затем разносятся по темным, умершим до утра улицам Авендума.

Глава 2

Неожиданные встречи

Вечерние сумерки упали на оживленный Авендум, заставляя горожан пошевеливаться. Люди и нелюди спешили, стараясь закончить все дела до наступления ночи. Поэтому в узеньких тесных кварталах и извилистых улочках Портового города горожане торопились провести с пользой каждую минуту, перед тем как темнота разгонит их по домам.

Вот суетливо пробежали женщины, крепко прижимая к себе корзинки с нераспроданной снедью. Вот с гиканьем и свистом, взметая грязь, пронеслась пара молодых, в стельку пьяных дворян на горячих конях, заставляя прохожих вжиматься в стены и гневно грозить всадникам кулаком в спину. Вот толстый лавочник отвесил подзатыльник мальчишке-подмастерью, чтобы тот порасторопнее закрывал ставни лавки, а не глазел на городских стражников, печатающих шаг по грубой каменной мостовой.

Один из солдат бросил на меня хмурый взгляд из-под своего шлема. Я радостно ему улыбнулся, стараясь показать: смотри, мол, какой я вежливый и мирный человек. Стражник буркнул себе под нос что-то нелицеприятное на мой счет, покрепче сжал в руке алебарду и направился прочь. Я ухмыльнулся.

Стража Портового города на все закрывает глаза, даже на человека, из-под плаща которого выпирают очертания арбалета — оружия, если честно, обычным гражданам в черте города запрещенного. Обрати на меня внимание охрана города Внутреннего, и я бы обычной улыбочкой не отделался. Минимум две золотые монеты, чтобы служители порядка и справедливости забыли мое лицо до следующей встречи.

Я тут все говорю — Внутренний город, Портовый город. Все эти названия сможет понять только житель Авендума, протянувшего щупальца улиц и кварталов на огромную территорию.

Глава 3

Заказ

Возле трактира, купаясь в густых, как сливки, сумерках, стояла большая карета, запряженная четверкой пепельно-серых лошадей доралисской масти. Лошади косились на стражников и нервно фыркали. Не только люди хотели провести ночь под защитой надежных стен.

Только сейчас я увидел, что окна экипажа забиты толстыми досками.

— Это чтобы я не сбежал? — буркнул я, забираясь в экипаж и садясь на мягкую скамейку, обитую красным бархатом.

Дорогой экипаж. Не каждому по карману. А четверка доралисских лошадок и вовсе стоит баснословных денег.

— Это чтобы тебя в темноте кто-нибудь не выдернул из окна. Кто-нибудь очень голодный, — ответил севший напротив меня Фраго.

Глава 4

Королевская библиотека

Я пообещал королю, что через неделю вновь приду во дворец, и теперь у меня было целых семь дней для подготовки сомнительного предприятия — путешествия в Храд Спайн. Перво-наперво на следующее утро я отправился в Королевскую библиотеку на площади Грока.

Естественно, заходить через центральный вход было довольно большой наглостью и вызовом всем дворянам королевства, поэтому я обогнул здание справа, лавируя в потоке уже проснувшихся и спешащих по делам обитателей города, — в сером здании был вход для служащих.

Я подошел к литой железной двери и громко постучал. Но, как всегда, мою скромную персону проигнорировали самым наглым образом. Прождав пару минут, я заколотил с удвоенной силой. Опять тишина. Уснули они там все, что ли? Вполне могу допустить — посетителей не так уж много, тем более что вход разрешен только дворянам, жрецам и Ордену. Простолюдинам книги без надобности, им бы семью прокормить. Подождав немного, я застучал так, что грохот вспугнул голубей на соседних крышах, и они испуганной стаей устремились в безоблачное июньское небо.

Наконец замок щелкнул, скрипнул засов, и дверь немного приоткрылась. На меня подслеповато и довольно зло смотрел старичок — божий одуванчик. Войти я не мог — дверь удерживала массивная цепочка, на которую вполне можно было посадить самого Х’сан’кора.

— Шо стучишь, хулюган? Пошел вон! Будешь буянить, стражу позову. Уж она-то тебя на алебарды поднимет!

Глава 5

Ночные сюрпризы

Вы знаете, что может быть хуже разъяренного доралиссца? Хуже разъяренного доралиссца могут быть только несколько разъяренных доралиссцев. Десяток этих полулюдей-полукозлов с яростными воплями преследовали меня по ночному Авендуму, вопя во всю мощь своих не самых маленьких легких.

Узкие улицы Портового города не давали тварям подобраться ко мне всем скопом, и им приходилось гнаться за мной гуськом, стуча копытами по каменной мостовой и раздраженно блея, когда им на пути попадались какие-то ящики или бочки, из-за которых доралиссцы теряли скорость.

Ничто не предвещало в эту ночь моего бега по ночным улицам. Я вернулся из Королевской библиотеки и только открыл дверь своей новой и, осмелюсь сказать, тайной берлоги, как из темноты, с шипастыми дубинками наперевес, дурно блея, на меня бросились доралиссцы. Меня спасла только моя врожденная реакция и тупость нападающих: козлолюди отталкивали друг друга в надежде первыми добраться до моей несчастной головы. В итоге в дверях образовалась пробка. А я и был таков.

Вот уже минут двадцать, уставший, злой и невыспавшийся, я пытался оторваться от преследователей. Твари орали и блеяли где-то у меня за спиной, ни в какую не желая отставать от невезучего Гаррета.

Никто не выскакивал на меня из темных подворотен города, требуя кошелек. Все пьянчуги и полуночные гулены, не успевшие спрятаться по домам до наступления ночи, заметив погоню, как по волшебству исчезали с дороги. Даже существа ночи слышали яростные вопли моих преследователей и не решались выходить на свет, чтобы не попасть козлам под горячую руку.