Гибель великого города

«И вот роман «Гибель великого города» переведен на русский язык. Если не считать нескольких стихотворений Р. Рагхава, ранее опубликованных у нас, это — первое значительное произведение, знакомящее советского читателя с творчеством еще одного прогрессивного индийского писателя, завоевавшего популярность прежде всего в жанре исторического романа.

Разумеется, «Гибель великого города» нельзя полностью отнести к этому жанру литературы. Основой для него послужила не историческая правда, а гипотеза. Однако фантазия Р. Рагхава в какой-то степени основывается на данных археологических раскопок и предположениях ученых. И нужно сказать, что писатель приходит к логичным, как нам кажется, обобщениям, касающимся жизни индийского общества той отдаленной эпохи Хараппской цивилизации».

Е. Челышев

Предисловие

В центральной части провинции Синд, расположенной на территории Пакистана, там, где, спустившись с гор и вобрав в себя воды своих притоков, широко разлилась по равнине могучая, величественная река Инд, с севера на юг протянулась гряда невысоких, изрезанных оврагами холмов. Светло-розовые курганы, желто-зеленые и серые тона окружающих их долин, ослепительная белизна соляных отложений, обильно проступающих на иссушенной нестерпимым зноем почве, прозрачная голубизна неба, отраженная в широком разливе Инда, синеющая на горизонте цепь Киртарских гор — вся эта удивительная гармония цветов и красок создает незабываемую причудливую картину.

На многие километры вокруг нет ни больших городов, ни железных дорог, ни автострад, — словом, всего того, что напоминало бы о XX веке. Люди живут здесь так же, как сотни, тысячи лет назад. Ветхие глинобитные лачуги, незатейливая домашняя утварь, тяжелый, изнуряющий ручной труд на полях с самой примитивной системой орошения, постоянная нужда и вечный страх перед наводнениями, засухой, набегами саранчи…

Местные жители называют холмы на берегу Инда — Мохенджо-Даро, что в переводе с языка синдхи означает — Курган Мертвых. Издавна здесь находили бронзовые, медные и каменные пластинки-печатки и амулеты с загадочными рисунками и знаками, которым суеверные люди придавали символический религиозный смысл. Сильные ветры, приносящие из пустынь Белуджистана тучи песка и пыли, тропические ливни и наводнения иногда обнажали на склонах холмов полуразрушенные стены неведомых строений. И тогда крестьяне, вооружившись кирками и ломами, взбирались на холмы и вырубали там глыбы обожженного кирпича, крепкого, как гранит, который они использовали в строительстве.

Из поколения в поколение передавали местные жители предания и легенды о таинственных холмах. Старики рассказывали детям сказки о волшебном, прекрасном городе, где жили сильные гордые, счастливые люди, которые чем-то разгневали богов, и те их покарали; о том, как город провалился сквозь землю и множество людей нашло могилу в бездонной пропасти и в ненасытных волнах разъяренного Инда. Эти сказки и легенды, рожденные воображением суеверных людей, во многом напоминают библейские легенды о Содоме и Гоморре и о всемирном потопе.