Хроники Дерини.Книга 1. [ Возвышение Дерини.Шахматная партия Дерини]

В первую книгу вошли романы «Возвышение Дерини» и «Шахматная партия Дерини».

Возвышение Дерини

Часть I

Глава I

«Пусть преследователь превратится в преследуемого».

Брион Халдан, король Гвинеда, принц Меары, лорд Пурпурного Марта, восседал на коне на вершине холма и обозревал окрестности.

Он не был высок, но сочетание величественной осанки с кошачьей грацией служило противникам грозным предупреждением о том, что его не следует недооценивать. Однако его врагам редко представлялся повод к этому. Смуглый, стройный, со следами проседи на висках и в черной густой бороде, он вкушал почтение одним своим видом. Когда он говорил, будь то жестокий повелительный тон или вкрадчивая мягкость, проникающая в сердце собеседника, люди слушали и беспрекословно подчинялись.

Если же не убеждали ласковые слова, убеждала холодная сталь. Об этом предупреждали широкий меч в ножнах и узкий стилет на поясе.

Руки, сдерживающие горячего боевого коня, мягко, но уверенно лежали на поводьях из красной кожи. Это были руки бойца, руки человека, привыкшего повелевать.

Глава II

Спустя несколько недель Морган и его адъютант, оба в голубых накидках, въезжали через северные ворота Ремута, столицы королевства Бриона. Несмотря на утреннее время их лошади казались усталыми, они тяжело дышали и в морозном воздухе вокруг них клубились клочья белого пара.

В Ремуте начинался базарный день, и улицы уже были полны народа. Кроме того, намеченная на завтра коронация привлекла в город путешественников из всех Одиннадцати Королевств. Шумные толпы заполнили узкие извилистые улицы города, сделав их совершенно непригодными для передвижения.

Повозки с товарами, роскошные экипажи, купеческие караваны, уличные продавцы с лотками, наполненными всякой всячиной, скучающие дворяне в окружении многочисленной свиты — все смешалось в пестром калейдоскопе цветов, звуков, запахов, бурлило в лабиринте разукрашенных улиц города.

Ремут Прекрасный — так его называли.

И это не было преувеличением — каждый мог убедиться сам.

Глава III

«Никакая фурия ада не сравнится с оскорбленной женщиной».

Джехана критически рассматривала свое отражение в зеркале, в то время как парикмахер укладывал ее медовые волосы в прическу, закрепляя их филигранными булавками.

Брион не любил ее прически. Она казалась ему слишком простой, даже грубой, никак не гармонирующей с тонкими чертами лица. Прическа подчеркивала высокие скулы, угловатую нижнюю челюсть, она оставляла единственное живое место на бледном лице — дымчато-зеленые глаза.

Да и черный цвет ей не шел. Текучий черный шелк и матовый бархат траурной одежды, не оживленные драгоценностями или хотя бы ярким шнурком, только усиливали бледность лица, заставляя выглядеть мною старше ее тридцати двух лет.

Нет, Бриону бы все это не понравилось.

Глава IV

Рассеянно глядя, как пузырящаяся вода наполняет мраморный бассейн, монсеньор Дункан Мак Лейн сидел в задумчивости. Его мысли перескакивали с одного предмета на другой.

Времени уже оставалось мало. Аларик должен был быть здесь уже давно, несколько часов назад. Его очень беспокоило, что с Морганом не было связи вот уже несколько месяцев. Возможно, Морган еще не приехал. А может быть, до него не дошли вести о кончине Бриона, хотя они разнеслись по всем Одиннадцати Королевствам.

Когда вода дошла до края бассейна, Дункан вдруг поднял голову и застыл, вслушиваясь.

Идет Аларик, и с ним молодой принц. Ощущение их приближения, которое он уловил каким-то шестым чувством, было безошибочным.

Дункан быстро подошел к открытой двери западного портала, поправив сутану быстрым привычным движением, а затем вышел на солнечный свет и приставил руку ко лбу, защитив глаза от яркого света.

Глава V

Когда Келсон с Морганом прибыли в Совет, там стоял ужасный шум и гвалт. Джехана дала разрешение присутствовать на Совете нескольким дюжинам советников Бриона, и сейчас все они были здесь в ожидании последнего столкновения с Морганом. Стулья для них, поставленные за креслами постоянных членов Совета, оказались не занятыми, так как те, для кого они были предназначены, расселись по всей комнате и неистово спорили, стараясь перекричать друг друга. Темой всех разговоров был могущественный лорд Дерини, и хотя никто из этих людей не имел права голоса, тем не менее они обсуждали, что же следует сделать с опальным генералом, какому наказанию подвергнуть. Разные чувства возбуждал лорд Аларик в людях, только равнодушными он никого не оставил.

Во главе стола спокойно сидела Джехана, стараясь казаться уверенней, чем была.

Время от времени она смотрела вниз, на свои бледные руки, лежащие на коленях, и вертела золотой обруч на левой руке.

Она старалась не обращать внимания на слова и просьбы епископа Арлиана, сидящего справа от нее, из опыта зная, что молодой прелат может быть чрезвычайно убедителен в своих речах, особенно когда дело касается того, в чем он заинтересован. Он уже ясно дал понять во время предварительного голосования, где лежат его симпатии. Да, здесь было несколько приверженцев и сторонников Моргана, упрямых и неистовых в своем пристрастии.

Как только Келсон вошел в зал заседаний в сопровождении Лориса и стражников, все разговоры прекратились. Те, кто не были на ногах, почтительно поднялись и кланялись Келсону, когда тот проходил, а остальные спешно занимали свои места. Келсон сея за стол рядом со своим дядей Нигелем, а Лорис медленно прошел к Джехане.

Часть II

Глава VII

Подойдя к покоям Келсона, Морган почувствовал, как сердце затопила волна страха. А что если Чарисса не лгала? Вдруг она нашла способ проникнуть сквозь защитные барьеры? А может быть, Келсон уже убит!

Сегодня охраной командовал Дерри, именно он неслышно появился рядом с Морганом, едва лишь тот подошел к двери.

— Что-нибудь случилось, милорд?

— Пока не знаю, — тихо откликнулся Морган и знаком приказал стражникам отойти в сторону. — Пока меня не было, вы никого не видели?

— Нет, сэр. Я перекрыл здесь все крыло, — он посмотрел на Моргана и взялся за ручку двери. — Мне войти с вами, милорд?

Глава VIII

«Не верь глазам своим…»

Не веря своим глазам, Морган наклонился над телом, чтобы внимательно рассмотреть его. Однако было и так ясно, что это не Брион. Лицо, которое он открыл, принадлежало старику, бородатому и седому. Возможно, это какой-нибудь из давно умерших королей, но не Брион.

Потрясенный Морган опять закрыл лицо шелком, оперся обеими руками о край саркофага и склонил голову в раздумье. Он все еще не мог поверить тому, что увидел.

— Ну что же, — сказал он ровным невыразительным голосом. — Увиденное нами невероятно, но, тем не менее, это факт. Келсон, ты уверен, что твой отец погребен именно здесь?

Келсон медленно кивнул:

Глава IX

У Гвинедского Льва нет зубов! Малиновый Лев без зубов!

Дункан наклонился над брошью, взял ее в руки и стал вертеть, внимательно рассматривая.

Где-то — он не мог припомнить где именно, возможно, в каких-нибудь древних трудах по высшей магии, которые он читал много лет назад — ему встречались упоминания о подобных вещах: о двойном смысле, игре слов, странных терминах, непонятных для непосвященных… Ну, конечно!

Перевернув брошь, он легонько потрогал пальцами иглу застежки.

— Да. Всегда возникают барьеры, препятствия, для преодоления которых требуется мужество.

Глава X

Эти слова побудили Моргана и Дункана к действиям. Дункан поставил свечу на пол и подал Моргану его меч. Морган, успевший положить бесчувственного Келсона у своих ног, теперь быстрым, как молния, движением выхватил меч из ножен, Дункан же обнажил меч Келсона и тоже приготовился к борьбе.

Немедленно самый младший из троих нападающих сделал выпад и прижал Дункана к стене. Остальные двое одновременно напали на Моргана. Один из них был вооружен шпагой, другой — тяжелым широким двуручным мечом, и их удары обрушились на меч Моргана как удары молота на наковальню.

Отразив первый бешеный натиск, Морган стал действовать аккуратнее, более методично, больше думая о том, чтобы защитить недвижимого Келсона, лежащего у его ног, чем поразить нападающих. Узкий стилет, появившийся в его левой руке, годился лишь на то, чтобы отражать удары шпаги, но, конечно же, совсем не мог защитить от ударов тяжелого меча, которые градом сыпались на Моргана. Кроме того, он чувствовал себя связанным, не зная, кто на них напал, и в то же время не мог оставить Келсона совершенно без защиты. Морган посмотрел в сторону и понял, что от Дункана помощи ждать не приходится.

Зажатый в углу, Дункан буквально лицом к лицу столкнулся с проблемами. Меч Келсона был легче и короче того, к которому он привык, поэтому ему приходилось трудно. Ему пришлось драться непривычным оружием против противника, превосходящего его силой, весом, боевым опытом. Но в искусстве Дункан ему не уступал. Сын дворянина, воспитанный в лучших боевых традициях, он прошел хорошую школу фехтования, но не любил это искусство. Он имел оружие только для того, чтобы защищать себя, а не убивать. Люди редко обнажают оружие против священника, особенно такого высокого сана, как у него. Не устрашенный натиском, Дункан продолжал обороняться, выжидая удобный момент, и дождался.

Его противник, чувствуя свое преимущество, уверился в несомненной своей победе, стал менее осторожен, менее быстр в движениях, и это стоило ему жизни.

Глава XI

Морган резко повернулся и принял оборонительную позу, ожидая почти наверняка увидеть лицо из своего видения.

Но тот, кто так неслышно приблизился к нему, был вовсе не седой, давно умерший Святой Камбер, а просто самодовольный Бран Корис, Из глубины коридора подходили Эван, Нигель, Ян и другие придворные и дворяне, которые поспешили сюда, прослышав о событиях, здесь происшедших. Последней подошла разгневанная Джехана в окружении своих придворных дам.

— Да, да. Отлично сделано, — продолжал Бран. Наконец ты закончил свое дело, не правда ли? Ведь теперь остался только ты один, кто знает, что же в действительности произошло по дороге в Ремут.

Морган стоял спокойно, пока те все подходили, заключив его в тесный враждебный круг. Морган старался овладеть собой, успокоиться и дать достойный ответ.

— Сожалею, что приходится разочаровывать тебя, лорд Бран, — ответил он, подозвав одного из врачей, чтобы тот позаботился о Дерри, — но он не мертв. Он просто без сознания, и даже не ранен. Не сомневаюсь, что кому-то понадобилось устроить небольшой спектакль тут, — Морган не собирался распространяться о новой своей способности, это только усилило бы страх, подозрительность, недоверие.