Еще один мальчик

Юморист

Пэйринг: Новый Мужской Персонаж/Лили Поттер–м, Лорд Волдеморт, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер

Жанр: AU/Drama/Adventure

События: Дети Главных героев, Фик об оригинальных героях, Измененное пророчество, Дамбигад

Саммари: Как на самом деле победили Волдеморта? Так, как вы читали у мисс Роулинг?

Увы, все было совсем не так…

Роберт Грейнджер — мальчик необыкновенный. Его папа и мама были волшебниками. Героями и членами Ордена феникса. То есть, мама Гермиона вполне жива–здорова и работает в Министерстве магии, а папу Северуса очень давно убил злой волшебник Волдеморт, когда Бобби было год от роду…

Предупреждение: Смерть второстепенного персонажа

От автора: Автор снейпоман и дамбигад, гриффиндоргад, мародергад.

 

Пролог от лица Ученого кота

Здравствуйте, мои дорогие читатели!

Я Ученый кот, и я очень люблю рассказывать истории.

Вы приготовились слушать?

О, это будет очень длинная история!

Садитесь поудобнее, поправьте кресла, не забудьте пригласить моих родственников — у вас же есть домашние кошки? — и слушайте!

Я расскажу вам волшебную историю из доброй Англии, которую поведал мне мой двоюродный брат Живоглот; историю о злом волшебнике Волдеморте, Темном маге, что хотел поработить весь мир, о героических людях, что сопротивлялись ему, о дивном пророчестве, что должно было победить его…

Вы рассердились? Вы думаете, что всё это давно знаете?

О нет, вы ошибаетесь.

Вы думаете, что уже прочитали всю правду в книгах мисс Дж. Роулинг — увы, всё было совсем не так!

Наберитесь терпения, и я расскажу, как оно было; но не спешите обвинять мисс Роулинг, эта почтенная женщина сделала всё, что могла. Когда‑нибудь я расскажу вам, почему.

Она практически точно поведала всё — разве что ее седьмая книга… Неужели вы думаете, что возможно успеть отвоевать Англию, вернуть власть в Министерство, найти все хоркруксы, переловить Пожирателей и победить Волдеморта всего за один год?

Это заняло годы и годы, друзья!

И главное, мисс Роулинг ни разу не упомянула Роберта Грейнджера.

Разве можно рассказать подлинную историю победы без Роберта Грейнджера?

Кто такой Роберт Грейнджер, вы спросите?

Хозяин Живоглота, моего дорогого двоюродного брата. Как видите, история творилась прямо у него на глазах!

Роберт Северус Грейнджер, род. 27 июля 2001 года, ум. — нет, как он умер, уже совсем другая история. Возможно, потом я расскажу и ее, но не сейчас.

Статус: волшебник.

Родители: Гермиона Джейн Грейнджер, род. 19 сент. 1979; Северус Тобиас Снейп, род. 9 янв. 1960, ум. 1 марта 2002.

Извините, все поклонники профессора Снейпа, которых, как сказал мой кузен, очень много среди читателей! Профессора Снейпа в моей истории не будет. Благодарите его босса Лорда Волдеморта и особенно его змею Нагайну!

Впрочем, два года спустя Нагайну от всеобщего имени отблагодарил герой, Невилл Лонгботтом.

С вашего позволения, я начну?

Я начну свою историю, когда Бобби исполнится одиннадцать лет и его будет ждать приглашение в Хогвартс.

Я сразу предупрежу: магический мир очень консервативен, и всё ж многое изменилось за эти годы! А как изменился Хогвартс!

Вместе с Бобби вас ждет много новых преподавателей — и новых студентов.

Что ж, читатели, если вы не испугались — идите за мной!

Я начинаю.

 

Где‑то в августе 2012, посреди Англии… (начало)

О нет, только не думайте, что этот городок был похож на Литтл–Уингинг!

В чем‑то они, конечно, похожи…

Мирный, тихий маленький городок, утопающий в зелени лета, приветливый и гостеприимный. Неужели Гермиона Грейнджер выбрала бы другой?

Поверьте, для себя и для единственного сына она выбирала очень тщательно!

Ведь ей нужно было доброе и уютное место, чтобы оправиться от горя после потери мужа. Место, где бои с Волдемортом и теракты УпСов казались такими далекими…

Наш безымянный городок очень подходил.

Так что в мае 2002 года городок обсуждал два великих события: что Редкиссы продают свой коттедж и уезжают в Манчестер, и что они продали очень удачно, почтенной молодой вдове с ребенком, которая немедленно въехала; правда, весь город жалел бедняжку, такую красивую и молодую! Слишком красивую и молодую для вдовы.

Ее покойный муж, офицер разведки, героически погиб, исполняя свой долг; на каминной полке хранился его посмертный золотой орден.

Очень непонятный орден, так и погиб он где‑то в экзотической стране! Говорят даже, его по приказу местного людоеда–диктатора задушила его личная анаконда.

Какие только ужасы не творятся в этих слаборазвитых странах…

Юная вдова была при деньгах — говорили, что она работает в каком‑то министерстве; она жила уединенно и держалась очень достойно.

Вдова была не болтлива — все понимают, государственная тайна! Но крупицы сведений за десять лет соседской жизни добыть удалось.

Выяснилось, что родня девушки живет в Австралии, и мисс Гермиона им регулярно пишет; правда, они ни разу не приезжали.

Других родственников у мисс Грейнджер не было.

К ней заходили друзья — и весьма странные, на соседский взгляд.

Заходили они изредка, а в основном общество Гермионы в эти годы состояло из подрастающего сына и большого рыжего кота.

Увы, читатели, не думайте, что жизнь Грейнджеров протекала идеально!

Когда в городе появляется молодая красавица — ослепительная красавица, слухи неизбежны.

Десять лет спустя слухов стало еще больше. Соседки осуждали мисс Грейнджер, что она плохая мать. Ибо, едва Бобби подрос, Гермиона при первой возможности вернулась на работу в министерство, и работала она дни и ночи; мальчик, возмущались кумушки, брошен дома один–одинешенек!

Печально, но поверьте, что юный Роберт Северус был очень самостоятельный мальчик. И потом, разве за дом, ребенка и кота не нужно платить? Как достать деньги иначе, чем честно и тяжело заработать?

Гермиона утверждала, что ей еще повезло. Она всегда помнила, как на министерскую зарплату содержал семеро детей Артур Уизли!

И потом, откроем секрет. Дело не только в министерстве. Ведь война с Волдемортом продолжалась, Гермиона работала еще и в Ордене феникса!

Весьма часто малыш Бобби видел, как странные люди в мантиях вываливаются из маминого камина и ведут разговоры о войне. О взрывах, о нападениях на маглов, о Том–Кого–Нельзя–Называть, о политике министерства… Он вырос под эти разговоры, можно сказать.

Впрочем, о Том–Ком мальчик знал не только из разговоров. Он переводил взгляд на каминную полку, где оплавленные в защитную пленку стояли клыки Нагайны. Небольшой подарок, который Гермиона осмелилась попросить у Невилла.

Там же стоял и второй золотой орден — орден самой Гермионы, который скромная девушка не хотела показывать соседям.

Что ж, где‑то далеко гремела война, но наш городок жил мирно, не ведая о далеких опасностях.

Жизнь текла здесь мирно и даже скучно; как Гермиона и надеялась, у Бобби Грейнджера было самое спокойное детство.

Соседки, правда, давно стали шушукаться, что в доме у Гермионы из камина выскакивают зеленые человечки, а сама она за десять лет ничуть не постарела и даже похорошела, если такое при ее красоте еще возможно; Гермиона и так была самая красивая женщина в городе! Право, соседки пугали, что она настоящая ведьма, у нее демонический кот, демонический сын и вообще он на кухне варит в котле жуткие зелья.

Чего ни придумают люди! Особенно от безделья.

Впрочем, при всей любви к Бобби Гермиона могла понять источник «демонических» слухов.

Гермиона была красавица. Увы, Бобби был совсем некрасив.

У Бобби была запоминающаяся внешность, высокий лоб и очень умные глаза; однако, резкие черты профессора Снейпа едва–едва сгладились красотой Гермионы. Внешне Бобби был почти точной копией отца.

А может, не только внешне?

Бобби выглядел внушительно, даже властно, его бледное лицо с длинным носом и растрепанными черными патлами казалось каким угодно, но не смешным. Наоборот, отталкивающим и мрачным. Бобби, очевидно, был сильной личностью.

Если Гермиона боялась вначале оставлять его одного — на воспитание Живоглоту, что ли? — то потом ее страхи прошли.

Бобби не проказничал, от одиночества не страдал, спокойно читал книги и вообще не доставлял никаких хлопот. Когда Бобби подрос, он даже стал помогать по дому.

А кто еще будет вести хозяйство, если Гермиона практически не бывала дома, а Бобби целыми днями оставался там один?

Когда Гермиона возвращалась, на столе ее ждал ужин, в холодильнике — продукты, и вообще дома царил полный порядок. Гермиона нарадоваться не могла своим идеальным ребенком.

Хотя Живоглот, который знал его куда ближе, мог рассказать бы много интересного!

Он‑то при похвалах Бобби только горько усмехался в усы.

Когда Бобби исполнилось 7 лет, его отдали в местную школу.

Гермиона снова могла гордиться — Бобби был отличником, лучшим учеником в классе. Самые восторженные из учителей даже называли его вундеркиндом.

Но гордость была основательно подпорчена… Гермионе трудно забыть радость, даже абсолютное счастье, которое возникло на лицах учителей и учеников этой весной, при известии, что со следующего года Бобби переводят в другую школу.

Гермиона давно не видела такого восторга. Хотя все дружно и фальшиво заверили ее, что причина — «в гордости за успех Бобби, поступившего в этот навороченный химический колледж для юных дарований», «так и надо, Бобби так талантлив, у нас он просто зарывает талант в землю»…

На самом деле, они просто счастливы были от него избавиться!!!

Среди многих талантов у Бобби был один — умение наживать врагов. За десять лет жизни в этом милом городке, за пять лет обучения в школе Бобби не завел ни единого друга.

А перессориться он умудрился со всеми.

Гермиона не задумывалась, а в кого из родителей мальчик быть веселым и дружелюбным? У нее самой никогда не было друзей, разве что Гарри и Рон, а что говорить про Снейпа!

Тем более, держать юных волшебников в магловской школе всегда проблематично.

Был однажды случай, когда Гермиону вызвали в школу прямо с бригадой Отдела по устранению колдовства — нет, вообще Бобби прекрасно держался в школе и умел сдерживать свою магию, но тут он так оскорбился, что на конкурс по математике послали не его работу, а работу менее одаренного любимчика учителя…

Ну, он же ненарочно, он понимает, как важно держать волшебство в секрете от маглов! А из учителя вышла чудесная божья коровка. Идеальная трансфигурация. Превращение людей — вообще уровень пятого курса Хогвартса! Талантом мальчика можно только гордиться.

— Я бы сам стер всем память, я умею, — мило сказал тогда Бобби начальнику бригады, — но боюсь не справиться с такой массовой операцией.

Начальник посмотрел на Гермиону, вспомнил, где она работает и сколько у нее орденов, и только молча чертыхнулся.

 

Где‑то в августе 2012, посреди Англии… (окончание)

Роберт Северус Грейнджер — мальчик необыкновенный.

Во–первых, он волшебник.

Во–вторых, он умеет читать чужие мысли. Способности к легилименции у него, очевидно, передались по наследству от папы.

Еще он очень любит и поддерживает свою маму, и поэтому мама о многом не знает… Он бережет мамины нервы, как настоящий мужчина.

Дорогие читатели, вы приготовили свои нервы? Тогда слушайте.

На рабочем столе в комнате мальчика лежит письмо из Хогвартса. Долгожданное, вожделенное письмо!

«ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»
Искренне Ваша,

Директор: Минерва Фейт Макгонагалл
Фурия Витч, заместитель директора»

(Кавалерственная дама Ордена Мерлина Ι степени)

Уважаемый мистер Грейнджер!

Мы рады информировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.

Занятия начинаются 1 сентября. Ждем Вашу сову не позднее 31 июля.

Гермиона ждала этого письма не меньше сына. Правда, доставлено было оно весьма буднично: как‑то вечером Гермиона, возвращаясь из Ордена феникса, сунула письмо Бобби на подушку; точно так, как часом раньше в тот вечер мисс Витч нашла в Ордене Гермиону и передала ей письмо: вы уж проследите за получением, ответ можете чиркнуть прямо сейчас, и на сове сэкономим.

Но это было настоящее письмо из Хогвартса, с гербом и печатями.

Гермиона не сомневалась, что отличник Бобби в Хогвартсе не пропадет.

За долгие одинокие дни без мамы Бобби прочел все лежащие дома книги, и очень интересовался волшебными; даже учебниками.

Бобби почти наизусть знал «Историю Хогвартса».

С практическими науками дело осложнилось. В том смысле, что Бобби тут же попытался применить прочитанные чары на практике. Не раз Гермиона благословляла Статут о секретности и Запрет на колдовство несовершеннолетних, ибо любознательный сын не знал удержу в своих научных экспериментах!

Гермиона была счастлива, что законы запрещают дошкольникам экспериментировать с волшебной палочкой. Бобби мог только смотреть, как колдует Гермиона. Но зато он задавал вопросы, почему из палочки вырывается именно такая струя, может ли такая струя возникнуть при другой магической формуле, можно ли сделать это заклинание другой комбинацией и вообще, какие в магии атомы.

Бобби очень любил спрашивать — слава Мерлину, в меру, потому что прекрасно знал, что мама работает, устает и не всегда способна с ним играть.

Гермиона очень посмеялась одному вопросу. Когда она рассказывала Бобби про «Хогвартс–экспресс» и платформу 9 ¾: «А что есть на платформах 9 ¼ и 9 ½?» — Бобби с железной логикой доказывал, что раз есть платформа 9 ¾, то 9 ¼ и 9 ½ тоже должны быть. «Не успокоюсь, пока не узнаю, что там находится!» Смешные он иногда вопросы задает.

Счастье Гермионы, что дошкольникам нельзя колдовать, омрачила роковая ошибка. Бобби вычитал, что Министерство магии регистрирует волшебные палочки. И сразу спросил, что Министерство не заметит, если колдовать без палочки? Или варить зелья? Гермиона совершила чудовищную ошибку, сказав, что она не знает. Не проверяла.

Зато ее сын — экспериментатор проверил. За левитацию Живоглота без палочки на глазах соседского мальчика примчался сотрудник Отдела надзора за несовершеннолетними и прочел Бобби лекцию. За два года опытов с зельеварением и пять взорванных котлов Министерство ничего не заметило.

Да–да — два года… Даже мама ничего не заметила!

Как это произошло? Слушайте.

Два года назад, после взрыва первого котла Гермиона рассердилась. Всё‑таки, дом у нее один, и хотелось бы сохранить его в целости до конца жизни! Новые котлы и бесконечные ингредиенты покупать было дорого, иметь в доме взрывающиеся предметы — опасно. Гермиона решила это прекратить. По сведениям Гермионы, Бобби внял и больше зельеварением не баловался.

Так что она спокойно ходила на работу, не видя, как в ее мирном доме развернулась молчаливая, незаметная война.

То была битва Бобби и Живоглота за право первого подпольно заниматься зельеварением.

О, эта битва была достойна Гомера. Живоглот испробовал все методы: прятал и ел ингредиенты зелий, сидел в котле, мешая в него что‑то бросить или его разжечь, укладывался на книги с рецептами, чтобы их нельзя было прочитать, утаскивал в свою корзину учебники и тетради, где добросовестно обрабатывал их… Бобби не сдавался. Ингредиентам он искал замену, книги чистил и восстанавливал, а безвозвратно утерянное на войне покупал заново, потому что на Бобби лежали деньги на хождение по магазинам. Столкнулись два упрямства…

Наконец Живоглот, старший и более мудрый воин, понял, что надо сменить тактику. Бобби гордость не позволит отступить первым, даже если он знает, что кругом не прав. И Живоглот временно отступил, позволив Бобби считать себя победителем. Теперь миссия состояла в том, чтобы психоз бедового мальчишки приносил наименьшие разрушения.

В данный момент Живоглот смотрел, как Бобби, напевая, варит в котле на плите очередное зелье, сверяясь с папиным дневником и старым учебником.

Одновременно на другой конфорке булькал питательный суп маме на ужин; Гермиона поражалась, какими вкусными выходят у Бобби любые объекты кулинарии, но вряд ли ей понравилось бы, что вкус блюдам придают те же сомнительные эксперименты. Сейчас в суп добавилась унция экзотической травки «Утешение желудка».

Суп выпустил чудный пар, и Бобби снял его с плиты.

Зелье покипело еще пять минут и без малейшего предупреждения взорвалось.

Живоглот привычно спрятался за большой сковородой; Бобби так же привычно снял защитный передник и перчатки и взялся вытирать кухню.

— Значит, бузина всё‑таки должна быть строго собранная с могилы утопленника в полнолуние, — философски сказал Бобби. — Глотик, не в курсе, где здесь ближайшая могила утопленника?

— Мяу, — с чувством отозвался Живоглот.

— И когда у нас ближайшее полнолуние… — рассеянно продолжал Бобби.

Живоглот только простонал.

— Все‑таки здорово, что мама навела на кухню такие защитные чары. А то бы так легко не отделались.

Одно из пятен на полу стираться не собиралось. Оно уже проело пол до цементного фундамента. Бобби прикрыл дырку фальшивой половицей, положил сверху линолеум и оставил на завтра — не в первый раз; как оптимист, он был уверен, что что‑нибудь придумает. До этого же всегда придумывал!

— А полнолуние сегодня, — задумчиво заявил Бобби, листая лунный календарь. — Так, пока библиотека работает, надо смотаться за старыми газетами. Кто в нашей дыре топился? Должна же быть хоть какая‑нибудь обманутая девица! По мне, здесь всем по–хорошему пора топиться от скуки.

Живоглот вздохнул и приготовился его сопровождать.

Несчастный кот не в первый раз ходил за своим хозяином в бедовые места, и выскальзывал ночью из спальни, тихо, чтобы не тревожить покойный сон Гермионы; Бобби не составляло проблем прогуляться в полночь через весь город на кладбище. Он еще и утверждал, что в полнолуние это легко, потому что светло как днем.

Разве не страшно маленькому ребенку ночью одному на улице? За время своих безумных путешествий всего дважды они столкнулись с хулиганами.

В первый раз отличился Живоглот, обработав противника до позорного бегства, во второй раз Бобби пришлось разбираться с ночным патрулем по колдовству над маглами Министерства магии; Бобби утверждал, что магла вклеило в фонарный столб совершенно нечаянно, он не знает, как это сделалось! Патруль легко отпустил Бобби, потому что люди, нападающие ночью на детей, никому не нравятся, будь они трижды маглами.

Главное, что Гермиона эти приключения спокойно проспала; Бобби считал, ей вполне хватает взрослых проблем, чтобы отвлекаться на его детские шалости.

Маглов глупо бояться; на кладбище ночью можно встретить кого похуже, но пронесло. Вампира, зомби, некроманта… А вообще тоже интересно было бы помериться с ними силами. В папиных дневниках столько шикарных боевых заклинаний. Когда же 1 сентября, когда уже можно будет пользоваться волшебной палочкой?

Бобби грустно взглянул на календарь — до Хогвартса оставался месяц.

 

А тем временем в Хогвартсе… (начало)

«Фурия Витч». Кто такая Фурия Витч, спросите вы? Она в книгах мисс Роулинг не упоминалась.

О, вас ждет много открытий. В этой главе я постараюсь ознакомить вас с положением дел в нынешнем магическом мире, хотя бы с некоторыми его изменениями. И начну я с Хогвартса.

Ученый кот колеблется. Сколько детей в восторге ждут 1 сентября, чтобы увидеть блистательный и сказочный Хогвартс, предания о котором передаются из поколения в поколение, чтобы восхититься им, как в свое время восхищались их родители…

Стоит ли рассказать вам про изнанку Хогвартса? Про финансирование, интриги за пост директора, политические назначения? Детям незачем знать о них.

Пусть Хогвартс для них остается дивной сказкой, а не прозой жизни. Именно так считал когда‑то директор Дамблдор, который всеми силами оберегал учеников от творящихся в Хогвартсе темных дел. Но, возможно, он ошибался?

Проследуем в Хогвартс чудесным августовским днем 2012 года. Он так же ждет 1 сентября, и с тем же нетерпением, что его будущие ученики.

Сейчас август, крайний срок отправки сов с подтверждением о поступлении в школу прошел, письма приняты и получены; подсчитаны итоги, которые могут многое разъяснить. Например, почему замдиректора мисс Витч экономила на совах.

Солнце светит. Профессор Хагрид копается в огороде, Филч чистит совятню, профессор Лонгботтом поливает растения в теплице. На солнечной зеленой полянке перед замком сидит учитель ЗОТИ этого года и смотрит, как его трое детей забавляются с ньюфаундлендом Бродягой.

День прекрасен, вызовов из Ордена феникса о новых проделках УпСов нет, можно расслабиться.

А ведь однажды эта школа почти принадлежала Волдеморту! В год после убийства Дамблдора ее захватили Пожиратели смерти. Директором назначили покойного Снейпа, заместителями — Кэрроу… Через год школа взбунтовалась и выгнала захватчиков. Навсегда. Больше УпСы в Хогвартс не совались. А впридачу выяснилось, что профессор Снейп — не УпС, а по–прежнему шпион Ордена феникса, который никогда не изменял ему!

Таковым он и оставался до самой смерти.

Не думайте, пожалуйста, что Сами–Знаете–Кто раскусил его! Нет, как и Дамблдор, Лорд предпочел до последнего доверять профессору Снейпу. Но к тому времени война затянулась, и сложилась не в пользу агрессоров, бунты возникали повсюду, захватчиков сбрасывали — и не только в Хогвартсе… Волдеморт терял свои позиции, проигрывал войну и решился на крайнюю меру. Его захватила очередная идея фикс, о самой могучей палочке в мире. С ее помощью он надеялся вернуть себе власть. А палочка, как ему казалось, после смерти Дамблдора перешла к профессору Снейпу…

Мы знаем, что на самом деле палочка принадлежала Драко Малфою, а затем Гарри Поттеру. Но Волдеморт этого не знал! Новое преступление он совершил напрасно, палочка не стала его слушаться и позиций в войне вовсе не укрепила.

Через год мы отвоевали Министерство магии, в 2001 на нашу сторону перешли кентавры и гоблины, заявившие, что наконец поверили в пророчество, еще через два года Невилл Лонгботтом покончил с Нагайной — последним, шестым хоркруксом.

Лорд ушел в подполье, но безобразничает до сих пор. Почему‑то никак не удается окончательно победить его.

Хотя Министерство и сам Министр, Кингсли Шеклбот, сразу объявили УпСов вне закона, и провели много реформ по искоренению их вредной идеологии. Хогвартс и его новая директриса, Минерва Макгонагалл, горячо поддерживает все реформы. Из дюжины преподавателей четверо — члены Ордена феникса.

Итак, Фурия Витч…

Замечательная женщина, героиня, ветеран Ордена феникса, всецело преданная делу Дамблдора. Суровая, резкая и бдительная, Аластор Грюм гордился бы ею.

Неужто вы думаете, что состав Ордена исчерпывался тем десятком лиц, что изобразила мисс Дж. К.Р. в своих романах? Осталось много неизвестных героев, и среди них — мисс Витч.

Когда профессор Макгонагалл заняла давно заслуженное директорское кресло, мисс Витч с радостью взяла обязанности профессора трансфигурации, замдиректора и декана Гриффиндора. Справлялась со своими обязанностями она блистательно.

Мисс Витч преданно помогала старой подруге по Ордену править Хогвартсом, мисс Витч выбивала гранты из Министерства, несмотря на нищенский бюджет, мисс Витч влила новую кровь в преподавательский состав Хогвартса.

Это она предложила, когда Минерва обратилась с вопросом:

— Что же нам делать с ЗОТИ, Фурочка? Так и мучить несчастных претендентов каждый год?

— Попробуйте Гарри Поттера, Минни. Он не первый раз побеждает Сами–Знаете–Кого, вдруг да и с его заклятием справится!

— Действительно, Гарри вел в школе отличный кружок по Защите от Темных Искусств, — припомнила Минерва.

Предсказание Фурии сбылось. Гарри взялся за должность и не покинул ее через год. На данный момент он работал профессором ЗОТИ уже семь лет.

 

А тем временем в Хогвартсе… (окончание)

Ньюфаундленд прыгнул за палкой, которую бросила смеющаяся Лили Луна, попал в озеро и поплыл.

Да, у Гарри Поттера выросла чудесная семья.

За эти годы он женился на любимой Джинни и трижды стал отцом; его семья, семья профессора Поттера, жила в Хогвартсе.

Хотя я признаюсь, что и здесь хронология своеобразна. Как во многих событиях, вы, наверно, заметили? Она не совпадает с хронологией, знакомой вам по мисс Роулинг. Да, профессор Поттер женился на мисс Джинни и произвел на свет детей несколько раньше, чем упомянуто в ее эпилоге.

Надеюсь, вам не помешает читать это досадное недоразумение.

За эти годы многие герои Армии Дамблдора женились и обзавелись детьми.

И дети даже начали поступать в Хогвартс! Кто бы мог подумать, как быстро летит время…

Но Гарри смирился, что детей некоторых своих бывших однокурсников никогда не увидит.

Это было больное место теперешнего Хогвартса. Реформы Министерства магии и нынешняя администрация устроили не всех. Традиционные письма, рассылаемые летом будущим первокурсникам, возвращались не только с подтверждениями, но и с вежливыми отказами.

А количество учеников — это количество денег; это касса Хогвартса. Предположим, сначала Гарри был рад большинству отказников — он и не хотел бы их видеть в Хогвартсе. Очевидно, что взаимно!

Но постепенно назрела проблема, что Хогвартс не увидит не только их, но и их денег.

Как мои мудрые читатели уже поняли, отказы слали в основном противники политики Дамблдора, люди, так или иначе связанные с УпСами, и вообще потенциальные слизеринцы.

Мисс Витч считала, что без них Хогвартс будет только чище. Мисс Витч так же справедливо замечала, что очень проблематично ночью кидаться в папашу своего ученика авадой, а утром, если обоим повезет выжить, обсуждать с ним успеваемость отпрыска по трансфигурации.

Неестественно, когда в одной школе за одной партой сидят дети, родители которых буквально стреляли друг в друга.

Гарри очень не хотел бы учить детей Драко Малфоя — и Малфои не хотели бы у него учиться.

Но Малфои были одной из самых богатых и влиятельных семей магической Англии. Если они на свои деньги будут развивать Дурмстранг, а не отечественный Хогвартс, кто выиграет?

Отказники составляли косяк старой элиты Англии. Собственно, они потому и позволяли себе роскошь отказать, что могли собрать ребенка на дорогущее обучение за границей.

А те, кто не мог этого себе позволить, оставались в Хогвартсе.

Гарри смотрел, как Витч решительной походкой пересекает поляну.

— Здравствуйте, Поттер.

— И Вам добрый день, профессор. Подсчитали голоса?

Витч усмехнулась.

— Славная шутка. 15 отказников, 80 согласий. В отказе Боргины и Блоттсы…

— Этого и следовало ожидать…

— Неожиданно подтвердили Олливандеры. Большая победа.

— Олливандеры? Слагхорну надо поставить памятник.

— На памятник денег нет. Но победа достойная, не представляю, как Гораций их уломал. Они миллиардеры.

— Слагхорн мучил их все лето.

— Гораций, когда захочет, может добиться чего угодно… Придется повысить ему жалованье.

— А Вы еще хотели отправить его на пенсию…

— Горацию цены нет, но вечно удерживать его на должности мы не можем. Он и сам постоянно ноет, что устал. Набивает себе цену, конечно… Но доля истины в том есть. Гораций не молодеет.

Если на профессоре Витч лежало выбивание денег из Министерства, то бессменный декан Слизерина, профессор зелий Гораций Слагхорн взял на себя отказников–слизеринцев. Профессор долго и упорно обрабатывал бывших учеников, используя все свои слизеринские хитрости, чтобы уговорить оставить своих детей в Хогвартсе.

— Скажем, выполнять обязанности и декана, и преподавателя Горацию тяжело, значит, стоит снять хотя бы часть?

Витч вздохнула.

— Тут сложность. Мы не можем просто так взять и назначить нового декана Слизерину, их капризное общество его не примет! Вечно сложности с этими слизеринцами… Декана они себе как бы выбирают сами. Нельзя взять кого‑то, не посоветовавшись с ними… Они еще и подумают, но не одобрят! Они находят кандидата, вот Гораций говорил, что ведет переговоры с мадам Анной де Бейль из Швейцарии… А нас информируют, и наше дело подписать назначение. Штемпель поставить. Словно они, а не мы, директоры школы!

— Профессора зелий тоже так трудно найти?

— На нашу ставку профессора зельеварения с зарплатой — да. Никто не хочет слушать, что в Англии только–только закончилось военное время и надо подтянуть пояса…

Гарри вспомнил собственную зарплату и вздохнул. Не будь у него наследства в Гринготтсе, содержать семью из троих детей было бы тяжко.

— Зато в этом году поступает сын Джорджа Уизли, — высказалась Витч. — Можно привлечь Джорджа в Совет попечителей. Джордж с удовольствием поможет родной школе, и он гриффиндорец и член Ордена феникса. Я бы очень на него надеялась.

Гарри кивнул, он любил семью Джорджа Уизли, своего шурина, и двух детей Джорджа, своих почти–племянников.

Он радовался, что дело Джорджа процветает, сеть магазинов открыла филиалы на трех континентах.

Он радовался и тому, что Рон, компаньон Джорджа, тоже нашел свое семейное счастье. Он недавно женился на секретарше компании, они ждали ребенка.

Это Рон, который два года как утверждал, что никогда не женится!

Что все женщины — изменницы!

Хорошо, что его многолетняя рана от потери Гермионы наконец зарубцевалась.

Тут, читатели, Ученый Кот должен дать пояснение.

В проблемах Рона Уизли есть доля вины нашего героя, Бобби Грейнджера…

Как я рассказывал, Бобби знал многих членов Ордена феникса, кто только ни вываливался из маминого камина за эти годы!

Одни ему нравились, другие не нравились…

Рон Уизли Бобби очень не нравился.

Не нравилось, как он смотрит на маму, не нравилось, о чем он думает (не забудьте, Бобби был легилиментом!)

Однажды произошла кульминация. Бобби был тогда довольно маленьким, еще дошкольником.

Рон в тот вечер пришел явно с решением изменить свою жизнь. Он долго готовился, попытался выставить Бобби из комнаты, чтобы остаться с Гермионой наедине…

И Бобби сделал это. То есть, он просто посмотрел на Рона в упор, и …

Из Рона вдруг полезли кактусы.

Его тут же увезли в больницу.

Больше Рон не приходил, Бобби был страшно доволен, а мама в тот вечер так смеялась, что у Бобби отлегло от сердца.

Они смеялись вместе, вспоминая, как смешно Рон плевался кактусами.

В больнице Рона продержали неделю и поразились, какой мощный Бобби наложил сглаз.

Это был один из любимых и первых всплесков его стихийной магии.

 

Перед школой

— Всё уложили? Зубная щетка, чернила, перо, ножницы…

— Мам, я всё уложил. Всё в порядке.

— Сколько времени?

— Еще полчаса.

— Уф.

Гермиона села на стул и тут же вскочила.

— Так ты уверен насчет домашнего животного?

— Мама, конечно, уверен. Мы еще вчера договорились. Живоглот тебе нужнее, и мне будет спокойнее в школе, если он за тобой присмотрит.

— Какой у меня ребенок заботливый!

— Весь в тебя.

Ученый Кот делает паузу. Как потом страшно казнился Живоглот, что согласился с планом Бобби и отпустил его в школу одного, как каялся!

Для нас же это означает, что рассказ о школьных подвигах Бобби перейдет от Живоглота в надежные лапы общины хогвартских котов и кошек. Особенно ценные сведения рассказала моя троюродная тетушка Норрис.

У Гермионы запиликал мобильник.

— Шеклбот… Внеочередное заседание по поправкам о магменьшинствах… Ну тролль, только не сегодня! — рявкнула Гермиона. — Ребенка в школу проводить не дадут! Ничего, подождут.

— Мама, ты успеешь в Министерство. Если мы сейчас выйдем и ты быстро посадишь меня на поезд.

— Я тебя провожу как следует, — твердо сказала мать. — Никаких «быстро». Хотя, раз всё готово… Отдых всё равно испорчен!

Пошли?

— Проводы — это хорошо, но магменьшинствам тоже нужна защита, — мудро заметил отличник Бобби. — Пока мы сидим в теплом коттедже, они не имеют крова и дома, и в Хогвартс им сегодня не поступить…

Гермиона одарила его мрачным взглядом.

— Палочка! Палочка у тебя где?

— В чемодане.

— Не в джинсах, точно?

— Точно.

— А то смотри, если забыть палочку в заднем кармане…

— … то можно лишиться ягодиц.

— Кто это сказал, помнишь?

— Аластор Грюм?

— Пять баллов Гриффиндору! Отличный был человек… Хорошо, что ты это запомнил.

— Про него много в «Новейшей истории магии».

— Отлично. Трогаем?

Утром первого сентября на вокзале Кингс–Кросс царил хаос.

Ухали совы в клетках, мяукали коты, галдели возбужденные дети. Некоторые «потерялись» на вокзале, расхаживая между платформами и недоуменно таращась на билет. Сотрудники вокзала привыкли, что первого сентября их обязательно и неоднократно спросят, где платформа 9 ¾; кто‑то явно путал первое сентября с первым апреля!

Перед стеной–порогом на платформу 9 ¾ творилось форменное безобразие: кто‑то готовился к первому в его жизни подвигу — пройти насквозь каменную стену, кто‑то уже боялся, большинство закрыв глаза и с визгом разбегались, чтобы врезаться в мнимую кладку; даже старшекурсники, свысока глядящие на неопытную молодежь, подавали им плохой пример и закрывали глаза перед стеной, надеясь, что этого никто не заметит.

Веселый человек всюду найдет развлечение — один первокурсник, штурмом взяв многострадальную стену, не остановился на этом. Таранить страшную преграду ему очень понравилось, он развернулся и проехался обратно на вокзал. Его мама хмурилась, а папа подбадривал.

На момент моего рассказа мальчик штурмовал стену уже в шестой раз!

— … А вот и платформа 9 ¾.

— И это всё?

— Ваше высочество чем‑то недовольно?

Перед стеной появилась очередная пара — мама, указавшая сыну на стену, и сам мальчик–первокурсник.

Пара остановилась рядом со стеной. Мимо них в стену шумно въезжали тележки. Храбрый любитель русских горок взял преграду седьмой раз.

— Детский сад, — отрезал недовольный мальчик.

Его мама посмотрела на него:

— Ну–ну.

— Чего ждем?

Мама кивнула, и пара спокойно прошла сквозь стену, словно занималась этим каждый день. Мальчик не то что не оступился, даже глаз не прикрыл.

На секунду перед барьером возникла пауза.

Красивый парень, который уже начал разбегаться, побледнел и затормозил; он ровным шагом вошел в стену, прилагая все силы, чтобы не зажмуриться.

Герой, выехавший на платформу седьмой раз, сказал:

— Круто! — и повторил крутой подвиг.

Других смельчаков не нашлось.

— Как видишь, дошли благополучно.

— Поезд Вашему высочеству тоже не понравился?

Бобби вздохнул. Обычно мама называла его по имени, а если переходила на «Ваше Высочество», это значило, что она сердилась.

— Мам, я был неправ, извини.

— Не надо извиняться, я всё понимаю, день нервный. Посадить тебя на поезд?

— Да можешь уже идти. Сам сяду.

— Ну смотри.

— Профессор Лонгботтом прекрасно за нами присмотрит.

Тут нужно сделать еще одно отступление. Несколько последних лет в Хогвартс–экспрессе ехали не только дети.

Мисс Витч предложила сопровождать поезд одному из преподавателей — старосты старостами, а порядок в присутствии взрослого блюдется надежнее. Всё‑таки милые детки без присмотру способны разнести поезд! Да и время смутное, помощь взрослых никогда не помешает. Мисс Витч хорошо помнила, как полезно для детей когда‑то оказалось присутствие профессора Люпина.

Обязанность легко взял на себя Невилл Лонгботтом. Он всё равно регулярно ездит в Лондон, объяснил профессор, и отлично совпало, что он довезет поездом до Хогвартса хрупкие растения, которые не выносят аппарацию.

— Ты точно справишься сам? — всё же спросила Гермиона.

— Конечно.

— Тогда мне пора. Удачи!

— Пока!

Гермиона задержалась полюбоваться, как Бобби вытаскивает палочку и легким движением левитирует чемодан в вагон. Вслед за чемоданом он и сам скрылся в дверях, чтобы махнуть Гермионе из ближайшего окна.

Гермиона махнула в ответ и унеслась в министерство.

 

Первый день в Хогвартсе

Что может быть прекраснее Хогвартса в день прибытия учеников?

Можно сказать, Хогвартс весь год ждет этот день! Ждет и готовит волнующий праздник.

Учителя сидят в зале в ожидании поезда. Они тихо делают ставки по спискам студентов первого курса, кто попадет на какой факультет.

Они ждут и Невилла Лонгботтома, который опровергнет либо подтвердит их первые впечатления; меня, Ученого кота, интересует лишь рассказ Невилла про Бобби Грейнджера, который Невиллу очень понравился.

В отличие от озорников, которые всю дорогу бегали по поезду, колдовали в вагонах и заглушали гудок паровоза громкими криками (Невилл образно выразился, что они перекричали бы даже Тарзана), Бобби сразу нашел пустое купе, сел, открыл толстую книжку и не выказывал оттуда длинного носа до самого Хогвартса.

— Кроме того, он узнал меня и поздоровался: здравствуйте, профессор Лонгботтом, — рассказывал Невилл. — Замечательно воспитанный, тихий ребенок.

Все в этой зале, кто встречал Бобби, были согласны.

Многие друзья Гермионы бывали у нее дома. И Гарри Поттер, и Невилл — они мельком видели там Бобби; как вежливый человек, Бобби здоровался с ними и исчезал куда‑нибудь, чтобы не мешать взрослым и не встревать в их взрослые дела. Обычно они видели Бобби с книжкой; он встречал маминых гостей и уходил в свою комнату, где тихо сидел и читал, а если его звали, мог спуститься к концу вечеринки, чтобы вежливо с гостями попрощаться.

Гарри Поттер считал, что Бобби — примерный дисциплинированный ребенок, возможно, слишком сдержанный и замкнутый. Типичный отличник, которого переучили и перевоспитали. Озорники–двоечники были для Гарри куда симпатичнее.

— Семь часов с толстой книжкой — отпетый Когтевран, — уронила директриса.

— Кто бы сомневался. Этого мальчика мы давно «отпели» на Когтевран, — сказал Невилл.

— Буду счастлив принять, — откликнулся декан Когтеврана и улыбнулся.

Он мог бы также заржать. Нынешним деканом Когтеврана был Флоренц.

Не пора ли ознакомиться со всеми обновлениями педсостава в Хогвартсе?

Итак, директриса — Минерва Макгонагалл,

четыре декана: Гриффиндор — Фурия Витч,

Когтевран — Флоренц,

Слизерин — Гораций Слагхорн,

Пуффендуй — Невилл Лонгботтом.

Профессор Флитвик давно ушел на заслуженную пенсию. Впрочем, Министерство магии предложило ему почетную должность, и он согласился каждый год возвращаться в Хогвартс в составе министерской экзаменационной комиссии.

Профессора Вектор переманили конкуренты более высокой зарплатой.

На место нумеролога заявил претензии ученый и практик из Гринготтса, гоблин Углук.

Мисс Витч была против. Она вспомнила, что отношения с гоблинами сильно испортились, когда Гарри Поттер обещал отдать им меч Гриффиндора и солгал. Гоблины, указывала Витч, очень мстительны. Пусть они неожиданно передумали в 2001 году и объявили, что всё простили, но когда раньше гоблины добивались работы в Хогвартсе? Они ничего не делают просто так. Этот гоблин прислан следить за Гарри Поттером!

— Пустяки, — сказала директриса и утвердила Углука.

Директриса напомнила, что ушедший в отставку Флитвик был на четверть гоблином, но не замечен за полвека своей безупречной службы ни в каких кознях против учеников, в том числе против Гарри.

Углук безукоризненно вел занятия, и кажется, он подружился с Флоренцем.

История Флоренца радовала Гарри, ведь Флоренц всегда был ему другом.

Гарри переживал, что Стадо отлучило от себя Флоренца, когда он согласился преподавать в Хогвартсе. По понятиям кентавров, Флоренц вмешался в дела людей и передал им тайные знания кентавров — это был страшный грех. Он карался смертью. Флоренцу долгие годы грозила смертельная опасность, но в том же 2001 году — право, Году примирения! — кентавры его простили. Флоренцу разрешили преподавать, а когда декан Когтеврана собрался в отставку, Флоренц предложил занять его место. Это был первый в истории случай, когда не–человек занял пост декана в Хогвартсе.

Ставки сделаны? Что ж, пора их проверить! Вперед, рулетка!

Ученики заполнили зал, за Витч гуськом вошли первокурсники.

Их встретили аплодисментами. Сред них были и два смельчака, повторившие подвиг Бобби, — и они уже успели стать друзьями.

Полосатая кошка в директорском кресле под восторженные вопли превратилась в женщину, Распределяющая Шляпа спела свою песню — как всегда, что благородные и храбрые идут на Гриффиндор, умные и пытливые — на Когтевран, трудолюбивые — на Пуффендуй, коварные и бесчестные — на Слизерин (и какой глупец после этого захочет на Слизерин?!)… и Распределение началось.

— Буллер, Гарри!

— ГРИФФИНДОР!

Витч, деканша Гриффиндора, первая зааплодировала. За ней — директор Макгонагалл, и траволог Лонгботтом, и сам Гарри Поттер, — все они были выпускниками Гриффиндора и очень любили Гриффиндор.

«Гарри…»

Гарри Поттер застенчиво улыбнулся. Он никак не мог привыкнуть к своей популярности, к тому, что в его честь называли детей. Десятки Гарри, Ронов, Гермион, Альбусов, Сириусов поступали в эти годы в Хогвартс, и конца им не было. Гарри и сам не избежал общего увлечения: его старшего сына звали Сириус, младшего — Альбус.

Распределение тем временем продолжалось.

— Грейнджер, Роберт!

Гарри сразу понял, что Бобби очень волнуется. Хотя пытается это скрыть. Флоренц, декан Когтеврана, тоже это заметил и успел дружески улыбнуться.

На спутанные черные космы и крючковатый нос Бобби нахлобучили Шляпу. Как обычно, несколько секунд Шляпа молчала, вела со студентом неслышный другим разговор. Но Шляпе было уже больше тысячи лет, и иногда она заговаривалась, что вполне закономерно в ее почтенном возрасте.

— Вы так считаете? — произнесла Шляпа, не замечая, что ее слышит теперь не только Бобби. — Впрочем, я Вас обрадую: я и сама так считаю. Мой долг был предупредить Вас, что Вы прекрасно учились бы на Когтевране… Но, раз Вы категорически настаиваете только на таком варианте… Я с удовольствием направлю Вас на Слизерин. СЛИЗЕРИН!

— Спасибо! — звонко сказал Бобби, снимая Шляпу. Он сиял от счастья.

Декан Слизерина, Гораций Слагхорн, решительно встал и зааплодировал. За ним — остальные, но весь Хогвартс в упор разглядывал человека, который счастлив попасть на Слизерин.

Когтевранец Флоренц, который уже считал Бобби своей собственностью, сделал жест шутливого поражения.

— Олливандер, Нилус!

Встал красивый мальчик, который прошел стену вслед за Бобби.

— ГРИФФИНДОР!

Вот так за радостью следует грусть — Слагхорн, так неожиданно обретший Бобби Грейнджера, взамен потерял Олливандера, которого уже записал в свои. Олливандеры испокон веков учились на Слизерине. Это был первый Олливандер, избравший другой факультет. И он тоже по этому поводу сиял от счастья.

— Тайгер, Гарри!

Так и знали — еще один Гарри…

— ГРИФФИНДОР!

— Уизли, Фредерик!

Гарри улыбнулся сыну любимого шурина, а Ученый Кот открывает вам имя любителя острых ощущений, восемь раз штурмовавшего барьер хогвартской платформы.

— ГРИФФИНДОР!

Фред припустил к гриффиндорскому столу и сел рядом с Нилусом Олливандером, который зарезервировал ему место. Они еще в поезде успели подружиться.

— Добро пожаловать на Гриффиндор, Нилус, — весело сказал Фред.

— Найл! — поправил Нилус Олливандер. — Меня зовут Найл. Ненавижу то имя.

Бобби Грейнджер за слизеринским столом прошептал:

— Если я думал, что все идиоты остались в магловской школе, то как же я ошибся…

Фред и Нилус дружно скорчили ему рожи.

 

Второй день в Хогвартсе

«Здравствуй, дорогая мама! (И привет Живоглоту)

Надеюсь, у тебя всё в порядке. У меня — прекрасно.

Мы быстро доехали, Хогвартс великолепен. Профессор Лонгботтом передавал тебе привет.

Распределение прошло отлично, я попал туда, куда хотел. Мой факультет мне нравится. Скоро освоюсь и напишу ещё.

Удачи,

Р. С. Г.

P. S. Я хотел закончить письмо на этом, но передумал, потому что вдруг до тебя дойдут слухи… Это очень трудный разговор, я не решался писать, но надо. Это очень важно.

Мама, прости меня. Когда мы говорили о распределении, я скрывал, куда мечтаю попасть, чтобы тебя не расстраивать. Я всю жизнь хотел на Слизерин, и мечта всей жизни сбылась. Так что не волнуйся, я очень счастлив.

Я знаю, ты не одобряешь, но почитай, пожалуйста, что я могу сказать. Я долго готовился к этому признанию.

Во–первых, я как ты хочу вырасти и вступить в Орден феникса, бороться Сама–Знаешь–С-Кем. Но у вас не получается победить его, потому что вы не владеете его оружием. Сама–Знаешь–Кто закончил Слизерин, и все его приспешники закончили Слизерин. Если ты хочешь их победить, надо тоже закончить Слизерин. Надо знать то же, что они. И притом лучше их.

Во–вторых, я заметил, что вы не одобряете слизеринцев, и они же это чувствуют. Среди слизеринцев у вас нет ни одного своего человека. Вы не доверяете друг другу и создаете себе лишнего врага, вместо того чтобы вместе бороться против Сама–Знаешь–Кого. Правда, я на Слизерине один вечер, но я уже чувствую, что ничем слизеринцы не отличаются от остальных, они думают точно так же, враги у нас общие. Сама–Знаешь–Кто пытал и убивал слизеринцев, как и прочих, у многих из‑за него погибли близкие люди. Он такой же враг Слизерина, как Гриффиндора или Пуффендуя. Даже больше. Из‑за него наш факультет лишился доверия и репутации, почти обанкротился, так что Слизерин от Сама–Знаешь–Кого пострадал больше всех.

Шляпа тоже считает, что я типичный слизеринец. А она очень компетентна в этом вопросе, правда? Так будет лучше для всех…»

«Чудеса в этом году на распределении: Грейнджер — на Слизерине, Олливандер — на Гриффиндоре," — думал профессор Поттер, просыпаясь следующим утром. Его супруга Джинни уже встала и огорошила его объявлением:

— Хочешь жить, Гарри, — не ходи в учительскую.

— Что там?

— Василиск… То есть, Гермиона, Гарри, там Гермиона Грейнджер. По–моему, заставляет Макгонагалл и Слагхорна съесть Распределяющую шляпу.

Гарри пошел в учительскую и убедился, что Гермиона замораживает взглядом не хуже василиска. По всему пути в учительскую замерли полузамороженные жертвы, которым не повезло попасться Гермионе на глаза. Внутри директор Макгонагалл и декан Слагхорн, кроткие и тихие, переоформляли Бобби на Когтевран.

Из учительской доносился громкий спор Гермионы и Распределяющей шляпы.

— Я очень хотела направить его на Слизерин. Все задатки соответствующие: двойная жизнь, склонность к авантюрам и нарушению закона, дар хитрости и красноречия…

Гермиона возмущенно перебила:

— Бобби — честный и серьезный мальчик, у него никаких тайн нет!

И запнулась. «Тайн нет»… Она вспомнила покаянное письмо, которое пришло от Бобби вчера вечером и обеспечило ей незабываемую ночь. Особенно строчки, что «сегодня — самый счастливый день в моей жизни. Я всю жизнь хотел попасть сюда на Слизерин. Мама, прости, что я тебе врал, но если бы я тебе сказал, ты бы не пустила меня в Хогвартс.»

Ничего. Если и есть какие‑то зачатки «авантюризма, хитрости и преступления закона», Когтевран живо их исправит!

Пожалуй, судьба Бобби была предрешена, но вмешалось чудо.

Мягкий старческий голос с портрета Альбуса Дамблдора обратился к Гермионе:

— Дорогая, Вы уверены?

— Профессор?

— Вы любящая мать, Гермиона, — мягко продолжал Дамблдор, — но может, стоит дать мальчику шанс? Насколько сильно он стремился душой на Слизерин? Мне кажется, нужны серьезные раздумья, прежде чем отказать мальчику в мечте всей жизни.

— Он писал, что утопится в хогвартском озере, если не попадет на Слизерин, — сказала Гермиона. — Но он, конечно, шутил.

— Дорогая, в каждой шутке есть доля истины. Разве его шутка не свидетельствует о самых глубоких намерениях? Столь сильную страсть к Слизерину нельзя не поощрить.

— Вы уверены, что Слизерин не навредит Бобби? — переспросила Гермиона.

— Но, дорогая, зачем лелеять страхи заранее? Пока я не вижу под ними оснований. А если Вы в процессе обучения еще раз найдете причины для опасений, сможете перевести его на Когтевран…

Гермионе пришлось временно смириться.

Ученый Кот добавляет, что свидание на том было прервано домовым эльфом, искавшим мисс Витч: двое первокурсников–гриффиндорцев обогатили копилку проказ Хогвартса новым шедевром, они скормили нечто несчастному кальмару, от чего он обрел крылья и взлетел над озером.

Восторженная толпа собралась над озером чествовать двух героев, устроивших озерное родео и успешно оседлавших свою удивительную лошадку. Мисс Витч прибежала, когда ковбои делали на кальмаре круг почета над озером.

Гарри живо интересовали дела Гриффиндора, не меньше мисс Витч, тем более что в первом ковбое он узнал сына своего шурина.

— Кто это с Фредом Уизли, Кричер? — спросил он эльфа.

— Молодой мастер Найл Олливандер, сэр.

— Двадцать баллов с каждого и отработка на всю неделю! — рявкнула Витч. — В первый же день учебы, какой позор!

На лице Витч было написано: пусть это дети наших спонсоров, но получат они по полной.

— А летают мальчики талантливо. Мистер Уизли, можете надеяться в следующем году на зачисление в команду факультета по квиддичу, — добавила Витч. — Я лично поговорю с капитаном сборной.

— Спасибо, профессор.

— Ваш отец был замечательным загонщиком. Постарайтесь быть его достойным.

— Профессор, а Найлу тоже можно готовиться?

— Готовиться можно любому, мистер Уизли, и если он достигнет успехов, достойных участия в нашей сборной, мы с радостью примем его.

— Найл, я с тобой тогда позанимаюсь, — решил Фред.

Гарри шепотом спросил Кричера:

— Почему «Найл»? Разве мальчика зовут не Нилус?

— Мастер Олливандер сказал, что так загадал: если он попадет на Гриффиндор, то сменит имя. Имя «Нилус» мастер Олливандер считает, хм, старорежимным, — неодобрительно проскрипел эльф.

— Ты доволен? Пока ты остаешься на Слизерине, — тем временем бросила Гермиона сыну.

— Мамочка, спасибо…

— Но при первой возможности, учти, я отправлю тебя на Когтевран, и пусть Твое Высочество только попробует не перейти!

— Мама, я так ценю, что ты дала мне шанс…

— Может, через месяц ты сам решишь перевестись, — понадеялась Гермиона. — Остынешь и поймешь, что тебе больше подходит.

— Ну, я сам сомневался, идти ли мне на Слизерин, — признался Бобби. — Я сомневался, как правильно, пока не пришел в гостиную Слизерина. А там я стал уверен. И написал тебе. Я бы не написал тебе, если бы не был уверен. Я тоже думал, что если ошибусь, то возьму месяц испытательного срока, и если не понравится, переведусь на Когтевран. Ты и сейчас можешь дать мне испытательный срок, только я уже знаю, что не переведусь на Когтевран.

— И что ты такого знаешь?

— Когда сможешь, зайди к нам в гостиную Слизерина. Посмотри на стену в левом углу, — указал Бобби.

— И что там?

— Ты сначала зайди.

Гермиона вернулась в учительскую и объявила, что оставляет всё как есть. Директор и декан Слагхорн были так счастливы, что Гермиона решилась спросить у Слагхорна:

— Что находится на левой стене в гостиной Слизерина?

— Моя дорогая?

— Бобби сказал мне, что я обязательно должна пойти посмотреть на левую стену гостиной Слизерина…

— Ах, это… Так Вы не знали? Помнится, при открытии я посылал Вам сову… Значит, она не долетела… Тогда многое становится понятным, — непонятно объяснил Слагхорн. — Я думаю, Бобби совершенно прав. Разрешите, я провожу Вас и Вы сами посмотрите?

Через десять минут Гермиона стояла перед настенной мемориальной плитой, на которой было выбито:

«Северусу Тобиасу Снейпу

(1960–2002)

Нашему декану и защитнику

с 1980 по 1998 гг.

От благодарных учеников

Светлой памяти»

 

Первые итоги

Я даю тебе на размышление месяц, сказала Гермиона. Освоишься, подумаешь…

У нас, Ученых Котов, время идет не так быстро. Всего лишь месяц? Что можно успеть за месяц! Для подведения первых итогов мы ждем минимум полгода — но в нашей истории достаточным оказался один семестр.

Бывает, мы выжидаем и дольше, но ровно столько мой кузен Живоглот ожидал своего юного хозяина.

Он отпустил Бобби в школу Первого сентября, а вновь увидел на Рождественских каникулах. Как он был рад, что закончились долгие месяцы разлуки!

Их не скрашивали редкие письма от Бобби — оптимистичные, полные хороших новостей про успехи в учебе и достижения любимого факультета; с полным восторга описанием библиотеки Хогвартса и алхимической лаборатории. Действительно, кабинет зельеварения Хогвартса считался среди школ образцовым и постоянно пополнялся новыми ингредиентами.

Однако Живоглот хотел взглянуть на Бобби воочию и сам определить, как изменили хозяина первые месяцы в Хогвартсе. Он считал, что гладко бывает только на бумаге — и не ошибся.

Бобби изменился. Он начал с поздравлений и подарков, выложил новую радостную новость — что профессор Слагхорн настолько доволен его успехами в зельеварении, что даже предложил давать Бобби дополнительные занятия вне курса школьной программы. Но Живоглот чувствовал в мальчике скрытую напряженность, тонкую кошачью интуицию не обманешь.

Он ждал грозы — и гроза пришла.

Чудесным вечером семья сидела в гостиной у рождественской елки. Гермиона читала, Бобби, обложившись бумагами, работал над домашним эссе по истории магии.

— Смотри, твой портфель сейчас упадет, — сказала Гермиона и протянула руку к накренившемуся портфелю.

Реакция Бобби была молниеносной.

— Мама, я сам! — быстро остановил он Гермиону и чуть не из ее рук перехватил портфель.

— Какие тайны, Ваше Высочество! Мне уже не дозволяется трогать ваш портфель, — фыркнула мама.

— Нет, просто на нем чары. Его никто не может взять, кроме меня, — признался Бобби. — А если возьмет, то… пожалеет.

Гермиона нахмурилась.

— С каких пор тебе приходится защищать личные вещи? Только портфель, или остальное тоже? Хороши нравы на твоем Слизерине!

— Это не слизеринцы… — Бобби прикусил губу. — То есть, вообще никто. Я… держу в портфеле ценные книги, ингредиенты, мне спокойнее, когда они заперты. Так что слизеринцы тут абсолютно ни при чем.

— Не слизеринцы? А кто?

— Мама, никто, я же сказал. Всё в порядке.

— Так, — сказала Гермиона.

Бобби вернулся к работе.

— Скажи, какие у тебя отношения с Фредом Уизли?

Бобби от неожиданности чуть не поставил кляксу.

— С кем?

— Мне Шляпа говорила, что слизеринцы хитры и коварны, так что я жду правду, — грозно заявила Гермиона.

— С Фредом Уизли? Никаких. Он же гриффиндорец.

— У вас нет проблем?

— Какие проблемы? Всё в порядке. Мы иногда цапаемся, конечно, — добавил Бобби, — но в любой школе так бывает. Нормальная школьная жизнь.

— Нормальная?

— Ну, — неохотно сказал Бобби, — помнишь, как мы проходили барьер на платформу 9 ¾ и там был лихач, который катался сквозь барьер туда–обратно? Я еще сказал: «Детский сад». Так вот, это и был Фред Уизли. Кажется, он слегка обиделся.

— Дальше?

— Дальше ничего. Первое сентября полгода назад было.

— Тогда я уточню, — сказала Гермиона. — Когда ты стал экспертом по адронным коллайдерам?

Бобби сморгнул.

— Ты ничего не говорил Фреду Уизли про коллайдеры?

— Ах, это. Помню, была такая шутка, этот Уизли спросил, есть ли у маглов крутые секретные изобретения, чем дороже, тем лучше, и я назвал коллайдер. Он спросил, где это продается, а я сказал, что надо написать в Пентагон и попросить, это очень дорогое удовольствие, — сказал Бобби.

— Прелестно. А известно ли тебе, что Фред принял твою шутку всерьез и действительно написал в Пентагон?

— Правда? — спросил Бобби.

Кажется, его шутка удалась гораздо больше, чем он ожидал.

— Он написал в Пентагон и спросил, продадут ли ему коллайдер. Что цена не имеет значения, потому что его папа миллионер. Он хотел сделать семье сюрприз на Рождество, с учетом того, как его семья любит магловские изобретения, — объяснила Гермиона. — Видишь ли, меня на собрании Ордена феникса отловила Анжелина Уизли и рассказала… Фреда спросили, кто его надоумил, и он назвал тебя.

— Здорово, — сказал Бобби.

Гермиона знала, что она никогда не докажет правду: Бобби прекрасно знал, в шутку восприняли его слова или всерьез.

— «Здорово»? Ты так считаешь?

Куда здоровее, подумал Бобби, чем когда Уизли и его дружки подложили всем слизеринцам на уроке астрономии драчливые телескопы или когда он столкнулся с компанией Уизли на выходе из библиотеки, с руками, полными книг, а уизлевский дружок Тайгер пустил в него Ногозаплетающее заклятие; как же все четверо тогда над ним ржали!

— Кто мог знать, что в XXI веке в Великобритании живет человек, не знающий, что такое коллайдер и Пентагон? — философски спросил Бобби.

— Мог быть сильный скандал, ты понимаешь?

— Мама, что ты — мало ли дураков каждый день пишут в Пентагон! Там, наверное, только бы посмеялись.

— Бобби, — тихо сказала Гермиона, — ты ничего не хочешь рассказать? С тобой всё в порядке?

— Всё в порядке, — быстро ответил Бобби и вернулся к работе.

Но через час он решительно бросил писать и уставился на маму.

— Да? — сразу просила Гермиона.

— Я думал, в Хогвартсе будет всё по–другому.

Гермиона слушала, не упуская ни слова.

— Я в книгах читал, что Хогвартс — это чудо. Ты о нем так рассказывала! Я ждал… А на самом деле…

— Что?

— Да ничего особенного! Почти как моя прежняя магловская школа. Ученики — точно, как вылитые…

Гермиона посмотрела на единственного сына страшным взглядом.

— Ничего особенного? Это Вы про Хогвартс говорите, Ваше Высочество, что ничего особенного?

— Отдельно взятый, замок прекрасен, — признал Бобби.

— Отдельно взятый — это без людей?

Бобби не ответил.

— Твои одноклассники тебе не нравятся?

— Я думал, они будут настоящие волшебники! — пылко сказал Бобби. — Они же выросли среди волшебников, в ста поколениях, а я вырос среди маглов. Я думал, что буду худшим в своем классе, а они будут мне подсказывать, предлагать разные варианты… и я от них столько узнаю! А они ни–чер–та не знают. Про собственную историю! Про собственную магию! Мам, они у меня списывают. Они у меня спрашивают, как заклинания делать!

— В этом нет ничего страшного. Я грязнокровка, выросла среди маглов, но была лучшей ученицей на курсе, — сдержанно сказала Гермиона. — Твой отец вырос среди маглов, но был сильнейшим волшебником. Ты никак не хочешь признать, что быть волшебником в ста поколениях — ничего не значит. Кровь не имеет значения, что бы ни внушали на твоем Слизерине. Значат только талант и врожденные способности. Ты придаешь чистокровности чрезмерный смысл.

На эту тему спорить с Гермионой было бесполезно, и Бобби покладисто согласился.

— Помнишь, когда я учился в магловской школе, там был такой Бутс, из третьего класса? Я одного парня с Бутсом всё время путаю. Однажды обознался и Бутсом его обозвал.

— Какой ужас, — иронически признала Гермиона. — А кроме страданий, что ты не худший, а лучший ученик, какие еще претензии?

— Никаких, — быстро сказал Бобби.

 

Разочарование

Увы, Бобби был страшно разочарован Хогвартсом…

Но не Слизерином. Он не уставал повторять, что единственное, сделанное им в Хогвартсе правильно, — это его Слизерин.

Чего не скажешь об остальных уроках.

Впрочем, давайте после каникул посетим вместе с Тетушкой Норрис один из них и проверим?

Все, кто знает Бобби, посоветует прийти на зельеварение. Вам скажут, что это «зрелище».

Действительно.

Успехи Бобби в зельях всего за год были невероятны. Он ушел далеко вперед от мальчика, взрывавшего котлы на маминой кухне!

Посмотрим в класс. На доске написана инструкция — светящимися чернилами, чтобы не исчезнуть с глаз учеников в дыме котлов и испарений; когда урок в разгаре, она сияет с доски сквозь легкий туман.

Профессор Слагхорн ходит между рядами, делая замечания. В классе стоит ровный гул от шепота, стука пестиков, булькания котлов и звякания ложек, мешающих варево.

За спиной Слагхорна озорники кидаются ингредиентами, пишут записки. Одну девочку соседка стукает ложкой по лбу…

Фред работает в паре с Найлом, Тайгер — с Буллером. Они работают вполне успешно.

Но мы пришли не за ними, нас интересует Бобби!

Бобби стоит над котлом в гордом одиночестве.

(Не знаю, как у него всегда получается, но у Бобби нет пары. Ни на одном уроке. Традиция еще с магловской школы — он как‑то привык садиться один…)

Может, Бобби удобно, что ему никто не мешает?

Погруженный в свои мысли, отделенный от всех, он священнодействует над котлом.

Да, это похоже на священнодействие. Лаборатория была тесна от шума и полна людей, а Бобби, казалось, вообще никого не видел. Были только он и котел.

Бобби, казалось, присутствует не здесь, в классе, а в каком‑то ином мире; как в рассказах о мастерах Чайной церемонии, которых отрешала от всех нечеловеческая сосредоточенность на своем ритуале.

Бобби смотрит на котел, как Трелони — на свой оракул, и кажется, что ему знакомо то состояние медитации, которое заставляет жреца произнести великое прорицание.

Мы знаем, что Бобби умеет читать человеческие мысли — может ли он читать мысли котла?! Казалось, котел с ним общался. Казалось, котел сам выбирает технологию и ингредиенты, а Бобби только внимательно слушает и спрашивает его разрешения относительно того или иного предмета.

Когда в начале урока Слагхорн дал задание, ученики бросились листать учебники, схватились за котлы, стали быстро варить по рецептам — а Бобби вообще не открыл учебник. Сначала он просто сидел, как сидел с начала урока, прикрыв глаза; через какое‑то время он неторопливо начал собирать ингредиенты — то брал в руки, то что‑то откладывал… Компоненты в его руках нарезались словно сами собой, так бережно, с такой тонкостью и точностью, словно он работал под беззвучную, ему одному слышимую музыку.

Он опускал в котел магические вещества, а котел с ним разговаривал — не человеческим языком, а языком разноцветного пара, бликов, прозрачности, аромата, дымков…

Урок близился к концу, у других учеников от котлов валил мощный дым, но не у Бобби. Ведь он потерял столько времени в «медитации»! Он настолько позже начал, что, по нашему мнению, безнадежно отстал. У него дымок еле теплился и был совсем другого цвета. И тут Бобби немного задумался, подошел к шкафу ингредиентов Слагхорна, высыпал оттуда в котел какую‑то песчинку. Котел вздохнул, томно чихнул и выпустил в воздух сияющий звездочками голубой пар.

Именно так полагалось выглядеть зелью на завершающей стадии.

У других учеников и близко к этому этапу не было.

— Роберт, у Вас уже готово? Браво! — вскричал Слагхорн.

Миссис Норрис подумала, что только что видела чудо. Бобби не делал рецепт ни по какому учебнику, а создавал его прямо на наших глазах. Мы все присутствовали на процессе сотворения. То, что Бобби сделал, была моментальная импровизация.

— Десять баллов Слизерину! — объявлял Слагхорн.

Бобби кивнул и отвернулся от котла. Казалось, он возвращается из мира грез на грешную Землю.

И тут кошка увидела, как у Бобби за спиной шушукаются о чем‑то четверо мальчишек. Миссис Норрис узнала их: это были четверо друзей с Гриффиндора. Фред Уизли, Нилус (простите, Найл) Олливандер, Гарри Буллер и Гарри Тайгер. Фред скорчил кошке рожу, подскочил к Боббиному котлу и бросил внутрь сушеную жабью шкурку.

Спустя мгновенье мерцающие звезды над котлом пропали. Котел заволокло бурым дымом, зелье в нем свернулось и отдавало тухлыми яйцами.

Вспомните, ведь Бобби еще не успел взять из котла образец. Он не сдал зелье на проверку на учительский стол!

Слагхорн стал грозно осматривать класс.

— Уизли, Олливандер, Буллер и Тайгер, как всегда, — проворчал Слагхорн. — Все четверо — по пять баллов с Гриффиндора, а еще вы подойдете ко мне и отнесете своему декану записку, которую я сейчас напишу…

Озорники потупились.

— Роберт, я выставляю Вам «Превосходно» и никаких образцов мне не надо, — изрек Слагхорн.

Бобби стоял над котлом побледневший, сцепивши ладони так, что в них не было ни кровинки.

— Спасибо, профессор… Но урок еще не кончился. У меня еще есть время… Я думаю, что я — я попробую всё поправить.

Слагхорн развел руками:

— Как хотите, Роберт. Если Вы это сможете — что ж, плюс еще десять баллов.

— Спасибо, профессор, — сказал Бобби и снова ушел в себя.

Миссис Норрис стала свидетелем еще одного чуда — зелье стало надлежащего вида. Оно не было таким совершенным, как прежде, но очевидно состоятельным. Правда, оно задержало Бобби на десять минут позже звонка.

Мссис Норрис уходила с урока, переполненная чувствами. Она никогда не думала, что зельеварение может быть таким …красивым.

Поэтому же Тетушка проследила, чтобы четыре шутника донесли записку до мисс Витч. Мисс Витч задержала их на пару грозных минут, а ведь то была самая неподходящая для задержек перемена — обеденная!

Наконец, Витч их отпустила, и кошка проследовала за опоздавшими до самой столовой.

Четверка плюхнулась на свои места за гриффиндорским столом…

И тут же вскочила, огласив окрестности диким воплем.

На их местах было заботливо разложено четыре больших и недовольных жука–оленя. Жуки сердито щелкали челюстями.

Очевидно, жуков заколдовали так, чтобы они были неподвижны и невидимы, пока не дождутся назначенной жертвы.

— Грейнджер, минус двадцать Слизерину, — не глядя сказала Витч.

В холле школы двадцать изумрудов в часах Слизерина сорвались с места, чтобы составить компанию двадцати бриллиантам Гриффиндора, только что снятым Слагхорном.

Счет факультетов выровнялся. Состязание Домов продолжалось.

— И потрудитесь сегодня в шесть часов навестить мистера Филча, у него вас заждались несколько запылившихся кубков в Зале славы.

— Да, профессор Витч, — кивнул Бобби.

Слизеринский стол взорвался хохотом. Бобби Грейнджер лениво принимал аплодисменты.

Разочарование…

Хогвартс, мечта его детства, стал печальным жизненным уроком для Бобби.

По книгам, по восторженным рассказам Гермионы он представлял Хогвартс совсем не так! И учеников, и учителей…

Бобби, как и Гермиона в свое время, мечтал изучить все преподаваемые в Хогвартсе дисциплины. Кто откажется от знаний, когда их тебе предлагают?

Выбирать предметы можно было не ранее третьего курса, но Бобби хотел выбирать осознанно. Он нашел время посидеть со старшекурсниками на нескольких уроках, и тоска снова взяла его за душу.

Стало ясно, что придется отказаться от «Ухода за магическими существами». Бобби знал Хагрида с детства, Гермиона хвалила его, и Хагрид с удовольствием разрешил Бобби посетить один урок… Видимо, первый и последний. На Бобби неизгладимое впечатление произвел преподавательский стиль профессора Хагрида.

Прорицания Бобби изначально не собирался брать. Даже профессор Флоренц, который очень нравился Бобби, не мог спасти этот предмет. Бобби не понимал, как здравомыслящие люди могут верить в прорицания? Современная наука не оставляет от феномена прорицаний даже пустого места. Ладно бы в прорицания верили необразованные фанатики, они и не в такое верят. Как вчера в коридоре одна мыслительница объясняла, что при взмахе волшебной палочкой из нее вырывается молния, которую посылает туда Великий Мерлин. Про корпускулярно–волновую теорию, поля и частицы она и не слыхала. Понятно, с Мерлином интереснее.

Тем более, половину курса прорицаний ведет не Флоренц, а Сивилла Трелони.

Мисс Трелони Бобби старался обходить за километр.

Вряд ли Трелони огорчило его невнимание — во–первых, Бобби считал, что внимания, оказанного Сивиллой его отцу и Дамблдору в «Кабаньей голове» много лет назад, хватит на три поколения вперед, а во–вторых, Сивилла имела в нынешнем Хогвартсе много поклонников.

На дверях ее кабинета висели три таблички, где были выбиты ее знаменитые прорицания: прорицание о возвращении Темного лорда и его слуге — полностью, предостережение о гибели Дамблдора на Башне молний — полностью, и самое знаменитое — первая строчка прорицания об Избранном.

«Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца…»

(Всем желающим Сивилла с гордостью рассказывала, что продолжение пророчества является государственной тайной до победы над Сами–знаете–Кем. Ведь важно, чтобы Сами–Знаете–Кто не узнал целиком пророчества, это стратегическое оружие в борьбе с ним! Пока с Лордом не будут покончено, содержание пророчества останется в тайне — чтобы затем обнародоваться и поразить всех своей истинностью. То, что его не знают до конца, не значит, что оно — неправда! Притом, Сивилла не входила в избранный круг владеющих продолжением. В круг включено было всего трое: портрет Дамблдора, Министр магии и Гарри Поттер.)

Но главной занозой в сердце Бобби были не Трелони и не Хагрид…

Бобби больше всего на свете любил Темные Искусства. Больше, чем зельеварение. Больше, чем философию, математику и физику. И он мечтал изучить их в совершенстве, чтобы победить лорда Волдеморта.

И он, еще дошкольник, был безумно счастлив, что Темные Искусства ему будет преподавать сам Гарри Поттер. Великий волшебник. Единственный человек, которого боится лорд Волдеморт. Человек, о подвигах которого Гермиона рассказывала Бобби, как сказку.

Знаменитый Гарри Поттер начал вести уроки, и родилось робкое удивление, потом подозрение, потом все крепнущая уверенность, что Поттер ни тролля не смыслит в преподаваемом предмете. И в зельеварении, заодно, тоже. И вообще он как‑то медленно соображает.

Бобби признавал, что профессор хорош в практике, но в теории он был полный ноль.

Тот же урок про боггартов — вот боггарт, вот заклинание, повторяйте за мной, теперь потренируйтесь.

Замечательно. Бобби всю жизнь мечтал показывать свои тайные страхи сорока свидетелям! Особенно Фреду Уизли.

Пока к боггарту выстроилась очередь (первые — гриффиндорцы, кто бы сомневался…), Бобби читал в учебнике всё, что профессор Поттер забыл рассказать о боггарте. То есть, он же ничего не рассказал! Главное, как боггарт делает свое дело, технология, которой он распознает у жертвы ее страхи. Он должен открыть ее сознание, прочесть ее голову, но как? И если так, нельзя ли просто закрыться от боггарта с помощью окклюменции?

Когда настала очередь Бобби бороться с боггартом, он без всякого заклинания встал перед фантомом и поставил мысленный блок. Боггарт обиженно хрюкнул и прыгнул мимо Бобби к следующей жертве.

Профессор Поттер потом выпытывал, как Бобби это сделал, — он ничего не понял!

А Бобби по глупости ляпнул: как Вы думаете, профессор, можно попробовать этот способ на дементорах…

Профессор промычал, что это интересная идея, и внятно всказать свое мнение не смог. Как решил Бобби — потому что его не было.

К концу курса слушать чушь, которую как великую истину проповедовал профессор Поттер, стало откровенной пыткой. Гарри Поттер прекрасно относился к Бобби, но медленно и верно стал его самым нелюбимым преподавателем.

Да, с ЗОТИ Хогвартсу исторически не везло. Учителя были катастрофой. Но еще хуже были ученики…

После рассказов Гермионы о том, какая в школе у нее была дружная, любящая компания, почти вторая семья. Все выручали друг друга, сегда готовы были помочь и поддержать в беде…

Гермиона рассказывала так, что хотелось немедленно пойти записаться на Гриффиндор.

Самые благородные, самые отважные люди, герои войны учились на Гриффиндоре. Гарри Поттер учился на Гриффиндоре!

После рассказов Гермионы Бобби тянуло отбросить все сомнения и поступить на Гриффиндор. И Бобби поражался, какой же он умный, что все‑таки выбрал Слизерин. А ведь он столько колебался между Слизерином и Гриффиндором!

При мысли, что он сейчас мог учиться на Гриффиндоре, Бобби содрогнулся от ужаса.

Настоящий Гриффиндор… то ли он сильно изменился за двадцать лет, что Гермиона его закончила, то ли что другое, но по мнению Бобби этот факультет сейчас был самым тупым в школе. Не начисляй директор в последний момент (буквально на Прощальном пиру перед выпуском) Гриффиндору кучу баллов, он бы каждый год отставал. Стоял бы на своем законном четвертом месте.

А Слизерин — на первом. Слизерин учился гораздо сильнее Гриффиндора.

Но директор родом с Гриффиндора, и это было очень заметно.

Честно говоря, когда весь год упорно учишься, зарабатываешь баллы и ждешь заслуженной победы, которую у тебя на глазах по блату отдают другому, — в чем угодно разочаруешься.

Можно вообще утратить веру в людей и справедливость.

Бобби считал, что на Гриффиндоре учатся малообразованные и невоспитанные ученики. В последнем сочинении гриффиндорского неформального лидера Фреда Уизли было восемь грамматических ошибок. Словарный запас Фреда Бобби мог пересчитать по пальцам. Однажды он так и спросил Фреда Уизли, действительно ли английский является его родным языком? Даже дикари Мумбо–Юмбо при желании могли писать грамотнее Фреда.

Да, умел Бобби Грейнджер наживать врагов! Впрочем, я открою тайну: до окончательного и бесповоротного раздора с Фредом Уизли остается год. Я расскажу вам, как поссорились Бобби и Фред, дорогие читатели, три главы спустя. Но сначала — про то, как Бобби вляпался в первую действительно опасную авантюру своей жизни.

 

Все началось с сочинения

— «… если бы я был на месте Темного лорда, я бы заставил Питера Петтигрю раскрыть секрет анимагии. Анимаги — особо опасные магические существа, против них неэффективны многие боевые и защитные заклинания. Полк анимагов предоставляет генералу дополнительные возможности. Тогда бы мое войско имело стратегическое оружие.

И я бы не стал держать в тайне, что можно стать неуязвимым, изготовив себе крестраж, чтобы самые ценные кадры сделали то же самое и стали неубиваемыми.

Возможность законсервировать кадры, чтобы никакие усилия вражеской стороны по их уничтожению не привели к фатальным последствиям, — огромное преимущество.»

Профессор Бинс отложил в сторону прочитанный им пергамент и обвел учительскую взглядом.

— Впечатляет.

— Кто это написал?!

— Пожалуй, я догадываюсь об авторстве, — процедила Витч. — Интересно, я одна?

— Это сочинил первокурсник со Слизерина Роберт Грейнджер.

Витч холодно усмехнулась.

Никто не заметил, как волшебник и бывший директор Хогвартса Эдвард Эверард, другой портрет которого висел в Министерстве магии, незаметно исчез со своего холста, оставив пустую раму.

Теперь я унесу вас из Хогвартса в Лондон, дорогие читатели, к порогу Министерства магии. Когда‑то Гарри Поттер так же проделал этот путь, на фестралах, и он занял целый вечер; у нас, читатели, этот полет займет месяц.

Нас встретит министерская кошка Сибил и укажет на красочное объявление в холле министерства — за последний месяц эти объявления появились всюду, даже в Хогсмиде, развешаны почти на каждом столбе:

МИНИСТЕРСТВО МАГИИ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

Если Вы заметили странность в поведении своего родственника или друга после приобретения им какого‑либо бытового предмета, особенно дорогого и старинного, если Ваш родственник неадекватно реагирует на попытки забрать у него указанный предмет, — обращайтесь в Приемную Доверия Министерства магии. Возможно, наши специалисты смогут помочь Вашему родственнику и вернуть его прежнюю личность.

Если на Вашего родственника/знакомого/соседа странно влияет внезапно обнаруженный им предмет, неизвестного происхождения, сопротивляющийся воздействиям и не поддающийся уничтожению, срочно приходите к нам! Вашему другу грозит серьезная опасность!

Министерство магии объявляет приз в 40 галлеонов каждому обратившемуся, чей артефакт заслуживает внимания.

КОНКУРС

Министерство магии и «Ежедневный пророк» объявляют конкурс писем «Самое странное животное в моей практике»

Если Вы встретили некое необычное животное (или растение), пишите нам

Приз за лучший рассказ — 100 галлеонов

Вместе с кошкой объявление читал человек, мявший кепку; на лице его было написано сомнение, стоило ли приезжать сюда и продолжать начатое им дело. Человек явно приехал издалека.

Додумать ему не дали — рядом бесшумно материализовался приветливый сотрудник Министерства, предложивший приезжему свои услуги.

Немного спустя в кафе Министерства, после сытного и легкого обеда, который приезжий оценил по достоинству, он слушал сбивчивый и горемычный рассказ.

— … испокон веков живем в Ломшире, сыры делаем, и тут такая оказия. Распродажа конфиската самого Министерства! Брательник и купился. Блюдо такое красивое, серебряное, с вензелем, точно из старой семьи…

— Вид вензеля не помните? — поинтересовался сотрудник.

— Да какие‑то завитушки… Брат как купил, прям влюбился в это блюдо. Даже ночью у кровати клал. Не расставался. И через месяц стали такие странности — он ходит и сам с собой разговаривает! Разными голосами! Сердито так… Потом уходить куда‑то стал… Я заметил, а он всё отрицает! А как газеты прочтет… Никогда политикой не интересовался, наше ли дело, а тут читает запоем и рассуждать начал. Как про маглов напишут, он как разъярится!..

— Мы сегодня же поедем к Вашему брату, — пообещал добрый сотрудник. — Мы постараемся убедить его отдать нам это блюдо. Поверьте, с Вашим братом будет всё в порядке.

— Я надеюсь…

— Ваши 40 галлеонов, мистер Робсон. Спасибо, что обратились.

Подождем еще неделю и вечером заглянем в Хогвартс.

Профессор Поттер в своих комнатах готовится ко сну.

Из камина неожиданно выплывает голова Министра магии, Кингсли Шеклбота.

— Гарри, — быстро шепчет министр, — можете сейчас говорить? Наедине.

Гарри вмахивает палочкой, запирая дверь комнаты, и министр тут же выбирается из камина.

— Никто не знает, что я здесь, и не должен знать, — предупреждает министр.

— Никто не узнает.

— Завтра я созову внеочередное собрание Ордена феникса, а в аврорате уже знают, — продолжает министр. — Но раньше всех я пришел к Вам, дело жизни и смерти.

— Я слушаю.

— Беллатриса и Родольфус Лестренжи сделали себе крестражи.

Гарри ахнул.

— Это доказано достоверно. Мои сотрудники обнаружили и изъяли указанные предметы, их обезвредили. Каждый из супругов сотворил по одному крестражу. Пока не проверено подозрение, что крестраж изготовил Питер Петтигрю…

Гарри представил, что Лестренжи и Петтигрю могли воскреснуть, и ему стало нехорошо.

— Мы проводим огромную работу, — сухо сказал министр, — ее отголоски будут аукаться нам спустя годы. Можно порадоваться, что мы успели вовремя, до того, как Пожиратели смерти решили бы найти и активизировать эти крестражи!

— Или перепрятать их так, что никто не сможет найти, — сказал Гарри, вспоминая, как долго орденцы охотились за крестражами самого Лорда. Долго, вслепую и с риском для жизни. Дамблдор‑то не уберегся…

— Сами–Знаете–Кто обнаружил, что мы разоблачили его план по консервации своих приспешников в крестражах, и он в ярости. Он пытается найти человека, выдавшего нам его план. Участь этого человека будет тогда весьма печальной.

— Могу представить.

— Поэтому я здесь. Гарри, никто не должен знать, я раскрываю Вам большую тайну: этот человек находится в Хогвартсе.

Гарри кивнул.

— Я явился тайно, чтобы не привлекать внимания к Хогвартсу. Хогвартс — очень надежное место, но подстраховаться не помешает. Это один из ваших учеников.

Гарри обратился в слух.

— Я долго думал, к кому обратиться, — сказал министр. — Чем меньше людей знают о нашем герое, тем лучше. За ним нужно следить, его надо защищать; постарайтесь, чтобы он не переходил границы Хогварса. Я мог бы пойти к его декану или к директору… Но я выбрал Вас. У Вас есть некая Карта, она очень облегчит нашу задачу.

— Я открою ее немедленно.

— Мне не хотелось связываться с деканами, потому что мальчик учится на Слизерине, — добавил министр. — Вы понимаете, именно со Слизерина самая большая вероятность утечки информации к нашему Лорду. Можно слзеринцам доверять или не можно, что им придет в голову — лучше не рисковать. Так что присмотрите за ребенком Вы.

— Разумеется.

— Это ученик первого курса Роберт Грейнджер.

 

Как Гарри Поттер следил за идеальным ребенком

Гарри Поттер согласился проследить за Бобби Грейнджером в полной уверенности, что это мало чем отяготит его существование. Более того, узнав, кто именно из детей ему поручен, Гарри вздохнул с облегчением: он боялся услышать имя кого‑то из активистов и озорников, кто вечно удирает куда‑нибудь, пять минут не сидит на одном месте и кого ни на мгновенье нельзя упускать из виду.

Бобби, думал профессор Поттер, — другое дело.

Как он ошибся, и как был наказан!

Гарри быстро понял, что поведение Бобби считается примерным только потому, что никто не пытался копнуть поглубже и доказать обратное.

Бобби, к которому приклеилось меткое прозвище Паинька или Тихоня — с легкой руки Найла Олливандера, обожавшего придумывать всем прозвища, — вовсе не был тихоней. Вернее, это был тот тихий омут, где тролли водятся.

Бобби никогда не озорничал, его редко наказывали, не бегал с шалыми друзьями по Хогсмиду — кажется, у него вовсе не было друзей; Бобби проводил дни в лаборатории, в библиотеке, в родной слизеринской гостиной, и вообще, казалось на поверхностный взгляд, не вылезал из своих подземелий.

Его не надо было убеждать не покидать Хогвартс, наоборот, полезнее было вытащить его на свежий воздух.

И всё это было иллюзией.

Гарри понял это в первый же вечер перед сном, глянув по привычке на Карту.

Он не ждал ничего плохого, ведь час назад Бобби Грейнджер, судя по Карте, сидел в гостиной и делал уроки. Как приличный ребенок, теперь он должен был в надлежащее время отправиться спать.

В спальне его не было.

В гостиной — тоже.

Точка «Роберт Грейнджер», к великому изумлению Гарри, в этот полуночный час неспешно перемещалась по Запретному лесу в направлении гнезда акромантулов.

Была полночь, у Гарри кончился тяжелый день, и он очень хотел спать. Но он дал слово — что поделаешь!

Гарри вылез из постели, стараясь не разбудить Джинни, оделся, кликнул Бродягу — с собакой по ночному лесу ходить гораздо безопаснее — и вышел.

Бродяга живо напал на след, и они скоро нагнали Бобби.

Гарри водворил его в Хогвартс, проводил до подземелий и отправился спать.

На следующую ночь повторилось то же самое.

Через месяц Гарри знал уже столько нового о ночной жизни в Хогвартсе, что боялся ложиться спать.

А еще ему очень хотелось выспаться.

Бобби мог гулять ночью по Хогвартсу как у себя дома, и каким чудом его ни разу не отловил Филч, Гарри диву давался.

Потом он разгадал секрет, который звался миссис Норрис. Бобби нашел слабое место у миссис Норрис, регулярно задабривая ее молоком и свежими мышами, так что миссис глядела сквозь пальцы на его вопиющие похождения по Хогвартсу.

Разве трудно Бобби было завоевать доверие миссис Норрис? У него дома была кошка. Он знал, как с ними обращаться.

Бобби мог ночевать в лаборатории или в Запретной секции библиотеки, подложив вместо подушки пачку ветхих книг.

Бобби мог свободно выходить из замка, миссис Норрис любезно провожала его до дверей!

Он мог бродить по ночному Лесу, а когда Гарри попытался указать на нарушения дисциплины, Бобби сунул ему под нос разрешение. Официальное разрешение профессора алхимии Слагхорна своему ассистенту, студенту I курса Р. Грейнджеру покидать Замок для сбора алхимических ингредиентов, сбора надлежащим образом. А некоторые ингредиенты, пояснил Бобби дилетанту, надлежащим образом можно собрать только ночью.

На той же неделе Гарри убедился, что цветы зрелой шипоглазки можно собирать в чаще Леса исключительно по полнолуниям!

Гарри часто потом снилась в кошмарах эта картина: как светила полная луна, издали раздавался леденящий кровь вой оборотней, а они с Бобби стояли на опушке леса и спорили о методах сбора зрелой шипоглазки.

Тогда терпение Гарри лопнуло.

Гарри твердо заявил, что в бумаге Слагхорна ни слова не сказано о сборе трав в ночном лесу, снял со Слизерина десять баллов и

отправил Бобби спать, а разрешение декана изъял и утопил в ближайшем болотце.

До конца учебного года остается два месяца, и можно попытаться их спокойно проспать!

Увы, Гарри не знал, с кем связался.

Два ночи спустя упорный Бобби шел по Запретному лесу за ягодами луноцвета.

Он любовался красотой ночного леса и думал, водятся ли здесь нимфы? В книгах утверждалось, что это возможно, но труднодоказуемо. За нимфами тяжело наблюдать. Любого приблизившегося к ним нимфы превращают в оленя.

Бобби уловил шорох… В ночной дымке кто‑то к нему приближался.

Он всмотрелся и увидел прекрасную нимфу…

Простите, обознались. Он увидел злого, невыспавшегося, со съехавшими очками Гарри Поттера.

В этот момент Бобби как никогда понимал застенчивых нимф, которые превращали нежеланных визитеров в оленей. А Гарри, долгие годы мечтавший стать оленем, как его папа Джеймс Поттер, не знал, как близка была его мечта к тому, чтобы сбыться.

— Что Вы делаете ночью в Лесу?

— Собираю составляющие для зелий, сэр, — спокойно ответил Грейнджер.

— Вы знаете, что это запрещено?

— Простите, это совсем не запрещено, сэр, — вежливо отвечал Бобби. — Лаборанты профессора зельеварения со времени основания Хогвартса собирали здесь ингредиенты. Никто никогда не возражал.

— Почему нельзя купить их в аптеке?

— Сэр, они же имеют совсем другой эффект — вещества, собранные своими руками. Мы стараемся создать для нашей лаборатории всё лучшее.

— И всё же, Вы не ответили! Что Вы делаете в неурочный час в Лесу, когда я категорически Вам запретил…

— Сэр, а у меня есть разрешение, — улыбаясь во весь рот, заявил Грейнджер. — Прочтите.

«Настоящим я, профессор Г. Слагхорн, разрешаю студенту I курса Слизерина Р. Грейнджеру проводить экспедиции по сбору лекарственных растений в Запретном лесу в ночное время…»

— Я конфискую у Вас данное разрешение, — сказал Гарри. — Временно. Я сам поговорю с профессором Слагхорном. А сейчас, Грейнджер, следуйте за мной.

Бобби шел за профессором Поттером и мечтал, что профессор споткнется о корягу, упадет и утонет в болоте. Гарри вел его, стиснув зубы, и представлял, как бы хорошо Бобби наступить на черную мамбу…

Вы думаете, на этом кончилось? Как вы ошиблись!

Неделей спустя…

— Гарри! Ты ложишься спать?

Гарри автоматически посмотрел на Карту Мародеров. Точка «Роберт Грейнджер» — Запретный лес.

— О нет…

Рядом была разъяренная Джинни — и приказ министра. Гарри со вздохом принялся за одежду — одеться и прогуляться в Запретный лес. По милости ужасного мальчишки, который опять бродит по ночам.

— Ты куда? — грозно спросила Джинни.

— Дорогая, не начинай…

— Зачем ты это делаешь?

Гарри подумал.

— Он мой ученик. Ему грозит опасность.

— Он не твой ученик, а Слагхорна. Пока что Слагхорн — декан Слизерина. Это Слагхорн за него отвечает. Вот пусть и бегает за ним по ночам.

— Джинни, ты же знаешь: Слагхорн ни за кем бегать не будет. Слахгорну …плевать на своих учеников, он отвечает только за себя.

— А ты, сердобольный, взвалил на себя его заботы, — ссорилась Джинни. — Как всегда. Попросил бы тогда и его зарплату!

— Джинни, пока мы разговариваем, Грейнджеру может грозить опасность…

— Замечательно. Отбей Патронуса директору и ложись спать.

— Я знаю, он тебе не нравится, — сказал Гарри. — Но он — сын Гермионы Грейнджер. Единственный. Сирота.

— Если он сын Гермионы Грейнджер, пусть Гермиона Грейнджер за ним и бегает, — мудро ответила Джинни. — Напиши Гермионе, что ее сокровищное чудовище… бр–р-р, уже заговариваться стала к часу ночи… чудовищное сокровище вытворяет, и пусть вправляет ему мозги.

Гарри молча оделся, буркнул «Спокойной ночи» и вышел.

Он держал путь к Запретному лесу, нес в кармане Карту Мародеров и поглядывал на нее. Точка «Роберт Грейнджер» неторопливо бродила по болотам. Гарри, судя по Карте, подошел совсем близко. Он спрятал Карту и вышел на просеку. Там должен был быть Бобби. Бобби не было.

Гарри сверился с Картой — Бобби успел недалеко зайти. Гарри посетил новую просеку — с прежним результатом.

Это было странно, мальчишка постоянно терся рядом. Они должны были столкнуться.

На четвертом заходе Гарри озарило, что чертов мальчишка от него прячется. Заметил его и дразнит. На часах час ночи…

Гарри ослепила ярость.

— Выходите, Грейнджер! Игра окончена.

Из‑за большой сосны слева немедленно высунулся длинный нос.

— А, это Вы, сэр? Добрый вечер.

— А кто, Вы думали?! Вы меня давно заметили, не отпирайтесь!

— Я не подумал, что это Вы. Я думал, какой‑то человек следит за мной, и спрятался. Простите, сэр.

Бобби явил народу из‑за дерева свой светлый лик. Оба знали, что Бобби врет, но доказать это было невозможно.

— Теперь Вы убедились, что это я? Выходите и возвращаемся в замок.

— Так точно, сэр.

Грейнджер вышел — полы мантии, носки и ботинки в тине, руки — черти в чем, в пальцах пакет с набитыми травой мензурками. Мантия, урожденная черной, приобрела неопределенно серый в пятнах цвет. «Серый в яблоках». Ненавижу этого кошмарного мальчишку, подумал Гарри, но он сын Гермионы Грейнджер. Моего лучшего друга Гермионы Грейнджер. Я должен всегда его защищать.

— Знаете, что я сделаю, Грейнджер?

— Да, сэр?

— Я напишу Вашей матери.

И тут Гарри с радостью увидел, как Грейнжер испугался.

— Профессор, даю Вам слово: это моя последняя экспедиция! Только не трогайте маму.

— Верю Вам на слово, Грейнджер. Пока наказание отменяется. Но если Вы прогуляетесь здесь еще раз… Я немедленно напишу Вашей матери.

— Сэр, я дал слово, — сказал Бобби.

— До конца учебного года, Грейнджер.

— Как скажете, сэр.

Слово слизеринца тверже камня — единственное преимущество учеников на этом кошмарном факультете!

До конца года Гарри спал спокойно.

 

Второй год в Хогвартсе

Итак, Гарри Поттер до конца учебного года спал спокойно.

Дальше начались летние каникулы, до сентября о Бобби думать было не нужно, и Гарри выспался еще лучше.

Хорошие люди отходчивы — они быстро забывают обиды. К сентябрю настроение Гарри поправилось настолько, что он простил мальчишке все прежние неприятности и с радостью ждал начала учебного года.

В конце концов, Орден феникса многим обязан Бобби. Его гениальная догадка про хоркруксы спасла нас от больших неприятностей.

Настроение Гарри поднялось еще выше, когда министр Шеклбот передал, что его службы тоже не зря потратили лето, направив подозрения Волдеморта по ложному пути. Теперь он искал виновника несчастий очень далеко от Хогвартса.

Министр объявил, что необходимость следить за Бобби отпала.

Так что Гарри спрятал Карту мародеров. Пусть мальчишка хоть каждую ночь развлекается в Лесу, Гарри это больше не касается!

В июле нашли и обезвредили хоркрукс Питера Петтигрю.

В августе Гарри ждали две семейные новости: его старший сын Джеймс Сириус получил письмо о зачислении в Хогвартс, а на следующий год шла очередь Лили Луны; в семью его шурина Джорджа Уизли по приглашению сына, Фреда, приехал погостить Найл Олливандер. Мальчики подружились еще сильнее.

Сентябрь начался прекрасно. Джеймс Сириус успешно поступил на Гриффиндор, и учиться ему очень понравилось.

Примерно в ноябре школу переполошила мелкая неприятность. Наметилась волна озорства и даже хулиганства, захлестнувшая всю школу. Такие волны нередки в детских школах. Все классы, с первого до последнего, массово «заболели» хулиганскими заклинаниями, которыми пулялись на каждом шагу, и учителя, стиснув зубы, ждали, когда милым деткам забавляться надоест и волна спадет.

Оригинальность проблемы была в том, что воспитатели дружно признали: все популярные заклятия этой волны они слышат впервые в жизни.

Пришла ли «зараза» из Дурмстранга, или занесли ее новые ученики, или кто‑то из старых поднабрался пакостей за лето?

Мало ли где отдыхающий мог случайно подцепить этот набор заклинаний. Витч подозревала разработки Вредилок Уизли, но Джордж лично приехал ознакомиться со школьными вредилками и признал, что не имеет к ним никакого отношения. Признал с сожалением — идеи ему очень понравились.

От одного заклятия над жертвой возникал сияющий нимб, который держался целые сутки и не сбивался никакими остановительными заклинаниями. Нимб парил над жертвой даже в драке, даже во сне.

От другого заклятия жертва весь день испускала изо рта разноцветные мыльные пузыри.

От третьего все школьные оценки жертвы меняли знак, отнимаемые у нее баллы прибавлялись, а присваемые отнимались, и отличников пугали этим заклятием больше, чем тремя Непростительными.

Однажды Гарри застукал Фреда Уизли, запускавшего в Бобби Грейнджера Рэпперус — хулиганский хит последнего месяца. Жертва Рэпперуса теряла дар нормальной речи и раговаривала исключительно ритмичным речитативом, а при сильном Рэпперусе еще и танцевала.

Самый яркий Рэпперус вписался в золотой фонд школы — тогда Гарри увидел рукоплещущую толпу перед завхозом Филчем, притоптывающим и бормочущим по бумажке речитатив, с нимбом над головой. Вокруг завхоза музыкально скакала нимбоносная Миссис Норрис…

Витч попыталась провести расследование.

Источником зла были заклинания — кто мог сотворить заклинания?

Фред Уизли поклялся, что не он принес заклинания в школу, и Витч проверила — таких новшеств в разработке Умников Уизли не было. Фред Уизли вспомнил, что услышал заклятие Рэпперуса от Терри Ньютона с Когтеврана, Терри его показал слизеринец Пьюси, Пьюси, в свою очередь, узнал от своего двоюродного брата с Гриффиндора, гриффиндорцу продемонстрировал (о ужас!) первокурсник Джимми Поттер, а Джиму показал «какой‑то старшеклассник, не будет же он помнить всех по именам, но в лицо узнает обязательно»…

Источник заклятий таял как горизонт в неясной дымке.

Учителя перерыли гору литературы, чтобы убедиться, что нигде раньше подобного не встречали. Хогвартс посетил вниманием неизвестный талант. Кто‑то баловался изобретательством. Расследователи пришли к логичному выводу, что это ученик, и стали его искать. На подозрении были старшекурсники — во–первых. Во–вторых, кто лучший по заклинаниям?

Вспоминали любимых учеников новой профессорши заклинаний, преемницы Флитвика, но профессор категорически отказалась их выдать. Флоренц, декан Когтеврана, поддержал ее и попросил в эту историю никому не вмешиваться, расследование на своем факультете произведет сам.

Флоренц и заклинательница, как подозревал Гарри, давно нашли виновного на своем Когтевране и теперь его покрывают.

Наверно, он был прав. Изобретателя — увы! — не нашли.

 

Как поссорились Бобби Грейнджер и Фред Уизли

Что делал в это время Бобби?

Не только Ученый Кот задавал этот вопрос. К радости мальчика, в Хогвартс неожиданно заглянула Гермиона — на пару часов, по делам, но она не могла бы исчезнуть, не повидав сына.

Что же, по мнению Гермионы, делал всё это время Бобби?

Гермиона нашла его на большой перемене, на лужайке перед Хогвартсом. Бобби одиноко сидел под старым дубом и читал.

— Не очень‑то радостный у тебя вид.

— Привет, мама. У меня всё в порядке. Как ты?

— Я замечательно, — сказала Гермиона, — а вот ты сидишь в одиночестве и утверждаешь, что это значит «в порядке»?

— А что не так?

Гермиона рассердилась.

— Ты так нахваливал свой Слизерин, самый замечательный факультет на свете, и так тебе там нравится, но где же твои друзья со Слизерина?

Бобби нахмурился.

— У меня есть друзья, просто сейчас они заняты другим делом.

Гермиона посмотрела на него в упор.

Бобби неохотно сказал:

— Ну да, у меня нет друзей. Наверное, я просто не умею дружить.

— Почему?

Бобби быстро добавил:

— Но меня очень ценят, я им много очков зарабатываю. И меня всегда зовут, когда у кого‑нибудь работа не получится. Они считают, что я прекрасно объясняю. Они вообще с удовольствием меня слушают, говорят, что я очень много знаю.

— Бобби, ты же умный человек. И интересный собеседник. Почему у тебя нет друзей?

— Не знаю, — сказал Бобби.

— Они всегда играют без тебя?

Бобби подумал.

— Нет, сначала они меня с собой звали. Часто.

— А ты?

Бобби промолчал.

— Что ты делаешь по вечерам в своей гостиной? Это лучшая возможность подружиться со своим факультетом.

— Сижу, читаю… У меня уже свой угол есть, все знают, что он мой, и его никто не занимает. Можно сидеть, и там меня никто не трогает.

— Прелестно, — сказала Гермиона, — а что в это время делают остальные?

— Тоже сидят. Вместе разговаривают.

— Так подойти к ним, нечего замыкаться в своем углу! Сядь с ними и поговори.

— Мам, да я же слышу, о чем они разговаривают. Мне это неинтересно. Их занимают такие глупости…

— Так, — сказала Гермиона.

— Они на первом курсе часто звали меня погулять, на квиддич… Представляешь, меня — на квиддич! Надо же додуматься! — хмыкнул Бобби. — Я всегда отказывался.

Он помолчал.

— А потом, мне было просто некогда. Предположим, они назначают встречу на среду на вечер, а у меня в то же время лабораторная у Слагхорна. Или у меня в это время библиотека запланирована, или эссе нужно писать… Этого никто за меня не сделает.

— Значит, они тебя звали…

Бобби кивнул.

— А потом перестали звать.

— Неудивительно. Если ты от великого ума сказал им, что тебе их времяпровождение неинтересно.

— Мама, конечно, я такого не говорил! Никогда!

— Вам и говорить необязательно, Ваше Высочество. У Вас большинство мыслей на лбу написано. Если Вы смотрели на них, как на меня сейчас…

Бобби покраснел.

— Пожалуйста, постарайся завести себе друзей. Постарайся наладить отношения с одноклассниками, — сказала Гермиона. — Иди к ним, разговаривай с ними, гуляй с ними.

— Хорошо, мама.

— Не показывай, что тебе с ними неинтересно. Сделай вид, что ты в восторге, улыбайся! Притворись — ты же слизеринец. Ты должен это уметь.

— Зачем? — спросил Бобби.

Гермиона вздохнула.

— Поверь мне, без друзей жить нельзя. Друзья нужны, например… Например, у тебя есть враги, четверо на тебя одного. Вот если бы у тебя были друзья, счет стал бы четверо против четверых, не так ли? Стало бы гораздо легче…

Бобби задумался.

— Хорошо, мама, я что‑нибудь придумаю.

К сожалению, мудрое мамино предписание Бобби выполнил плохо.

В тот же день он смертельно рассорился с Фредом Уизли.

Кто знает, предвидела ли это вещая материнская душа, не пыталась ли предостеречь?

Как сказать — гриффиндорцы и слизеринцы всегда недолюбливали друг друга. Но Бобби сделал всё возможное, чтобы обычная школьная неприязнь перешла в нечто большее.

Вот как это было.

Мы посетили разные уроки, но никогда не были на занятии магловедением.

Жаль, оно того стоит!

И знайте, что после реформ Министерства магии магловедение стало обязательным предметом. Его преподают теперь с первого по последний курс, и методика тщательно рассматривается Министерством.

Столь же внимательно Министерство следит за программой обучения Защиты от Темных Искусств, но это другая история.

Войдем в класс.

Полюбуемся на стенды и пособия магловских изобретений, достижений магловского прогресса, науки и хозяйства.

Как во многих учебных кабинетах, в углу стоит проектор, а у доски висит белый экран. Магловские изобретения охотно вписываются в учебный процесс.

Профессор магловедения тем временем гасит свет, вынимает огромный думосброс и вкладывает туда из колбы серебристую нить; очень бережно, ибо на колбе стоит печать Государственного Архива мыслей и воспоминаний Министерства магии.

— Этому воспоминанию, — начинает она, — пять лет. Я не назову его автора, скажу лишь, что это запись одного из самых известных антимагловских выступлений Сами–Знаете–Кого, и очень удачно, что такая запись получена нами и одобрена к изучению.

Сейчас я произнесу заклинание, и картина спроецируется с думосброса на этот экран…

Все подаются вперед — с трепетом, ибо впервые в жизни они увидят легендарного Волдеморта. Чудище, которым пугали их на ночь в детских сказках — какое оно на самом деле?

Изображение нечеткое, очевидно, что архивисты затерли любую возможность опознать запись или ее автора. В кадре только Волдеморт.

Кто еще участвовал в этом собрании, где оно было, сколько людей — останется для школьников неизвестным.

Волдеморт пристально смотрит в «зрительный зал» со своего экрана и начинает речь шипящим голосом:

— Сейчас вы увидите нечто важное.

Волдеморт тоже стоит перед экраном, словно собирается провести урок.

На его экране показывается прекрасный пустынный пейзаж. Бескрайние пески под чистым голубым небом.

И вдруг на горизонте, вдали, ударяет яркая вспышка — какая‑то страшная и неестественная. Далеко впереди из песка поднимается вверх смерч, словно вырастает гигантский пыльный гриб, уходящий головой за облака.

Пустыня на глазах зрителей раскаляется, начинается буря…

— Ядерные испытания на полигоне Невады, — задумчиво говорит Волдеморт. — Силы этого взрыва достаточно, чтобы жизнь замерла в радиусе сотни километров, а очищение природы заняло сотни лет. Сейчас ядерной мощи маглов достаточно, чтобы одним ударом стереть с карты Вселенной всю нашу Землю.

Назвать вам причины для ядерной войны — они смехотворны. Маглы готовы уничтожить мир, потому что у президента вражеской страны чалма на голове, или потому, что он не читал труды Карла Маркса.

Я считаю себя великим волшебником, но я бессилен перед ядерным взрывом. Бессильны мы все. Мы были — а через минуту от нас останутся только раскаленные частицы.

Маглы безумны. Их надо остановить. Они не знают пределов в своем стремлении покорить природу, ибо в них вложен комплекс неполноценности от невозможности творить чудеса, подобно магам. Они мечтают владеть силами, недоступными даже волшебникам.

В своей слепой жажде власти над природой они готовы уничтожить весь мир. Орудия, которые они приготовили для этого, чудовищны, таких разрушений даже сильнейшей магией не может совершить ни один волшебник.

Маглы невменяемы. Их нужно взять под контроль, если мы хотим выжить.

Маглы не способны понять красоты мира, в котором живут, ибо они слепы и неразумны. Они нуждаются в нашем мудром руководстве и опеке.

Чтобы быть спокойными за будущее наших детей, мы должны подчинить себе маглов, и как можно скорее, ибо они уже сейчас привели мир на грань катастрофы…

Запись на экране мигнула и погасла.

Профессор включает в кабинете свет.

За партами царит шоковая тишина.

— Начнем? — негромко произносит профессор.

Она выуживает из думосброса воспоминание и запечатывает обратно в колбу.

— Кто может сказать, что за испытания имел в виду Сами–Знаете–Кто? Никто не знает? Да, мистер Грейнджер?

— Ядерный полигон в Неваде, на территории полигона и испытательной базы ВВС США Неллис, — начинает Бобби. — на юге штата Невада из Соединенных Штатов Америки. На нём было осуществлено примерно 900 ядерных взрывов. Одни источники считают, что именно там был произведен самый первый в истории ядерный взрыв, другие источники называют полигон в Нью–Мексико. Сейчас не используется для испытаний ядерного оружия. А взрыв, который мы наблюдали, — по–моему, это испытания атомной пушки в 1953 году.

— Блестяще, мистер Грейнджер. Десять баллов Слизерину. Кто назовет другие масштабные ядерные проекты маглов?

— Коллайдеры, — мрачно произносит Фред Уизли.

— Отлично, мистер Уизли. Десять баллов Гриффиндору. Но запишите, что коллайдеры, в отличие от ядерной бомбы, — мирный проект.

— Но коллайдеры нельзя строить без разрешения Министерства обороны, в Америке — Пентагона, — говорит Фред.

— Правильно. Еще десять баллов. Коллайдеры находятся под наблюдением Министерства обороны, действительно, но не с военными целями, а по другой причине — потому что это стратегический проект. Хотя запуск коллайдера сопровождался паникой и протестными движениями, полагавшими, что коллайдер таит в себе силы опаснее атомного оружия…

Собственно, дело не в уроке. Самое важное случилось после звонка.

— «Протестные движения», «бомбы опасны»! Да она говорит как Волдеморт! — горячился после урока Найл Олливандер. — Маглы довели мир до ручки, экология в опасности… Почти повторила его речь. В чем разница?

— Ты о чем?

— Может, она шпионка Волдеморта? Показывает нам про маглов всякие гадости.

— Ее Министерство магии назначило. Там бы разобрались.

— Кто знает.

— Найл, ты преувеличиваешь, — сказал Гарри Буллер.

— А тебе урок понравился?

— Грейнджеру понравился.

— Грейнджер — ее любимчик. Тоже как пел про ядерные взрывы!

— Может, Грейнджер просто знает предмет лучше, потому что он живет среди маглов?

— Роджерс вообще маглорожденный, а она ему «слабо» поставила.

— Роджерс говорил, что он всё и так знает, потому что с маглами живет, и ни тролля учить не стал. Он вообще не мог ответить.

— Я и говорю — предмет неправильный! Роджерс живет с маглами, а на вопросы ответить не может. Тут одна идеология.

Тайгер дернул Фреда за рукав и зашептал:

— А Грейнджер всё слышал. Смотри, как он усмехается.

— Тогда нечего подслушивать! Грейнджер, если ты вправду слушал, иди к нам, поговорим!

Грейнджер и ухом не повел.

— Теперь он еще и оглох, — возвестил Олливандер.

— Просто трусит.

Фред вынес решение:

— А мне интересно, что он скажет. Грейнджер, ты идешь или нет?

— Что вам надо? — холодно спросил Бобби.

— Ты слышал, как профессор сегодня разливалась об опасности маглов, о конце света? И ты ей поддакивал!

— Я с ней согласен, — сказал Бобби.

Найл Олливандер выразительно повел плечами.

— И лучшие умы человечества так считают. Цивилизация довела себя до катастрофы. Практически до самоуничтожения.

— А я думаю, маглов намеренно очерняют. Не знаю, как на твой взгляд, Грейнджер, а мир пока прекрасно себе держится, — сказал Фред.

— «Маглов очерняют»… И каковы они на самом деле? — спросил Бобби.

— Они ничем не хуже волшебников, только не имеют волшебства, — сказал Фред. — И мы должны им помогать, потому что против волшебства они бессильны. Если мы не защитим маглов, Темные маги их поработят.

— По–твоему, их так легко поработить, маглов? И они нуждаются в защите? — спросил Бобби.

— Словно ты не знаешь! — горячо воскликнул Фред. — Маглы, они же самые простые вещи не могут наколдовать, им приходится всё изобретать по–другому! Нам просто, а для них делается проблема из самой простой вещи.

— И поэтому им, бедным беспомощным маглам, надо помогать, — произнес Бобби бархатным голосом. — Бедным инвалидам, лишенным магии, которым так сложно жить! И чем после этого ты отличаешься Сам–Знаешь–От–Кого, Уизли, если ты тоже считаешь маглов ущербными, нуждающимися в опеке?

— Как он всё вывернул, наш Паинька, — сказал Тайгер. — Просто наизнанку.

— Великий Уизли собрался опекать маглов! Они ждут и не дождутся. Без твоей помощи они совсем пропадут. О наш новый Светлый лорд…

Фред вспыхнул.

— Ты никогда не думал, что маглы действительно равны тебе и не нуждаются в твоей помощи? Что не их, бедных, надо защищать от нас, а совсем наоборот? Это они чуть не уничтожили популяцию волшебников еще в Средневековье — и справились с нами без всякой магии. Бедняги с электричеством, лазером и ядерным оружием — они владеют такими силами, которые тебе и не снились. Так подумай, Уизли, кто из нас бедный?

— Ты извращаешь факты, — ответил Фред.

— Которые тебе известны лучше, чем мне, конечно. Уизли, ты хоть видел маглов? Вживую, не на картинках? Ты читал их газеты, слушал их новости? Что ты знаешь о маглах, кроме сказок из школьной программы? — отрезал Бобби. — А Темный лорд жил среди них. Он хоть знает, о ком говорит.

— Он говорит, что маглы — неразумные животные, и их надо держать в узде, — сказал Буллер.

— Забавно. Я понял с точностью до наоборот, — хмыкнул Бобби. — Что Темный Лорд считает маглов слишком сильными и опасными, он их боится и поэтому пытается ослабить их, пока не поздно.

— Интересная версия, — заметил Уизли.

— Лучше вашей, где маглы как раз беспомощные инвалиды. Темный лорд хотя бы признает маглов могущественными и властными.

— Почему ты называешь его Темным Лордом? Так говорят Пожиратели смерти. С каких пор он стал для тебя Темным лордом, Грейнджер?

Бобби замер.

— Ты поосторожней выражайся, Паинька, так из школы вылететь недолго, — ласково сказал Олливандер. — Вы на своем чистокровном Слизерине зарвались. Не вам судить о маглах.

— Это ты чистокровный. А я на три четверти магл, — ответил Бобби. — И Сам–Знаешь–Кто — наполовину. Прежде чем судить о магловской истории, ты бы хоть свою волшебную выучил, Олливандер! Например, историю Слизерина, который у тебя под боком. Не тебе судить, кто магл, а кто нет.

— Как интересно, Грейнджер. Ты магл, и ты поносишь маглов? — спросил Олливандер.

— Тебе ли удивляться, Олливандер? Ты чистокровный, и ты не выносишь чистокровных, — отрезал Бобби.

Олливандер покраснел как рак и схватился за палочку.

— Успокойся, Найл… Сейчас разберемся. Так ты отрицаешь, что маглы нуждаются в защите, Грейнджер? Когда Сам–Знаешь–Кто их убивает пачками?

— Смотрю я, как вы их защищаете, господа Орденцы феникса, и любуюсь, — хмыкнул Бобби. — Ведь бедные маглы, по–вашему, не должны знать, что Сам–Знаешь–Кто против них замышляет, что уже полвека идет война! Так и защищаете, держа их за дураков, в полном неведении. Равенство, партнерство и открытость во всем.

— Маглам нельзя говорить о угрозах со стороны волшебников. Во–первых, это бессмысленно, они все равно не могут защититься от волшебства. Во–вторых, будет массовая паника, кому это нужно?

— Маглы не могут защититься от волшебства… Твоя вера в магловские способности умиляет, Уизли. Кем ты их считаешь, слабоумными баранами? Маглы изобретательны, Уизли, и могут куда больше, чем ты себе представляешь. Если им дать возможность. Но вы не дали им ни малейшего шанса, — сказал Бобби. — Не предупредили их, не помогли подготовиться. Ведь Светлый лорд Уизли знает лучше маглов, что им следует рассказать, а что нет.

— По–твоему выходит, что Орден феникса третирует маглов хуже Сам–Знаешь–Кого! — возмутился Фред.

— О Мерлин, неужели до тебя дошло, что я уже час как пытаюсь тебе сказать, — обрадовался Бобби.

Такого оскорбления Фред снести не мог.

— Ступефай!

— Протего!

— Экспеллиармус!

Вот так и начинаются войны, великие и малые.

 

После драки…

Война Бобби, одного против четверых, была не по–слизерински нелепой, обреченной на поражение, бессмысленной и беспощадной. А Бобби не привык проигрывать.

У Бобби не было друзей, но оставлять себя на позорное поражение гриффиндорцам он не собирался.

Как Бобби и сказал Гермионе, он что‑нибудь придумает!

Казалось, поражение неизбежно. Он один против четверых. У него нет связей, как у Джорджа Уизли, нет миллионов, как у Олливандера, и никто из его родственников не входит в Совет попечителей школы.

Что может этой силе противопоставить Бобби?

Хорошо, когда тебе оставляют в наследство миллиарды!

Однако, у Бобби было свое наследство. Своеобразное — но во многом ценнее любых связей и миллионов. Гермиона Грейнджер и профессор Снейп, оставили сыну в наследство свои таланты, светлую голову и трезвый ум; иногда такое наследие одно стоит четверых!

Бобби включил мозги и начал думать.

Сказка скоро сказывается, но нескоро дело делывается.

Бобби думал и придумал — но это заняло время… Мы дадим Бобби почти год на раздумье.

Мы вернемся к нему в начале лета, перед окончанием второго курса.

Погода в Хогвартсе будет стоять прекрасная, волна разбойных заклинаний давно спадет, к облегчению учеников и учителей, и только Бобби в этом году не будет знать облегчения.

Компания Уизли подстерегала и била его не один раз. Била без всякой жалости, ибо они вбили себе в голову, что избавляют мир от будущего УпСа.

Так и в день, когда мы вернемся посмотреть на наших героев, Уизли и его друзья подстерегли Бобби в пустынном коридоре.

А Бобби думал, что гриффиндорцы попались в его ловушку и что это он сегодня позволил себя подстеречь.

Они поймали его, но на его условиях; это он выбрал время и место.

Бобби оглядел пустой коридор, проверил взглядом стены на прочность и довольно улыбнулся.

Год тяжелых и плодотворных поисков подошел к концу. Как истинный ученый, Бобби всегда определял время перехода от теории к практике. Сейчас он собирался ставить эксперимент.

Четверка друзей сжимала вокруг него кольцо в середине коридора. Круг постепенно сужался.

— Привет, Паинька. Скучал без нас?

— Скучал страшно, — ответил Бобби. — Я вас ждал.

— Дождался.

— Это здорово, — тепло отозвался Бобби. — Даже замечательно. Только я обязан вас предупредить, в последний раз: может, передумаете? Всё‑таки не по–гриффиндорски, вчетвером на одного… Нечестно.

— Зато заслуженно, — сказал Олливандер.

— Не проси, Паинька, бесполезно, — пискнул Тайгер.

— Я вас предупреждал.

— Как страшно.

— Не страшно, — возразил Бобби. — Вас же четверо, вчетвером не так страшно. Так что не бойтесь, идите сюда… поближе…

Компания повиновалась.

— Еще ближе… Отлично. Так, теперь посчитаем. Один, два… Надо же, четверо. Что так мало? В следующий раз всемером приходите.

Тайгер засмеялся.

— Как скажешь, Грейнджер. Последнее слово обвиняемого всегда священно.

— Последнее слово? — переспросил Бобби. — Это благодарность. С вами приято иметь дело. Вы такие послушные, предсказуемые. Просто идеальные клиенты.

— Что он имеет в виду?

— Фред, только не слушай его, — сказал Олливандер. — Не видишь, он зубы заговаривает?

— Я заговариваю? Помилуй, Олливандер! Я готов драться хоть сейчас! — обиженно ответил Бобби.

— Тогда без разговоров — начнем?

— Все четверо, сразу. И лучше одновременно, — посоветовал Бобби.

— Думаешь, ты крутой?

— Я один против четверых, — сказал Бобби. — По справедливости, я имею право выбора.

— Выбора одного из нас?

— Выбора, как мне с вами сражаться.

— Мне это не нравится, — сказал Буллер.

— Мне тоже. Раз он сам сказал, у него что‑то на уме. Надо сделать всё наоборот.

Бобби слегка поклонился.

— Обожаю, когда гриффиндорцы демонстрируют правила чести и справедливости. Особенно, чтобы скрыть, что четверо боятся одного.

— Фред, а что будет? — спросил Тайгер. — Нас четверо.

— Так нечестно, — сказал Фред.

— Он сам напросился.

— Паинька, ты что‑то задумал? Зачем тебе нужно, чтобы все сразу?

— А что мне вам ответить? Я не знаю, что будет. Лучше у Трелони спросите, это она у вас ясновидящая.

— Паинька, ты сам напросился! — рявкнул Олливандер.

— Давайте синхронно, на счет три, — сказал Бобби. — Все подняли палочки… Раз… Два…

Буллер не шелохнулся; Фред Уизли, Олливандер и Тайгер подняли палочки.

— Левикорпус!

— Импедимента!

— Фурункулюс!

— Наложись!

«Наложись», — крикнул Бобби. И произошла невиданная вещь: из его палочки вылетел ярко–синий разряд, который прошел сквозь три орудия противников. Синяя молния соединила палочки друг с другом. Бобби продолжал удерживать свою в руках. Он оглядывался вокруг с научным интересом.

А ведь из трех других палочек вылетели собственные разряды! Все они не дошли до адресата — молния соединила их в одну цепь. Нечто подобное случилось много лет назад на дуэли Гарри Поттера и Лорда Волдеморта, только участвовали тогда две палочки.

Коридор светился от вибрирующего в середине магического поля. Палочки нагрелись и пошли искрами. К счастью, дуэлянты успели их выронить.

Только Бобби держал свою.

Поле из четырех магических разрядов текло вокруг него, раскаляясь и набирая силу. Наконец оно мигнуло, пошло ввысь и ударило в потолок — и произошел взрыв.

Поле устремилось ввысь сквозь дыру в потолке, исчезая с глаз зрителей в голубой дали.

Дети, лежавшие на полу коридора, начали шевелиться; Бобби встал первым и изящно отряхнул мантию от пыли и известки.

— Грейнджер, что это было? — хриплым голосом спросил Уизли.

Бобби задумчиво рассмотрел дыру в потолке и вынес вердикт:

— Так не годится… Репаро максима!

Обломки и пыль закрутило в вихре, неудержимо влекущем их к потолку. Перекрытие самовосстанавливалось на глазах.

— Грейнджер, что это…

— Эксперимент, — невинно объяснил Бобби. — Я же вас предупреждал. Удачно вышло, всем спасибо за участие.

Коридор постепенно наполнялся людьми. Разъяренная Витч шла впереди всех.

— Что здесь происходит?!

— Здравствуйте, профессор. Всё в порядке, — вежливо сказал Бобби. — Мы тут пробовали одно заклинание…

— Как Вы думаете, мистер Грейнджер, сколько раз я слышала объяснение типа «Мы пробовали одно заклинание»? — спросила Витч.

— Простите, профессор… я не знаю…

— Это был риторический вопрос, Грейнджер. Мистер Уизли, что тут произошло?

Уизли честно рассказал. В конце концов, Витч была его деканом.

— Что ж… Уизли, Олливандер, Буллер, Тайгер… жду вас после обеда в своем кабинете. Еще раз используете «Левикорпус», Тайгер, и можете попрощаться со школой. Я не потерплю Темных заклинаний на своем факультете. Между прочим, это ко всем относится! А Вы, Грейнджер… Вы меня удивили. Не ожидала от Вас таких подвигов, с Вашим‑то примерным поведением! Вы чуть не взорвали коридор. Минус пятьдесят баллов Слизерину и неделя отработок. Вечером после сегодняшней отработки жду Вас в моем кабинете на персональный разговор.

Дверь за Витч захлопнулась.

— За всё хорошее в этой жизни надо платить, — философски сказал Бобби.

— «Минус пятьдесят баллов Слизерину»! — передразнил Тайгер. — «И неделя отработок»!

— Мне только одно непонятно: как вы, четверо дебилов, решили, что сможете справиться со мной? — спросил Бобби.

Около девяти Бобби, занятого отработкой, навестил декан Слагхорн. Со скорбным лицом он отконвоировал студента в кабинет Витч.

В кабинете сидела целая комиссия. Витч, профессор Заклинаний Мишель Лемерсье, профессор Защиты от Темных сил Поттер и примкнувший к ним его собственный декан Слагхорн. Для полного счастья не хватало только директора. Но раз ее не хватало, значит, дело зашло не так далеко.

— Садитесь, — пробасила Витч.

Профессор Поттер пристально посмотрел на Бобби, и Бобби это не понравилось.

— Я хотела начать разговор с того, как Вы возмутительно напали на моих студентов, но профессор Слагхорн убедил меня, что Вашу выходку нельзя считать нападением. Вы с самого начала предупредили их о своих намерениях, они посоветовались и добровольно согласились на участие в эксперименте. К сожалению, мои балбесы дружно подтвердили эту версию, так что Вы выкрутились, Грейнджер, с чем Вас и поздравляю. Хитро выкрутились.

— Фурия, дорогая, Вы преувеличиваете, — сказал Слагхорн.

— Поэтому беседа пойдет о другом. Вы применили на территории Хогвартса Темную магию, а я не потерплю Темную магию на подведомственной мне территории, запомните это, Грейнджер!

— Я понял, профессор Витч.

— Итак, Вы применили сегодня некое заклинание…

— Наложись, — подхватил Бобби.

— Верно, «Наложись». Именно так вспоминают Ваши четверо противников. Откуда Вы взяли это заклинание?

Бобби не отвечал: искал ответ получше. Витч тем временем продолжала:

— Дело в том, мистер Грейнджер, что я никогда раньше не слышала подобного заклинания. Я проконсультировалась с коллегами, профессором Поттером и профессором Лемерсье, и они тоже услышали о «Наложись» сейчас впервые в жизни. Даже профессор Поттер, который специализируется на Темной магии. Между тем, это Темное заклинание, так, мистер Грейнджер? В какой же неизвестной нам книге по Темной магии Вы его прочли?

— Вы не найдете его в книгах, профессор, — выпалил Бобби. — Его там нет. Я… Я сам его выдумал.

— Вы его выдумали? — удивилась Лемерсье. — Вы уже способны сами изобретать заклинания?.. Сколько Вам лет, мистер Грейнджер?

— Двенадцать, — буркнул Бобби.

— В двенадцать лет!

— Спасибо, Мишель. Я тоже не могу промолчать, что это потрясающий уровень магии! — быстро вступил Слагхорн. — Роберт, безусловно, — самый талантливый студент на курсе.

— Избави нас Мерлин от Ваших талантливых студентов, Гораций, — едко заметила Витч. — Нам дай Бог бы разобраться с творческим наследием Ваших прежних талантливых студентов…

Слагхорн замолчал.

— Не слишком ли резко сказано, Фурия? — спросила Лемерсье.

— Думаю, нет. Гораций не обиделся. Видите ли, талантливые студенты Горация дружно выбирают для проявления талантов область Темной магии, и я не могу не отметить, что им лучше бы направить свои таланты в более мирное русло.

— В чем же заключается Ваше заклинание? — поинтересовалась Лемерсье.

— Это эффект наложения, из учебника магической физики. Если наложить друг на друга несколько разрядов от заклинаний, вместе получается сильное колебание магического поля. У меня накладываются друг на друга все заклинания, которые направлены на меня другими. Если они несовместимые, создастся возмущение магического поля, сами нападающие окажутся в эпицентре, и поле разрядится в них, а до меня волна вообще не дойдет. Она потеряет направление.

Витч усмехнулась.

— И это «сильное возмущение магического поля» может вылиться во взрыв, любой силы, в зависимости от силы и взаимодействия направленных на Вас заклинаний?

— И чем сильнее противники и чем их больше, тем хуже для них, — задумчиво произнесла Лемерсье. — Сильнейшее боевое заклятие, это потрясающе.

— Просто классика Темной магии, — заключила Витч. — На заметку: противников у нашего изобретателя было трое, силы слабенькие, заклинания простенькие, а взрывом чуть не снесло крышу коридора.

— И что тогда наложилось?

— Вам так интересно, Мишель? Импедимента, Фурункулюс и Левикорпус… Но Левикорпус можно не считать, — на наше счастье, один вундеркинд–недоучка Тайгер не знал, что оно невербальное. Кстати, если Вы не знали, Мишель, за Левикорпус нам тоже надо благодарить талантливых студентов Горация. По странному совпадению, это Темное заклинание изобрел школьник — слизеринец и тоже тринадцати–четырнадцати лет. Кстати, это не единственное Темное заклятие, которым он обогатил наш мир… Другой вундеркинд в 16 лет открыл Выручай–комнату, починил Исчезательный шкаф и попытался отравить тогдашнего директора. А немногим раньше третьему вундеркинду, тоже в пятнадцать лет, не помню уже точнее, стало интересно, можно ли создать шесть крестражей, прикончить студентку–грязнокровку и открыть Тайную комнату Слизерина. Какой‑то, право, роковой возраст для Вашего факультета, Гораций.

Слагхорн сидел багрового цвета.

— В любом случае, изобретение надо регистрировать. На то есть строгие министерские правила, — заметила Лемерсье. — Вы, Роберт, конечно, никогда не сталкивались с законодательством про изобретение заклинаний?

— Нет, никогда, — признался Бобби.

— Любая инновация должна быть зарегистрирована, проверена и одобрена министерством. Заклинания — слишком серьезная и важная вещь, чтобы оставлять их без постоянного государственного контроля. Как уже сказала Фурия, заклинания могут быть опасными. Министерство никогда не одобрит, не рекомендует к использованию Темные заклинания. Их скорее всего внесут в список запрещенных.

— Новейшее Темное боевое заклинание, и настолько мощное, что его немедленно запретило Министерство магии. Для изобретения это лучшая реклама из возможных, — сказала Витч.

— Я дам Вам министерский формуляр и покажу, как заполнить стандартный бланк. Мы сразу же пошлем Ваше изобретение на проверку в Министерство.

— Зачем так торопиться, Мишель? У меня предчувствие, что лучшее еще впереди. Скажите‑ка, юноша, это не единственное Ваше изобретение?

Бобби решил не лгать.

— У меня много самодельных заклинаний.

— Пожалуй, мне стоило подвизаться в ассистентки мисс Трелони, потому что у меня открылся дар предвидения… Представьте, мистер Грейнджер, что этого ответа я ждала. А мы целый год ищем талант, который наводняет школу самодельными заклинаниями. Нимбы у студентов вырастают, учебники брыкаются… Это же Вы — наш скромный анонимный автор? Просветите нас.

Бобби покраснел и кивнул.

— Фурия, это всего лишь озорство, или Вы и их причисляете к Темной магии? — заступился Слагхорн.

— О, эти заклинания совершенно безопасны. Их регистрировать не нужно, — успокоила Лемерсье. — Они вряд ли заинтересуют Министерство. Выберите, Роберт, сами те заклинания, которые считаете важными. Боевые, Темные — вроде Наложись.

— Тресни, — сказал Бобби. — Оно сломает волшебную палочку, в которое будет запущено.

— Замечательно. Вот видите, Мишель, как Вы поторопились — а оказывается, нужно не один, а целых два формуляра. Или три? Напишите заодно и про Тресни, а профессор Поттер подтвердит, что это тоже Темная магия… Профессор Поттер? Гарри, что с Вами? Вам нехорошо?

— Со мной всё в порядке, Фурия, — ответил салатно–зеленый профессор Поттер. — Всё в порядке, всё в полном порядке. Просто здесь душновато. — И нетвердой походкой подошел к окну.

— Ну, Гарри, Вам лучше знать. Значит, решено, юноша: заполняйте с профессором Лемерсье бланки и не вздумайте при этом что‑нибудь забыть. Может, вдруг Вам еще какое изобретение вспомнится? Да, еще минус пятьдесят Слизерину, а неделю отработок я уже назначила. Вроде бы ничего не забыла. Можете быть свободны.

Слагхорн проводил Бобби в слизеринскую гостиную, сунув по дороге несколько сахарных трубочек.

На пороге спален декан остановился.

— Роберт, Вы поступаете крайне предосудительно и опрометчиво, недостойно слизеринца. Вы должны были держать меня в курсе любых своих экспериментов!

— Теперь я так и сделаю, сэр.

— Я, к сожалению, не эксперт в области создания заклинаний, но я дам вам рекомендацию к профессору Тухлякову из Дурмстранга. Это настоящий авторитет! Можете переписываться с ним, но, ради Мерлина, Роберт, держите меня в курсе.

— Спасибо, сэр.

— Пятьдесят баллов Слизерину за изобретение. И еще десять за хитроумие. Право, Роберт, я не должен был этого говорить, но я горжусь Вами.

— Я ценю Ваше отношение, сэр.

— Но больше так не поступайте.

— Никогда, сэр.

— Тогда спокойной ночи, мистер Грейнджер.

— И Вам, профессор. Спокойной ночи.

 

Третий курс

Моя следующая история начнется на третьем курсе. Она будет длиться с третьего по шестой курс — а может, всю жизнь? Я, Ученый Кот, этого не знаю. Поэтому я начну.

Мы оставили Бобби Грейнджера перед окончанием второго курса, и он его успешно закончил.

Кто бы сомневался, добавляет с усмешкой Ученый Кот.

Дальше прошло лето, и прошла осень.

Бобби Грейнджер перешел на третий курс.

Ему было скучно.

Ничего нового не происходит в этом мире, и ничего нового не произойдет в моей жизни, думал третьекурсник Бобби.

Он философствовал, сидя на подоконнике с учебниками и очередным эссе.

А боги смотрели на него с небес и смеялись.

Бобби скучал.

Лето прошло предсказуемо — лето как лето.

Предсказуемо, что профессор Тухляков слал зазывные письма из Дурмстранга, пытаясь переманить способного ученика к себе на кафедру.

Предсказуемо, что Бобби вежливо и двусмысленно отказал — пока отказал. Незачем лишать стратегического партнера последней надежды.

Предсказуемо, что Министерство магии с треском запретило Боббины изобретения. История их запрещения походила на анекдот.

Заседание министерской комиссии по делу Бобби чуть не сорвалось. Председатель комиссии, активный член Ордена феникса, по дороге на работу попал в засаду УпСов. Пятнадцать УпСов на одного — дело шло к верной гибели, но орденец спасся чудом.

Когда УпСы дружно подняли палочки, он не растерялся и крикнул: «Наложись!»

УпСы полегли, как снопы на жатве. Орденец гордо повязал их, лично сдал в аврорат и успел к началу запретительного заседания.

Бобби не расстроился из‑за провала. Он решительно отказал Слагхорну, который написал с предложением задействовать все свои связи, чтобы добиться пересмотра дела…

Не менее предсказуема была и осень.

Начался новый учебный год. На третьем курсе кроме обязательных предметов можно было изучать факультативные, выбранные студентом заранее. третьему курсу выбирались дополнительные занятия. Бобби взял «Теоретическую алхимию», «Нумерологию» и «Физику магии».

Будущим алхимикам Хогвартс приготовил роскошный подарок — законное право занимать по вечерам школьную лабораторию. Только успевай забронироваться. Очередь на запись была небольшой. Несравнимой с очередью спортсменов на стадионе для квиддича.

Преподавателями факультативов: Слагхорном, Углуком и Лемерсье — Бобби остался предсказуемо доволен. Их профессионализм не вызывал сомнений, и они вели свои спецкурсы не первый год.

В преподавательском составе Хогвартса тоже произошло небольшое предсказуемое изменение: под давлением Попечительского совета сменили профессора магловедения.

Ничего нового с учениками. Дружки Уизли по–прежнему досаждали Бобби — только успевай их вовремя заметить и увернуться. Или не успевай.

Как сейчас…

Пергамент, учебники рванулись из рук. Они сами собой свернулись в самолетики и закружились по коридору.

Бобби выхватил палочку. Компания Фреда Уизли гоготала.

Бобби отвернулся и стал собирать вещи. Вещи лягались и удирали от него. Очень смешно.

— Дебилы, — раздельно сказал Грейнджер.

— Фред, что он сказал?

— Он сказал, что вы дебилы, — отозвался за спиной Бобби новый звонкий голос. — И он правильно сказал. Как вам не стыдно?

Бобби так изумился, что обернулся.

— Только тебя нам не хватало. Не вмешивайся, ты ничего не понимаешь! — крикнул Фред Уизли.

— Конечно, не понимаю. Где мне равняться с таким умником, как ты!

— Отойди, малявка, не мешай взрослым дядям, — сказал Тайгер.

— Сам отойди, хулиган, а то прокляну!

— Ой, я испугался, — сообщил Тайгер.

Перед компанией четверых старшекурсников стояла малявка. На год или больше их моложе. С очень серьезным и правильным видом.

— Отойди, правда, мы сами разберемся, — сказал Бобби.

Она решительно нагнулась и подобрала Боббины перо и тетрадку.

— Это твое, мальчик.

— Спасибо, — сказал Бобби.

— Ну, теперь ты довольна? — спросил Фред. — Уйдешь ты или нет?

— Сам уходи. Видел бы ты себя со стороны!

— Грейнджер, ты докатился. Если тебя девчонки защищают, мы отваливаем, — известил Олливандер и отвалил.

Бобби продолжил собирать вещи.

Малявка стояла и смотрела. Затем малявка сказала:

— Они плохие люди. Мне за них стыдно. Бери, — и протянула ему шоколадку.

И ушла.

Следующие несколько дней Бобби провел странно. Его никто и никогда не защищал, и он не знал, что делать с этим новым опытом.

Его мучила необходимость найти, чтобы отблагодарить, ту девочку.

Почему он так растерялся, что не спросил ее имени и не запомнил в лицо? Даже не посмотрел на цвет галстука, то есть на знак факультета! Он клял себя за невнимательность.

Как ее теперь найти?

Кажется, светловолосая, невысокая…

Не слизеринка, своих‑то он знает.

Бобби героически оглядывал Обеденный зал на большой перемене — она должна была быть там.

Но там было еще полтысячи человек. Бесполезно.

И все малявки были на одно лицо.

Бобби уже смирился с неудачей, когда сама девочка его нашла.

Он сидел во дворике перед Хогвартсом, под любимым раскидистым дубом.

Он услышал:

— Привет.

— Привет, — ответил Бобби.

— Ты съел шоколадку?

— Съел, — благодарно сказал Бобби. — Спасибо.

— А как дела?

— Хорошо. Спасибо. А у тебя?

— Нормально. Эти хулиганы больше не пристают?

— Нет. Ты здорово их прогнала, — признался Бобби. — Ты очень смелая.

— Они хулиганы, — звонко сказала девочка. — Какой позор для Гриффиндора!

Бобби уже успел разглядеть на ее шее красно–золотой галстук.

— Значит, ты с Гриффиндора, — уточнил Бобби.

— Они тоже с Гриффиндора. Мне за них стыдно.

— Они не стоят твоих сожалений.

— Мой кузен — дурак. Правильно ты его обозвал. И все друзья у него такие же, — сказала девочка.

— Твой кузен?

— Фред Уизли. Он мой кузен, — объяснила девочка. — Позорище.

— Зато в вашей семье есть такие благородные люди, как ты, — сказал Бобби. — А семью судят по лучшим, а не по худшим, ее представителям. Так делают у нас на Слизерине.

— На Слизерине. Мне за них стыдно, — сказала девочка. — Почему твои слизеринцы не защищали тебя?

— Они не виноваты. По этикету, защитой занимаются друзья, а у меня сейчас нет друзей.

— А что с ними стало?

— Мне они не нужны.

— Ты смешной. Без друзей жить нельзя. Хочешь, я буду дружить с тобой?

Бобби так растерялся, что ответил:

— Хочу.

 

Как Бобби Грейнджер довел до ручки профессора Поттера

Через неделю Бобби не понимал, зачем во всё это ввязался.

Он никогда и ни с кем не дружил, если не считать Живоглота и маму.

И он не умел дружить!

Девочка отрывала его от дел. Она приходила, когда Бобби делал опыты в лаборатории или работал в библиотеке, и заявляла: «Пошли гулять!»

Бобби не понимал почему, но… шел. Бросал работу на середине и шел.

Самое странное, что ему это нравилось.

Однажды она оторвала его от важнейшей лабораторной, чтобы потащить на квиддич.

Умора — Бобби на квиддиче… Сказал бы кто раньше, что такое возможно, Бобби не поверил бы. Это невозможно!

Почему он ее не прогнал?

Но он пошел. Пошел смотреть вместе с мисс Поттер тренировку сборной Гриффиндора. И даже получил неожиданное удовольствие, потому что товарищи по команде обратили внимание Фреда Уизли, с кем пришла на стадион его юная кузина, и Фред впервые за свою безупречную карьеру загонщика свалился с метлы.

Бобби ходил с ней кормить единорогов. Бобби водил ее по Запретному лесу, показывая свои любимые тайные тропки. Он не замечал, что задерживается и прогуливает собственные занятия.

Странно, но занятия его больше не волновали. Он и так всё знает, если что — наверстает. Почему он не знал, что гулять ясным осенним днем по лужайкам Хогвартса намного интереснее любых занятий?!

А ведь его предупреждали, что так и есть. Только он не верил.

Вечером одноклассники насмешливо доносили до Бобби, сидящего в гостиной Слизерина:

— Грейнджер, на выход, тебя невеста заждалась!

Бобби чувствовал себя так легко и благостно, что даже не спорил.

Он стал замечать, что состояние легкости и благости появляется всякий раз, когда он ждет свидания с Лили Луной.

Лили обрадовала его, что ее тоже дразнят, когда наступает очередь Бобби ждать подружку перед входом в гостиную Гриффиндора.

Если Бобби блестяще знал Запретный лес, то Лили Луна ориентировалась в Хогвартсе. Ведь она же здесь родилась!

Она устраивала Бобби долгие экскурсии, показывала столько тайн и чудес, которыми был полон этот замок, что Бобби поражался. Он о Хогвартсе, оказывается, не знал и половины!

Замок был прекрасен, как и его юная провожатая.

Бобби удивлялся, глядя на Лили Луну теперь, что не смог запомнить ее с первого раза. Что посчитал ее лицо невыразительным.

Как он не заметил, что это лицо красиво?

Что черты его правильны, как лица мраморных нимф из прочитанных им книг. Что глаза горят силой и весельем. Что волосы цвета зрелого зелья Феликс Фелицис падают на плечи красивым каскадом.

В общем, Ученый Кот докладывает читателям, что Бобби заболел, — известнейшей болезнью, симптомы которой мы только что перечислили. Очень узнаваемой болезнью. На данной стадии все пациенты сравнивают волосы своих подружек с цветом зрелого зелья Феликс Фелицис.

Пивз караулил пару в коридорах и распевал романтические баллады. Бобби придумал для Пивза несколько смешных заклинаний и назвал в честь Лили Луны.

Лили очень понравилось — в честь нее еще не называли заклинания!

Бобби пообещал в следующий раз изобрести и назвать в честь Лили зелье.

Бобби стал на уроках рассеянным. Он витал в мире грез, и приходил в себя, только когда его вызывали. Бобби мог даже прослушать заданный ему вопрос.

К счастью, он был легилиментом и легко читал вопрос в глазах учителя.

Отвечал и снова погружался в свой мир. Наука его больше не интересовала. Он думал только о Лили Луне.

А профессор Поттер наслаждался спокойным годом и думал о том, что все препоны позади. Из чистого любопытства он открыл Карту Мародеров, чтобы найти там Бобби. Он так давно туда не смотрел! Где, интересно, обретается негодник в эту минуту?

Гарри нашел негодника и сел мимо стула.

И он еще думал, что Бобби ничем не может его удивить!

Он ждал Бобби в Запретном лесу, в подземельях, хоть в Тайной комнате. Но Гарри не готов был увидеть Бобби в объятиях своей родной дочери, слившегося с ней устами в страстном поцелуе!

Гарри захрипел и выронил Карту.

Бобби всё же удалось довести его до ручки.

 

Любить не запретишь

— Папа запретил мне с тобой встречаться.

Из пальцев Бобби выпал черпак и со звоном покатился по столешнице.

— О Мерлин…

— Да не волнуйся так, и следи за черпаком! Ты его чуть не утопил.

«Я ждал чего‑нибудь подобного," — подумал Бобби. — «Этот год… Было слишком хорошо, чтобы стать настоящим. Оно должно было скоро исчезнуть…»

Бобби разозлился. Он не даст отнять у себя эти отношения, он готов драться за них! Если Лили согласна…

— Папа был очень зол. Они с мамой долго ссорились, а мама, между прочим, нас защищала. Папа кричал, что запрет меня дома, что за порог факультета не даст выпускать… Очень смешно.

— Не вижу… ничего смешного, — с трудом сказал Бобби.

— Он меня запрет, как в Средневековье какое‑нибудь! Так я и разрешила, — сердито сказала Лили. — Они меня достали! Все! Папа, Джим, Аль, Фред… «Ты будешь делать, как мы скажем, ты будешь дружить, с кем мы хотим!» Они еще будут распоряжаться моей жизнью! Представляешь, они собрались следить за мной! Со своей дурацкой Картой! Фред увидел сейчас, что я куда‑то ухожу, так он не хотел меня пускать. Он мне дорогу загородил! Я ему сказала: уходи, а то пущу заклятие, которому я от Бобби научилась, будешь кактусами плеваться!

— Лили, ты хочешь со мной дружить? Это главное, — тихо сказал Бобби.

— Он еще спрашивает. Папа такой смешной: когда мама с ним спорила, он говорит: вот ты их защищаешь, смотри, дождешься, что они сбегут к Толстому Монаху и поженятся, а потом запрутся в Выручай–комнате на месяц, и попробуй их там достать.

— У твоего папы богатая фантазия, — заметил Бобби.

— А мама говорит: тебе пора пить успокоительное, ты просто невротик. Они еще дети, какая там свадьба? Они играют, ничего в этом возрасте не может быть серьезного… Но у нас всё серьезно, правда? — спросила Лили. — Знаешь что? А давай действительно сбежим и поженимся, и запремся в этой Комнате на год, а выйдем только когда у меня будет ребенок. Пусть тогда попробуют нас разлучить! Я им покажу «несерьезно»! Я заставлю их принимать нас всерьез!

— Только не такой ценой, — сказал Бобби.

— Или помнишь, как ты рассказывал о Ромео и Джульетте? Обвенчаемся, пойдем в ту Комнату и примем яд. Раз они не дают нам любить друг друга, пусть получают! А потом они найдут наши хладные трупы, раскаются, и нам поставят памятник. А мы будем призраками и достанем их.

Бобби лишился дара речи.

— Ну почему ты против? Ранний брак — это замечательно. Моя бабушка сбежала и обвенчалась с дедушкой, когда им было 15 лет, против воли всей их родни. Так разве у них не образцовый брак? Они уже полвека вместе, родили семеро детей и всё еще влюблены друг в друга. Я тоже так хочу.

— Так и будет, Лили, только подожди, — зачем сразу воевать? Пока ситуация под контролем. Ты должна закончить школу, а там посмотрим.

— Закончить школу? Это еще семь лет! Как долго ждать…

— Зато мы обойдемся без трагедий. За семь лет твои близкие привыкнут и смягчатся… наверное, — сказал Бобби.

Дружба с Лили ему обходилась дорого. Это был лишний повод для дружков Уизли нападать на Бобби, а теперь и профессор Поттер станет его врагом…

— У меня есть план. Конечно, мы будем продолжать встречаться, но раздражать твою семью не надо.

— Мама вообще сказала: давай, Гарри, запрещай им, так ты их поженишь в три раза быстрее.

Встречаться тайно, с конспирацией и шифрованными записками было куда интереснее.

Если бы не приближалось лето, которое все школьники кроме влюбленных ждут с нетерпением, ибо для всех это пора каникул, а для влюбленных это пора разлуки…

— Я буду тебе писать, — пообещала Лили. — И пусть они только попробуют просматривать мою почту!

Бобби задумался.

— Знаешь, есть способ. Я живу в магловском районе, совы к нам не летают. Даже письмо из Хогвартса маме не прислали совой, а вручили лично. Совы — ненадежный способ… Ты знаешь, что такое Интернет?

— В Интернете есть почта?

— В Интернете есть всё, — сказал Бобби. — Вряд ли твои родные настолько компетентны, чтобы взломать электронную почту. Им и в голову не придет.

— Еще бы. Ведь у нас нет Интернета.

Бобби задумался.

— У Фреда Уизли дома есть, так что я немного знаю, как на нем работать. А в Хогвартсе…

Лили развела руками.

В Хогвартсе нет Интернета, но есть место, где можно достать всё, что вам позарез нужно, подумал Бобби.

— Лили, пойдем‑ка проверим Выручай–комнату?

Несколько минут спустя Лили с восторгом обозревала новейший, оборудованный Интернет–класс. На полках стояли толстые инструкции «Интернета для чайников».

— Мы будем ходить сюда пару раз в неделю, я научу тебя работать. Компьютер взломать никому не удастся — я сам поставлю защиту. И будем переписываться всё лето. Спорим, никто не догадается, что ты ходишь в Выручай–комнату для доступа в Интернет!

— Бобби, ты гений, — сказала Лили. — И маглы гении. Кажется, я обожаю маглов!

Ученый Кот считает, что, несмотря на временную разлуку, влюбленные с пользой провели лето. Письмо не заменит реального человека, но если писать каждый день!

Раньше Бобби летом дни и ночи проводил за зельями, теперь — за компьютером. Впрочем, слизеринец всюду найдет свою выгоду — в Интернете было много химических и медицинских программ, а Бобби загорелся идеей анализировать составы волшебных зелий новейшими компьютерными разработками. Появлялась возможность работать с микродозами ингредиентов, анализ которых предварительно возможен был только виртуально. Скажем, с невероятно концентрированными ядами вроде слюны василиска — можно было попробовать вычислить относительно безопасную микроконцентрацию. Бобби считал, что у этого направления алхимии большое будущее.

27 июля Бобби отпраздновал свой четырнадцатый День рождения, и Лили прислала ему сову с подарком.

Это был лучший День рождения в жизни Бобби. Никто и никогда не дарил ему подарков, кроме мамы, и он впервые получил в этот день поздравление от постороннего человека.

Бобби пересматривал подарок и перечитывал приложенную к нему открытку всё лето, по нескольку раз в день. Если бы не волшебство, позволяющее делать как новенькими использованные предметы, подарок и открытка не дожили бы до сентября. Бобби зачитал бы их до дыр.

Письма Лили приходили из разных мест: из Хогвартса, из особняка Джорджа Уизли в Годриковой впадине. Летом семья Лили успевала навестить всех своих родных. Пока Лили гостила у Фреда, Бобби не отказал себе в удовольствии написать Лили о новом хулиганском зелье, которое Лили сразу же испытала на Фреде с полным успехом.

Лето явно удалось!

Не меньше удалась и осень.

Бобби перешел на четвертый курс, Лили — на второй.

Увидев Лили Первого сентября, Бобби решил, что она стала еще красивее.

А Лили приготовила ему на этот год отличный подарок.

Дело было так…

Однажды во время обеда Лили, проходя мимо, быстро сунула ему что‑то под мантию. Бобби при первой возможности развернул — это был аккуратно запакованный старый пустой пергамент и записка: «Через час у статуи Венделины Странной, пятый этаж».

Бобби показалось, что пергамент полон магии.

Когда он дошел до назначенного места, Лили уже ждала его, и вид у нее был победоносный.

— Тут рядом пустой класс… Пошли?

Они вошли, и Бобби запечатал дверь.

Лили явно не терпелось продемонстрировать свои деяния. Она кивнула на пергамент:

— Уже пытался его открыть?.. Что я тебе сейчас покажу, это уму непостижимо.

Лили с парадным видом разложила на парте пустой пергамент, коснулась его палочкой и изрекла:

— Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!

На пергаменте расцвела гигантская, подробная и живая карта Хогвартса. Точки двигались, территория была как на ладони, «Гарри Поттер» вел урок Защиты от Темных искусств у седьмого курса, «Фредерик Уизли» тренировался на стадионе для квиддича.

— Фантастика, — выдохнул Бобби.

— Это я у Джима свистнула. Та самая Карта Мародеров, — Лили ткнула в угол карты, где было написано: «Лунатик, Сохатый, Бродяга и Хвост». — Папа думает, что она лежит в сейфе в его кабинете, но Джим ее часто тащит оттуда и хвастается, а потом кладет обратно. Сейчас Джим на тренировке на квиддиче, и я подумала…

— И сделала, — с уважением добавил Бобби. — Лили, у меня слов нет.

Лили расхохоталась.

По карте ползли точки. «Директор Макгонагалл» держала педсовет с деканами в своем кабинете, «Рубеус Хагрид» выпивал в Хогсмиде, в заведении мадам Розмерты.

— И что мы будем с этим делать?.. Бобби, ты же, наверное, заколдуешь карту? Ты мне покажешь?

— Я тебе всё покажу, потому что заколдовывать будешь ты.

— Я?!

— Я тебе всё объясню, что делать.

— А ты сам почему?..

Бобби улыбнулся.

— Смотри.

Он пригнулся к карте и коснулся ее своей палочкой. Линии на карте немедленно исчезли, а на их месте сложился жирный кукиш.

— Фу, — протянула Лили.

— Я ждал чего‑то в этом роде.

— Бобби, но почему?..

— Потому что я сын Северуса Снейпа и слизеринец, — сказал Бобби улыбаясь. — Только у нас, слизеринцев, есть свои слизеринские приколы.

— И что мы будем делать? — с восторгом спросила Лили.

— Ну, во–первых, Вы, мисс, вернете карту в прежний вид. Затем Вы снимете с нее копию вот сюда, — и Бобби вытащил из своего портфеля чистый пергамент. — Затем Вы наложите старый добрый Конфундус на оригинал, чтобы он больше не показывал меня в непотребных местах, и вернете оригинал в карман Джима Поттера. А затем, — и он снова улыбнулся, — мы спокойно пойдем гулять в Запретный лес, а карта будет показывать, что я в библиотеке, а дальше я сделаю за тебя все твои домашние задания, и буду так делать всю неделю.

Ученый Кот полагает, что Карта значительно облегчила влюбленным жизнь!

Школьный год прошел идеально.

Вы спросите, как на новое знакомство Бобби реагировала Гермиона Грейнджер, была ли она против?

Гермионе в том году было не до того.

Ее проект закона о правах магменьшинств вызвал бурный скандал, в прессе началась настоящая травля.

Конечно, Гермиона говорила, что ей не привыкать и она совершенно спокойна! (разбивая об пол очередную чашку)

Газеты писали о Гермионе такие гадости, что Бобби не мог беспокоить ее своими школьными проблемами. Тем более, что Лили ему очень сочувствовала. Ее папе тоже доставалось от журналистов, о желтой прессе семья Мальчика–Который–Выжил знала не понаслышке!

Бобби снова убедился, насколько они с Лили родственные души. Даже газетные сплетни у них нашлись общие: особо безбашенные писаки до сих пор смаковали в бульварных изданиях воспоминания покойного профессора Снейпа и утверждали, что Гарри Поттер — незаконный старший брат Бобби Грейнджера.

Гермиона такие газеты сжигала на медленном огне.

Бобби смог в полную силу насладиться яростью Гермионы, как только приехал домой на летние каникулы.

— «Пресловутая мисс Грейнджер, так называемая помощница и подруга Гарри Поттера!» — бушевала мать. — Так называемая! Словно я помогала Гарри только по названию?! Лацеро!

— Репаро, — автоматически отозвался Бобби.

— Да кто этот писака, чтобы судить о моей помощи Гарри! Он‑то никому не помогал! Сидел себе в редакции, кропал вирши… А был ли он в реальном бою? Встречался ли лицом к лицу с Тем–Кого–Нельзя–Называть?

— Если бы они встретились, от журналиста мало бы что осталось, — вставил Бобби.

— А я встречалась! Мы с твоим отцом боролись с ним, и не один раз! И, как видишь, я даже выжила, — горько сказала Гермиона.

Бобби обнял ее:

— Ты молодец.

Гермиона вздохнула.

— Когда‑нибудь Сам–Знаешь–Кто заплатит за то, что он сделал моему отцу, я тебе обещаю, — тихо сказал Бобби.

Гермиона кивнула:

— Непременно.

— А как это, встретиться лицом к лицу Сама–Знаешь–С-Кем? спросил Бобби.

— По–разному, — сдержанно ответила мать. — Я видела его в облике Квиррелла, в облике Джинни Уизли и в виде крестража. Видела и в натуральном обличии — красотой он, знаешь, не отличается…

— Мы тоже его видели. Нам показали одно воспоминание на уроке магловедения.

— Я здорово расстраивала его планы. Он упустил Философский камень, я раскрыла тайну Комнаты Слизерина… Однажды он попытался сбить Гарри с метлы во время матча по квиддичу, и мы с твоим отцом одновременно помешали ему, каждый по–своему. Я уронила Квиррелла с трибуны…

— Представляю, как Тому–Кому это понравилось, — хмыкнул Бобби. — Уронить Сама–Знаешь–Кого — это подвиг.

— И он меня так и не простил. В следующем году попытался убить, натравил на меня василиска…

— Какое счастье, что ты спаслась.

— Счастье, милый, делаем мы сами, — наставительно произнесла Гермиона. — Своими руками. Мы сами защитили себя, а не ждали, пока явится спаситель с неба! Но, конечно, без твоего отца не обошлось. Его зелье из мандрагор было чертовски удачным.

— Вечная благодарность ему за это…

— А всё‑таки, Бобби, что значит «Сам–Знаешь–Кто за это заплатит»? Уж не собрался ли ты встречаться с ним лицом к лицу?

— Если его не прикончат до того, как я закончу школу, то придется, — уклончиво сказал сын.

Гермиона пристально посмотрела на него. Бобби ответил невинным взглядом.

Гермиона покачала головой. Она не была легилиментом и не знала, что творится у скрытного мальчишки в голове. Одни беспокойства с этими слизеринцами!

Иногда Гермиона думала, что имеет уникальный опыт жены и матери слизеринца, что она могла бы издать бестселлер «Как содержать слизеринцев в домашних условиях» и заработать миллионы!

 

Пятый курс

Внимание, Ученый Кот делает серьезное предупреждение!

Я люблю всех своих читателей, но в начале рассказа я предупредил, что он может быть слишком жесток для котят в возрасте моложе тринадцати. Так что я оборачиваюсь и оглядываю аудиторию: есть ли рядом пугливые маленькие котята? Нет? Тогда продолжаем!

Пятый курс начался нехорошо — возможно, то было предзнаменование?

Лили еще в августе написала Бобби о печальном событии — назначении старост. Если Бобби надеялся стать старостой Слизерина, он ошибся; а вот Гарри Буллера из шайки Уизли действительно назначили старостой Гриффиндора.

Бобби уже первого сентября оценил прелесть ситуации, когда Буллер с компанией оштрафовали его и весь Слизерин на 20 очков еще в поезде, везущем детей в Хогвартс. За, по изящной формулировке Тайгера, «слишком длинный нос».

Год обещал быть интересным.

Год обещал быть тревожным, потому что Гарри Поттеру снова начали сниться кошмары. Его шрам покалывало, Гарри чувствовал, что Волдеморт что‑то замышляет.

Ради спокойствия он взял в привычку держать включенной Карту Мародеров и постоянно патрулировать коридоры в ночном Хогвартсе. Так легче было справляться с бессонницей.

Заметной удачей было, что Бобби Грейнджер вел себя образцово. Судя по Карте, он не вылезал из своих подземелий, не бродил по ночам и вообще вовремя ложился спать.

А Гарри спать не мог. С чего и начинается второе смертельно опасное приключение в жизни Бобби Грейнджера.

Итак, одной дождливой октябрьской ночью профессор Гарри Поттер проснулся задолго до рассвета. Не было никаких зримых причин ему просыпаться, но последнее время профессор легко пробуждался и плохо спал.

Профессор автоматически взглянул на Карту мародеров, лежащую у его изголовья, — последнее время она лежала там, включенная круглосуточно. Он нашел точку «Роберт Грейнджер» в слизеринской спальне и сразу как‑то успокоился. Тем не менее, профессор решил встать и произвести разведку ближайшей местности.

Судя по Карте, Замок спал, кругом коридоры были пусты… Гарри схватил палочку и вышел.

Первые два коридора были действительно пусты. Гарри завернул за угол, и в третьем коридоре столкнулся… сам с собой.

Перед Гарри стоял самый настоящий профессор Поттер, в мантии, с муляжом очков!

Гарри немедленно поднял на дубликата волшебную палочку.

«Профессор Поттер», который мрачно смотрел на него, тихо выругался.

Затем он громко добавил:

— Всё в порядке, профессор, всё в порядке, это просто Оборотное зелье. Я использую его, чтобы при встречах ночью ко мне не цеплялись с вопросами, ведь Вас часто видят патрулирующим коридоры и уже привыкли…

Наверное, дальше следовало поддержать светскую беседу, но у профессора Поттера не было никакого снисхождения к нарушителю, не дающему ему спать по ночам. Гарри прицелился, вспомнил одно очень обидное заклинание и крикнул:

— Тресни!

Кем бы ни был «профессор», заговаривающий ему зубы, а без волшебной палочки он будет безопаснее. И наука ему впредь — палочку всем жалко, и стоит она недешево.

— Экспеллиармус! — мгновенно отреагировал самозванец. Его палочка все‑таки треснула, но и палочка Поттера вырвалась из рук хозяина и отлетела в конец коридора.

Экспеллиармус! Гарри оторопел. Мало того, что этот негодник присвоил его личину, он еще украл его любимое заклинание! Усвоил, можно сказать, все привычки оригинала.

И усвоил успешно — Экспеллиармус самозванца сработал безупречно, словно у самого Поттера.

Единственная уцелевшая палочка лежала далеко, почти у подножия лестницы на другой этаж.

Гарри и самозванец побежали за «оружием» одновременно, но самозванец опередил.

Самозванец подхватил Гаррину палочку и прыгнул с пролета на лестницу, которая неторопливо отъехала от «причала» и развернулась к другому этажу. Среди хогвартских лестниц — обычное дело. Гарри стоял на краю пролета перед пустотой, по которой нельзя было прыгнуть вниз или вверх, как по исчезнувшей лестнице, и смотрел, как самозванец ступает на площадку пятого этажа.

Самозванец встал на площадку и обернулся.

— Я только на время позаимствую Вашу палочку, сэр, а в понедельник верну ее целой и невредимой! Моя палочка, как видите, треснула, а мне без нее никак нельзя. Придется пока взять Вашу… Завтра же суббота, занятий нет, палочка Вам не очень и понадобится… А мне иначе свою не восстановить…

От такой наглости Гарри остолбенел. Но самозванец на этом не остановился.

— Я верну не беспокойтесь! Честное слово, я не Пожиратель смерти, я один из учеников, сэр!

— Как Ваше имя? — прокричал в ответ Гарри.

— Грейнджер! Бобби Грейнджер!

— Прекратите лгать, мне отлично известно, что Грейнджер сейчас спокойно спит!

— Это Ваша карта лжет, а не я! Я сам ее заколдовал!

Гарри чуть не сел на стену.

— Я не знаю, как Вы узнали про Карту, но Грейнджер не мог ее заколдовать! Он пальцем не может тронуть эту Карту!

Самозванец развел руками и вздохнул.

— Я верну Вам палочку, как только смогу! Просто подождите немного!

— Вы уже больше часа бродите по школе — Оборотное зелье столько не действует!

— Сэр, ну это уже позапрошлый век — зелье продолжительностью в один час. Я взял новый рецепт, пролонгированный…

— Если Вы — действительно Грейнджер, я завтра же поставлю в известность Вашего декана и руководство школы!

— Ну знаете…

Самозванец покраснел от гнева.

— А Вы сами хороши — используете на школьниках запрещенные боевые заклинания! Причем, мои собственные! Ничего себе благодарность… Нет, мне, конечно, приятно, когда применяют мои заклинания, и что они среди членов Ордена феникса очень популярны… Что сотрудники аврората ими постоянно пользуются… Но формально их запретили, и если откроется, что Вы их применяли, и Вас и меня ждут большие неприятности! Лучше не рассказывать, как Вам понравились мои изобретения, ни профессору Макгонагалл, ни кому‑либо другому. Они же будут вынуждены отреагировать…

Гарри беспомощно смотрел, как самозванец развернулся и направился было в глубь коридора… Но он, что ли, почувствовал, что Гарри все еще стоит на выступе и смотрит ему вслед. Он вернулся, подошел к краю площадки, сложил руки рупором и прокричал:

— Спокойной Вам ночи, сэр!

После чего с чистым сердцем удалился.

В субботу утром в холле висело огромное объявление. Оно оповещало, что ночью в школе потерялась волшебная палочка, нашедшему ничего не грозит, кроме вознаграждения, и принести потерянную палочку можно в кабинет завхоза или любого преподавателя.

Бобби этого объявления как бы не видел, потому что вообще в холл не выходил. Он всю субботу просидел в лаборатории за одним старинным зельем, за которое Мундунгус Флетчер обещал семь галлеонов — цену новой волшебной палочки.

Настроение у Бобби было чудесное. Он не знал, что думает насчет него Гарри Поттер, а вот он про Гарри Поттера думал, что это двуличный лицемер. «Тресни!»

«Эти заклинания — Темные и опасные… Министерство магии их никогда не утвердит…» — А сам их использует, когда думает, что его никто не видит.

И правильно делает. Заклинания классные. Ночью в темном переулке не до того, чтобы играть в этикет Министерства — надо защищать жизнь.

Бобби отлично знал, что эти неутвержденные заклинания вовсю используют члены Ордена Феникса и даже служащие Министерства, мракоборцы, когда попадают в засаду Пожирателей смерти. Он испытывал скромную гордость творца.

Около полуночи зелье в котле зашипело и выпустило вверх зеленые пузыри.

— Готово.

Бобби встал, чтобы размять ноги.

В полутемной лаборатории было абсолютно тихо, замок над нею спал, и даже профессор Поттер видел хороший сон.

Бобби задул свечи и вышел, запечатав дверь. Честно говоря, подумал он, неплохо бы прогуляться. На свежем воздухе.

Пару минут спустя он уже направлялся в Запретный лес.

Что случится дальше, не знала даже ясновидящая Сивилла Трелони.

Через полчаса после того, как Бобби ушел гулять, Гарри Поттеру суждено было проснуться.

Не самому.

Его разбудили.

— Гарри! Проснись!

— Папа!

— Папа, проснись! Тревога!

— Папа, тревога!

Раздражающий гул сигнала тревоги, непрекращающийся грохот, так как весь Замок проснулся. Гарри Поттер вскочил с кровати и быстро оглянулся. Вся семья — полуодетая, взволнованная — столпилась перед ним.

— Гарри, посмотри туда, — сказала Джинни, указывая пальцем за окно.

Вдали в небе над Запретным лесом висел сноп ярких синих искр — сигнал тревоги.

«Надо идти в лес», — подумал Гарри и начал быстро одеваться.

Одеваясь, он автоматически глянул на Карту Мародеров. На опушке Запретного леса, под сигнальными искрами, Карта обнаружила пять точек. Четыре: «Рабастан Лестрейндж», «Амикус Кэрроу», «Алекто Кэрроу», «Адольф Трэверс». Пятая была опознана Картой как «Лорд Волдеморт».

 

Лицом к лицу с безликим

…Запретный лес ночью прекрасен. И опасен. Всегда надо быть настороже.

Бобби дожил при постоянных ночных авантюрах до пятого курса именно потому, что учился чувствовать опасность. Сейчас ему Лес очень не нравился.

Бобби понял, что в Лесу кто‑то есть. Кто может шляться по Лесу посреди ночи?

В следующую секунду он оказался окруженным людьми. Их было пять — фигур в черных балахонах. Классический вид Пожирателей смерти.

Бобби стремительно взмахнул палочкой, и в небо взлетел сноп ярких сигнальных искр. Что бы ни было дальше, а людей в замке он предупредил. Одна из фигур навела на него палочку — Бобби крикнул:

— Тресни! — и отскочил.

— Авада Кедавра!

Мимо Бобби просвистела зеленая струя, а палочка нападавшего с хрустом обломалась.

Далеко Бобби не убежал — ведь противники взяли его в круг, и три доселе безмолвные фигуры тоже наставили на Бобби оружие. Тот, кто первым напал на Бобби, покрутил в руках обломки палочки, отшвырнул их в лес и выругался.

На Бобби смотрели три целые палочки. Пятая фигура пока не подавала признаков жизни.

— Авада кедавра!

Бобби резво отскочил.

— Фламма максима! — из его палочки выдохнуло столб огня, фигуры отшатнулись и он юркнул в кусты.

— Протего гоменум ревелио!

Теперь его заклинанием не обнаружат. Всё, на этот раз пронесло.

— Где мальчишка?

— Гоменум ревелио!

Фиг вам.

— Уходим. В замок уже не попасть, и сейчас здесь будут гости…

— А вы узнали мальчишку? Да это же был сын…

— Вылитый Снейп…

— Северус, как живой, да, милорд?

И тут Пятый снял капюшон. Ну что ж, если Бобби спрашивал, каково это встретиться лицом к лицу с Волдемортом, то общие поздравления, потому что мечты сбываются. В следующей жизни надо будет мечтать осторожнее.

— А как похож, — прошептал пятый.

— Милорд, одно лицо!

Разговаривают. Ну, вечно они разговаривать не собираются… Если уж он просил судьбу о встрече, а судьба была так любезна…

Пятый молчал, задумчиво поглаживая палочку. Длинную, старинную темную палочку, вытесанную из бузины…

Бобби выскочил из кустов перед Пятым и крикнул:

— Тресни!

Палочка Пятого треснула и медленно разломилась.

И тогда Пятый издал такой крик, что если в замке до сих пор не проснулись, то теперь просто были обязаны.

Фигуры вокруг Пятого засуетились, дружно крича «репаро» и пытаясь что‑то исправить — безуспешно.

Бобби как автор заклятия знал лучше всех, что контрзаклинания против Тресни не было. Он сам так задумал.

Бобби, впрочем, не собирался любоваться на красоту своего очередного творения. Бобби развернулся и шмыгнул было к Лесу — но не успел.

В него полетели сразу три заклятия, но все не смертельные, раз он еще жив. У Бобби отказали ноги, он шлепнулся посреди поляны, и его (то есть, поттеровская) палочка выкатилась из рук. Никакого героизма Бобби не чувствовал — только ужас перед тем, что к нему неизбежно приближается смерть. Внутри у него всё тряслось, и Бобби чувствовал, что теряет контроль над телом.

— Не трогать!

Так Бобби впервые в жизни вживую услышал голос Волдеморта.

— Да, милорд!

— Разверните его ко мне.

Тот, кому Бобби сломал палочку, подтащил его поближе к лорду. Лорд склонился к Боббиному лицу.

— Как жаль, что это Поттер Избранный, — сказал Лорд почти печально. — Жаль, что не ты. Ты очень сильный волшебник.

Бобби обреченно понял, что его начинает трясти.

— А теперь прощайся с жизнью, — сказал Лорд.

— Милорд, у Вас же нет палочки…

— Дай мне твою палочку, Алекто.

К счастью, кто‑то завопил:

— Милорд, сюда идут!

— Уходим.

Лорд снова наклонился к Бобби и сказал:

— Ты так похож на своего отца…

— Милорд, скорее!

Лорд выпрямился, не взяв протянутую ему палочку, обернулся вокруг себя и сгинул.

За ним сгинули и остальные, оставив как есть и Бобби, и его палочку.

Следующая неделя была ужасной.

Мадам Помфри решительно заявила, что с полученными им заклятиями надо прямо в больницу, но Бобби ее переупрямил.

Помфри победить было легче, чем Волдеморта.

Так Бобби остался в Хогвартсе, в больничном крыле.

Он сидел, завернувшись в одеяла, а домовые эльфы таскали ему еду и книжки из библиотеки. Бобби решил, что ему всё можно, потому что первой же ночью нагрубил мадам Помфри, что уж учиться ему никто не запретит, он без дела лежать не собирается и успокаивающий отвар он бы сам сварил лучше. А мадам только погладила его по голове.

Эльфы исправно носили ему отвары трижды в день прямо в постель, притом варил их сам профессор Слагхорн.

Огромным изъяном было то, что Бобби не уследил, и директор Макгонагалл написала его маме.

Мама дни проводила у Бобби целые дни. Она даже взялась вместо Слагхорна готовить лечебные растворы.

Бобби раньше никогда не видел, чтобы родителям позволяли жить в школе и опекать учеников.

— Мама, ты была у директора? — сразу спросил Бобби.

— Я была в вашем деканате и предупредила, что если они еще раз прохлопают ушами, что их студенты бродят по ночам с Темным Лордом в Запретном лесу, я переведу тебя на Когтевран! — отрезала мама.

Бобби заглянул ей в глаза и увидел, что досталось не только директору и декану Слагхорну. Мама закатила скандал всем, кто ей попался под руку, включая директора и профессора Поттера. Мама почему‑то особенно отделала профессора Поттера, и Бобби от этой картины почти выздоровел. Впрочем, профессору Поттеру вообще с Бобби не везло: Бобби хорошо запомнил лицо профессора, когда он наконец поверил, что Бобби заколдовал его Карту… Зато профессор вернул свою палочку.

Мама не поленилась купить Бобби новую.

Еще мама привезла гору книжек. Лежи в кровати, ешь пирожки, читай книжки… Пожалуй, стоит встречаться с Темным лордом почаще, решил Бобби.

Через неделю Бобби отважился выползти из постели. Он добрался до целого второго этажа и устроился на лестнице на заслуженный отдых.

— Что, нюня, обратно в кроватку захотел?

В коридоре стоял и ухмылялся Найл Олливандер.

— Ничего себе, неделю проваляться в постели! У нас на Гриффиндоре такой лафы не держат. И мамочка приехала. Что, не можешь справиться без мамочки?

— Завидуешь, что я Избранный, Олливандер? — спросил Бобби.

— Профессор Поттер — Избранный! — возразил Найл. Но Бобби ясно видел у него тень сомнения. — Все знают, что профессор Поттер…

— Они все ошиблись. Это я Избранный, — сказал Бобби нежно. — Мне сам Лорд сказал. А ты — морщерогий кизляк.

И прошествовал в гостиную Слизерина.

К вечеру сплетню обсуждал весь Хогвартс. Бобби был в восторге, Гермиона — в ярости.

— Что ты вытворяешь! С каких это пор ты Избранный?! — рявкнула Гермиона Грейнджер.

— А видела бы ты его лицо, когда я это сказал… — хмыкнул Бобби.

— Я вижу твое!

— Ну нет, конечно… Как раз наоборот, Сама–Знаешь–Кто сказал, что я не Избранный, это профессор Поттер — Избранный. Дословно он сказал: как жаль, что Избранный — не ты. Но Олливандеру это знать необязательно, правда? — хмыкнул Бобби.

Гермиона только вздохнула.

 

Щит Гриффиндора и меч Слизерина

— Усильте меры безопасности. Что бы ни задумал Сами–Знаем–Кто, до школы он не добрался, а значит, может повторить попытку. Школа по–прежнему в опасности. Я навел на всю территорию сигнальные чары, которые сработают при малейшей попытке Темного заклинания. К вам сразу явится спецнаряд из аврората. И глаз не спускайте с этого вашего Грейнджера, — закончил распоряжения Министр магии. — Он здорово разозлил нашего Лорда, а Лорд будет мстить.

— Не такая уж Грейнджер важная птица, — поспорила Витч.

— Дорогая, он сломал Лорду Бузинную палочку. Ума не приложу, как он это сделал, но Лорд, конечно, не обрадовался.

— Грейнджер часто делает то, что считается невозможным и умом непостижимым, — проворчала Витч.

— А теперь, Фурия, с Вашего позволения я побеседую с Гарри Поттером.

— Не старайтесь. Гарри заперся в директорском кабинете и держит тайный совет с Альбусом Дамблдором. Похоже, даже министр не допущен… Смиритесь и ждите, пока Альбус его не отпустит…

— Как Бобби Грейнджер смог сломать Бузинную палочку? На самом деле просто, Гарри, — говорил в это время портрет Дамблдора. — Как Вы помните, Гарри, с владельцами Бузинной палочки произошла крайне запутанная история.

Темный Лорд думал, что от меня она перешла к покойному профессору Снейпу, но он ошибся. Драко Малфой обезоружил меня перед смертью, и Бузинная палочка покорилась ему. Затем, Гарри, ты отвоевал палочку у Драко Малфоя. Ты взял его оружие, его палочку из боярышника — ту, воле которой покорилась Мать всех палочек. И много лет после того палочка из боярышника оставалась в твоих руках… До той злосчастной ночи на прошлой неделе. Бобби Грейнджер отобрал у тебя волшебную палочку.

Он стал хозяином палочки Драко, а значит, и Бузинной палочки!

Следующей ночью он это проверил. И величайшая палочка в мире покорилась его власти.

Лорд Волдеморт считал себя непобедимым, владея Бузинной палочкой. Однако он видел, что палочка его не слушается, и мечтал сойтись в поединке с подлинным владельцем. Что ж, его мечта сбылась!

Что бы он ни искал в Хогвартсе той ночью, он встретил человека, бывшего в тот момент подлинным хозяином Старшей палочки.

Он сразился с Робертом и проиграл.

— А палочка испорчена навсегда…

— Это так, — вздохнул Дамблдор. — Видит Мерлин, Гарри, я надеялся сохранить в твоих руках всю силу этой палочки до решающей битвы с Темным лордом! Я надеялся с ее помощью добыть нам победу. Но… не суждено!

Только один человек в мире мог приказать сломаться этой палочке, и надо же было случиться, чтобы именно он отдал такой приказ! И палочка послушалась.

— Всё, что ни делается, всё к лучшему, Альбус, — тихо сказала с портрета Дайлис Дервент. — Это была очень опасная палочка. За ней тянется след страшных преступлений, и разве после Победы ты не собирался нейтрализовать ее, Альбус? Роберт просто тебя опередил.

— Возможно, ты права, Дайлис. Я думал, что палочка в наших рука будет великим оружием, но Бобби Грейнджер доказал, что она легко могла перейти в другие руки. А если бы Гарри обезоружил Пожиратель смерти? Да, так лучше…

— Наверное, есть высшая справедливость, что палочку уничтожил именно Бобби, — добавил Армандо Диппет. — Разве не она стала причиной гибели его отца? Теперь она поплатилась… и приняла свою вину и кару с покорностью.

На минуту все замолчали.

Гарри выдержал паузу, но не мог уйти, не задав мучивший его вопрос.

— Профессор, простите… Но почему всё же Волдеморт пощадил Роберта Грейнджера? Он мог трижды убить его, но промедлил…

Дамблдор грустно улыбнулся.

— Ты задал хороший вопрос, Гарри.

Помнишь ли ты, что Лорд сказал Роберту? «Как ты похож на своего отца»…

Роберт напомнил Тому его лучшие дни в прошлом, время, когда Северус был еще молод и безраздельно ему предан… А у Лорда Волдеморта, Гарри, не так много светлых воспоминаний… Северус был ему очень дорог.

Я думаю, у Лорда было особое отношение к Северусу…

У каждого тирана есть такая слабость — зато одна–единственная.

Волдеморту были безразличны окружавшие его люди, он их просто использовал. Кроме того, к Волдеморту обычно приходили люди по корысти или по низменным инстинктам; Северус отличался от них кардинально.

Северус абсолютно искренне и глубоко полюбил свою организацию, добровольно доверился Волдеморту, и вообще оказался чистым, доверчивым, любящим человеком. А также храбрым, жертвенным и т. д.

Когда Том узнал его как человека… Том оценил его выше всех своих слуг.

Такому человеку многое прощается, что не простилось бы никому.

Вспомни, Гарри, как Том хотел верить в лояльность Северуса, хотя доказательства обратного были очевидны! Он хотел обманываться.

Северус смертельно рисковал, когда стал моим агентом, кара за измену была бы ужасной. Но Темный Лорд предпочел ему верить.

Северус успешно выдержал это испытание, но вспомни, Гарри, что на этом он не остановился.

Северус открыто бросил вызов Квирреллу. Удивительно, что после такого Темный Лорд не одумался!

У Лорда Волдеморта не было ни одной рациональной причины верить Снейпу теперь.

Но Северус все же рискнул прийти к Лорду в третий раз. Это был безумный план, храбрость на грани безумия!

Был один шанс из миллиона, что после своего воскрешения Темный Лорд простит Снейпа. И он простил.

— Однако это совсем не помешало Волдеморту убить Снейпа, — возразил Гарри.

Дамблдор печально кивнул головой.

— Увы, это так. Трагедия любого тирана — что власть для него дороже всего, и он готов послать на смерть любого человека, даже если этот человек ему дорог. Но тирану жаль убивать его — поверь мне! Тиран оправдывается, пытается оттянуть страшный момент, пока промедление не станет для него смертоносным. Волдеморт не хотел убивать Северуса, Гарри, и пощадил его сына в честь памяти отца.

Гарри подивился капризной логике тиранов и закончил на этом совещание.

Однако, случай в Лесу был слишком богатой пищей для споров, чтобы его влияние на судьбу мира на том закончилось.

Кричер тайно передал Гарри, что после его ухода портреты еще долго спорили в директорском кабинете.

— Они говорили о Вас, хозяин Гарри, — докладывал Кричер. — Директор Дамблдор сокрушался, что юный мастер Роберт подверг Вас смертельной опасности. Частью плана Дамблдора было сохранить для Вас в решающей Битве все Дары смерти, и это должно было спасти Вам жизнь. Теперь, когда один из Даров смерти сломан… Но директор Блэк напомнил, что еще не все потеряно, ведь есть предсказание про меч Слизерина.

— Про меч Гриффиндора…

— Нет, профессор Гарри Поттер, сэр! Про меч — Слизерина. Я точно запомнил, сэр.

Так Гарри впервые услышал про меч Слизерина.

Следующие дни, что вполне понятно, Гарри посвятил сбору сведений о мече Слизерина.

Ему пришлось долго искать человека, который не поправил бы его, что меч, скорее всего, имелся в виду как меч Гриффиндора!

Профессор Бинс вспомнил легенду, что в пику Годрику Гриффиндору, хваставшему великолепным мечом, свой меч завел и Салазар Слизерин, и что меч Слизерина, как и меч Гриффиндора, призван вечно защищать школу Хогвартс. Но особенно учеников Слизерина.

— Меч Слизерина — это легенда, просто старый анекдот, — сказал Бинс.

— Про Тайную комнату говорили то же самое.

— Это была просто шутка Салазара Слизерина, что он создал себе меч. Обычная шутка. Никто никогда не видел меча Слизерина.

Суть легенды в следующем. Как Вы знаете, школу основали во времена гонения магов, и поэтому потратили много средств на ее защиту. Годрик Гриффиндор даровал школе свой меч, который он получил у гоблинов — и при этом смертельно с гоблинами поссорился. Он очень гордился своим мечом и тем, что защитил с его помощью школу и факультет Гриффиндор. И тогда Салазар Слизерин подшутил над ним. На службе у Слизерина находился некий Сворд, то есть Меч, и Слизерин его высоко ценил. Итак, Слизерин подозвал Сворда и пошутил, что тоже имеет верный меч, который защищает его от врагов, и притом совершенно без скандалов от гоблинов. Гриффиндор посмеялся шутке, и конфликт был исчерпан. Позже Годрик нашел достойный ответ Салазару: он заявил, что понял, как создан меч Слизерина, и сотворил для Гриффиндора такой же щит. Всего лишь шутка.

Тем не менее, позже родилась легенда, что Слизерин действительно тайно создал меч. Якобы он, Слизерин, хитрее Гриффиндора и не стал бы восстанавливать против себя гоблинов, поэтому он создал волшебный меч. Его меч, как и меч Гриффиндора, должны вынуть в минуты смертельной опасности или в трудные для Слизерина времена истинные слизеринцы.

Поверьте, мы долгие годы ждали, чтобы увидеть своими глазами, как вынимают меч Слизерина или щит Гриффиндора. Тщетно. Никаких следов меча или щита не было, и не найдено до сих пор.

Так Гарри искал меч Слизерина, а обрел в довесок щит Гриффиндора…

Но помощь в поисках явилась неожиданно.

Профессор гоблин Углук подозвал Гарри со словами:

— Я слышал, что Вы ищете предсказание о мече Слизерина?

— Откуда Вы знаете предсказание про меч Слизерина?! — удивился Гарри. — Никто из моих друзей не смог рассказать о нем.

— Потому что они люди, мистер Поттер, и никто из людей не знает этого пророчества. Это гоблинское предсказание.

Гоблин продекламировал:

— Змей, что был скован,

Снова в бою.

Меч, что был сломан,

Снова в строю.

Бесится Змей,

Но судьба решена:

Чудище меч

Покарает сполна.

— Это предсказание произнес наш великий пророк Готшед летом 2001 года. Именно поверив в это пророчество, гоблины утратили военный нейтралитет и присоединились к Вашему Ордену феникса. Говорят, сходное пророчество прочитали по звездам кентавры… Вы никогда не удивлялись, мистер Поттер, почему наши народы присоединились к людям?

— Это и есть пророчество о мече Слизерина? Я в нем ничего не понял, — признался Гарри.

— Зато Вы знаете его целиком. Признаюсь, мистер Поттер, что люди — ненадежные союзники. После войны мы, пожалуй, вернемся к прежнему нейтралитету.

Видите ли, мистер Поттер, открыв Министру магии свое пророчество, гоблины потребовали взамен огласить полный текст пророчества Сивиллы Трелони. И Министр им отказал. «Вы узнаете всё в первый же день Победы».

Да, вам, людям, трудно понять гоблинские предсказания — ведь вы ничего не знаете о культуре гоблинов. Например, о гоблинских мечах… Для нас пророчество весьма ясное. И я когда‑нибудь расскажу Вам всё, что знаю о мечах… Например, в первый же день Победы, — усмехнулся гоблин.

 

Не болит голова у тигра

Через две недели Бобби выздоровел и вернулся к обычному образу жизни.

То есть, к усердной учебе, любви и тихому нарушению всех школьных правил.

Учитывая скандал с заколдованной Картой мародеров, жизнь Бобби усложнилась незначительно. С одной стороны, ему прямо сказали, что его жизнь в опасности и в его интересах поэтому вести себя смирно, с другой — Лили донесла, что профессор Поттер пока не смог расколдовать

Карту, и Бобби на ней по–прежнему отражался в идеальном виде. Можно было безнаказанно продолжать озорничать.

Только не баловаться Темными заклятиями — Гарри Поттер, Слагхорн и Макгонагалл независимо друг от друга предупредили Бобби, что на место тут же явится наряд авроров и для него это плохо кончится.

Месяц Бобби прожил смирно и понял, что эта жизнь не для него.

Вот так ясным декабрьским днем Бобби занесло глубоко в Запретный лес…

В Заповедном лесу было как никогда красиво.

И смертельно опасно — теперь Бобби постоянно был настороже.

И правильно — скоро он почувствовал за собой слежку.

Он решил, что за ним кто‑то крадется, отскочил и обернулся. Рука уже вытаскивала палочку из мантии.

«Кто‑то» перестал прятаться — и лесная поляна вздрогнула от рыка. Перед Бобби выскочил из кустов гигантский, яркий полосатый тигр. Бобби показалось, что тигр так тяжел, что когда он прыгнул к Бобби, земля под его ногами вздрогнула.

И тигр был заколдованный — клыки у него свисали почти до земли.

— Остолбеней!

Заклятие просто отскочило от тяжелой шкуры — чуть не в самого Бобби. Тигр, как показалось Бобби, почти по–человечески расхохотался. Затем тигр обнажил клыки, прицелился и прыгнул.

— Протего!

Тигр ударил в щит лапой, и он треснул. Протего на него подействовало не больше, чем Остолбеней. Этот тигр явно был не прост.

Ах, сколько раз Бобби предупреждали, что опасно одному ходить по Лесу, когда‑нибудь он наткнется на зверя — голодного и плотоядного… Доигрался.

Думать времени не оставалось. Пускай его за это исключат из школы, но лучше быть исключенным и живым. Тигр рванулся, и Бобби резко провел палочкой в миллиметрах от его шеи.

— Сектумсемпра!

Бобби обдало потоком крови, хлеставшей из раненого тигра, и его ровно отрезанная голова щелкнула клыками почти перед Боббиным лицом.

Бобби ошеломленно вытерся.

Туша тигра свалилась ему под ноги, и голова приземлилась рядом.

Минутой спустя на поляну с громким хлопком аппарировал наряд авроров.

… Авроры забрали тело тигра, Бобби вернули в школу с почетным караулом, его «дело» отправили директору на доследование. Впрочем, Слагхорн побывал у директрисы и успокоил Бобби, что ему удастся свести историю к пределам законной самомобороны.

В конце концов, тигр — всего лишь опасный зверь…

Увы, с этим тигром всё было не так просто.

Глубокой ночью в прозекторской больницы Святого Мунго стояли завотделением и министр магии. В палате лежал только один объект вскрытия, палата была срочно опечатана, при ней дежурили мракоборцы. Через несколько минут объект ожидала тайная перевозка в подземелья Министерства магии, Отдела Тайн.

— То, что мы установили истину, можно считать научным подвигом, — сказал главный прозектор. — хотя Вы нас сразу предупредили, что объект заколдованный. Защитные чары очень мощные, накладывали в самом ближнем кругу Того–Кого… Если не он сам. Чары очень сопротивлялись.

— Не беспокойтесь, я не забуду, что вы сделали. Я отмечу весь Ваш отдел орденом, — пообещал министр.

Полчаса спустя в директорском кабинете Хогвартса собрались по срочному приказу Министра растерянные и заспанные деканы факультетов, профессор Хагрид и директор.

— Кингсли сейчас прибудет, — оповестил портрет директора Эдварда Эверарда.

Через секунду камин директора вспыхнул зеленым пламенем, и вошел Кингсли.

— Объявляйте чрезвычайное положение. В школу пребудет наряд мракоборцев для постоянной защиты. С этой минуты — никто не выходит из замка. Замок обследуют мракоборцы… Делайте что хотите, но глаз не спускайте с Гарри Поттера. Он вообще не должен оставаться один. Его семью — под усиленную охрану. Отдельный полк мракоборцев всю ночь будет прочесывать Запретный лес. Хагрид…

— Запретный лес? — подозрительно спросила директор.

— Да, Минерва. Особое внимание — на Запретный лес. На любых подозрительных существ и животных…

— В чем нас подозревают? — резко спросил Флоренц.

— Вас — ни в чем.

— Разве не понятно? Дело в нашем дневном тигре, — сказала Витч.

— Все верно.

— И что тигр?

— Боюсь, с этим тигром у нас будут проблемы.

— Я предупреждала, чтобы Грейнджер перестал баловаться запрещенными заклятиями. Да еще Сектумсемпрой…

— Это была законная самооборона, Фурия, — сразу вставил Слагхорн.

— Гораций, более того. Это была единственно возможная защита от тигра, — поддержал министр. — Сектумсемпра спасла ему жизнь. Этот тигр был заколдован так, что более слабые заклятия просто не зацепляли его. Маглы называют это «бронежилет». К счастью, Сектумсемпра была задумана против особо опасных магических существ, от которых отскакивают обычные заклинания, и пробивает практически любую броню. Она нацелена специально против анимагов и оборотней. И нам всем, боюсь, вскоре придется перейти на Сектумсемпру, если мы захотим сохранить свою жизнь, — сказал министр. — Пожиратели смерти научились защищаться…

— Пожиратели смерти? — перебила Витч.

— Ваш тигр был человеком. Пожиратель смерти, анимаг по имени Амикус Кэрроу.

— Боже мой, — в ужасе ахнул Слагхорн, — Вы хотите сказать, что тот тигр был человек?!

— Это был человек — и ваш Бобби снес ему голову… — сказала Витч. — Поздравляю. С первым убийством.

— Фурия! Это чистая самозащита! Кто же мог подумать, что это человек?! Я уверен, что Бобби и понятия не имел… Он бы никогда…

— Проблемы Роберта мы обсудим позже, — перебил министр. — Есть более неотложные дела.

Мы полагаем, что Пожиратели смерти будут продолжать визиты в Запретный лес, и продолжать их в форме анимагов. Сегодня нем в Лесу находился как минимум один анимаг. Возможно, два: первый — разведчик, который сканировал Лес постоянно и дал сигнал, когда появиться второму. Второй — киллер. Роберт Грейнджер был совершенно прав, когда предупреждал, что Питер Петтигрю открыл своему хозяину секрет анимагии. Пожиратели смерти, очевидно, умеют теперь обращаться в анимагов. По крайней мере, некоторые. И это многое объясняет — в последнее время были странные исчезновения и нападения на людей, очевидно, совершенные Пожирателями в форме анимагов…

Хагрид, Вы знаете Лес лучше нас всех, поэтому работу с лесным патрулем наших сотрудников я поручаю именно Вам. Примите их, проводите по Лесу, разместите… Не мне Вам объяснять.

И позаботьтесь, наконец, о безопасности Грейнджера!

Позорище. Десять взрослых людей не могут уследить за одним мальчишкой?

— Так следите сами, дорогой Кингсли. Я думаю, в Азкабане Роберт будет в полной безопасности, — съязвила Витч.

— Фурия…

— Использование запрещенного Темного заклинания с целью убийства и труп человека — на Азкабан наработано достаточно.

— Фурия, он не знал, что это человек! — простонал Слагхорн. — О Мерлин, такое знание может испортить мальчику всю жизнь…

Роберт и сейчас ничего не знает…

— И позаботьтесь, чтоб он никогда не узнал! — отрезал Кингсли.

 

Первая разведка Бобби

Две недели школу прочесывали авроры, пока учителя не взмолились, что в такой обстановке невозможно учиться. Активности анимагов с памятного Дня тигра замечено не было, и авроры оставили в школе три дежурных пункта и удалились мучить Запретный лес.

В школе постепенно восстановилась рабочая обстановка. Но однажды, когда Бобби спокойно шел в библиотеку…

— Тресни!

Палочка Бобби с треском хрустнула.

Бобби огляделся — коридор был пуст.

Или в нем невидимка…

— Теперь мы в расчете, малыш, — сказал кто‑то прямо у Бобби перед носом. Шорох мантии–невидимки — и Бобби увидел человека, который снял мантию. И даже узнал его — ее. Ту спутницу Темного Лорда, которая предлагала Волдеморту свою палочку однажды ночью, в Запретном лесу.

— Тебе привет от нашего Лорда — догадываешься, какой? — спросила Пожирательница, ухмыляясь.

— И Вам доброе утро, мисс Кэрроу, — сказал Бобби. — Как погода в Азкабане?

И как, интересно знать, она проникла в школу?

— Ну как я проникла в школу? Я, знаешь ли, когда‑то тут работала. Еще до твоего рождения. Я тут все ходы–выходы знаю… А чтобы до тебя добраться, малыш, я горы снесу, ты уж мне поверь. Авада кедавра!

Бобби выставил, как щит, портфель, который тотчас оделся зеленым пламенем; Бобби тут же выронил его.

Кэрроу с интересом смотрела на него, не опуская палочки.

Бобби заставил себя собраться. Нет палочки — и не надо. Можно колдовать и без палочки. Все дети это умеют. Он тоже это умел до того, как купил свою первую палочку — надо просто вспомнить… Хоть что‑нибудь.

Бобби зажмурился. Кэрроу вдруг схватилась за живот, и из него полезли кактусы.

Бобби тут же попытался проскочить мимо страдалицы по коридору.

Секундой спустя он замер на полушаге. Невербальный и беспалочковый Остолбеней. Похоже, Кэрроу тоже баловалась внепалочковой магией.

Кэрроу ухватила момент между выплевыванием кактусов и направила палочку себе на живот. Биоизвержение прекратилось.

— Значит, сглазами ты владеешь, — подытожила Кэрроу. — Я тоже. Моя очередь. Круцио!

Этажом ниже Гарри Буллер, староста Гриффиндора, производил по коридорам свой обычный дежурный обход. И он услышал такие звуки…

Не веря своим ушам, Буллер стал как вкопанный и прислушался. Через секунду он бросился со всей скоростью, на какую был способен, в учительскую.

— Фините инкантатем.

Алекто Кэрроу опустила палочку и остановилась передохнуть.

— Так ты, я вижу, ничего не знаешь? Они тебе не сказали…

Бобби не ответил.

— Я думаю, ты должен знать, что здесь происходит. А то ты думаешь, я изверг, а ты невинная жертва? Так ты ошибаешься, малыш, я имею право. Даже ты это сейчас признаешь. Знаешь, что был за тигр, которому ты снес голову?

Алекто торжественно отчеканила:

— Это был мой бра…

Она не договорила.

— Остолбеней!

Пожирательница остолбенела. В конце коридора, не спуская с Кэрроу волшебной палочки, стояли профессор Поттер, профессор Лонгботтом и гриффиндорский староста Буллер.

Бобби вырвал из окаменевшей руки Пожирательницы палочку. Профессор Поттер послал в Кэрроу веревку, которая прочно обвязала ее.

За спиной Буллера возникло два охранника из отряда, который министр оставил патрулировать Хогвартс. Они направили Пожирательницу в Азкабан.

Третий охранник, в компании Буллера, доставил жертву нападения в больничное крыло.

Неделю спустя в больничном крыле было тихо. За открытым окном палаты пробегали ученики, издали доносился раскатистый бас Хагрида, который ругался с «лесным» патрулем мракоборцев:

— … и никаких следов анимагов!

— Хагрид, тише! — рявкнул командир патруля, и голоса смолкли.

Затем послышалось пыхтение в больничном коридоре и фальшиво–бодрый голос Слагхорна:

— Поппи! Как наш пациент?

— Киснет, — отозвался голос Помфри. — Не буду его пока выписывать. Здоровье отличное, но появились признаки начала депрессии…

— Поппи, это же чисто нервное! Попробуйте с ним поговорить.

— Сами попробуйте. С ним поговоришь — молчит, как партизан на допросе.

— Ну, тогда пусть отдыхает, я его беспокоить не буду, — радостно ответил Слагхорн и ретировался.

Знали бы они причину «депрессии»…

Вот за окном голоса неизменной четверки.

— Да что вообще в школе происходит? Эта охрана к нам что, навечно?

— Мне Хагрид говорил, на школу наехали Пожиратели смерти. И в Лесу — анимаги.

— Вот почему у нас уроки Хагрида теперь проходят в замке…

— Да вообще никуда не выйти. Везде охрана заворачивает.

— Найл, да не горюй. Забыл наши шикарные мантии?

Хохот.

— Так что пошли надуем Нотта. Кто тут обещал сделать из него воздушный шар?

Снова хохот, и шаги удалились.

А гениальная идея осталась. Как же Бобби‑то мог забыть про эти четыре шикарные мантии?

Бобби вытащил из портфеля свою копию Карты мародеров. Если он что‑то усвоил из последних приключений, так это — что на Карту надо смотреть перед любой прогулкой. Даже перед прогулкой в больничный коридор.

Карта показывала двух охранников у лечебного крыла, Толстого монаха в коридоре и плотный патруль в Запретном лесу. Последние дни патрулировать школу взялись и привидения. Насчет этого у Бобби и возникла его первая идея.

Идею подтвердила Карта мародеров. Теперь оставалось только осуществить идею, а Бобби не хотелось этого, как никогда в жизни.

За это Бобби почти неделю называл себя трусом.

В конце концов, это он виноват, что наехали! Его ночные авантюры спровоцировали Темного лорда. Ему и исправлять. Если есть шанс.

А если и нет, тоже надо попробовать. Чтобы в этом убедиться.

Или Пожиратели смерти не отстанут от школы вечно. А эта «охрана» так умеет охранять — сам убедился в коридоре библиотеки.

Бобби заставил себя подумать, что на пути Алекто могла попасться Лили Поттер… Он высунулся в окно.

— Акцио, мантия–невидимка Уизли!

Мантия влетела к нему прямо в руки. Бобби надел мантию. Карту он взял с собой — пройти охрану незамеченным и добраться до адресата, который обнаружил на Карте почти неделю назад. Адресат бродил очень далеко, на дальнем краю Запретного леса. Бобби предполагал, что привидения Хогвартса его ближе не пускали. Сейчас он — точка «привидение Амикус Кэрроу» — витал в глухом и безлюдном месте, просто идеальном для долгого разговора.

Читатели, вы боитесь привидений? Нет? Тогда продолжаем.

В глущобе леса, где даже сейчас, днем, было темновато, на поваленном дереве сидел мальчик. Перед ним в воздухе вилось белесое привидение тигра с отрубленной головой.

— … и представляешь, что они мне говорят?! Я, говорю, невинно убиенный, прямо здеся, в Хогвартсе, хочу являться до своего убивца и изводить его, и все права при мне, а они что? Низзл ты облезлый, они говорят, а не невинно убиенный. Убирайся, а то Кровавого Барона с топором позовем, и он еще раз снесет тебе голову! Узнаем, говорят, что ты добрался до ребенка — нажалуемся наверх, и тебя в полтергейсты низведут.

— Я не ребенок! — обиделся Бобби.

— Вот–вот, а я про что? А этот‑то, ваш Безголовый Ник, так ехидно: и ты не пытайся в Безголовый клуб поступать, туда тигров не принимают…

— И что?

— Не приняли.

— А если я им напишу? — предложил Бобби. — Разве я не могу помочь?

— Спасибо, ты уже помог, — мрачно сказало привидение.

— Извини. Я ведь не хотел. Я думаю, ты мне теперь всю жизнь будешь сниться, — сказал Бобби.

— Правда? — оживился невинно убиенный.

— Я тебя никогда не забуду, точно.

Привидению это понравилось.

— Во–во, не забывай. А то размахался Сектумсемпрами!

— Извини. А тебе не будет больно рассказать… как ты умер?

Привидение просто просияло.

— Кошмарно. Я даже подумать не успел, а уже того… Без головы.

Тут привидение вздохнуло.

Бобби изумленно подумал, что саблезубый тигр на поверку оказался мокрой и несчастной курицей. Почти Плаксой Миртл.

— А ты можешь сейчас превращаться в человека? — поинтересовался Бобби.

Привидение задумалось, немного помутнело и попробовало. Не смогло. Зато оно с гордостью надело голову и сняло обратно.

— Вот так: я из‑за тебя век больше человеком не буду. Так и останусь зверушкой…

— Внешняя форма — это не главное, — решительно заявил ученый Бобби. — Главное то, что внутри!

— Утешил, — вздохнуло привидение.

— Ты приходи сюда еще, будем видеться. Никто не узнает.

Амикус удивился.

— Чего это ты хочешь видеться? Такого не бывает, чтобы ты со мной просто хотел видеться! Небось что‑то надо?

— Если не хочешь, не надо, — быстро сказал Бобби.

— Да знаю я, что тебе надо! Небось ждешь, что я расклеюсь, все секреты Темного лорда тебе расскажу… И знаешь что? — сказало привидение. — Ты прав.

Бобби слушал, не упуская ни звука.

— Столько лет мы с сестрой ишачили на Темного лорда, такие дела творили за него — страшно подумать, а награда?.. А наобещал он… Золотые горы наобещал. И где всё это? Заступаться за нас обещал, а бросил как… ненужную вещь… Отслужили и катись… Я ж был у него, до тебя, как только привидением заделался. Пришел, дурак, плакаться, думал, он пожалеет… Он меня выгнал! «Ты всегда был дураком, Амикус, и если оказался настолько глуп, что не справился с 15–летним мальчишкой, то туда тебе и дорога…»

— Мне жаль, — сказал Бобби.

— Знаешь чего? Ты мне нравишься. Я тебе такое скажу… Я много знаю! Все секреты скажу.

Бобби не верил своим ушам.

— Слушай и запоминай, — наказало привидение. — И пусть этому гаду змеевидному тошно будет! Хотел бы я видеть его рожу, что я все его секреты тебе рассказываю. Хоть так с ним рассчитаюсь!

— Вы правы! — пылко сказал Бобби. — Я всё слушаю.

Поздно вечером Бобби постучал в дверь директорского кабинета. Макгонагалл только что закончила мурлыкать и умываться.

— Войдите, — сказала она.

Растрепанный Бобби вошел.

— Простите, директор, что я к Вам врываюсь и что я в такой час… У меня есть информация, как прогнать из школы анимагов, как распознавать анимагов и что искал в Хогварсе Сами–Знаете–Кто. Я не могу назвать источник, но он абсолютно надежный. Он надиктовал мне несколько секретов…

 

Перед шестым курсом

Возможно, потом Бобби Грейнджеру снились кошмары. Я не знаю…

А возможно, что он радовался, потому что вооруженные его сведениями авроры выкурили Пожирателей смерти из Запретного леса, а скоро сняли свой патруль и с Хогвартса.

К концу учебного года Министр официально объявил, что школе больше никто не угрожает.

Когда в школу прибыла комиссия принимать СОВ, к их приезду в Хогвартсе всё было снова спокойно, беззаботно, далеко от взрослых войн, как и положено в детском учреждении. Следы пребывания Пожирателей смерти не стерлись только из памяти учеников.

Может, Бобби боялся призраков?

На самом деле он боялся потерять Лили Луну.

История с безголовым тигром считалась государственной тайной, поэтому о ней сплетничал весь Хогвартс.

И Бобби боялся думать, как изменится отношение Лили к нему после этой истории. Лили, как дочь профессора Поттера, знала всё, чего знать не следует, в том числе подноготную этой кровавой и Темной истории…

Бобби не обманывался: говорить о Темной магии — одно дело, увидеть перед собой ее реальные последствия — другое. Лили впервые в жизни сталкивалась лицом к лицу с Темной магией.

Пока Бобби разницы в ее отношении не заметил — и был счастлив.

Бобби порадовали и выводы экзаменационной комиссии, которая объявила его самым талантливым и сильным волшебником за многие годы.

Результат подпортил только комментарий экзаменаторов, что Бобби, очевидно, — Темный волшебник.

У Лили год тоже кончился плохо. То был для нее третий курс, и выпускной экзамен у Сивиллы Трелони она завалила.

— Старая летучая мышь!!! Все говорили, что у нее экзамен сдавать легко, ничего учить не надо, — возмущалась Лили. — А она вдруг стала спрашивать теорию! Кто знал? Ее никто не учил. Зловредина завалила почти весь класс!

Осенью Лили предстояла переэкзаменовка, и Бобби не мог не помочь своей подруге. Несмотря на то, что он не выбирал прорицания как предмет и не изучал его, Бобби прочитал учебник прорицаний и всё лето переписывался с Лили, давая ей разъяснения и ценные указания.

И не только писал.

Втайне от родителей, они однажды встретились.

Хорошая вещь — летучий порошок, который доставит вас в любой камин!

Бобби выбрался из камина профессора Поттера в Хогвартсе и отправился с Лили на прогулку в Хогсмид.

— Как дела?

— Лучше не бывает, — мрачно сказала Лили. — Я завалила экзамен и осенью завалю, я это просто чувствую…

— Не надо…

— А папа ищет меч Слизерина.

Бобби поперхнулся и переспросил:

— Что?

Бобби считал себя экспертом по истории Хогвартса, а уж историю родного Слизерина знал наизусть. Как выясняется, всё знать невозможно.

— Впервые слышу про меч Слизерина, — признал Бобби.

— Это ничего, все о нем впервые слышат. Только папу это не смущает. А в особых случаях он ищет еще и щит Гриффиндора.

— Твоему папе, кажется, надо отдохнуть…

— Вот и мама говорит, что он серьезно переутомился. Ничего, до сентября поправится.

Счастливая пара не стала зацикливаться на печальных воспоминаниях и заела их сладостями в Кафе–мороженом.

Но Лили не могла отвлечься от любимой темы:

— Эта подлая вредительница!

— Нехорошо так говорить о даме, но я от души согласен, — сказал Бобби.

— «Мисс Поттер, милочка, практику Вы знаете блестяще. А теперь проверим теорию — к сожалению, я знаю, что студенты с самой отличной практикой по моему предмету могут пренебрегать знаниями теории. Скажите‑ка, милочка, почему я включена в перечень исключительных пророков?» — Ну, думаю, и самомнение у этой дамы! Я говорю, конечно, что три великих прорицания, вот на табличке перед кабинетом выбиты и всё такое, а она: «Милочка, увы, Вы со–вер–шен–но не знаете теории!» — и ставит мне неуд.

— Мне очень жаль, — сказал Бобби.

— Ну ты объясни, что ей не нравится?!

— Ты так и не прочла параграф про обычных и исключительных пророков?

— Прочла. Не поняла ничего. «Как рассеять туман над будущим» — автор учебника точно объясняет как в тумане! Не разберешь ни тролля…

— Пророки делятся на обычных и исключительных. Обычные пророки предсказывают будущее тем, кого видят перед собой, — начал Бобби. — Так легче. Они видят ауру человека и прозревают будущее. Чтобы зреть на расстоянии, надо быть пророком исключительной силы. То есть, исключительные — это пророки, которые предсказывают будущее людей, не имея их рядом.

— Бобби, я не могу, я ни слова не понимаю! — простонала Лили Поттер. И трагически добавила:

— Я провалюсь.

— Я имею в виду, что профессор Трелони произнесла два прорицания. Про Темного лорда и Избранного и про Темного лорда и его слугу. Она изрекла, что родится Избранный и побьет Сама–Знаешь–Кого, и в это время рядом не было ни Избранного, ни Сама–Знаешь–Кого, и что Сама–Знаешь–Кто возродится с помощью слуги, а рядом с ней не было тогда ни Лорда, ни слуги. Это исключительно сильная вещая магия.

— А третье предсказание, про смерть Дамблдора? — спросила Лили. — Оно было сделано у кабинета Дамблдора.

— Третье пророчество вообще не считается, Трелони сделала его по картам, а не в священном экстазе. По–настоящему, она сделала за свою жизнь только два пророчества, — объяснил Бобби.

— Лучше я сделаю шпаргалку, — сказала Лили.

— Не стоит. Слагхорн предупредил, что Лемерсье лично заколдовала классы, и шпаргалки на входе в класс будут вопить, — предупредил Бобби.

— Вот зараза, — сказала Лили.

— Ну если бы Трелони сидела в комнате, а туда зашел Темный лорд, и она изрекла, что он падет, потому что родится Избранный, то это было бы нормальное прорицание, — сказал Бобби. — А Лорда там не было, там были Дамблдор и мой отец, но она все равно изрекла.

— Я поняла! — подпрыгнула Лили. — Пророчество про Избранного вообще не может быть обычным, потому что он еще не родился!

Бобби вздохнул.

— Нет, оно может быть обычным, потому что там упоминаются еще Темный Лорд и родители мальчика. Пророчество про Избранного — оно про четырех человек: Избранного, Сама–Знаешь–Кого и родителей Избранного. Помнишь? Те, которые трижды бросают вызов Лорду и рожают мальчика на исходе седьмого месяца. Так что перед Трелони могли стоять твои бабушка с дедушкой, или отдельно мистер или миссис Поттер. А Лестренжи думали, что пророчество — про профессора Лонгботтома, так что перед Трелони могли быть мистер или миссис Лонгботтом. Но ты права в том, что их тоже не было.

— Бобби, ты же гений, заколдуй мне шпаргалки, — сказала Лили.

— Не стоит, правда. Лучше еще раз повторим… Вообще с пророчеством про Избранного дело темное, ведь мы не знаем его до конца. Кто и что там еще упоминается… — с академической обстоятельностью добавил Бобби.

— И ты учил эти дурацкие определения, хотя ты вообще не сдаешь прорицания? Бобби, ты ангел. Я тебя люблю! — сказала Лили.

Ах, предрассудки!

Ученый Кот знает, как штампы идеологии мусорят человеческие мозги.

Скажем, пророчество об Избранном — дети были так уверены, что знают имя Избранного, что даже не вздумали это проверить.

Они выросли в убеждении, что Избранным является Гарри Поттер, эти слова звучали отовсюду. Они уже воспринимались как аксиома.

Поэтому даже Бобби Грейнджер, с его аналитическим умом, не задумался, что есть и другие мальчики, подходящие под пророчество. Тот же професор Лонгботтом — или он сам.

Разве Бобби не родился на исходе июля месяца, разве не мог он подсчитать, сколько раз его родители бросили вызов Темному Лорду?..

 

Классовая борьба

— Поздравьте меня. Я получил письмо от бабушки! Тед Люпин сделал предложение Викки Уизли, нас всех на каникулах приглашают на свадьбу, — громко объявил Фред Уизли. — И вообще пора отпраздновать как следует, что Ал Поттер поступил на Гриффиндор.

— По–моему, ты достаточно отпраздновался, — резко сказала из своего угла Лили Луна.

— Для Вас, мадмуазель, — особое приглашение, — шутливо поклонился Фред.

— Не вижу в этой свадьбе ничего хорошего. Тед — родственник Викки, практически ее кузен, — отрезала Лили.

— Дорогая, если б ты знала, кузены женятся друг на друге сплошь и рядом.

— По–моему, это отвратительно.

— Да ну?

— Так и начинается вырождение.

— Моя кузина — философ, — возвестил Фред.

— А мой кузен — дурак.

— Найл, если тебе надоело слушать семейные склоки…

— Про твою семью мне слушать никогда не надоест, — горячо заверил Найл. — Как я люблю твою семью… У тебя лучшая семья на свете. Научись это ценить.

— Начинается, — простонала Лили.

— Твоя семья дружная, честная, бескорыстная. Вы все так любите друг друга.

— Найл, а твоя семья чем хуже? — примирительно спросил Буллер.

Найл чуть не взорвался.

— Ненавижу… Ты не знаешь моих родственников! Олливандеры, почтенная фамилия, лучшие в мире палочки… «Подойдут любому»… Именно любому! Они думают только о деньгах. Они продавали палочки Пожирателям смерти! Даже когда знали, кому уйдет заказ. Потому что те хорошо платили! Они выполняли палочки на заказ для Сам–Знаешь–кого!

Нет, у них бы духу не хватило поддержать Того–Кого открыто — как же, это нанесло бы ущерб их бизнесу. А если бы наоборот… Мой дед Рейнус даже не скрывал, что восхищается Волдемортом. «Он творит ужасные дела, но великие!»

Найл сплюнул.

— А ведь Волдеморт схватил его и пытал.

— Да, был у него период охоты на производственников волшебных палочек, — кивнул Найл. — Очередной заскок. Дед попался, Брегетт, Смиткляйн, Грегорович…

— А Грегоровича он вообще убил…

Найл оживился:

— Ты бы знал, что они творили после смерти Грегоровича! Думаешь, мои дорогие родственники его жалели? Да они прыгали от восторга! Как сказал дядя Ганг: конкурентом меньше, ура! Тетя Замбезия даже обсуждала планы, как захватить его фирму… Если бы Грегорович не стал привидением и не вернулся, может, и захватили бы. Его наследники так за наследство передрались…

— Большие деньги — это зло, — меланхолично сказал Буллер.

— А может, рассказать тебе про бабушку Амазонку, которая обанкротила собственного брата, чтобы возглавить семейный бизнес?

— Не надо, — сказал Фред Уизли, — я всё понял.

— Хорошо, что у вас нет столько денег, — убежденно заявил Найл Фреду Уизли.

— Хорошо, — наивно согласился Фред, не знавший, на свое счастье, какими способами его отец Джордж заработал свои первые миллионы.

— А что это читает Гарри?

Гарри Буллер перевернул страницу толстого тома и улыбнулся.

— Защиту от Темных Искусств.

— Я так и знал. Гарри у нас всё время ее читает… С того времени, как спас шкуру Паиньки Грейнджера. Просто закопался в Защитных теориях.

— Закопался, и вам рекомендую, — спокойно сказал Буллер.

Теперь он отставил ветхий том и взялся за тонкую рукопись странного вида, с пятнами на полях. Буллер положил рядом потрепанное тощее пособие с гербом Дурмстранга, стал сверять тексты и делать пометки в своей рабочей тетрадке.

Ни рукопись странного вида на дешевой бумаге, от которой на пальце Буллера остался след, как от газетных чернил, ни учебное пособие формата какой‑то иностранной школы не понравились друзьям. Они справедливо заподозрили Черную магию.

Они подошли поближе. Буллер кивнул.

— Садитесь. Рекомендую. — И указал на свои источники.

— Что это?

— Опять ЗОТИ?

— А вас оно не интересует? — спросил Буллер.

— Интересует. Только ты помешался на ЗОТИ, по–моему.

— Гарри, что это за пособия?

— Уникальные издания, между прочим, — сказал Буллер. — Берите, вы такого никогда не видели.

Фред подтащил к себе книгу и перевернул на корешок. Под гербом и полным титулом Школы Темных Магических Искусств Дурмстранг стояло название: «Игорь Каркаров. Непростительные заклятия. Курс лекций».

Тайгер прочел название рукописи: «Защита от Темных Искусств. Текст лекций. Черновик. С 1 по 7 курс.»

— Кошмарный почерк.

— Да, хуже только у Грейнджера.

Буллер сказал:

— Это писал его отец.

Олливандер протяжно присвистнул.

— И где же ты взял учебники по самим Темным искусствам? Спорю, что они у нас запрещены.

— И очень глупо, что запрещены, — возразил Буллер. — Это единственные нормальные конспекты по темным заклинаниям Пожирателей смерти и Волдеморта. Полный список их заклинаний. С комментариями. Что используют, как используют, в каких случаях, как распознать, контрзаклятия.

— Еще бы им не знать. Они же сами Пожиратели смерти, — хмыкнул Тайгер.

— Вот именно. Никто лучше их не знает. И кое‑что из заклятий они выдумали сами — тут лучшего учебника нет, чем от самих разработчиков.

— А наши, хогвартские пособия, чем тебя не устраивают?

— А теперь не устраивают, — отрезал Буллер. — Нас ничему не учат. Мы мило сидим, конспектируем параграфы, пишем изложения, как на древней истории. А это не история и не правила сервировки чашек и ложек. Это серьезно.

— Мы еще практику имеем, — сказал Олливандер.

— Не имеем. Мы серьезные заклинания не отрабатываем.

— Остолбеней и Петрификус — не серьезные?

— Темные — серьезные. Сектумсемпра, Адское пламя… И Непростительные.

— И как ты представляешь отрабатывать Непростительные заклинания? — усмехнулся Фред.

— Так, чтобы мы знали, к чему готовиться.

— А то мы не знаем.

— Вы их хоть раз видели? — резко спросил Буллер. — Вживую, как они действуют? Круцио, например?

— Всю жизнь мечтал их увидеть, — поморщился Фред.

— Ага, особенно Аваду Кедавру.

— Вы дураки, — сказал Буллер. — Это не смешно.

— Да никто и не думал.

— А вы подумайте. Ради разнообразия. Профессор Поттер должен был нам их показывать, когда вел лекции, — заявил Буллер.

— Профессор Поттер? Непростительные? Ты сбрендил.

— Ага, так и вижу, как профессор Поттер мечет кругом Круциатусы и Аваду Кедавру…

— А Пожиратели смерти церемониться не будут. Метнут, и ты готов. Потому что тебя не учили защищаться.

— Ты стал говорить совсем как Грейнджер.

— А Грейнджер знает, что говорит. Он вообще‑то лучший по Темным Искусствам.

— Точно, он — по Искусствам, а надо бы — по их Защите…

— Мне учебники по Защите перестали нравиться. В них ни тролля не написано, одна идеология, что Темные искусства — это плохо, а Светлые — хорошо, и ничего конкретного. А учебники по самим Темным искусствам — очень дельные. Подробные, с иллюстрациями и по существу.

— И всё‑таки, где ты их взял?

— Грейнджер одолжил. Я попросил, он сразу дал. В конце концов, он мне жизнью обязан, — сказал Буллер.

— Гарри, ты поосторожнее. Тут все‑таки черная магия.

— Я очень осторожен.

— А книги‑то не заколдованы?

— Вроде нет.

— Никогда не видел такой рукописи, — продолжал подозрительный Найл.

— Я тоже. Это ксерокс.

— Что?

— Не знаю, — честно признался Буллер. — Ксерокс какой‑то. Я всю книгу просмотрел, пока я такого заклинания не нашел.

— Гарри, это черная магия, будь осторожнее, — повторил Олливандер.

— Вот интересно, — громко спросила Лили, — когда тебе надоест это повторять?

— Никогда. Это правда.

— Найл, ну что ты имеешь против Грейнджера?

Найл собрался с духом, подбирая слова получше. Казалось, он долго готовился к этому разговору.

— Ну что ж, пора расставить точки над i. Давно пора. Больше нельзя закрывать глаза. Из Роберта Грейнджера растет Темный маг.

— И что? — упрямо спросила Лили.

— Он настоящий слизеринец.

— И что?

— Я не желаю закрывать глаза на угрозу, которую несет обществу факультет Слизерин, — продолжал Олливандер.

— Какую угрозу?

— Все Темные маги соединились Сами–Знаете–С-Кем.

— Не все, и некоторые затем вернулись обратно. А к Бобби это вообще не относится, его отец был членом Ордена феникса!

— Это была ошибка.

— Тебе напомнить, как Дамблдор доверял Снейпу?

— А тебе напомнить, чем это для Дамблдора кончилось?

— А тебе напомнить, что Снейп полностью оправдан от всех обвинений? Ты знаешь про его воспоминания?

— А ты веришь этим воспоминаниям? Я назову тебе сотню отличных экспертов, которые считают эти «воспоминания» фальшивыми. Снейп был непревзойденный мистификатором.

— Ты параноик, Найл, — отрезала Лили.

— Я помню, что не только Дамблдор, но и Тот–Кого–Нельзя–Называть безгранично доверяли Снейпу. И Сам–Знаешь–Кто верил ему до самого конца. Он смеялся, когда ему говорили о предательстве Снейпа, говорил. что это чушь собачья. Что Снейп верен ему и действует по его плану. А ему лучше знать! Он лучший легилимент в мире.

— Найл, я поняла одно: с тобой разговаривать бесполезно, — сердито сказала Лили. — Что‑то мне тошно с вами находиться, я пойду, хорошо?

Красная как рак, Лили выскочила. Она вдруг поняла, почему покойный профессор Снейп настаивал, чтобы маленький Роберт носил фамилию матери. Оказывается, фамилия Снейп вызывает в обществе неоднозначную реакцию… Впрочем, даже насквозь гриффиндорское имя Гермионы Грейнджер не защитило его сына от нападок.

Ученый Кот только разводит лапами…

 

Авадо Виктимус

— Почему в последнее время Лили такая нервная? — вздохнул профессор Поттер. — Язвит, садится — и тут же срывается с места, бродит по спальне до глубокой ночи… Неужели она так волнуется из‑за переэкзаменовки? Я уверен, Сивилла будет к ним очень снисходительна.

— Гарри, ты совсем школьных сплетен не слушаешь? Какая Сивилла, — отмахнулась Джинни. — Лили разругалась со своим Грейнджером, говорят, вдрызг. Теперь ходит переживает.

— А что случилось? — с интересом спросил Гарри.

— Говорят, Грейнджер опять балуется Темной магией. Придумал новое убойное заклинание… Сильнее Авады Кедавры. Авада Циррус… Нет. Авада Вирус… В общем, четвертое Непростительное. Лили теперь с ним не разговаривает.

Гарри Поттер молча проклял тот день, когда согласился на предложение Минервы стать школьным учителем. Если бы он знал, какие на его пути попадутся ученики, — пошел бы в авроры! Воевать с Пожирателями смерти гораздо легче, чем преподавать в школе…

Гарри Поттер встал.

— Хорошо, что ты мне сказала. Новое Темное заклятие? Сейчас пойду разбираться.

Мирный вечер в гостиной факультета Слизерин прервало столь невиданное зрелище, что весь курс оторвался от дел, чтобы поглазеть на дверь.

В дверях гостиной Слизерина стоял профессор–гриффиндорец Гарри Поттер.

Бобби как‑то сразу догадался, что это к нему.

— Мне стало известно, что Вы по–прежнему изобретаете заклинания? — холодно спросил профессор Поттер.

— У меня есть разрешение профессора Слагхорна, сэр.

— Профессор Слагхорн никоим образом не может дать разрешение на работу с заклинаниями, пока он отвечает за зельеварение, — в той же манере продолжал Гарри. — Разрешение на работу по курсу Защиты от Темных Сил в Хогвартсе могу дать только я, и я не припомню, чтобы Вы обращались ко мне с такой просьбой…

Бобби открыл рот, чтобы возразить, но Гарри опередил его:

— Но я могу дать такое разрешение, мистер Грейнджер, если Вы наконец решитесь спросить мое мнение. Зачем, по–Вашему, я здесь? Я готов рассмотреть Ваше заклинание, мистер Грейнджер.

— Сейчас? — спросил Бобби. — Здесь?

— А зачем тянуть? Ваши одноклассники в курсе?

Староста Слизерина быстро вставил:

— Да, сэр. Всё происходило под моим наблюдением. Мы даже ему ассистировали.

— Ассистировали? Замечательно, — мрачно изрек профессор Поттер. — Тогда вам не составит труда продемонстрировать для меня это заклинание? Или, на Ваше усмотрение, мистер староста, оно слишком опасно, чтобы звучать в общественном месте? Тогда я предлагаю переместиться в мой кабинет…

— Оно совершенно не опасно, сэр, — сказал староста. — Даже наоборот.

— Вот так.

— Я считаю, сэр, — смело заявил староста, — что это очень важное и полезное заклятие. Можно сказать, революционное! Я очень рад, сэр, что Вы проявили к этому изобретению такое внимание.

— Вы ему ассистировали?

— Я и Флеминг, сэр.

— Это великое изобретение, сэр, — присоединился к хору Флеминг. — Заклятие, способное перебить Аваду Кедавру!

— Вы плохо слушали курс моих лекций, мистер Флеминг. Если бы Вы меньше отвлекались на болтовню с Монтегю, Вы бы знали, что Смертельное заклятие не имеет контрзаклятия, никаких известных науке способов противодействия и отражения… Да, мистер Монтегю?

— Сэр, — встал высокий слизеринец, — я думаю, что имеет. Бобби Грейнджер его показывал.

— Вы изобрели контрзаклятие к заклинанию Авада Кедавра, мистер Грейнджер? — спросил Гарри.

Бобби, на которого уставился весь класс, отчаянно изображал из себя невозмутимую каменную горгулью.

— Бобби, — не выдержал Монтегю, — расскажи про Авадо Виктимус!

— Про …что? — переспросил профессор.

— Авадо Виктимус. Его Бобби изобрел. Потрясное заклинание, его в школьный курс вставить нужно! — горячо воскликнул Монтегю. — Это позор, что Бобби о нем молчит!

— Возможно, он молчит, потому что его очень предупреждали прекратить самодеятельность? Даже обещали отчислить из школы? Так Вы по–прежнему занимаетесь изобретательством Темных заклинаний, мистер Грейнджер?

Бобби вздохнул и поднял глаза.

— Авадо Виктимус, — сказал он. — Стать жертвой. Заклинание, которое оттягивает на себя любое другое, чтобы его жертвой стал хозяин заклинания. Разрешите продемонстрировать, сэр?

— Вы его действительно изобрели?

— И опробовали! — вмешался Монтегю. — На всём опробовали: на Петрификусе Тоталусе, на Импедимента, на Оглохни, на Конфундусе, на Экспеллиармусе… Вообще на всем, на чём знали, и Вы не представляете, как оно здорово работает!

— Но действует ли Авадо Виктимус на Непростительные, я не знаю, — быстро сказал Бобби. — Вы же понимаете, мы не проверяли его на Империо и Круцио. Но у него должен быть большой потенциал.

Гарри Поттер сказал:

— Покажите!

Монтегю и Флеминг встали; они вышли вперед в центр гостиной, который быстро и бесшумно очистили от мебели остальные свидетели эксперимента. Бобби не двинулся с места.

Монтегю и Флеминг поклонились друг другу.

— Что‑нибудь простое, — сказал Флеминг.

— Импедимента?

— Давай.

— Импедимента!

— Авадо Виктимус! — выкрикнул Бобби, не вставая с места.

Струя Оглушающего заклятия, пущенного Монтегю во Флеминга, затормозила, не достигнув Флеминга. Ее перебила белоснежная линия, рожденная из палочки Бобби, и притянула к себе. Импедимента вместо Флеминга ударила в Бобби, и он застыл оглушенный.

Через минуту примерно он должен был очнуться.

— Ничего себе, — сказал кто‑то из класса.

— Сэр, оно очень сильное, — с жаром убеждал Монтегю. — Бобби сам сказал, что делал его в расчете на Аваду Кедавру.

— В расчете на Аваду Кедавру, — повторил профессор Поттер и рухнул в кресло.

Монтегю с тревогой подошел к Поттеру.

— Сэр, это же переворот в Защитном искусстве. Бобби не хотел, чтобы кто‑то знал, но Вы же его видели! По–моему, о таком преступно молчать!

— Вы правильно сделали, что показали мне, — устало сказал профессор Поттер. — Вы всё сделали правильно.

— Вы же не накажете Бобби за это?

— О Мерлин… Не накажу.

— Сэр, можем ли мы привести в чувство Грейнджера?

— А вы проверяли, как действуют лечебные заклятия на жертву Вашего изобретения? Нет? Тогда ждите. Пусть очнется сам.

Бобби очнулся, когда помощник старосты незаметно для Гарри выскользнул из гостиной на поиски декана Слагхорна.

Бобби моргнул.

Профессор Поттер подошел к нему.

— Вы в порядке?

— Спасибо. В полном порядке, сэр.

— Отлично. А теперь объясните, каким образом Ваше заклинание отразит Непростительные.

— Оно не может отразить Непростительные, — поправил Бобби. — Оно вообще ничего не может отразить, у него нет такой цели. Заклятие пущено и исполняется. Но оно исполняется на том, кто по своей воле решил принять заклятие на себя. На том, кто добровольно перетянул их в свою сторону. Как можно отразить Непростительные — Непростительные в принципе нельзя отразить, Вы сами так говорили.

— Тогда в чем был смысл?

Бобби опять вздохнул.

— Ну, у людей разная сопротивляемость, переносимость заклинаний. Если в вас бросили заклинание, которому вы плохо сопротивляетесь, тот, кто более резистентен, может развернуть его на себя. Он спасет вас, и от заклинания будет меньший вред, чем считал его исполнитель. Смысл в том, что теперь заклинаний можно меньше бояться, потому что можно выбирать, в кого они попадут. Можно нарушать планы агрессоров, потому что они уже не уверены, попадут ли их заклинания по назначению.

— Но если в человека послана Авада Кедавра, он умирает, — сказал Поттер. — Намеченная жертва или добровольная по Авадо Виктимус, он все равно умрет.

— И если послать Круциатус, то человека все равно будут пытать, и если Империус, то он попадет в подчинение агрессора, и так далее.

— И Вы считаете, что магия добровольной жертвы перебьет магию даже Аады Кедавры…

— Это всего лишь предположение, сэр.

Гарри кивнул, глаза его увлажнились слезами. На мгновение Гарри представил свою мать, заслоняющую годовалого младенца от Волдеморта. Добровольная жертва…

Ослепительно белый, незапятнанно чистый луч Авадо Виктимус…

— Я думаю, Роберт, что Ваше предположение научно обосновано, — грустно сказал профессор Поттер. — Заклинание Ваше будет изучено со всей тщательностью. Вы напишете подробное описание заклинания по уже известной Вам форме и сдадите мне, мы с профессором Лемерсье напишем рекомендацию и отправим его на проверку.

— По известной мне форме — так его пошлют на проверку в Министерство? — изумился Бобби.

— Не стану внушать Вам оптимистические надежды, вряд ли министерство утвердит Ваше изобретение. Ваше заклинание — Темная магия, мистер Грейнджер.

— Темнейшая, — согласился Бобби. — Самое дно.

— Возможно, нам стоит пересмотреть определение Темной Магии. Ваше заклинание имеет сильный светлый потенциал… Я попробую убедить в этом Министерство. Не ручаюсь, что оно прислушается к моим доводам. Но мы попробуем…

— Я очень благодарен Вам, сэр, — с чувством сказал Бобби.

Утвердят заклинание или нет, а возможность наладить отношения с отцом любимой девушки дорого стоит.

Ученый Кот забегает вперед, чтобы огорчить читателей: заклинание, разумеется, не прошло проверку.

История данного запрета очень поучительна…

Чиновники — испытатели заклинаний, подобно всем чиновникам в мире, очень любят себя и дорожат своей особой.

А испытание Авадо Виктимус, как мы понимаем, связано с определенным дискомфортом. Чиновник–жертва должен принять на себя весьма неприятные чары!

Чиновники решили, что нашли выход. Пропустив мимо ушей рекомендации профессуры Хогвартса, что Авадо Виктимус выявляет в заклинании жертвенное начало, они поняли одно: это заклинание переводит магию с одного адресата на другой.

И чиновники решили использовать самое невинное заклинание. Мистер Бин из Отдела испытаний давно лелеял мечты по мисс Джонс, и он решил изящно поухаживать за ней. Мистер Бин бросил в мистера Питерса Розариус, а мисс Джонс крикнула «Авадо Виктимус».

Букет роскошных чайных роз повел себя непредсказуемо — то есть, строго научно и именно так, как предупреждали ученые чародеи, но совершенно непонятно для невежественных чиновников…

Букет успешно долетел до мистера Питерса, но шипы и колючки оторвались от роз и облепили мисс Джонс.

Помолвка мисс Джонс и мистера Бина была расстроена, заклинание получило жирное вето, а Ученый Кот возвращается из будущего к настоящему, в оставленный нами сентябрьский вечер.

На этом главу можно было бы закончить, но Ученый Кот добавляет небольшой отрывок — нехотя, скрепя сердце и предупреждая, что отрывок сей не имеет никакого отношения к авантюре с Авадо Виктимус.

Просто описанное в нем событие произошло в гриффиндорской гостиной в тот же вечер.

Пока профессор Поттер разбирался с Темной магией, его дочь…

… столкнулась на выходе из гостиной с Фредом Уизли.

Фред Уизли заткнул собой самое проходное место и мешал людям пройти. Именно так сказала ему Лили Поттер.

— Ты куда? — спросил вместо ответа Фред.

— В озеро, к гигантскому кальмару! Куда я могу пройти из гостиной Гриффиндора?!

— А может, к своему Грейнджеру.

— Не твое дело.

— Мое. Отстань от Грейнджера, не порти себе жизнь, — сказал Фред.

— Хочешь, прокляну?

— Лили, я очень беспокоюсь за тебя. Потому что я тебя очень люблю, Лили, — серьезно сказал Фред.

— Я тоже тебя люблю, а теперь дай пройти!

— Я на тебя давно смотрю. Ты самая храбрая, веселая, добрая и красивая девушка из всех, кого я знаю. Я хочу жениться на тебе.

Лили остолбенела.

— У меня почти ничего нет предложить тебе, — торопливо продолжал Фред. — Я хвастун, задира, хулиган, капитан команды квиддича, наследник большого бизнеса, и у меня куча проблем с фанатками, но я клянусь тебя от них защитить. У меня есть особняк в Годриковой лощине, счет в Гринготтсе и три дяди в Министерстве. Ты стоишь большего, я знаю. Но большего у меня нет.

Поттер наконец опомнилась, без всякой магии врезала Фреду по носу и проскочила в проем гостиной Гриффиндора.

— Лили, это смешно. Можешь бегать, но мы оба знаем, что я тебе нравлюсь. Нет у тебя причин упрямиться. Ты всё равно бросишь Грейнджера, ты же его не любишь.

— Не смей… так говорить, — задыхаясь, сказала Лили.

— У вас с ним нет будущего, и ты это знаешь. У тебя было когда‑то увлечение им, не спорю, но оно давно прошло. Для свадьбы нужны совсем другие чувства. Ты же не собираешься спать с Грейнджером, ты этого хочешь? Лили, это смешно. Ты хочешь всю жизнь торчать в его подземельях и рожать носатых детей?

Лили молча ступила обратно в гостиную Гриффиндора, отвесила Фреду звонкую пощечину и вышла, хлопнув дверью изо всех сил.

 

Один на всех, и все на одного

Профессор Гарри Поттер заканчивал обычный урок для шестиклассников Защиты от Темных Искусств. Это был прекрасный урок посреди прекрасного года.

— И в заключение я могу сказать, что чары Тумана — отличная маскировка от любого противника, в тумане легко скрыться от преследования или рассеять нападавших, которые не смогут держать строй и потеряют друг друга. Заклинание Туманности требует большой магической мощи. Вряд ли кто‑либо из вас сможет создать Туман с первого раза… Разве что… Попробуете, мистер Грейнджер?

— Калигинус!

Кабинет заволокло плотнейшим облаком тумана.

— Диспеллере!

Туман рассеялся.

— Блестяще. Двадцать баллов Слизерину. Урок окончен.

А грустная и возмутительная история, которую должен поведать вам Ученый Кот, только начинается.

— «Блестяще», «двадцать баллов Слизерину»… Вы заметили, что в последнее время профессор Поттер прямо расплывается перед Паинькой? — подметил Тайгер.

— Да, что‑то Грейнджер его околдовал, — ревниво сказал Фред Уизли.

— Паинька! Иди сюда!

Бобби продолжал идти своей дорогой.

— Паинька, дело есть, — позвал Фред.

— Что вам надо?

— Что так нелюбезно?

— Как вы любезны ко мне, так и я к вам, — отрезал Грейнджер. — Говорите, я спешу.

— Кстати, можешь взять обратно свои учебники, спасибо, — сказал Буллер и протянул книги Бобби. — Здоровские книги. Мне очень пригодились.

Бобби взял и молча кивнул.

— А по мне, гадские книги, — громко сказал Олливандер.

— Если это всё, то я пойду?

— Не всё.

— Слушай, Грейнджер, если ты очаровал профессора Поттера и думаешь, что тебе всё можно, то ты ошибаешься. Нас‑то не обманешь.

— И что можно свободно распространять здесь свои мерзкие книжки…

— Их писали гениальные ученые, где тебе это понять, Олливандер.

— Это ты про кого? Про своего отца, что ли?

Бобби, который уже собрался уходить, медленно поднял глаза.

— Я так просмотрел твои книжки, и знаешь, они не по Защите, они по самим Темным искусствам, Грейнджер. «Защита от ТИ» — одно название. А Темная магия — да, расписана точно и подробно. Чуть не с любовью. Какая она там гениальная и замечательная. Так ты считаешь, это здорово, что твой отец собирался преподавать детям Темную магию, даже первоклашкам?

— я не собираюсь обсуждать с тобой методы преподавания моего отца. — холодно сказал Бобби. — Вообще‑то он работал учителем двадцать лет, наверное он знал, что делал?

— Не выгораживай своего отца, Грейнджер.

— Не знал, что он в том нуждается, — кротко заметил Бобби.

Найл выпрямился и подошел к Бобби поближе.

— Значит, собираешь информацию про своего отца? Могу помочь. Здесь у всех родственники у него учились. Они мне порассказали…

Твой отец, Грейнджер, был Пожирателем смерти. И он был один из ближайших соратников Сам–Знаешь–Кого. Ты знаешь, что твой отец передавал информацию про Орден Феникса Сам–Знаешь–Куда? Он был шпионом Волдеморта в Хогвартсе с двадцати лет. Знаешь, сколько людей погибло из‑за него?

Видел в кабинете магловедения памятную доску Чарити Бербедж? Ее убил твой отец.

А видел гробницу Альбуса Дамблдора?

Скольких еще он убил в Хогвартсе?

Его ненавидели в Хогвартсе. Это был самый отвратительный преподаватель. Он был садист, издевался над учениками. Заставлял голыми руками перебирать тухлых червей. Можешь спросить у профессора Лонгботтома и профессора Поттера, они у него учились.

В этот момент Бобби окончательно и бесповоротно понял, почему он выбрал факультет Слизерин. На Слизерине никто не бросит упрек, что твой отец был Пожирателем смерти. Здесь все — дети Пожирателей смерти. Здесь он среди своих.

Бобби нежно улыбнулся, взмахнул рукой и наколдовал себе изящную перчатку — только чтобы иметь удовольствие стянуть ее с пальцев и швырнуть в лицо Олливандеру.

— Не знаю, скольких убил мой отец, но могу сказать лично про себя: ты будешь следующим. Если ты забыл свои чистокровные обычаи, напоминаю: перчатка означает вызов на дуэль. Жду тебя и твоих секундантов в субботу, в полдень, в Запретном лесу. Если ты вправду храбр, как хвастался сейчас, приходи. Только не забудь до субботы написать завещание.

Пока ошеломленный Найл автоматически подбирал перчатку, из класса выглянул учитель и пригласил всех на урок.

Ученики зашли, не зная, что конец пары будет весьма интересным.

За минуту до окончания в класс постучали, и лектор впустил озабоченного эльфа.

— Госпожа директор извиняется, что прерывает урок, — пискнул эльф, — и просит передать мастеру Олливандеру и мастеру Грейнджеру, что она ждет их в своем кабинете.

— Урок уже закончен, Кикимер, можешь забирать юношей. Грейнджер, Олливандер, вы свободны, — распорядился профессор.

Эльф довел провинившихся до кабинета профессора Макгонагалл.

— Профессор, Грейнджер и Олливандер доставлены, — доложил он «наверх».

— Заходите, — раздался голос директора.

Юноши зашли.

— Садитесь, располагайтесь поудобнее… И давайте поговорим.

Макгонагалл пронзила студентов острым взглядом.

— До меня дошли странные слухи о вашем поведении. Упоминалось даже слово «дуэль»… Надеюсь, я ослышалась?

Директор снова в упор посмотрела на студентов.

— Я имею в виду, что в Хогвартсе дуэли запрещены, и вы не можете этого не знать, джентльмены. У нас школа, а не бойцовский клуб. В нашем Уставе записано, что дуэли запрещаются в Хогвартсе под страхом исключения дуэлянтов. Ученикам категорически запрещено выяснять отношения подобным устарелым способом, который ничего никому не доказывает, кроме очевидного ущерба для здоровья драчунов. Дуэли не способствуют выяснению справедливости, и побеждает в них не правый, а сильнейший. Для разрешения конфликтов общество давно уже изобрело другие способы, мистер Грейнджер. Вы о них знаете?

Бобби решил промолчать.

— Самый простой способ уладить оскорбление — это поговорить со сторонами конфликта и убедить неправую сторону извиниться, мистер Олливандер. Вы были неправы, Вы позволили себе устроить непристойную сцену и оскорбили товарища по учебе, и я жду, чтобы Вы извинились перед ним, мистер Олливандер.

Вид у Олливандера стал весьма упрямый. Найл не привык ни делать то, что ему не нравится, ни чтобы ему приказывали.

— Я жду, мистер Олливандер.

— Грейнджер, извини, я был неправ, — выпалил Найл.

— Вы принимаете извинения, мистер Грейнджер?

— Да, профессор, — ответил Бобби, зная, что другого ответа от него не ждут.

— Прекрасно, мистер Грейнджер. Если Вы не возражаете, я предложу, чтобы сегодня вечером в Большом зале мистер Олливандер повторил свои извинения — публично.

На лице мистера Олливандера было огромными буквами написано, что он возражает.

— И на этом я считаю, что конфликт исчерпан?

— Да, профессор, — в один голос ответили ученики.

— Прекрасно. На этом вы свободны, господа.

— До свидания, профессор, — дружно ответили мальчики и поднялись.

— Благодарю вас, и до свидания вам, джентльмены. Удачного дня.

Когда дверь за директором закрылась, Бобби изрек:

— Не забудь: в полдень, в субботу, Олливандер.

Ученый Кот считает должным отметить, что Лили Луна, девушка нашего героя, сходила с ума от беспокойства.

Лили чуть не плакала:

— Бобби, пожалуйста, не делай этого! Хотя бы… ради меня!

— Он оскорбил моего отца, — тихо сказал Бобби.

— Бобби, ты же не убьешь его? Не искалечишь?

Бобби посмотрел Лили прямо в глаза. На мгновенье сердце его застыло — ему показалось, что призрак Амикуса Кэрроу, тень, которой он боялся с прошлого года, промелькнула между ними.

— Бобби, я понимаю, что он страшно оскорбил тебя, но пожалуйста… Он же извинился… Будь к нему милосерден! Бобби, дай мне слово, что Олливандер серьезно не пострадает!

— Не бойся. Я не собираюсь марать руки о такое ничтожество. Я просто проучу его, и всё, — сказал Бобби.

— Ты дашь мне слово?

И Бобби дал слово.

Операция «Запретный лес» была проведена на высшем уровне.

Конспирацию стороны разрабатывали вместе.

Суть заключалась в том, чтобы семь человек (дуэлянты, секунданты, судья) незаметно покинули Хогвартс и добрались к назначенному времени в Запретный лес. Никому не хотелось, чтобы их массовый исход заметили и истолковали — и хуже того, остановили. Дуэль прекрасна, но только не ценой исключения из Хогвартса.

Первыми исчезли три слизеринца — они «шли в лабораторию».

За ними «на тренировку по квиддичу» отправились Фред Уизли и Олливандер.

Буллер и Тайгер прикрывали отход, убедившись, что операция удалась, как могли незаметно нырнули следом. Буллер делал вид, что на ходу читает книгу.

Тихо, по–осеннему шумел Запретный лес.

С верхушек деревьев светило солнце, глядя, как внизу семь маленьких человечков проходят по мелколесью, иногда останавливаясь на больших просеках, перекидываются парой слов — и идут дальше.

На большой, покрытой цветами поляне они остановились.

Сгруппировались, разошлись и встали по краям поляны в странные позиции.

В Лесу было довольно тепло; два человечка, вставшие против друг друга, сбросили мантии и остались в рубашках.

Три других человечка прошлись между ними, считая шаги. Проверив, что противники находятся на расстоянии ровно двадцать шагов друг от друга, человечки разошлись и встали, каждый со своей стороны, параллельно линии боя.

Шестой человечек сказал:

— Секунданты, делайте последнюю попытку примирения.

— Мы будем драться, — сказал один человечек.

Второй повторил его слова.

— За пострадавшей стороной выбор оружия, — сказал «судья» Буллер.

Грейнджер спокойно обронил:

— Палочки.

— Дуэль до первой крови. Никаких изуверств и покалеченных конечностей.

— Не волнуйся, Буллер, я просто дам ему урок, — холодно сказал Грейнджер.

— Дуэлянты занимают позиции. Я считаю до трех. На счет «три» я даю команду на старт. Кто начнет раньше, проиграл. Всё поняли?

Игроки кивнули.

— Раз… Два… Три. Начинайте!

Олливандер даже не успел произнести заклинание. Бобби стоял напротив него с застывшей холодной миной на лице; он не вытащил рук из карманов брюк, возможно, он даже не трогал свою палочку. Губы Бобби беззвучно шевельнулись — и Найл упал на траву, быстро трансформируясь в толстую морскую свинку. Палочка со стуком упала на траву; свинка, взволнованно пища, обнюхала ее и забегала вокруг палочки взад–вперед, как заведенная.

Тайгер, глядя на это, невольно прыснул.

Найл был выведен из строя.

— Я удовлетворен. Буллер, можешь считать дуэль оконченной, — холодно сказал Бобби, подобрал свою мантию и не оборачиваясь пошел с поляны.

Его секунданты гуськом последовали за ним.

— Грейнджер, стой! Как это остановить? — крикнул вслед Фред Уизли.

Грейнджер обернулся.

Свинка скакала по поляне, уворачиваясь от бывших друзей, которые пытались ее поймать. Фред, Тайгер и Буллер гонялись за свинкой с палочками наперевес. Они пуляли в свинку заклятиями, через раз даже попадая. Безуспешно.

— Какой позор. Ученики шестого курса не владеют простейшими трансфигурирующими заклинаниями, — холодно сказал Бобби.

Он поднял палочку:

— Фините деформис!

Страдания Найла сразу прекратились.

Бобби бесшумно подошел к нему.

— Пусть это послужит тебе уроком. Не пытайся клеветать на людей, имя которых ты даже произносить не достоин.

Бобби развернулся и пошел к выходу с поляны.

Найл безумными глазами смотрел ему вслед, нащупывая волшебную палочку.

… Позже Фред Уизли пытался понять, как он успел среагировать и откуда знал, что делать, — и подумал, что с ним случилось чудо, которое срабатывает один раз в жизни.

Когда Бобби практически достиг кромки поляны, Найл направил на него палочку и закричал:

— Авада Кедавра!

Фред прыгнул и оттолкнул Грейнджера, они оба свалились, а ярко–зеленая струя пролетела у них над головами и ударила в ближайшее дерево. Дерево почернело, сбросило все листья. Молния чудом не задела людей — любого из них.

Через мгновение дерево с треском упало на траву.

Буллер выбил палочку у Олливандера из рук и взялся за него самого.

Грейнджер посидел на траве, потирая голову, и осторожно встал. Фред тоже опомнился, вскочил на ноги и заорал:

— Найл, у тебя все дома?!

— Что, Олливандер, без Авады справиться с противником ты уже не можешь? — спросил Бобби.

— Найл, твоя палочка пока побудет у меня. И мы все идем к директору, — спокойно сказал Буллер.

— К Витч?

— К директору, — поправил Буллер.

 

После дуэли…

— Доигрались, молодые люди? Теперь извольте слушать меня, и только попробуйте пикнуть!

Профессор Макгонагалл чуть не шипела от злости.

— Рассаживайтесь… Подальше друг от друга, и чтобы ни одного звука. Кикимер проследит. Я буду вызывать вас на разговор в кабинет каждого по очереди. Запомните: вы вляпались, как вы любите говорить, и очень крепко. Советую потратить время ожидания, размышляя, что вы мне расскажете. От ваших слов зависит ваше исключение из школы!

Виноватые дружно опустили головы.

— Раскаиваетесь? Хорошо, лучше поздно, чем никогда. А я, с вашего позволения, начну? Вы первый, мистер Уизли.

Фред встал и прошел в кабинет. Дверь за ним захлопнулась.

За Фредом вызвали Буллера, затем Найла, затем Тайгера…

Очередь Бобби пришла последней.

— Садитесь, юноша, — холодно пригласила директриса и повторила:

— Доигрались?

Бобби сел, устремив на нее внимательный взгляд.

— Ситуация, мистер Грейнджер, следующая: никакой дуэли не было. Иначе мне придется всех вас семерых исключить из школы. Ваши товарищи обдумали мое предложение и согласились. Мы сошлись на таком варианте: Вы пошли с друзьями в запретный лес, погуляли и вернулись. Мистер Олливандер для смеху метнул в дерево заклятие, на чем ваша прогулка успешно закончилась. Вы согласны?

— Извините, профессор, нет, — сказал Бобби.

— У меня нет времени уговаривать Ваше упрямство, мистер Грейнджер. Меня ждет срочная работа.

— Профессор, я тоже изучал Устав Хогвартса, и я готов доказывать в суде, что исключение касается только двоих. Исключать всех семерых незаконно. Никому, кроме самих дуэлянтов, кара не угрожает. Исключать можно только Олливандера и меня, — сказал Бобби.

— Возможно, Вы и правы, мистер Грейнджер. Спорить не буду. Но Вы согласны, что Вас и Олливандера придется исключить? Вас это устраивает?

— Я знал, на что иду, — спокойно сказал Бобби.

— А мистер Олливандер?

— Я не отвечаю за мистера Олливандера.

— Вот как, — проронила директриса.

— Я заслужил исключение, и я готов.

— Куда же Вы пойдете?

— У меня есть предложения из Дурмстранга, а ЖАБА я могу сдать платно в самом Министерстве, как экстерны делают, — сказал Бобби.

— Вижу, вы всё продумали.

Бобби промолчал, глядя на директора.

— Но как насчет мистера Олливандера? Я помню ваш ответ, что Вы за него не отвечаете, не трудитесь его повторять. Дело в том, мистер Грейнджер, что Вы отвечаете за Олливандера, хотите того или нет. По Вашим показаниям ему грозит Азкабан.

— Да, не стоило ему бросаться в людей Авадой Кедаврой, — небрежно сказал Бобби.

— Вы так думаете? У меня есть показания шестерых свидетелей, что мистер Олливандер шутил. У него не было серьезных намерений.

— Я могу показать Вам мертвое дерево, в которое попало заклятие. В любое удобное для Вас время.

— Благодарю, это очень любезно с Вашей стороны, — вежливо ответила Макгонагалл. — Шесть свидетелей готовы подтвердить, что мистер Олливандер не имел в виду убивать вас, он просто неудачно пошутил. И следователи поверят им, хотя бы потому, что и Вам, и Олливандеру нет семнадцати лет. Это была не настоящая Авада кедавра. Вы отличник по Темным искусствам и должны знать, что выполнение Авады кедавры требует серьезной магической мощи и определенного настроя, которые совершенно непостижимы семнадцатилетнему мальчику. Школьник, способный вызвать полноценную Аваду кедавру, — большая редкость.

— Олливандер у нас большой талант.

— Однако я вижу, что Вы остались совершенно живы и здоровы.

Бобби уставился на директора.

— Авада кедавра, какой бы она не была, не причинила Вам вреда, все закончилось хорошо, и История не знает сослагательного наклонения «что было бы, если бы». Было то, что было, а всего остального — не было. И надеюсь, урок Вы хорошо усвоили.

— Простите, профессор, я не понимаю, — упрямо сказал Бобби.

— Почему Вы упорствуете? За применение Непростительного к человеку, тем более этого Непростительного, нарушителю полагается Азкабан, Вы понимаете это?

— Понимаю. Полностью под мою ответственность, — упрямо сказал Бобби.

— Олливандеру 17 лет, как Вам…

— Мне 16.

— Больше не перебивайте. Ему 17 лет, он даже не начал жить, и Вы хотите загубить ему жизнь? Вы готовы взять на себя такую ответственность?

— Готов, — коротко отрезал Бобби.

— Ну что ж… Я тоже могла сегодня Вас отчислить. Поводов более чем достаточно. Но я поступила с Вами милосердно, Вам не кажется? Вы не отчислены. Так Вам ли требовать строгости и всей кары закона, когда Вы сами чудом избежали отчисления? К Вам были милосердны, имейте милосердие к другим. Если Вы желаете буквального исполнения закона, то закон будет строг ко всем. Почему только к Олливандеру? К Вам тоже. Или Вы больше не настаиваете?

Макгонагалл посмотрела на Бобби и вздохнула.

— Олливандер пострадал куда больше Вас, юноша. У него нет заманчивых предложений из Дурмстранга, ЖАБА досрочно он не сдаст, и ему кроме Хогвартса больше некуда идти. А в Хогвартсе принято, что тот, кто просит о помощи, всегда ее получает. Если Вы не знали этого раньше, мистер Грейнджер, то усвойте. Мы проявляем милосердие и всегда даем шанс на исправление. Что тоже Вам отлично известно. Напомнить, сколько раз Вы были на грани отчисления, мистер Грейнджер?

— Я никогда не бросался в одноклассников Авадой кедаврой, — сказал Бобби.

— Оставьте, Грейнджер. А теперь давайте начистоту. Вы первый спровоцировали Олливандера. Вы знали о его порывистом и взрывном характере, Вы отдавали себе отчет, что он неадекватно реагирует на Ваши шутки. Но Вы на свой страх и риск продолжали дразнить его. Я наблюдаю, как Вы постоянно провоцируете Олливандера, уже много лет. Наконец, Вы доигрались. Но упрямо отказываетесь признать, что сами виноваты.

— Действительно, профессор, мне как‑то в голову не приходило, что на шутки принято отвечать Авадой кедаврой, — огрызнулся Грейнджер.

— Вы невыносимы! — вспылила директор, встала и отошла к окну.

Бобби закусил губу.

Его озарило… «Бобби, прошу тебя, дай слово, что Олливандер серьезно не пострадает…»

И он дал слово.

А слово слизеринца тверже алмаза.

И он дал слово своей девушке…

— Простите, профессор, я погорячился, — ровным голосом сказал Бобби. — Я был неправ. Я подумал и решил, что не буду выдвигать обвинения против Олливандера.

— Слава Мерлину, — открыто выдохнула директор.

Бобби встал:

— Я могу быть свободен?

— Подождите.

Бобби снова сел.

— Я должна взять с Вас слово, что об этой истории никто больше не узнает. Такое слово мне уже дали ваши товарищи.

«Чего я только не делаю ради тебя, Лили…»

— Я согласен.

— Вы не пожалеете, что проявили милосердие, мистер Грейнджер. Мистер Олливандер получил выговор, отмену права посещений Хогсмида по субботам и еженедельные отработки на место субботних прогулок до конца курса. Возможно, взыскание будет продлено и на следующий курс.

Бобби встал.

— Спасибо, профессор. Я всё осознал, что Вы сказали, и я никогда не забуду Вашей доброты.

Он попрощался с директором и вышел.

В конце концов, он остается в Хогвартсе, с Лили Луной. А Дурмстранг от нее очень далеко.

Ученый Кот отмечает, что Бобби постарался сдержать данное им слово. Он собрался никому не рассказывать об истории с дуэлью. Даже Лили Луне.

Собственно, ему и не пришлось.

Хотя Фред Уизли дал ту же клятву, что Бобби, тем же вечером он всё рассказал Лили.

Читатели, Ученый Кот не хочет рассказывать дальше.

Как бы я хотел перескочить через следующие события, коротко заявить, что шестой курс прошел без приключений, и перейти к следующей главе, где профессор Слагхорн нашел для Бобби летнюю рабочую практику.

(Нашел на самых законных основаниях, ибо у Бобби был блистательный аттестат СОВ и грамоты многих маститых научных журналов! У Бобби могли быть уже самые выгодные предложения работодателей!)

Как бы хотел Ученый Кот повести рассказ о триумфальной карьере и прочих успехах Бобби…

Но сначала он расскажет о его поражениях.

Он расскажет, как Бобби не желал верить своим ушам, услышав новости о дуэли от Лили Луны.

Как он был потрясен реакцией Лили Луны, которая кричала подобно Макгонагалл: «Доигрался!» и «Я тебя предупреждала!»

Как он безуспешно ждал, что Лили его пожалеет, ведь его чуть не убили…

— Ты сам его спровоцировал. Я знаю Найла четыре года, и он кристально честный человек, не преступник и не убийца, — завила Лили. — Я тебе сто раз говорила, что он порядочный человек и хочет всю жизнь посвятить борьбе с Темными Силами, он спит и мечтает, что его примут в Орден феникса…

— Если его туда примут, пожалуй, они обойдутся без меня, — усмехнулся Бобби. — И могут сразу присвоить ему звание Почетного авадиста–кедавриста.

— Сколько можно издеваться над Найлом, это не смешно! — вспыхнула Лили.

Бобби смотрел на нее с изумлением.

— Я четыре года слушаю, как ты издеваешься над гриффиндорцами, Дамблдором и Орденом феникса. Надоело.

— Хорошо, я больше не буду…

— Ты при этом издеваешься надо мной, ведь я тоже гриффиндорка, ты не понимаешь?!

— Ты совсем другая…

— Нет, Роберт, я такая же, как другие, и в этом всё дело, — отрезала Лили. — Ты издеваешься над Уизли, а я тоже Уизли. Тебе не нравится Орден феникса, а я мечтаю туда вступить. Как и мой кузен. Как и его друзья.

— Лили, я больше ни разу не помяну твоего кузена…

— Я вообще не понимаю, как ты можешь насмехаться над ним теперь! — взорвалась Лили. — Когда он только что спас тебе жизнь, ты, неблагодарная свинья! Он спас тебе жизнь, и Буллер в прошлом году, а ты еще смеешь издеваться над ними?!

Бобби чуть не лишился дара речи.

Он никогда не применял к Лили легилименцию, никогда не подозревал ее, всегда верил на слово…

Но сейчас в нем родилось страшное подозрение.

Больше, чем подозрение…

Он вдруг понял, что оно родилось очень давно, только он не желал этого замечать. Отгонял его прочь…

Разные мелочи упорно выстраивались в его голове, разные случайные странности, разные намеки… образуясь в стройный ряд.

Весь Хогвартс давно знал — только он был слеп!

Он в упор посмотрел на Лили Луну.

— И давно ты… с Фредом Уизли?

Лили задохнулась на полуслове. Она не ожидала такого вопроса.

— С прошлого года, наверное… — вслух размышлял Бобби. — Да, где‑то в сентябре я заметил это первый раз… И всё это время ты говорила… что любишь меня… Ах ты [прим. Ученого Кота: абсолютно непечатное, магловское выражение, которое воспитанный джентльмен никогда не применит к даме] !..

Читатели, Ученый Кот скорбит вместе с вами.

Более того — он всё понимает. Он не хотел писать это бранное слово — как Роберт Грейнджер, в общем, не хотел его произносить; он пожалел о том, что сказал, мгновенье спустя. Позже он готов был отдать весь остаток своей жизни, чтобы остановить это мгновенье. Чтобы не случилось того, что произошло!

Он беспомощно смотрел, как меняется лицо Лили Луны — оно отрешается, отдаляется… Навсегда…

Ученый Кот всё понимает. Я прожил на свете больше пятисот лет, и прекрасных лет, и знал многих достойных кошек… Но сколько бы я ни дал, чтобы вернуть тот день из моей глупой ранней юности, когда я был

безрассудным, безмозглым котенком! Когда я сказал Ей, увидев Ее в обществе того похабного рыжего кота…

И потерял Ее навеки…

Пятьсот лет прошло, но я Ее помню!

…А затем Лили молча повернулась и ушла.

Бобби долго смотрел ей вслед.

Ученый Кот все понимает. Воистину святой должна быть женщина, чтобы выдержать Бобби Грейнджера с его острым языком и тяжелым характером, со всеми его заскоками и неприятностями.

Увы!

Бобби долго смотрел вслед Лили, затем развернулся и пошел к холлу Хогвартса.

Больше всего на свете он хотел молча, в одиночку побродить в лесу. Там его всегда отпускало…

— Грейнджер, стоять!

Бобби обернулся.

В холле стоял Фред Уизли с каменным лицом, за ним — его друзья.

— Я тут видел в туалете Плаксы Миртл Лили Луну… Она заперлась там и плачет. Что ты ей сказал?

Бобби молча пошел на выход.

— Стой!

Бобби остановило, как пружинкой притянув ко Фреду. Фред опустил свою палочку. Невербальное останавливающее.

— Плакса Миртл мне кое‑что рассказала… Как ты ее назвал?

Народу на дворе, привлеченному сплетнями очевидцев, прибывало. И симпатии их были на стороне Фреда — ведь Бобби оскорбил его девушку.

Тем более, дочь профессора Поттера. Вряд ли Бобби надеялся завоевать симпатии школы, оскорбляя дочь одного из ее учителей. И самого популярного учителя.

Собственно говоря, у Бобби не было в этой школе ни единого друга.

Буллер стоял рядом с Фредом с каменным лицом. Он тоже слышал, как Бобби обозвал студентку с его факультета.

— У тебя грязный язык, Грейнджер, — сказал Фред.

Народ подходил ближе, и горячо сочувствовал Фреду и Лили.

— Грязный язык. Раньше за такое окунали в деготь и валяли в перьях. А теперь…

— А кто мешает нам сделать это теперь, Фред? — спросил Олливандер и улыбнулся.

Народ взвыл от восторга и приготовился им помогать.

 

Летняя практика (начало)

Перенесемся, читатели, из запертых и душных школьных стен на свежий воздух!

Аппарируем на просторы лета, в вольный город Лондон, на безлюдную маленькую улицу, залитую июльским солнцем.

Эта улочка, скорее даже тупичок, столь мала и незаметна, что ее найдешь не на любой карте. Крошечный отрезок Лондона, с узкой мостовой, по бокам которой стоят, тесно прижатые друг к другу, несколько десятков домов. Эта улица не так проста, как кажется, читатель, на ней стоит еще один дом — знайте о нем, даже если пока мы его не видим…

Абсолютная тишина улицы нарушилась хлопком и звуком шагов.

В начале мостовой появился пожилой джентльмен с обвислыми усами; он вздохнул, обмахнул себя платком и сощурился, шепотом считая про себя дома; затем он вытащил из кармана карту и взглянул на нее.

За джентльменом следовал неприветливый молодой человек лет шестнадцати–семнадцати.

Джентльмен откашлялся и шумно, словно морж, вздохнул.

— Это здесь, Роберт, — изрек он. — Надо пройти еще два дома…

— Как скажете, профессор Слагхорн, — ответил тот, кого звали Робертом.

Профессор Слагхорн вздохнул в третий раз и печально уставился на спутника.

— Роберт, я еще раз говорил с Муфалдой, всё бесполезно. В Вашей просьбе о досрочной сдаче ЖАБА отказано. Мне искренне жаль…

— Право же, не стоило Вам так беспокоиться, я этого ждал. Но благодарю Вас за труды…

— Мадам Малфой даже говорила с министром, он ответил: не вижу причин для особого разрешения, у вас, что ли, чрезвычайная ситуация? Почему он не может сдать ЖАБА в конце седьмого курса, наравне со всеми? Отучится еще год, только полезнее… Не ждете же вы, чтобы я ради него одного собирал экзаменационную комиссию…

— Мадам Малфой очень любезна, — отозвался Роберт.

Слагхорн на минуту запнулся, а затем решительно продолжил:

— Мадам Малфой была счастлива быть в чем‑то Вам полезной, она давно хотела оказать Вам услугу. Когда я попросил ее поговорить с министром, она была счастлива, что речь идет о такой малости. Видите ли, мадам Малфой считает, что она в долгу перед Вашей семьей, Ваш отец однажды оказал ей огромное одолжение…

Бобби кивнул, не желая дальше слушать.

— И поэтому, когда ее разговор с министром прошел неудачно, мадам решила быть полезной хоть в чем‑нибудь и дала нам эту замечательную рекомендацию. Она давно дружит с директором института, синьорой Забини.

— Я очень благодарен мадам Нарциссе, — сказал Бобби.

— Это не стоит благодарности, она сделала, что считала, сделать была должна. Некоторые долги не забываются…

Беседуя, пара прошла два отмеренных Слагхоргном дома и остановилась.

Старик вытащил из кармана бумажку.

— Прочтите, Роберт, и мысленно повторите про себя.

Роберт заглянул в бумажку. Читатели, сейчас на наших глазах произойдет чудо: два тесно приклеенных друг к другу дома разъедутся, установятся и явят народу скрытое меж ними здание.

Прочтем внушительную табличку:

Министерство магии Британского содружества

Государственная Больница им. Святого Мунго

филиал № 2

Государственный Институт фармацевтики и токсикологии им. сестер Эбби и Марты Брюстер

Слагхорн взглянул на часы.

— До встречи еще 15 минут… Что‑то мы поторопились… Постоим пока здесь, мне надо отдышаться, Вы не возражаете, Роберт?

— Конечно, профессор.

Слагхорн минуту постоял спокойно, затем сказал:

— Я заявил решительный протест Фурии Витч, но Вы представляете, она бровью не повела. Никого из этих не отчислят.

— Кто бы сомневался, — пробормотал Бобби.

— Я потребовал, чтобы хотя бы Буллера освободили от обязанностей старосты, с которыми он очевидно не справляется, а Фурия отвечает: Вы так считаете?..

— Не стоит волноваться по этому поводу, профессор, оно того не заслуживает, — небрежно сказал Бобби.

— Я говорил с вашей матушкой, она давно согласна перевести Вас в Дурмстранг. Вы уверены, что это не лучший выход, Роберт?

— По–моему, глупо бросать школу за год до выпуска из‑за каких‑то мелких шалостей, — ровным голосом сказал Бобби. — Мне остался всего год, доучусь.

— Ваша матушка сказала: я бы давно перевела его в Дурмстранг, если бы не видела, как он любит Слизерин, — взволнованно сказал Слагхорн. — И такая любовь не может не получить награды. Слизерин не бросает своих в беде!

Бобби подумал, что в тот день слизеринцы стояли и ржали над выходкой Уизли не меньше остальных.

Но в чем‑то Слагхорн был прав: они отсмеялись, подумали и сделали выводы. С тех пор они были удивительно внимательны к Бобби. Собственно, их внимание и чувство вины вылилось в его сегодняшнее назначение.

Были и другие последствия — Слагхорн жаловался, что к нему пришло несколько писем от родителей с уведомлением, что они забирают своего ребенка из Хогвартса. Как сказал замдиректора «Гринготтса» Теодор Нотт на одном публичном приеме, в Хогвартсе для слизеринцев стало учиться слишком опасно, и он переводит своих детей в школу, где не надо бояться, что их тронут хулиганы.

Слагхорн жаловался, что в этом году набора на Слизерин, похоже, вообще не будет. И на то, как Витч отрезала: мне же легче, Ваша зарплата зависит от количества студентов, значит — будем Вам меньше платить.

Зарплатой расплатился не только Слагхорн. Ускользнувшие слизеринские денежки больно ударили по Хогвартсу, и самому Бобби перепало. Они со Слагхорном давно лелеяли проект обновления состава Витаминного зелья, а теперь проект накрылся, потому что финансирование лаборатории тоже урезали и пропала надежда докупить недостающий ингредиент.

— Вы остаетесь в Хогвартсе… Ну, для меня‑то Вы уже всё сдали, так что можете не посещать мои уроки и располагать свободным расписанием.

— Благодарю, не стоит. Министерство хочет, чтобы я учился как все, и я буду учиться как все. Как все, посещать занятия. Я не хочу дать Министерству на мое отчисление ни одного шанса, — металлическим голосом сказал Бобби.

— Вы борец… Вы настоящий борец, Роберт! — воскликнул Слагхорн.

— Но кое‑что я хотел бы попросить… Я хотел бы не приезжать в школу Первого сентября. Занятий в этот день нет, и я всегда считал его простой потерей времени. Лучше я проведу его здесь, в лаборатории… А в школу успею к началу занятий, Второго, — сказал Бобби.

— О чем речь… Всё, что пожелаете, дорогой!

Четверть часа пролетела — Слагхорн сунул палочку в сканер двери института, в щель выпали два пропуска, и они вошли.

… Бобби заставили расписаться в сотне грозных бумаг. Что он обязуется хранить государственную, служебную и врачебную тайну, что он обязуется не нарушать инструкции по работе с опасными, ядовитыми и взрывчатыми веществами, что он несет материальную ответственность за подведомственное ему имущество, что он отвечает за своих работников и пациентов… В конце с него взяли стандартный служебный Обет госслужащего, за неисполнение которого обещали немедленную несмертельную кару. Обет заверил Слагхорн — и шепнул, что всё это проформа.

Бобби посмотрел, как две работницы института вышли на улицу покурить, держа в руках пробирки с нитроглицерином, и согласился.

Проформой были и все его бумаги. Он в том числе обязался не допускать в лабораторию несовершеннолетних и не имеющих законченного образования, то есть, по идее ему не следовало допускать самого себя.

Слагхорн пышно аттестовал Бобби как «студента–аспиранта, проходящего уникальную программу подготовки к диссертации без отрыва от процесса школьного обучения». Темой диссертации Бобби была компьютеризация алхимических лабораторий, и единственной причиной его абсолютно антизаконного присутствия здесь было согласие синьоры Забини, директора института, на попытку компьютеризации.

Синьора Забини заявила, что она заинтересована в оптимизации своего рабочего процесса, а про роль компьютеров в магловской науке она прочитала самые лестные отзывы. Синьора пеклась о благополучии своего института.

Бобби облачили в служебный белый халат, напялили временный лейбл «доктор Р. С. Грейнджер» и проводили на его новое рабочее место.

Синьора Забини была так любезна, что отдала Бобби в распоряжение пустую лабораторию и двух ассистентов — «очень талантливых и расторопных юношей» по имени Стенли Столб и Сид Ступор.

Как Бобби полагал, лаборатория ему дана не для красоты — Слагхорн намекнул, что за любой блат надо платить, и от Бобби ждали выполнения всяких несложных лекарственных зелий и прочей черновой работы.

Инструкции категорически запрещали, чтобы лекарства варил недоученный школьник, но Бобби уже устал считать нарушения инструкций работниками своего богоугодного учреждения.

А разве мыслимо было, чтобы этому школьнику дали в подчинение двух взрослых лаборантов?

Впрочем, как только Бобби впервые взглянул на своих первых в жизни подчиненных, он перестал удивляться щедрости синьоры Забини.

Два здоровых ленивых бугая, на которых чуть не лопались белые халаты, сидели в отданной ему лаборатории и дулись в карты.

На появление Бобби они вообще не обратили внимания. Обратили ровно столько, сколько во всем мире два богатыря–пролетария обращают внимание на тощее носатое недоразумение в белом халате.

Бобби оглядел лабораторию и увидел, что убрать ее тоже в обязанности бугаев не входило.

Бобби улыбнулся и представился.

Один из бугаев подумал и предложил ему пятак — сгонять в ближайший паб за пивом.

Бобби заметил, что праздновать знакомство очень трогательно, но лучше бы после работы. А пока почему бы стажеру Ступору не показать ему журнал последних работ лаборатории и картотеку ингредиентов, а стажеру Столбу — привести алхимическое оборудование в надлежащий порядок?

Столб подумал и сказал, что хиляк прав, грязно тут что‑то. Так что если хиляк хочет, совок и веник вон там.

— Доктор Грейнджер, с вашего позволения, джентльмены, — поправил Бобби. — Тут Вы, стажер Столб, абсолютно правы: пока к работе с оборудованием я Вас не допущу. Я вижу, что ингредиенты валяются не по инструкции, документация не ведется… Так что сначала вы оба сдадите мне экзамен по специальности и Технику безопасности, и пока вы не подтвердите свою квалификацию, я не допущу вас к работе. Экзамен можете сдавать завтра, — предложил Бобби. — Я с радостью приму.

— Чё‑то я не понял, — тяжеловесно сказал Ступор.

— «Не понял, доктор Грейнджер»… или «не понял, сэр», — поправил Бобби. — Всё предельно ясно, стажер Ступор. Вы полагали, что мне страшно не повезло, меня определили сюда в довесок к Вам, в полное Ваше распоряжение… Не делайте большие глаза, стажер, словно Вас удивляет, что я умею читать Ваши мысли. Вам знакомо слово «легилименция»? Нет? Обязательно вставлю этот вопрос в завтрашний экзамен. Итак, Вы думали, что Вас ждет приятный месяц, а дело‑то совсем наоборот. Это мне директор Забини сдала Вас с потрохами, и я подписал бумаги, что могу делать с Вами всё, что захочу. Хоть пустить на ингредиенты. Хоть пожаловаться директору Забини на ваше служебное несоответствие и предложить перевести Вас в уборщики. Вы попали, джентльмены, а меня ждет приятный месяц. Хотите, отправляйтесь сейчас к директору и спросите ее.

Если Бобби сомневался, что его асситенты попали на работу по тому же блату, что и он сам, то они рассеяли все сомнения. Они резво побежали к директору — оказывается, эти ленивцы умели быстро бегать.

Бобби мило уселся на освобожденное Ступором кресло начальника лаборатории и стал ждать развития событий.

Бугаи удивительно быстро вернулись, и вид у них был обескураженный.

— Присаживайтесь, джентльмены, — пригласил Бобби. — Вопросы есть?

Вопросов не было.

— Отлично. Тогда давайте внесем ясность, — сказал доктор Грейнджер. — Надеюсь, директор не скрыла от вас, какова моя миссия и зачем вы здесь? Нам выгодно сработаться и устраивать друг для друга всё лучшее, джентльмены. Если наша работа будет удачной, вы войдете в историю. И вы, и я. Сюда сбегутся репортеры, о вас будут писать книги. Первые маги, революционеры, освоившие компьютеризацию! В ваших интересах во всем помогать мне, джентльмены. Дальше вас с руками оторвут, делать компьютеризацию других учреждений…

Впервые в жизни на лицах Столба и Ступора вспыхнула искра внимания.

— А у моего папаши алхимическая лаборатория. Ее тоже можно компузавать? — выпалил Столб.

— Не забывайте добавлять «сэр» или «доктор Грейнджер». Компьютеризовать. Да, ее безусловно можно компьютеризовать, стажер Столб, — сказал Бобби.

Столб встал, порылся в шкафах и выудил пыльную книгу.

— Вот журналы, которые Вы просили, доктор Грейнджер.

Институтская кошка Мортисия смотрела на них с подоконника с истинным удовольствием. Нет, не говорите, что правилами запрещается держать в институте кошек…

Мортисия представляла, как расскажет своим друзьям–котам легенду: как новый доктор, мальчик Бобби Грейнджер, заставил работать самых безнадежных лаборантов в истории института.

На их лицах без всякой легилимеции можно было прочесть, как за год их тяжелого трудового пути от них последовательно отказались главы всех лабораторий, и деть их синьоре Забини было решительно некуда, разве что вернуть родителям — американскому послу Ступору и главе всемирно известного фармацевтического концерна Столбу.

Держать их в институте было выгодно хотя бы потому, что папаша Столб за это платил.

Правда, недавно он проявил недовольство, что его сын не делает ожидаемой отцом постепенной карьеры. «Я вам плачу, так сделайте из моего болвана что‑нибудь!» — буквально сказал родитель.

Такие чудеса достались в наследство Бобби Грейнджеру…

 

Летняя практика (окончание)

… Дальше кошка Мортисия могла рассказать, как крепла и обрастала подробностями новая легенда. Как отпетые тунеядцы превратились в способных, сметливых лаборантов, вышколенных до блеска.

Как успешно стала проходить компьютеризация, как о ней заговорили, что она составит славу института.

Мортисия могла рассказать, что Бобби Грейнджера и его верных лаборантов часто отвлекали от компьютеризации — директор подкидывала им работу по варке зелий.

Сотрудницы института были столь безалаберны, что давали не только зельеварам рецепт, но и имя пациента! Бобби устал удивляться, знакома ли им врачебная этика и понятие врачебной тайны.

Кумушки, в принципе, не имели вообще никаких тайн. Они в присутствии Бобби громко болтали о чем угодно, даже о самых больших секретах. А знали они всё.

… Что Перси Уизли постоянно пьет антидепрессанты, а министр Шеклбот — язвенное, и куда катится страна, возглавляемая такими людьми.

… Что Одер Олливандер закатил скандал своему сыну Нилусу, что он устал оплачивать Нилусовы фокусы, а Нилус перешел все границы. Кумушки гадали, что раньше: Одер выгонит Нилуса из дома, или Нилус сам сбежит?

… Что дочка Гарри Поттера выходит за сына магната Уизли, и свадьба будет, как только невеста закончит Хогвартс.

И так далее.

Они болтали и глазели, как Бобби и его команда работают на компьютере.

Мортисия могла бы рассказать и другое: как, оставаясь один в кабинете, доктор Грейнджер падал за стол и рыдал. Как он ходил взад–вперед, повторяя, что ему надо продолжать бороться, потому что ему некуда отступать. Что надо продолжать битву, потому что теперь ему нечего терять!

Как доктор Грейнджер шептал, что он завидует гриффиндорцам, он хотел бы уметь жить как они, просто, весело, зная заранее, где добро, а где зло, где есть только черное и белое. Как он завидует даже Олливандеру, даже Фреду Уизли — счастливцы! Они так счастливы, что и не подозревают об этом, так, как могут быть счастливы только дураки…

И тогда Мортисия подходила к доктору Грейнджеру, терлась о его колени и мяукала. И пела ему успокаивающие песни.

Торжественное открытие Компьютерной лаборатории Института фармацевтики произошло 29 августа.

Закрытый доселе Институт наводнили посторонние — газетчики, фотографы, журналисты.

На открытие пригласили даже министра, и приехал его зам, зачитал написанную министром речь о магловских технологиях. Затем зам торжественно сел за компьютерный стол и нажал три случайных клавиши, отчего компьютер на весь вечер завис, пока Бобби не починил его.

Артур Уизли дал интервью о компьютерном деле.

Столб и Ступор удостоились вопросов от самой Риты Скитер.

Сияющий Слагхорн разглагольствовал перед журналистами, что он знал с первой минуты, как Бобби поступил в Хогвартс, что Бобби составит славу и новое рождение факультету Слизерин.

Нарцисса Малфой тоже пришла на прием.

Стоя рядом с синьорой Забини, она задумчиво разглядывала Гермиону Грейнджер в бальном платье.

— Кто мог знать, что когда‑нибудь я буду покровительствовать сыну Гермионы Грейнджер… той самой грязнокровки Грейнджер…

— Да, мисс Грейнджер далеко пошла, — согласилась синьора Забини.

— Я не ожидала от нее… Я не ожидала, то ее жизнь сложится так, — сказала Нарцисса. — Что Гермиона Грейнджер может воспитать сына истинного слизеринца…

— Причем, в одиночку, — добавила синьора Забини.

— Я никогда бы не подумала, что Грейнджер способна хранить верность… Я думала, она при первой возможности выскочит за какого‑нибудь гриффиндорца, как только траур кончится, — задумчиво сказала Нарцисса.

— А она, как видишь, больше не вышла замуж.

— Я совсем не знала ее, — призналась Нарцисса. — Кто мог знать…

— Возможно, брак Северуса оказался куда удачнее, чем мы думали, — подытожила синьора Забини.

 

Седьмой курс начинается…

Если Бобби Грейнджер не любил Первое сентября, то Фред Уизли его обожал.

Он обожал, как сказал бы Бобби: «впустую тратить время» — бежать на вокзал, обскакать весь перрон в ожидании поезда, загрузиться в вагон и катить до школы долгие восемь часов… И он вовсе не считал, что зря тратит время.

Он же встречается с одноклассниками, с друзьями, смотрит, как они изменились за лето, рассказывает, как провел лето он сам, а потом — как провели они; он общается, это же так интересно!

Он бежит смотреть на новичков, которые приходят в школу каждый год, заводит новые знакомства. Зачем еще нужна школа, если не для общения, — для уроков, что ли?!

Да, если бы Бобби Грейнджер всё это понимал, его жизнь сложилась бы иначе…

Фред очень любил и дальнейшую «потерю времени»: как их встречают в Хогвартсе. Кареты без лошадей, Хагрид с лодками, полный людей праздничный Большой Зал, пир, Распределение… Он вообще считал, что первый день в Хогвартсе — самый лучший. (Кроме последнего, конечно. И дней квиддичных матчей.)

Нынешний Первый день доставил ему и неожиданную радость: за слизеринским столом пустовало место Бобби Грейнджера, и ни на платформе, ни в поезде его не было.

Фред заметил, что не он один косится на пустое место. Профессор Лемерсье за преподавательским столом выглядела очень расстроенной, Грейнджер был один из ее любимых учеников. Она даже шепнула что‑то на ухо Слагхорну. Спросила, что ли?

Слагхорн ответил, Лемерсье кивнула и занялась ужином. Веселее она не стала.

От радости, что носач наконец‑то убрался из Хогвартса и их ждет спокойный год, Фред чуть не станцевал на гриффиндорском столе.

— Фред, перестань кривляться и веди себя прилично. Ты уже не маленький, школу кончаешь, — немедленно отреагировала Лили Луна.

Фред кивнул:

— Да, дорогая.

Вольные деньки, когда можно было дурачиться как угодно, кончились, Фреда почти окольцевали, но он был этому рад.

Лили Луна, правильная и серьезная девушка, взялась перевоспитывать его весьма основательно — с неменьшим пылом, чем раньше пыталась перевоспитать Бобби Грейнджера.

Фред готовился остепениться и превратиться под руководством Лили в хорошего мужа и отца, и его это устраивало.

Собственно, это всех устраивало. Узнав, что неуместный и неудобный роман Лили с Бобби Грейнджером закончился, две семьи вздохнули спокойно, а потом и радостно, когда Лили представила своего нового парня. Наконец‑то Лили нашла хорошего человека. Да еще всеми давно любимого Фреда Уизли.

Родители Лили приняли его как родного, и сразу дали согласие на свадьбу.

— Фред, перестань корчить рожи, я сказала.

— Слушаю и повинуюсь!

— Я видела, куда ты сейчас смотрел.

— Лили, да забудь об этом, — поморщился Фред.

— Забыть? Жаль. Я как раз хотела поговорить с тобой на эту тему, и очень серьезно, — непреклонно заявила Лили. — Мне никогда не нравилось, как вы прикалывались над Грейнджером, и сейчас я думаю так же. Не пора ли прекратить дурачиться? Вы уже школу кончаете, по–моему, вы давно выросли из этой глупости.

— Всё, с Грейнджером покончено, — сказал Фред и отсалютовал бокалом.

— Я серьезно. Вы сами себе больше вредите этими шалостями, чем ему.

— Теперь, когда у меня появился ангел–хранитель, шалить я не буду никогда, — галантно сказал Фред.

Если Фред надеялся никогда больше не видеть Бобби Грейнджера, то его надежды не сбылись.

Проснувшись на следующий день, Фред пошел на урок, и за первой же партой наткнулся на ненавистную носатую физиономию.

Фред спокойно посмотрел на нее и пошел дальше. Лили права: он вырос из той детской истории. Теперь он ничего не чувствовал к Бобби Грейнджеру, кроме мысли, что победил его по всем статьям.

Бобби Грейнджер был всего лишь носатой карикатурой, жалким лузером.

И это видел весь Гриффиндор.

Больше Бобби Фреда не интересовал.

… А Бобби Грейнджера вообще ничего не интересовало.

Его тело вставало, садилось, ходило на уроки, а дух был далеко; он даже сам сомневался, здесь ли он?

Бобби старался не думать об этом, автоматически продолжать функционировать. Но как он ни пытался избежать крамольных мыслей, вообще не думать Бобби не умел, и его мозг все равно задавал вопрос: что я здесь делаю? Зачем я здесь?

Теперь Бобби проклинал безумное упрямство, заставившее его остаться в Хогвартсе. Слепой гнев с криками: «нет, им не удастся меня выжить!», «я им покажу!», «я не сбегу, я не сдамся!» — теперь, воплотив свой план воочию, он спрашивал: и оно того стоило? Кому, что он собрался доказывать? А ведь мог бы сейчас спокойно учиться в Дурмстранге…

Зачем он вернулся в Хогвартс — чтобы убедиться, что здесь его никто не ждал? Что здесь он никем не любим и никому не нужен?

Он ходил на занятия со всеми, а затем запирался один в лаборатории, и между обоими состояниями не видел разницы. Один — это навсегда один. Даже в шумной и веселой толпе учеников.

Странно, что если с людьми Бобби разговаривал теперь неохотно и односложно, то в одиночестве, в тишине запертой лаборатории, язык его развязывался, и разговаривал он долго и охотно.

Размышлять вслух — очень приятное занятие. В конце концов, если не с кем поговорить, можно поговорить и с самим собой. Во всяком случае — с умным человеком…

— Вот интересная вещь крестраж, — размышлял Бобби вслух однажды, промывая в лаборатории груды пробирок.

— Хорошо быть крестражем. Кожа у тебя будет толще, чем у слона. Никакой дубиной не проймешь. Никаким заклятьем не поразишь — даже Авада отскочит… Хоть семь раз подряд.

Крестраж, в принципе, — гарантированный путь к бессмертию. Хочешь быть бессмертным — или сам штампуй крестражи, или стань крестражем кого‑то другого.

Странно, почему никому не приходило в голову сделать крестражем человека? Это же ничуть не хуже крестража–предмета. Вот Темный лорд сделал крестражем животное — и то он один экспериментировал. Никто больше до животных не додумался.

А может, с Лордом всё впереди, он и до человека когда‑нибудь доберется.

Человек–крестраж — это любопытное явление.

Полное бессмертие и неуязвимость.

Правда, в голове будет торчать чужой ум, а в теле — чужая душа, но придется потесниться. Некоторый дискомфорт — как плата за услугу.

и почему же дискомфорт? Один ум — хорошо, а два — лучше, — философски продолжил Бобби.

— Теоретически, тебе передадутся все возможности и таланты оригинала, только умей пользоваться. Вот Темный Лорд знает змеиный язык, и его крестражи владеют парселтангом.

— И связь душ — ты всегда будешь на связи с Лордом, знать, где он и что делает… Если он не закроется окклюменцией, конечно. Но здорово — иметь постоянный доступ к мыслям нашего милого Лорда… Все его планы перед тобой — как на ладони. Прелесть.

И вообще ты будешь неуязвим перед ним — ведь он это ты. Все его заклятия от тебя отскочат в него обратно. Или вообще не подействуют. Если он ставил какое‑то заклятие на всех, кроме себя, тебя оно пропустит. Ты сможешь, как он, пройти в Тайную комнату, может, тебя даже признает василиск… Особенно если ты поговоришь с ним по–змеиному… А может и нет, василиск признает только одного хозяина.

Вот милорд проклял должность профессора ЗОТИ, и никто не мог удержаться на этой должности больше года. Только сам Лорд смог бы. И профессор Поттер, он же у нас Избранный…

На парселтанге говорит, семь Авад отразил, в мысли Темного лорда проникает… Только победить его никак не может…

Чудо природы…

И тут Бобби ахнул и резко замолчал.

В алхимической лаборатории тоже произошло чудо: впервые в своей безупречной карьере Бобби Грейнджер выронил поднос с пробирками.

Рядом кипел оставленный без внимания котел, на полу блестели осколки стекла, но Бобби было плевать.

Он сел посреди осколков, схватился за голову и зашептал:

— Нет, этого же не может быть… О Мерлин…

Он только что нашел Седьмой крестраж Темного лорда.

 

Вторая разведка Бобби

— Добрый день, господин министр. Простите, что оторвал Вас от дел.

— Добрый сегодня день или нет, мистер Грейнджер, это мы сейчас проверим… Да, Вы оторвали меня от дел, молодой человек, но Вы написали такую записку, что любого подбросило бы на месте.

— Еще раз простите, господин министр, — повторил Бобби.

Они стояли на окраине Хогсмида, в безлюдном месте у кромки Запретного леса.

— Вы написали, чтобы я бросил все дела и срочно явился в указанное Вами место, аппарировал через полстраны, и вот, я явился. Вы первый школьник в моей карьере, которому удается дергать министра, как марионетку!

— Простите, — в третий раз повторил Бобби.

— Нам нужно уединенное место для разговора, на улице мы беседовать не будем. Вы такое знаете?

— Вас устроит Визжащая хижина?

— Вы бы еще сарай для лодок предложили!.. Хорошо, сойдет. Идемте!

… Запечатав двери и наложив на стены заклятия Глухоты, министр сел в скрипучее ветхое кресло и потер виски.

— У меня мало времени. Что значат эти ваши намеки на седьмой крестраж?

— Чем больше я думаю, тем больше убеждаюсь, что это правда, а не намеки, господин министр, — сказал Бобби.

— Я прочел Вашу краткую аргументацию, мои люди уже работают над этим. Вы умеете удивлять, юноша: я впервые слышу о столь необычном крестраже.

— Я попытался найти что‑нибудь в библиотеке Хогвартса, но Вы же знаете, вся литература о крестражах была изъята из фондов библиотеки много лет назад, — сказал Бобби. — Я связался с библиотекой Дурмстранга, они прислали кое‑что… Я перерыл всё, но не нашел ни слова о работе с крестражем–человеком.

— Мои люди работают над этим, а возможностей у них больше, чем у Вас, — сказа министр.

— Я бы тоже хотел поработать. Вы дадите мне допуск к материалам, которые изучают ваши люди?

Министр задохнулся.

— Юноша, не переходите границы! Конечно, не дам. Вы желаете допуск к секретным фондам отдела Тайн? К конфискату аврората? Знаете, я и своим‑то не всем доверяю эти сведения!

— Как хотите, господин министр, — коротко сказал Бобби.

— Я подозреваю, что Вы рассказали мне далеко не всё. Имя человека–крестража Вам известно?

— Вы тоже рассказали мне далеко не всё, господин министр.

— Юноша, я министр магии, и я сам решаю, какие и кому раскрывать тайны! А вот Ваш долг — рассказать всё, что Вам известно. Дело идет о государственной значимости! Ваши сведения могут решить исход войны и судьбу страны, так что я советую Вам очень подумать, прежде чем отпираться!

— Вы пытаетесь меня запугать, господин министр? — невинно спросил Бобби.

Министр тяжело вздохнул.

— Если я найду человека, способного запугать Вас, Роберт, я поставлю ему памятник. Тем не менее, начистоту: у вас есть догадки относительно личности того человека?

— Господин министр, начистоту: Вам известны способы извлечения души Лорда из этого крестража, безопасные для оболочки носителя? — спросил Бобби.

— Пока нет, но мои люди работают над этим.

— Я тоже работаю над этим. И как только я, либо Ваши люди, придем к результату, я открою Вам имя человека. Я даже обещаю, что открою его Вам первому, — сказал Бобби и улыбнулся.

— Роберт, Вы обязаны мне подчиняться. Я приказываю Вам как министр, — рявкнул Кингсли.

— Дайте мне допуск к фондам Ваших библиотек, и я подумаю.

— Вы еще смеете торговаться! Настоящий слизеринец!

— Слизеринец, и горжусь этим.

Министр вздохнул и попробовал с другой стороны:

— Возможно, этому человеку нужна защита. А если Пожиратели смерти доберутся до него первыми? Роберт, Вы должны открыть мне имя, чтобы я убедился, что этого человека охраняют должным образом.

— О, за это не беспокойтесь. Он крестраж, и окружен Темнейшей магией своего статуса, дающей практически полную неуязвимость. Он защищен куда более, чем мы с Вами, — усмехнулся Бобби.

Министр посмотрел Бобби прямо в глаза. Бобби ответил тем же взглядом.

Прошла минута, и министр устало откинулся.

— Вы еще и окклюмент… Поздравляю.

— Спасибо, — скромно сказал Бобби. — С Вами приятно было потягаться.

Министр встал.

— Вы школьник… пока еще, и единственно поэтому я проявляю снисхождение. Даю Вам время на размышление. Через неделю я приду снова, и Вы откроете мне имя. Без разговоров. Это приказ. Право, я не понимаю, почему Вы упрямитесь, ведь в наших общих интересах — чтобы Избранный как можно скорее покончил со всеми крестражами и смог победить Сами–Знаете–Кого.

Тут министр попал в точку: всё последнее время Бобби сводила с ума мысль, каким образом Избранный сможет покончить со всеми крестражами и остаться в состоянии, пригодном для побеждания Сами–Знаете–Кого.

— А сейчас меня ждут дела — так что до встречи через неделю, Роберт!

— До встречи, господин министр, — вежливо попрощался Бобби.

…Им суждено было встретиться второй раз гораздо раньше, чем через неделю.

… Отвлечемся от этого мрачного разговора, читатель.

Скажите, были ли Вы когда‑нибудь в Лютом переулке? Нет? И правильно, это очень опасное место.

Но вряд ли Вас удивит, что в Лондоне есть места и похуже Лютого переулка. Лютый переулок — всего один из адресов скрытного мира Темнейшей магии. И не худший из них, раз о нем можно рассказывать в книгах детям!

Мы отправимся по адресу много злачнее и темнее Лютого переулка. В этот квартал боялись захаживать даже его завсегдатаи…

Этот квартал был голубой мечтой любого ученого и книжного коллекционера, ибо здесь находился огромный рынок самых запрещенных и опасных книг.

По большому счету, этому рынку позавидовали бы даже архивы Министерства магии.

Мы заметим в толпе фигуру Мундунгуса Флетчера, торгующегося у одного из прилавков. У Мундунгуса в руках мы увидим целую пачку книг.

Но Мундунгуса усмотрели не мы одни.

Когда Флетчер уже расплачивался, из толпы вырвалась высокая темная фигура и схватила Флетчера, не давая ему уйти.

— На два слова, Мунди.

Флетчер попытался вырваться, но фигура только засмеялась.

— Мунди, я хочу только поговорить. Только разговор, без насилия, могу даже дать клятву!

— Давай, — хрипло сказал Мундунгус.

Фигура взмахнула палочкой:

— Клянусь, я буду только говорить, а затем отпущу тебя.

Флетчер хрюкнул по–прежнему недоверчиво.

— Я действительно хочу только поговорить, и не причиню тебе вреда. Я очень долго ждал этого разговора… Тебя, друг мой, нелегко было выследить.

— Что ж, говори, — буркнул Флетчер.

— Не здесь. Отойдем в угол, где потише? Я дал клятву, могу дать и другую, будь же умницей.

— Пошли, а то не отвяжешься от тебя, — хрюкнул Флетчер.

Они зашли за угол, ибо на этом рынке было предусмотрительно много пустых и темных углов.

Флетчер не снимал руки с палочки, выжидательно глядя на собеседника.

Фигура сняла капюшон и облегченно выдохнула:

— Меня зовут Джагсон, сейчас я — правая рука моего Темного лорда, и я действительно долго ждал этого разговора, мистер Грейнджер.

… Конечно, Бобби не собирался соваться на этот жуткий рынок, но все три кандидата, которых он попросил это сделать для него, отказались с треском. И он еле уговорил Мундунгуса Флетчера дать ему хотя бы волос для Оборотного.

Джагсон тем временем вещал:

— Я мечтал встретить Вас много лет, мистер Грейнджер. С тех пор, как мой Лорд искал шпиона, разгласившего тайну создания армии крестражей, и шпиона, разгадавшего тайну отряда анимагов, и ученого, создавшего для нашей братии чертовские неприятности своими заклятиями, которые сейчас вовсю используют против нас авроры и орденцы феникса… А стой минуты как мой Лорд узнал, что всё это — один человек, и что это — Вы, я ночей не сплю, пытаясь встретиться с Вами.

Бобби молча слушал.

— Я не сплю, и мой Лорд не спит. Вы создали нам слишком много неприятностей, молодой человек. Можете гордиться: сам Темный лорд ночей не спит из‑за Вас!

— Я из‑за него тоже, — буркнул Бобби.

— О, да Вы шутник, молодой человек. Я рад, что наш разговор протекает в таком ключе — мы с Лордом боялись надеяться на это.

— Вряд ли я оправдаю Ваши надежды, — сказал Бобби.

— Подождите, молодой человек, я еще не кончил. Мы потеряли покой, и мы не знали, что с вами делать. Оставлять такого противника против себя опасно. Мы не можем себе этого позволить. Но Ваши таланты невольно потрясают, а мой Лорд умеет ценить талантливых людей. Вы не оставили нам выбора: придется либо убить, либо переманить Вас на нашу сторону, молодой человек.

— Лучше убейте, — буркнул Бобби.

Джагсон рассмеялся.

— Какой пыл, молодой человек. Отчего же Вы опустили голову? Повторите это прямо мне в лицо!

Бобби уставился Джагсону прямо в глаза и повторил.

Джагсон прервал его небрежным жестом:

— Так я и думал. Вам знакомо слово «легилименция», молодой человек? Ваши слова и мысли расходятся. Право, Вы меня обрадовали. Я не думал, что наша беседа пройдет так легко! Конечно, у Лорда зародилась определенная надежда, когда Вы отказались сотрудничать с министром, он вернулся такой злой, но чтобы всё случилось так просто…

— Я никогда не буду сотрудничать с Вами, — раздельно произнес Бобби.

— Полноте, юноша. Я же вижу, что Вы думаете! И Вы правы. Я вижу, как Вы разочарованы Хогвартсом и Министерством, как Вы злы на гриффиндорцев, как Вы ненавидите покойного Дамблдора… Редкий был негодяй, вы правы… Вы верно думаете, что Вам с ними не по пути и они только загубят Ваши таланты. Как вспомню, что из Вашего отца, гениального ученого, сделали простого школьного учителя, сердце переворачивается!

Мой Лорд умеет ценить таланты. Вас ждет у него великая карьера! Эх, что я говорю, сам себе могилу копаю, — вздохнул Джагсон. — Ведь Вы, может быть, займете у Лорда мое место. Он отзывался о Вас с таким восхищением…

— Лучше убейте, — упрямо повторил Бобби.

— Я не требую от Вас ответа немедленно, — доброжелательно сказал Джагсон. Он ничуть не смутился. — Я понимаю, это очень большой шаг, всё изменить… Обдумайте. Я дам Вам свой адрес. Когда надумаете, приходите!

— Вы не боитесь дать мне свой адрес? А если я отнесу его в Министерство? — спросил Бобби.

— Вот видите, не боюсь. А отнесете или нет — вот мы и проверим!

Джагсон всучил Бобби бумажку.

— Держите. Думайте. Если бы Вы знали, как я доволен сегодняшним разговором! Я уверен, Лорд будет доволен тоже. Он мечтал завербовать Вас с тех пор, как Вы обошли его в той истории с Бузинной палочкой и семьей Кэрроу. Нам нужны такие уникальные люди, как Вы! Приходите, и я обещаю даже научить Вас окклюменции.

И сияющий Джагсон аппарировал.

Бобби долго смотрел на карточку и Джагсону вслед. Он тоже был доволен разговором.

Предложение Джагсона обучить его окклюменции очень насмешило Бобби — ведь пока он был лучшим окклюментом, чем Джагсон. Джагсон увидел то, что Бобби позволил ему увидеть.

Теперь Бобби интересовало, будет ли Темного Лорда так же легко одурачить, как Джагсона?

 

Вариант

— Господин министр, меня завербовали в УпСы.

— Через мой труп, — коротко сказал Кингсли.

— Опоздали. Вам остается только смириться с неизбежным.

— Вас спрячут, Вас и Вашу мать, и никаким УпСам вас не найти. Я приступаю к программе вашей защиты немедленно.

— Я сбегу от любой защиты, и Вы это знаете. Главное же, чего я не понимаю: почему Вы против?

— Вы не понимаете? — усмехнулся Кингсли.

— Простите, сэр, — нет. У вас долгие годы не было своего шпиона в логове Пожирателей смерти. Вы от этого очень страдали. Сейчас случай сам подворачивается, а Вы отвергаете…

— А знаете, почему у нас долгие годы не было такого шпиона? — спросил министр. — Извольте, я Вам расскажу. Разумеется, я пытался все эти годы внедрять своих агентов в стан врага, и всех — всех! — раскрывали. И ликвидировали, разумеется.

— Но сейчас другой случай — разве Вы не видите разницу? Сейчас они сами захотели завербовать меня. Они заинтересованы. Сэр, раньше Вы подсовывали им своих людей без их согласия, и они отторгали этих людей. Вы выбирали людей, а Темный лорд не любит, кода выбирают за него. Вы пытались заставить Темного лорда играть по Вашим правилам, но это он диктует правила, а Вам приходится смириться. УпСы пришли ко мне от него! Он выбрал меня сам! Он может принять меня в ближний круг, представьте себе возможности…

— Даже думать не смейте приблизиться к Темному лорду! — рявкнул министр. — Вам жить надоело?

— У меня всё равно нет выбора, — сказал Бобби. — Как и у Вас. Темный лорд меня выбрал. Ему, знаете, не принято отказывать.

— Вы не понимаете, на что соглашаетесь, — сказал министр. — Вы не понимаете, с чем Вам придется столкнуться. Это не комикс, где Вы бравый агент 007, услышали про грядущее преступление, доложили М и всех спасли. За Вами будут следить — первое время непрерывно. За тем, какой процент дел, порученных Вам, срывается. И Вас будут проверять, специально провоцировать, чтобы Вы себя выдали, не сомневайтесь.

— Я знаю, что 90 процентов дел провалить нельзя, — сказал Бобби. — Я знаю, что 90 из ста людей я не спасу, они должны погибнуть. Но меня взяли затем, чтобы спаслись хотя бы десять. И спросите любого из этих десяти, они скажут, что дело того стоило. А так бы погибли все сто.

— А Вы знаете, сколькие из этих девяноста погибнут на Ваших глазах? Вы знаете, что на Вас будут смотреть, как Вы себя выдаете наблюдением за пытками и смертью? Людей будут мучить и убивать на Ваших глазах, Вы способны это выдержать?

— Я должен это выдержать, — сказал Бобби.

— Вы школьник, несовершеннолетний. Вы ничего никому не должны. Люди старше Вас ломались.

— Значит, сломаюсь, но перед этим дайте мне попробовать.

— Вы понимаете, что они захотят проверить Вас в бою? Пошлют на задание. Против нашего Министерства и Ордена феникса, или против мирного населения, на одну из своих устрашительных акций. И если Вы постоянно будете промахиваться, и все Ваши заклятия случайно будут попадать не туда или в своих…

— Они будут попадать по назначению, — холодно сказал Бобби. — У меня репутация снайпера, я ею дорожу. Не собираюсь ее портить.

— Вас заставят применять Непростительные.

— Да пожалуйста. Могу дать Вам заранее список членов Ордена и сотрудников Министерства, для которых я и Авады не пожалею.

Министр возвел очи к небу.

— Думайте иногда, что говорите!

— Я убивал уже, сэр. Один раз, — сказал Бобби.

— И что?

— Мне это понравилось.

Кингсли помолчал и перевел разговор на другую тему:

— Роберт, если Вас разоблачат, Ваша смерть будет такой страшной, что даже палачам будут сниться кошмары.

— Интересно, Темному лорду снятся кошмары? — спросил любопытный Бобби.

— Что я скажу Вашей матери?

— Лучше скажите сам себе, откуда Пожиратели узнали, что я встречался с вами и отказался сотрудничать. Что Вы вернулись в Министерство очень злой. Что это я выдал аврорату крестражей и анимагов, а заклинания, которые они используют, — тоже мои. Кажется, первое задание на посту Вашего шпиона я выполнил — у Вас в аврорате кто‑то шпионит на Лорда. Проверьте, сэр.

Министр покачал головой.

— Не надейтесь, что я Вас приму, Роберт.

— Вы сердиты, что меня уже приняли, без Вашего согласия.

Министр что‑то решал.

— Роберт, возможно, у меня есть веские основания для отказа? Печальный опыт? Откуда, по–Вашему, я столь подробно осведомлен о тяготах жизни двойного агента?

— У Вас уже такое было? — догадался Бобби. — Что Пожиратели кого‑то завербовали, Вы согласились, и его разоблачили?

Министр быстро сказал:

— Его не разоблачили. Он продержался два месяца и его психика отказала. Он слишком многое видел. Мысли о людях, которых он не спас, не оставляли его.

— Он в больнице Святого Мунго?

— К счастью, он выздоравливает. Выписан из стационара и пока — приходящий пациент. Он был совершеннолетний, взрослый и полный решимости помочь Ордену юноша, Роберт.

— Перси Уизли? — выдохнул Бобби, которого осенила очередная идея.

— Вы знали?.. Нет, я сказал глупость. Вы не могли знать. Вы догадались.

— Как видите, я не обделен догадливостью, — усмехнулся Бобби.

— Вы догадались этим летом, когда работали в Институте фармацевтики и слышали, какие Перси принимает лекарства. Давно пора отрезать язык всем этим болтливым кумушкам из Института! — рявкнул министр.

— От души с Вами согласен. Очень милые дамы.

— Роберт, я не могу Вам позволить. Не могу, — сказал министр.

— Перси Уизли продержался два месяца, — сказал Бобби. — Вряд ли я слабее Перси Уизли.

— Ваше безрассудство достойно Гриффиндора, — промолвил министр.

Висящий на стене портрет бывшего директора Хогвартса Эдварда Эверарда выразительно кашлянул.

— Ваша аудиенция закончена, — отрывисто бросил министр.

Портрет упорно делал знаки.

— Что?.. Хорошо. Ваша аудиенция пока не закончена, подождите под дверью, — сказал Кингсли. — Я Вас вызову.

— Да, сэр.

Бобби подождал, слушая громкие раздраженные голоса.

Когда министр его вызвал повторно, вид у него был нерадостный.

— Я согласен. Считайте, что я Вас принял… Пока, — неохотно произнес Кингсли. — Но при первой же возможности…

— Я понимаю, я очень благодарен Вам, сэр…

— Не мне. Я бы никогда в жизни не допустил этого безобразия, — сказал Кингсли. — Вон.

Бобби подумал, что портрет Эдварда Эверарда здорово промыл мозги министру.

Бобби ошибся только в одном: за свое спасение он должен благодарить не Эдварда Эверарда, а Альбуса Дамблдора.

— Сегодня ко мне приходил министр Шеклбот, — сказала Гермиона Гермиона Грейнджер. — Бобби, я тебя убью.

— Предоставь это Сама–Знаешь–Кому.

Гермиона побледнела.

— Значит, ты понимаешь. Тогда зачем?

— Затем, что война идет уже 50 лет. Надо что‑то делать, — лаконично сказал Бобби. — Что‑то Гарри Поттер всё не побеждает нашего Лорда, хотя меня убеждали в скорой победе с самого детства, война затягивается. Ваше поколение отвоевало. Пришла наша очередь.

— Бобби, ты еще школьник.

— А сколько лет было тебе, когда ты начала воевать?

— А сколько лет будет мне, когда ты пойдешь на задание и не вернешься, и мне принесут от тебя одну окровавленную палочку? ты нужен мне живой.

— Ты тоже нужна мне живая, мама, — сказал Бобби. — Ты тоже можешь пойти на задание и не вернуться. Если мы не остановим эту бесконечную войну. Все дети орденцев феникса это понимают, что нельзя сидеть сложа руки и ждать, пока Лорд победится сам собой. Даже такие идиоты как Уизли и Олливандер это понимают и пытаются что‑то делать!

— А почему ты не можешь делать, как они? Почему тебе нужно непременно в шпионы?

— Потому что я могу это делать, а они — нет, — сказал Бобби. — Каждый делает, что может.

— Бобби, ты сам себе отрубаешь голову. Ты веришь Темному лорду? Ты веришь, что он простит тебе всё, что сделал с твоим отцом?

— Это занятный психический казус, — кивнул Бобби. — Никогда не удивлялась, почему старые аристократы доверяют своим домовым эльфам? Когда головы их отцов выставлены отрубленными на лестнице? Я не думаю, что значу для Лорда больше какого‑нибудь домового эльфа. «Отец Дживвзи был шикарным дворецким, жаль, что пришлось его усыпить от старости, надеюсь, что и Дживвзи будет служить мне так же долго и счастливо.»

— Какой ужас, — сказала Гермиона.

— Я нужен Лорду живой, иначе бы он давно убил меня. Способов было предостаточно. Пока он хочет, чтобы я жил, надо этим пользоваться.

— Я не пущу тебя к Темному Лорду.

— Поздно. Мы с ним уже виделись.

Гермиона ахнула.

— Но министр…

— Министр не знает, и ты забудь. Больше я ничего не могу сказать. Чем меньше вы будете знать, тем больше мне будут доверять — пока я под полным контролем. Это даже министр понимает. Первое время я не буду передавать ничего, пока контроль за мной не ослабнет.

— Бобби, ты с ума сошел, — прошептала мать.

— Я видел его и знаю, что пока мне ничего не угрожает. Он заинтересовался. Он гарантирует жизнь мне и тебе — пока что.

— Будьте вы все, слизеринцы, неладны! — воскликнула Гермиона и запустила в стену целый сервиз.

— Роберт Грейнджер, — произнесло сидящее на троне зеленое существо.

Стоящий у подножия трона человек поднял глаза:

— Да, мой Лорд?

— Я наблюдаю за тобой последнее время. Я тобой очень доволен, — изрек Лорд.

— Зелье, которое Вы мне заказали, будет готово завтра, милорд, — сказал Бобби.

— Я знаю, — доброжелательно промолвил Лорд. — Я знаю, что ты усердно варишь мои зелья, и я знаю, что ты не выдал аврорам ни одной моей тайны. Мои люди проводили операции, и авроров там не было. Они ничего не знали. Ничто из доверенного мною тебе не вышло наружу — я умею это ценить, мой верный Роберт.

— Еще рано судить, милорд, — сказал Бобби.

Лорд засмеялся.

— Что я умею ценить, так это искренность. Я не терплю, когда предо мной пресмыкаются. Я же всё равно читаю тайные мысли людей, как в открытой книге… Только ты всегда говоришь мне правду. Ты не скрываешь свое недовольство, споришь со мной… Твой отец был таким же.

С ним можно было поговорить, не то что с этими испуганными рабами… Я надеюсь, ты займешь у меня его место, Роберт.

Бобби поклонился и промолчал.

— И я не считаю некоторые выводы преждевременными. Я очень доволен тобой и считаю, что ты заслужил мое доверие… Заслужил возвышение. То, о чем ты давно мечтаешь.

— О чем я мечтаю, милорд? — переспросил Бобби.

Лорд усмехнулся.

— Не забывай, что твои мысли передо мной, словно в открытой книге. С той минуты, как ты появился здесь, ты мечтаешь о Темной метке. Ты жаждешь войти в мой ближний круг больше всего на свете.

Бобби открыл рот, чтобы возразить, и на ходу передумал.

— Вы правы, милорд.

— Ты очень смел, — дружелюбно ответил Лорд. — Весь в отца. Я знаю, чего ты хочешь больше всего. И я ценю, что ты так высоко ставишь меня и мое внимание. Я думаю, пришло время вознаградить тебя.

— Я считаю, что Вы слишком доверяете мне, милорд, — сказал Бобби. — И я… не уверен, что хочу стать Пожирателем смерти. Я еще не готов. Вы слишком щедры для меня.

Лорд посмотрел на него.

— Да, я вижу тень сомнения… Как интересно… Ты считаешь Пожирателей смерти невыгодной должностью?

— Я с детства наслышан о Пожирателях смерти, и слухи мне не понравились, — сказал Бобби. — Я наблюдаю за ними у Вас, и они не нравятся мне воочию. Как Вы и сказали, это стадо перепуганных рабов. Я не хочу быть таким.

— Да, в твоем мозгу промелькнуло даже слово «домовой эльф»… Ты считаешь Пожирателей смерти равными домовым эльфам? Как интересно.

— Я считаю их рабами, — сказал Бобби.

— Твой отец не был мне рабом, он был моим советником… почти моим учеником. И ты будешь таким же.

Н самом деле у меня нет выбора, — усмехнулся Темный лорд. — Джагсон говорил тебе, что я не мог спать спокойно, пока ты был моим противником? Ты сильнейший маг, я не видел таких за многие годы… Ты немногим уступаешь по силе мне самому, но ты слишком молод, чтобы понять это, Роберт.

Пройдет время, и ты, возможно, станешь даже сильнее меня. Мы могли бы править миром вместе.

Я давно ищу ученика, преемника… Я понял, что нашел искомое, как только увидел тебя.

Ты великий Темный маг…

Никто и никогда не говорил Бобби столько комплиментов. Он сиял и не скрывал этого.

— И я дарю тебе свою Метку не в знак рабства, а в знак высшего доверия. Высшей нерушимой связи между нами.

Гордись этой Меткой, как гордился твой отец.

Пусть остальные думают, что так ты станешь моим рабом, но мы‑то будем знать: этой Меткой я помечаю тебя как равного себе.

Бобби поднял глаза на Волдеморта.

— Открой мне твое левое плечо, мальчик, — сказал Лорд и поднял палочку.

Волдеморт коснулся волшебной палочкой левого предплечья Бобби. С палочки сорвалась каленая, как железо, желто–белая струя, впечатываясь в покрасневшую кожу.

Так Темный Лорд отметил Бобби Грейнджера, рожденного теми, кто трижды бросил ему вызов, рожденного на исходе седьмого месяца.

Волдеморт опустил палочку — на дымящемся обожженном плече стояла теперь Темная метка.

Бобби даже не шелохнулся.

 

Волшебная зима

«БОББИ!!

С НОВЫМ ГОДОМ!!!

И здравствуй, заодно :)))

Не ожидал письма, да?

А я уже соскучилась.

Когда эти несчастные каникулы кончатся…Дни считаю.

А ты?

У нас всё по–прежнему. Хагрид и профессор Лонгботтом вырастили говорящую тыкву, она оказалась плотоядной и кусается. Мне на Новый год подарили новую мантию и магловскую игру «Барби», Ал и Джим ее уже развинтили. У нее шарниры и провода внутри, представляешь?

А я за это взяла ножницы и обрезала половину от метлы Джима. У него теперь метла лысая.

Больше ничего интересного. Такая скукота.

Да, еще третьекурсники, оставшиеся на каникулах, засунули в Распределяющую Шляпу Миссис Норрис, и Шляпа тут же отправила ее на Пуффендуй.

Пока. Завтра будет скучно, напишу еще. Я тебя люблю!

P. S. Видишь, я освоила смайлики :))

Навеки твоя

Л. Л. П.

Видишь, я и анимашки освоила. Полчаса убила. Интернет — страшная вещь!

02.01.2015»

Зачем люди хранят старые письма, вы не знаете?

Роберт Грейнджер оторвался от экрана, на котором висело старое письмо Лили. На самом деле он работал в другой программе, но время от времени таймер автоматически переключался на «картинки», чтобы он сделал передышку. Картинками Роберт установил… сами–видели‑что.

Он молча смотрел, как бегут строчки по экрану, казалось, что смайлики подмигивают ему. Как на игру пламени в камине, на улыбки смайликов он мог смотреть бесконечно.

Таймер отщелкнул положенные пять минут и вернулся к прежней программе — расчету компонентов алхимического зелья.

Этой программой Роберт занимался уже второй месяц, и она не шла.

Бобби посмотрел на присоединенную к компьютеру сложную композицию колб и алхимических приборов. Результат они выдавали неутешительный.

Зелье называлось кодовым словом «Жидкая Амброзия», и было составной частью операции «Криспинов день».

Если верить Кингсли Шеклботу, над зельем параллельно работали два отдела Министерства, они регулярно обменивались с Бобби результатами. (Их отсутствием.)

Амброзией это зелье точно не было. Это был смертельный яд, не оставляющий жертве ни единого шанса на спасение, а суть задачи была в том, чтобы жертва после этого яда выжила.

Пока даже многотерпеливый магловский компьютер не знал, как это сделать.

Для зелья пробовали бесчисленные комбинации веществ и заклятий, получали очередной отказ и комбинировали снова…

Кажется, за этим прелестным занятием им предстояло провести всю зиму…

Компьютер отщелкнул полчаса работы и вернулся к смайликам.

Бобби откинулся на кресле и закрыл глаза.

Мерлин, как же он устал…

Британию одела волшебная зима, и внушила людям новые надежды, и нашептывала им дивные сказки.

Этой зимой Волдеморт верил, что Хогвартс подан ему как на блюдечке, а министр верил, что все планы Волдеморта ему раскроются.

Этой зимой Бобби как тень следовал за своим зеленоликим хозяином, вбирая в память каждый жест, каждое движение Лорда Волдеморта. Запоминая, как Волдеморт обычно себя ведет, как реагирует на то/иное действие, как дерется, как нападает, как защищается. Какие заклинания использует и с какой силой. Какой магией владеет и какой — нет.

Пытаясь предугадать стратегию Лорда в поединке, словно шахматную партию, и проигрывая многие комбинации.

Этой зимой Темный Лорд учил своего нового советника сильнейшим заклинаниям и убийственным ударам.

Он верил, что весной Бобби сдаст ему Хогвартс.

Этой зимой Гарри Поттер верил, что знает разгадку ребуса, над которым бьются лучшие умы Министерства. Необыкновенный крестраж, который нельзя уничтожить ни одним известным науке способом, ни поразить мечом Гриффиндора, надо предать мечу Слизерина!

Гарри уточнил у профессора Углука, и тот подтвердил, что меч Слизерина тоже может уничтожать крестражи.

Когда Гарри выложил свои соображения министру, министр просто отмахнулся от него. А затем, выпроводив Золотого Мальчика, в сердцах сказал портрету Эдварда Эверарда, как он хочет обернуться собакой, встать на задние лапы и хорошенько повыть!

Этой зимой Сивилла Трелони рассказывала всем желающим на каждом уроке, что карты и чаинки предвещают смерть Сами–Знаете–Кого еще до конца учебного года. И людям так хотелось в это верить, что радостным предсказаниям Сивиллы дали первый разворот в «Ежедневном пророке», и интервью у нее взяла Рита Скитер.

Маленькую лепту внес в статью и профессор Флоренц. Скитер спросила его, как коллегу Сивиллы Трелони, и Флоренц заявил, что знаниями кентавров предположения Сивиллы подтверждаются. Совсем недавно Совет старейшин кентавров смотрел на небо и толковал знаки звезд, и пришел к выводу, что конец войны близок.

Такие утешительные сказки нашептывала людям волшебная зима, первая зима перед Победой.

 

Забыть ли старую любовь…

Лили Поттер не нравилась эта волшебная зима.

Зима меняла людей, и ей не нравилось, что Роберт Грейнджер изменился.

С одной стороны, подземелья Слизерина умели хранить свои тайны; туда раз и навсегда была заказана дорога главному кляузнику Хогвартса Пивзу (за что студенты Слизерина, наслышанные от других факультетов о «подвигах» Пивза, оставались вечно благодарны Кровавому Барону); тамошними обитателями считалось не принятым выдавать своих. Но были еще привидения, портреты и домовые эльфы; за всем не уследишь.

Так что Хогвартс был в курсе, что бывший примерный ученик Бобби Грейнджер после уроков может на сутки исчезнуть, ночует в школе через раз и возвращается с таким лицом, что не хочется его ни о чем спрашивать.

Изменилось всё: и выражение его лица, и походка, и манеры, и поведение.

Грейнджер и раньше вел себя взрослее всех, он же на каникулах после 6–го курса работал, как взрослый, пока они отдыхали. Но сейчас он слишком повзрослел. Одноклассники готовы были обращаться к нему на вы. Даже учителей он заставил вести себя с ним как с равным.

Лили Поттер не могла не заметить всех этих новостей, потому что ежедневно видела Бобби в Хогвартсе. Этот гигантский замок был слишком мал для них двоих, они постоянно где‑нибудь сталкивались, хотя мечтали больше никогда не видеть друг друга. Увы. Только не в Хогвартсе!

Кроме того, ползли слухи, они были у всех на устах. О них постоянно болтал Фред и его друзья. Они высказывали догадки одна безумнее другой.

Упоминались слова «Сам–Знаешь–Кто» и «Пожиратель смерти».

Лили уже почти год как не общалась с Бобби, но теперь стала поглядывать на стол Слизерина в обеденный перерыв, и искать Бобби на переменах и в библиотеке.

Выводы Лили были тревожными.

Потом кто‑то намекнул, что когда ребята хвастаются своими первыми любовными похождениями, наполовину выдуманными — но таковы все победы подростков в этом возрасте, — Бобби, бывает, усмехается совсем по–взрослому, как усмехаются, заслышав детские рассказы, родители и учителя.

Лили, конечно, давно порвала с Бобби, и ей было безразлично, остался ли он ей верен, но всё‑таки не верилось: неужели он настолько повзрослел? Когда он успел? И кто у него есть, она взрослая? Она слизеринка?

Бобби выглядел настолько отдалившимся, что только гаснущая уверенность Лили, что он по–прежнему хорошо к ней относится, помогала продолжать расследование. Иначе бы она боялась к Бобби подойти.

Бобби явно во что‑то вляпался. У него были большие проблемы.

Лили была смелой девочкой, настоящей гриффиндоркой, и она решилась рискнуть.

Расписание работ в школьной лаборатории Лили еще помнила наизусть; у дверей лаборатории ей стало страшно, но она уверила себя, что Бобби никогда не причинит ей вред.

Она решила распахнуть дверь, и зайти, и… робко постучала.

Дверь отворил Грейнджер. Кто еще, если он всегда работал один.

— Лили?

Он непроницаемым взглядом посмотрел на Лили и замолчал.

— Какая неожиданность…

А раньше он бы заговорил совсем не так, пригласил ее…

— Что Вы хотели, какой‑нибудь рецепт? Давайте, я сделаю. Или Вы ждете профессора Слагхорна? Он подойдет через полчаса.

Он обращался к Лили на Вы…

Лили решила прямо спросить: «Бобби, что с тобой происходит?»

И поняла, что язык не поворачивается назвать его «Бобби».

— Роберт… Что случилось?

Он посмотрел на Лили, и Лили абсолютно не понимала, что он думает. И тут он спросил:

— В смысле, что со мной случилось?

— Да, — обрадовалась Лили.

Тут Бобби опять замолчал и о чем‑то думал…

— Мы больше не друзья. Тебе незачем обо мне беспокоиться.

— Ну знаешь, перестань говорить глупости! — вспылила Лили. — Мы больше не… пара, но дружба здесь ни при чем! Я вижу, что тебе нужна помощь, так я буду сидеть сложа руки?

— Что значит настоящий друг. Настоящий друг с Гриффиндора — это находка и это навсегда, — сказал Бобби, как процитировал. — Спасибо, что пришла, Лили. Я знаю, это большая смелость. И спасибо, что побеспокоилась. Значит, во–первых, — не беспокойся. У меня все в порядке. И во–вторых. Можешь сюда не ходить. Ты мне больше ничем не обязана.

— Бобби, во что ты вляпался? Что происходит?

— И теперь, — продолжал Бобби спокойно, — тебе лучше уйти. Будь здорова.

— А я, я не уйду! Я еще приду! Я буду приходить, пока ты не скажешь! — сорвалась Лили.

— Лили, тебе правда лучше сейчас уйти. И лучше меня бросить. Поверь этому как совету от бывшего друга, — усмехнулся Бобби.

— С тобой что‑то не так! Как я могу тебя бросить? Видно же, что тебе плохо!

— Лили, уходи. И не доставляй удовольствие случайным зевакам, выясняя отношения на весь коридор, — сказал Бобби.

— Бобби, ты никогда так не разговаривал со мной! Что случилось?

— Лили, тебе лучше не общаться со мной. Для тебя это может быть смертельно опасно. Я теперь… опасный знакомый, — усмехнулся Бобби. — Если тебя увидят со мной, ты можешь серьезно пострадать. Так что будь добра, уходи.

Бобби стал закрывать дверь. Лили подсунула в щель ногу.

«Я не уйду, так просто ты не отделаешься!» — говорил ее решительный вид.

Бобби опять посмотрел сквозь нее и задумался. Затем оглядел пустой коридор. Затем молча закатал левый рукав мантии и показал левое плечо. Дальше Лили тихо сказала что‑то вроде «нет» и «не может быть». Потом посмотрела Бобби в лицо, и Бобби молча кивнул. Даже дважды.

Затем он ловко и бережно, как взрослый — маленькую девочку, выставил Лили за дверь и закрыл ее у Лили перед носом.

Министр Кингсли шеклбот был в ярости.

— Какого тролля я стал Вам доверять! Что предлагаете делать?!

Бобби смиренно принял справедливую критику.

— Заколдую Метку и скажу всем, что пошутил.

— Вы собрались вернуться в школу? Да Вас толпа линчует еще у входа. Нет, о чем Вы все‑таки думали, когда предъявляли свою Метку мисс Поттер?! Ни о чем, конечно! Решили покрасоваться!

— Какая толпа у входа? — переспросил Бобби.

— А Вы, разумеется, не подумали, что показав в Хогвартсе Черную метку, Вы рискуете нарваться на разъяренную толпу, жаждущую Вашей крови?! Вы ни о чем не думали, мисс Поттер тоже ни о чем не думала — и вот результат. Вся школа знает.

Министр насмешливо оглядел взволнованного Бобби.

— А Вы ждали, что мисс Поттер промолчит и запечатает эту тайну в своем сердце?

— Нет, я просто учусь. Учусь на своих ошибках, — тихо сказал Бобби.

— Поздравьте себя: полшколы жаждет Вашей крови, полшколы считает Вас героем и двойным агентом, заступившим на место своего отца. Желают Вам удачно задуривать мозги Темном Лорду. Просветите меня, какая половина хуже?!

— С Лордом я разберусь сам. Скажу, что хотел узнать реакцию школы на Черную метку, ведь ее так давно там не видели. Надеялся выловить его новых тайных поклонников.

— Я не могу применить Обливиэйт к целой школе, так что выкручивайтесь как угодно. Нет, виноват только я сам: доверился безрассудному подростку!

Министр тяжело вздохнул и отпустил Бобби взмахом руки:

— Ну, идите учитесь дальше. А впрочем… Стойте. Как продвигается проект «Амброзия»?

— Пока никак, — сказал Бобби.

— Что ж… Слушайте. Возможно, этот проект уже не имеет решающего значения. Вы, конечно, отказываетесь назвать имя крестража?

Бобби кивнул.

— А профессор Дамблдор оказался более разговорчив. Я всё знаю.

— Даже так, — сказал Бобби.

— Вы можете как угодно относиться к Дамблдору, но даже Вы не сможете отрицать, что он принимает близко к сердцу интересы Гарри Поттера. Подумайте, зачем бы он стал раскрывать такую тайну, если она повредит Гарри? Профессор Дамблдор заверил меня, что Гарри Поттеру ничего не угрожает. И очень удивился, что Вы, алхимик, не догадались об этом. У Темного лорда и Гарри Поттера — общая кровь, общая душа и неразрывная связь магий. Лорд возродился на крови Гарри, на охранных чарах его матери. Пока Лорд жив, Гарри ничего не угрожает. Он вынудил Гарри жить, пока жив он сам.

Бобби задумался.

— Общая кровь, в которой растворены чары его матери… Правдоподобно. В этом что‑то есть.

— Вы считаете, что невероятная неуязвимость Поттера происходит из магии крестража, не буду отрицать, но сильная охрана была у него и раньше. Вспомните, как он стал крестражем! Авада отскочила от него. Охранная магия уже спасла ему жизнь, и втянула в себя часть души Темного лорда. Благодаря жертвенной магии своей матери, Поттер победил смерть, а крестражем он тогда не был. У Гарри и сейчас огромные шансы на выживание.

— Возможно.

— Значит, дальнейшее развитие плана зависит только от Вас. Конкретно — когда Вы работу над «Амброзией». Как только закончите, можно объявлять «Криспинов день». Не закончите к весне — обойдемся без него. Как видите, Дамблдор считает, что это вполне возможно.

— Его молитвами, — сказал Бобби.

Оставшись в одиночестве, Кингсли от души выругался.

— Все мы — и Дамблдор, и Темный лорд, и я — совершаем одни ошибки. Мы считаем себя повелителями мира, ворочаем армиями, строим стратегические планы… И всё летит троллю по хвост, потому что судьба мира оказывается в руках неуправляемого обиженного подростка, которому отказала девушка!

Каким чудесным человеком был Гарри Поттер, его никакая девушка не сбила бы с пути долга. Прилежный, послушный советам, ответственный…

— Я рад, министр, что Вы оценили трудности Альбуса Дамблдора, — сказал портрет по имени Эдвард. — Иметь дело с закомплексованными подростками — это ужасно. Могу Вам очень посочувствовать.

— Лучше молитесь, чтобы мы и вправду добрались до этой победной весны!

— Пророчество гласит вполне определенно, — возразил портрет.

— Как мне надоели эти пророчества! Скажите, Эдвард, как могли столь просвещенные люди, как Дамблдор и Темный Лорд, быть суеверными?!

— Это пророчество — не сплетня, а реальный факт. Оно подтвердилось из двух независимых источников, — сказал портрет. — Кентавры и гоблины.

— Только кентавров и гоблинов мне не хватало для полного счастья! — сказал министр.

 

Канун «Криспинова дня»

Криспинов день празднуется в конце октября. Вы не удивлены, что он может случиться весной, дорогие читатели?

Удивлены?

Правильно. «Криспинов день» — кодовое название спецоперации Министерства магии, совместной операции аврората и Ордена феникса, и именно под прозванием Криспинова дня она войдет в учебники истории.

Вот так Криспинов день случился в конце апреля, но случился‑то он у магов, а у магов чего только не бывает!

Он случился, когда зимний скандал с Черной меткой, что якобы Бобби Грейнджер показывал своей Лили, давно замяли.

Его не линчевали при входе в школу, и на том спасибо!

Главное, что Лили больше увидеться с ним не пыталась.

Скандал замяли с трудом, и кто поверил в ту историю, что Бобби просто пошутил, Метка была поддельной, а кто — не поверил.

Лили с трудом удержала своего жениха и его друзей от попыток линчевать подлого Пожирателя смерти. Только время заставило их утихнуть.

Монтегю и Флеминг при встречах с Бобби, наоборот, насвистывали знаменитую мелодию Монти Нормана.

Темный лорд посчитал шутку Бобби очень удачной, потому что после нее два ученика выразили желание принять Метку — и не приняли только вследствие своего юного возраста. Лорд согласился с Бобби, что прежний опыт школьников–Позжирателей был весьма печален и поэтому надо дать детям закончить Хогвартс.

Лорд был очень заинтересован в новых приспешниках — этой зимой его настигла полоса неудач, такое бывает. Неудачных операций стало больше, несколько ценных слуг попалось в лапы авроров. Лорд не унывал — в долгой карьере черные полосы встречались не один раз, и рано или поздно они сменялись белыми.

Главное, что план всей его жизни: завоевать Хогвартс и заполучить Гарри Поттера — исполнялся безупречно. Лорд приготовил для Гарри особую встречу — торжественную, с музыкой. И с сюрпризом, который обещался приготовить Бобби. Собственно, Лорд не начинал претворять в жизнь свои грандиозные планы только потому, что ждал, когда же сюрприз будет готов.

…Было три часа ночи. Час, когда все нормальные волшебники спят, но таинственное древнее сообщество ненормальных бодрствует, потому что… Нет, нормальные люди не в состоянии это «потому» понять!

Потому, сказал бы Бобби Грейнджер, что я делаю эксперимент.

Потому, сказал бы Невилл Лонгботтом, что мне только три часа назад пришла в голову идея про свойства корня бурого зева, и я должен успеть записать ее сейчас, а утром можно и забыть.

Потому, решила бы Луна Лавгуд в далекой экспедиции, что этот неизвестный науке цветок, которому она только что придумала имя — в честь своей мамы, собрался цвести именно в три ночи, и хорошо, что видеокамера не проморгала.

Потому, закончил бы Хагрид, что никто еще не наблюдал соплохвостов в ночное время. Можно проект составить.

Почему все это важнее ночного сна? Видимо, такая магия… Магия, которую мисиис Норрис видела несколько лет назад на уроке зельеварения, которая сделала на это время Бобби Грейнджера почти красивым.

И влюбленным. А все влюбленные любят ночь. Хотя любовь, воплощенная в медном котле с кипящим слабым раствором яда василиска, — чувство весьма своеобразное.

В лаборатории зелий кипел котел. В нем варился убойный яд, чудовищное по своему составу зелье; оно создавалось медленно в течении долгих месяцев, именно создавалось, и это было новое изобретение Бобби Грейнджера, которому показались недостаточными все существующие яды на свете.

Он выдумал еще один, новый яд, покрепче. И сейчас смотрел на него влюбленными глазами. Так проходила в химической мастерской странная любовная сцена.

Зелье зашипело.

Экран компьютера замигал и выдал три листа анализа.

Бобби пробежал их глазами и выключил монитор.

Затем Бобби осторожно отлил каплю на стоящий рядом серебряный прибор. Прибор из Отдела тайн Министерства магии (аналогичный стоял в кабинете директора Хогвартса) тихо зазвенел, из трубочки сверху вышла струйка зеленого дыма. Она неуверенно зазмеилась и раздвоилась.

Бобби глядел на вьющиеся струйки дыма — четко разделенные, четко две! — и был абсолютно счастлив. Яд был готов.

В инструкции к нему будет сказано: «Зелье распознает в объекте две (и более) сущности и направляет нацеленный поражающий удар на ту из них, что является инородной, т. н. крестражем.»

Часы лаборатории пробили три. Отличное время.

Бобби кинул летучий порошок в камин дважды, и когда из камина показывалась заспанная голова, произносил одну и ту же фразу:

— «Жидкая амброзия» готова.

 

Армия Дамблдора снова в строю

— Мой папа в аврорате работает, он говорит, они сейчас бурно готовятся к спецоперации. Против Сами–Знаете–Кого и УпСов.

— Да, я тоже слышала. Мои предки — в Ордене феникса, там сейчас почти боевая готовность. Разведка донесла, что Сам–Знаешь–Кто на днях собирается напасть на Хогвартс.

— Дался ему Хогвартс! У нас же детская школа, он совсем спятил?

— Это ты спятил. У нас в школе — Гарри Поттер.

В гриффиндорской гостиной испуганно замолчали.

— А я вчера отрабатывал у Филча весь вечер и слышал, что он ворчит. Школа готовится к эвакуации. Там уже серьезно, все деканы планы для своих факультетов отрабатывают, и Витч их лично заверяла. Говорит, готовы начать в любую секунду. Макгонагалл вроде говорила с министром, и он заверял, что у Этого нет планов нападать на Хогвартс, если ему выдадут профессора Поттера. Он вроде готовился взять не Хогвартс, а Министерство магии. А Макгонагалл возразила: когда этот маньяк придерживался планов, его идеи здравым умом непостижимы. У него с детства пунктик на Хогвартсе, и точка.

— Приехали, — сказал Фред Уизли.

Он встал.

— Значит, Сами–Знаете–Кто собрался напасть на школу, а мы будем трусливо эвакуироваться? Он пойдет убивать профессора Поттера, а мы сдадим его без боя? Ну, гриффиндорцы!

— Фредди, да кто нам позволит остаться в школе? — спросила однокурсница. — Нас поднимут, отправят в безопасное место, посадят под надзор Филча и даже слушать ничего не станут.

— А почему мы должны их слушаться? Мы сами себя оставим. Чья школа, наша или как? Разве двадцать лет назад наши предшественники кого‑то слушали? Им тоже всё запрещали, а они самоорганизовались и отстояли школу от УпСов!

— Это было здорово, — прошептал Тайгер. — Нам на истории Биннс так об этом рассказывал…

— А чем мы хуже? Нас считают школьниками и не берут в Орден феникса, но наши предки создали Армию Дамблдора! У моего папы до сих пор зачарованная монета сохранилась, он ею гордится. Мне всегда показывает и говорит: вот какими твои старые родичи были в детстве.

— У моей мамы тоже монета сохранилась! — крикнул кто‑то.

— У моей — тоже…

Фред поднял руки, требуя внимания.

— Мое предложение следующее: давайте возобновим Армию Дамблдора! Давайте вновь созовем Армию, чтобы отстоять школу! Как в прошлый раз, когда скинули Снейпа и Кэрроу! Мы Хогвартс врагу не сдадим!

Раздались нестройные аплодисменты, все поскакали с мест.

— Ребята! Кто хочет записаться в Армию Дамблдора? Давайте все сюда!

Армия Дамблодра быстро стала внушительной силой.

За полчаса в нее вступил весь старший курс Гриффиндора.

Одна из новоиспеченных армеек внесла предложение, что у нее сестра на Пуффендуе, но тоже захочет участвовать.

— Это дело, — согласился Фред. — Пусть все желающие смогут записаться, со всех факультетов. Пойдем в Большой зал, кинем клич. Кто отзовется, пусть подходит, мы с Гарри будем их записывать.

— Только малолеток не берем.

— Тоже дело.

Роберт Грейнджер узнал о существовании новой политической силы следующим образом.

Он засиделся в лаборатории, когда за дверью раздались расстроенные голоса, постучали, и он впустил теплую компанию из Слагхорна, Флоренца и Углука.

Декан Слизерина выглядел очень расстроенным.

— Вы не представляете, что сейчас в школе творится, Роберт! Все с ума посходили…

— Если Вам неизвестно, просвещаю, — кивнул Бобби Флоренц. — В данный момент в Большом зале собралась толпа горячих юнцов, скандирующих: «Армия Дамблдора снова в строю», «Не отдадим УпСам Хогвартс» и «Ура профессору Поттеру».

— Нормальные лозунги, — хладнокровно сказал Бобби. — Покричат и разойдутся.

— Витч тоже так считает, — вздохнул Слагхорн. — А я не согласен.

— Видите ли, Витч не слышала, как милые детки сговаривались украсть у родителей–авроров портключ до ставки Сами–Знаете–Кого и в решительный момент явиться туда на битву за Хогвартс, — усмехнулся Углук.

— Мы, конечно, поставили Витч в известность. Она обещала принять меры…

— Я на своем факультете разберусь, — сказал Флоренц. — Моих героев там насчиталось достаточно.

— Слава Мерлину, со слизеринцами обошлось, — заметил Слагхорн.

Флоренц покачал головой:

— Вы подумайте, это сомнительное везение. Ваши слизеринцы опять отбились от стада.

— Ах, мне уже не до стада, — отмахнулся расстроенный Слагхорн.

— Кстати, Роберт, — заметил Флоренц, — они кричали, что шпионам Сами–Знаете–Кого не место в Хогвартсе, и сговорились следить за Вами. Они вбили себе в голову, что это Вам Темный лорд поручил доставить ему профессора Поттера.

— Спасибо, приму к сведению, — коротко кивнул Бобби.

Слагхорн зевнул.

— Однако, не пора ли на боковую?

Коллеги согласились.

Бобби проводил их, выключил светильники и запер лабораторию.

Он слышал, как Флоренц, уходя, выговаривает Слагхорну:

— И всё‑таки мы, кентавры, сушим травы совершенно иначе. Кентавры никогда не стали бы сочетать траву трилистника с орлянкой, как у вас, людей, принято. Как‑нибудь я расскажу Вам, как кентавры собирают травы …

Бобби сделал вид, что ложится спать. На самом деле он долго смотрел на свою копию Карты мародеров, как шумело Первое собрание Армии Дамблдора в Большом зале.

Наконец, Филч разогнал его.

Бобби подождал еще час, пока не уверился, что все участники события угомонились и легли спать.

Тогда он выпил зелье Невидимости и тихо вышел из подземелий.

Недолгая карьера шпиона имела те преимущества, что отныне для Бобби закрытый дверей не существовало. Он мог открыть любую дверь и проникнуть в любое помещение Хогвартса. Он знал способы подслушать любой пароль — как и многое другое…

Бобби сверился с Картой и проследовал к объекту назначения — в Башню факультета Гриффиндор. Он спокойно миновал портрет спящей Полной Дамы, прошел через пустую ночную гостиную Гриффиндора и поднялся в спальню для девочек.

Лили Луна спала крепко и счастливо, улыбаясь во сне. Наверное, ей снилось что‑то хорошее. Лейбл–медальон с гордой надписью «Армия Дамблдора» Лили не сняла даже на ночь. Он светился на ее шее в мягком свете луны.

Бобби беззвучно направил на медальон палочку и прошептал заклинание.

Потом он несколько секунд молча смотрел на спящую. Лили была прекрасна.

Бобби развернулся и ушел.

Той же ночью он отправился в совятню и написал письмо.

Дежурная сова приняла пергамент и выслушала невероятные инструкции отправителя с полной невозмутимостью. Школьники и не такое заказывали.

Бобби автоматически скормил сове пару лабораторных мышей и вышел из совятни.

Спать.

Канун «Криспинова дня» кончился.

 

«Криспинов день»

Утро Первого мая 2019 года было теплым и спокойным.

Школьники этим утром, как обычно, спали. Учителя собрались в кабинете директора и ждали начала. Они проснулись сегодня гораздо раньше обычного.

Ученый Кот скажет вам о секрету, что кое‑что уже произошло, и поэтому «какого‑нибудь события» они ждали зря. Нет, не случилось ничего серьезного или имеющего отношения к срыву «Криспинова дня», будьте спокойны!

Так, детская шалость. Но она случилась, и поэтому я считаю — в отличие от персонала Хогвартса, пока остающегося в неведении, — что богатое событиями утро «Криспинова дня» уже началось.

Камин в кабинете директора горел зеленым пламенем, он с шести утра был на постоянной связи с кабинетом Министра магии.

На столе директора лежала связка портключей до выделенного Хогвартсу министерского убежища — связка аккуратно подписанных и нумерованных предметов с бирками «Гриффиндор, 1 курс», «Слизерин, 7 курс», «Персонал», «Привидения» и т. д.

Эльфы уже собрали в контейнер лабораторию Слагхорна и заканчивали паковать теплицы Лонгботтома.

Профессор Хагрид с тяжелым сердцем распустил свой зоопарк — дирекция школы сочла, что животные — существа разумные, куда разумнее людей, и поэтому сами позаботятся о себе.

Учителя молча пили чай и ждали.

Рядом с профессором Поттером сидели его жена и дети — Министерство в виде исключения допустило их сюда.

Вдруг профессор Поттер резко выпрямился и сжал подлокотники кресла.

— Папа, — прошептала Лили и зажала себе рот.

Гарри хрипло сказал:

— Он вышел на связь. Он только что говорил со мной.

Макгонагалл склонилась в горящий камин и позвала:

— Кингсли, началось.

Из камина высунулось лицо министра.

— Он сказал, — обращаясь ко всем, продолжал Гарри Поттер, — «Гарри Поттер, я обращаюсь прямо к тебе. Весь этот час я буду ждать тебя в своей ставке. Дотронься до Кубка за заслуги перед школой Тому Реддлу, стоящему в Зале славы, мой верный слуга превратил его в портключ. Если по истечении часа ты не придешь, я возьму тебя из Хогвартса силой — и не пощажу в Хогвартсе никого.»

Министр кивнул Макгонагалл:

— Можете начинать эвакуацию.

Все задвигались, деканы встали, разбирая портключи.

Уходя, все они пожимали руку Гарри и желали ему скорой Победы.

Гарри тепло и проникновенно прощался с коллегами

Семья облепила его и не отпускала. Наконец, маленький Ал Поттер мужественно разжал объятия, отошел и сказал:

— Иди, папа, и сделай этого Лорда.

— Вот у кого правильный настрой! — нравоучительно бросил министр. — Гарри, чему такая мрачность, Вы же Избранный! Идите и победите наконец этого Лорда, давно пора. А то на Вас смотреть тошно: у Вас такой вид, словно Вы на смерть идете.

Джинни сжала мужа еще крепче.

Гарри обнял ее и детей в последний раз.

Да, его многократно заверяли, что Волдеморт не может его убить, что его охраняет кровь матери и созданная ею защита, что все пророки на свете в один голос сулят победу Избранного над Сами–Знаете–Кем. Но до конца Гарри не верил. Трудно было опираться в своей надежде на столь хлипкие домыслы. Домыслы и сплетни — вот всё, что говорило в его пользу. Ничем недоказанные и не подтвержденные.

А факты говорили обратное. Твердым фактом было то, что он крестраж Темного лорда, и пока крестраж не уничтожат, Волдеморта нельзя будет победить.

Твердым фактом было честное мнение Бобби Грейнджера, что наука не оставляет Гарри Поттеру ни одного шанса, а надежда была на то, что Гарри Поттер до сих пор являлся исключением из всех известных законов науки. Он выживал вопреки науке, мог выжить и на этот раз.

Надо надеяться на лучшее, а готовиться к худшему.

Гарри расцеловал свою семью, вышел в холл Хогвартса (мимо него уже стройными группами проходили ведомые деканами на выход ученики), направился в Зал славы (ему еще смутно показалось, что в холле как‑то странно пахнет) — дотронулся до Кубка и аппарировал.

Лорд Волдеморт восседал на пышном троне в своей ставке.

Он ничуть не изменился с тех пор, как Гарри видел его в последний раз.

— Смотрите все, нам оказал честь почетный гость, — сказал Лорд тонким змеиным голосом.

Гарри огляделся. Зал ставки был полон вооруженных до зубов людей в черных плащах и масках. Все они смотрели на него — и чуть не смеялись.

Они жаждали поскорее закончить многолетнюю игры в догонялки между своим Лордом и Гарри Поттером — и по–своему были правы. Игра подошла к концу.

Исход игры Лорд и его люди представляли по–своему — зал был накрыт празднично. В центре зала стоял наполненный яствами и вином стол, он словно заранее ждал на победный пир счастливых героев.

Волдеморт сошел с трона и подошел к столу.

Гарри заметил за троном лабораторную установку и котел, над которым валил пар.

— Знай, мы умеем встречать почетных гостей, Гарри, — молвил Волдеморт. — Подойди же!

Я приглашаю тебя на праздник!

УпСы расступились перед столом, освобождая Гарри почетное место. Гарри подошел.

— Отведай наших яств и отпей наших напитков, — пригласил Лорд. — Ты голоден, дорогой и долгожданный путник, ты устал с дороги! Но мы предусмотрели эту возможность. Знай, что наш верный слуга изготовил питье специально для тебя!

Волдеморт сделал резкий жест в сторону трона. Теперь все видели, что за кипящим котлом следит человек.

Бобби Грейнджер выпрямился; он выглядел очень зловеще в своей черной мантии, с закрывшими бесстрастное лицо темными патлами. Он ничего не выражающими глазами уставился на Гарри.

— Мы сварили это зелье для особого гостя, — тонким голосом сказал Волдеморт. — Только для тебя, Гарри! Отведай же его!

— Смотрите, он уже приготовился к тому, чтобы пить! Он и кубок с собой захватил! — захихикал один из УпСов.

Гарри посмотрел на кубок–портал, который всё еще держал в руке.

— Надо же, мой старый кубок! Как трогательно! — заметил Темный лорд. — Право, я очень ценю, что ты захватил его с собой, Гарри. Я так давно не видел его… Отпей из этого кубка, он всегда приносил мне удачу!

Роберт Грейнджер бесшумно приблизился к Гарри, молча взял кубок из его рук и наполнил кипящим зельем.

Так же бесстрастно он передал кубок Гарри.

Зелье дымилось, кубок по краям оплавился, и этим почему‑то напомнил Гарри давнее зелье, которое готовил Снейп для Римуса Люпина.

Волдеморт тем временем взял со стола свой бокал, наполненный вином.

— Твое здоровье, Гарри! За Победу!

— За Победу! — откликнулся Гарри. — А здоровья тебе, Лорд, не обессудь, не пожелаю!

Лорд рассмеялся.

Гарри храбро осушил кубок.

И мгновенно упал замертво.

Как и предполагал Бобби Грейнджер, яд подействовал сразу и навсегда.

А дальше случилось то, чего ни Бобби, ни кто другой не ждали: вслед за Гарри, выронив свой кубок, упал замертво и Темный Лорд Волдеморт.

Альбус Дамблдор предполагал, что связь Гарри и Темного лорда неразрывна, касается крови, тела и души, и жизнь одного из них связана с жизнью другого. Дамблдор считал, что Лорд Волдеморт вынудил Гарри жить, пока жив он сам, — пока получилось, что он вынудил себя умереть, потому что умер Гарри Поттер.

Неужели Дамблдор ошибся?

 

Изъян в плане

Жидкая Амброзия, которая войдет в мировую историю как первая попытка создания Антикрестражного зелья, была создана с вполне понятной целью — уничтожать крестражи.

Она представляла собою чудовищный яд, ибо только так можно с уверенностью предполагать, что он пробьет толстую шкуру крестража; он пробивал эту шкуру и сжигал крестраж живьем.

Новаторство автора зелья состояло в том, оболочку крестража яд не трогал. Он вводился в организм, но не активизировался, пока не находил свою ужасную цель. Он убивал крестраж — и не более того.

Все приборы, протестировавшие яд при Бобби, показывали, что зелье распознает внутри жертвы обе сущности и целенаправленно поражает одну.

Но проблема была в том, что нельзя безнаказанно вливать яд в живой организм. Тем более, такой — один экстракт василиска чего стоит.

И с такими ингредиентами оставшийся после избавления от крестража организм мог запросто погибнуть от общей интоксикации. Нездоровое питье. Но жаль. Раньше Поттер травился ядом василиска и выжил. Бобби надеялся, что у Поттера есть шанс.

Оказалось, что шанса нет.

Бобби надеялся на чудо, а оно не случилось.

И так оставлять ситуацию он не собирался.

Вообще‑то он уже начал что‑то делать.

Когда Гарри Поттер упал и Темный лорд упали, к ним бросилась куча народу, стали щупать их и проверять пульс… УпСы сразу закричали, что Поттер мертв, а Лорд — в коме. И нужно с этим что‑то делать!

В их глазах уже читалась паника. Поэтому первое, что сделал Бобби, когда Темный лорд упал, — рявкнул:

— Успокойтесь! Пропустите меня, я врач! —

И УпСы пропустили его к телу, уставились на него и успокоились.

Бобби проверил лично.

Поттер был как мертвый, и Лорд был как мертвый.

Бобби, правда, нащупал за пазухой Поттера его мантию–невидимку, сразу обрадовавшись, что хоть что‑то профессор догадался взять с собой дельного. Но мантию он отложил на потом.

— Поттер обезврежен, — доложил Бобби громким голосом. — А Повелитель в обмороке. Я думаю, он скоро очнется. Надо прекратить панику и подождать. Но если Лорд сам не очнется через 10 минут, примем меры.

Все успокоились, и Бобби взял 10 минут на размышление.

Прямого убийства не–крестража не было. Его душа сейчас — и еще будет какое‑то время — торчать на границе двух миров, и пока ее можно позвать обратно.

А то, что Темный лорд отправился туда же, куда Поттер, — вообще приятная неожиданность. Никто не предусмотрел. Его ведь тоже никто прямо не убивал. Никаких причин ему скончаться не было — просто пошел за компанию с Гарри Поттером. У них на двоих феноменально прочные магические связи. Впрочем, существо, погубившее семь восьмых своей души, не отличается крепким здоровьем.

Зато оно отличается состоянием практически общего организма с профессором Поттером, — общая душа, общая кровь, общие мысли… Эта пара как сообщающиеся сосуды, как нитка с иголкой: куда один, туда другой.

Профессор Дамблдор предполагал, что Темный лорд вынудил жить Гарри Поттера, пока жив он сам…

У Бобби родилась безумная мысль это проверить.

Ведь родство состояний Лорда и Гарри только что блестяще подтвердилось.

Он подумал, что может попытаться воскресить Гарри Поттера.

В конце концов, любой уважающий себя черный маг когда‑нибудь да займется некромантией. Бобби не собирался быть исключением.

Бобби представил, как на глазах пятидесяти Пожирателей смерти вливает Оживляющее зелье в рот профессора Поттера.

Зато Темного лорда, в отличие от профессора Поттера, он может откачать под бурное одобрение. Ему в этом даже помогут.

И остается надеяться, что за столько лет сосуществования его душа срослась накрепко с душой Гарри, и состояние одной души потянет за собой другую.

Только откачивать его совершенно не хочется… Ну почему всегда приходится принимать такие кошмарные решения?! Этот змий для Поттера — единственный шанс.

Бобби поднял руку, призывая к себе внимание.

— Полагаю, мы не испортим дела, если изготовим для Повелителя укрепляющий раствор. Мне нужно два добровольных помощника…

Что за судьба у несчастного Лорда — как у Ваньки–встаньки: убивают–оживляют, опять убивают–опять оживляют… Это уже в который раз?

— Мы будем готовить стандартное Оживляющее зелье. На всякий случай, сварим полный котел.

(И в любом случае, если дальше предстоит атака авроров и большая бойня, котел Оживляющего зелья не помешает.)

Эйвери уже притащил котел, Трэверс резал мандрагоры. Знали бы его усердные помощники, что на самом деле оживляют Гарри Поттера…

Как любят писать в шпионских детективах: «А в это время в Хогвартсе…»

А в это время в Хогвартсе шла эвакуация школы.

Шла слаженно, по расписанию и пока без сбоев. Да храни вас от них Мерлин!

Последних новостей из ставки Волдеморта в Хогвартсе не знали.

Им передали, что Гарри Поттер успешно аппарировал в ставку Волдеморта и вошел туда, целый и невредимый. Других сведений не было.

К счастью. Ни Джинни, ни дети Гарри больше ничего не знали.

Мы обратимся в Хогвартс, пока в убежище под присмотром учителей аппарируют младшие курсы.

Мы найдем Лили Луну, у которой вдруг задрожал ее лейбл–медальон Армии Дамблдора — у нее и у всех других армейцев. Это был знак вызова.

Армейцы договорились заранее, что делать в таких случаях.

Сейчас они быстро улизнули из своих гостиных и собрались в Большом зале.

Фред, который затребовал общий сбор, уже ждал их, вместе с тремя друзьями.

С триумфом на лице.

Ученый Кот обращает ваше внимание, что Фреду сегодня был очень нужен триумф.

Потому что сегодня утром армейцы уже собирались совершить подвиг и уже потерпели неудачу. Едва узнав об эвакуации, они попытались изловить единственного в Хогвартсе Пожирателя смерти, Бобби Грейнджера, но нигде не смогли его найти. Они не знали, что Бобби покинул Хогвартс несколько часов назад, еще до рассвета.

Ученый Кот считает должным отметить, что Бобби не ушел просто так. Он не удержался и оставил по себе автограф — мелкий сюрприз на память. (Я уже упоминал его — шалость, совершенная в Хогвартсе до рассвета.) Но хватит отвлекаться — нас ждет объяснение, зачем Фред второй раз созвал Армию Дамблдора.

— Получилось, — гордо сказал Фред.

Буллер объяснил:

— Отец Фанни Долиш работает в аврорате, и Фанни удалось стащить у него портключ.

— Вот он.

— Он активен еще десять минут.

Все окружили ключ, рассматривая его блестящими глазами.

— Он настроен на ставку Волдеморта. Без обмана. Ну, вот наш шанс вписать свои имена в скрижали истории! Никто не передумал, не испугался?

Все возмутились такому обвинению.

— Тогда дружно беремся за портключ, и с Мерлином, — распорядился Фред.

Все схватились за портал. Никто не отдернул руки.

— Что ж, с Мерлином! Да здравствует Армия Дамблдора! Ура Гарри Поттеру!

— Ура! Да здравствует! — подхватили все.

— Трансгрессируем по моей команде!.. Раз, два, пошел!

Хлоп!

Через мгновенье раздался хлопок — использованный ключ повалился на каменный пол, члены героического отряда исчезли.

Но не все.

Лили Поттер беспомощно взирала в пустоту, надеясь, что кто‑нибудь вернется и подберет ее…

Но никто не вернулся. Видимо, не смог, ведь портал был уже использован и зачарован только в одну сторону!

Лили отчаянно размышляла, почему с ней портал не сработал.

Потом она представила героических друзей — наверное, они уже там, а она здесь… они уже дерутся, их видит Волдеморт…

И там ее Фред…

А она здесь.

А вдруг он гадает, куда она исчезла?

Вдруг теряет время, разыскивая ее?

Размышления Лили прервал слабый шум крыльев.

Мрачная почтовая сова клюнула ее в затылок, уронила на плечо письмо и отчалила в ближайшее окно.

Нашел же кто‑то время писать письма!

Сердце Лили забилось: она подумала, что это Фред нашел способ связаться с ней.

Лили дрожащими руками развернула письмо.

Оно было не от Фреда.

Здравствуй, Лили!

Что ж, если ты читаешь это письмо, значит, я был прав и твой идиот Уизли хотел втянуть тебя во взрослые дела.

Извини. В них нет ничего хорошего, я уж год ими занимаюсь и знаю, о чем говорю. Тебе нечего туда соваться.

Ну да ты мне всё равно не поверишь. Благодарности я не жду, и не думай, что я это делаю ради любви. Я уже давно тебя разлюбил.

Чао. (И всё‑таки, Офелия, помяни меня в своих святых молитвах…)

Р. Г.

— Так это ты не дал мне аппарировать, — сказала Лили.

Она сжала письмо в кулаке и разрыдалась.

— Ты, значит, решил обо мне позаботиться… Ты считаешь себя взрослым, а я — глупая маленькая школьница… Будь ты проклят!

Кто дал тебе право решать за меня? Кто дал тебе право вмешиваться в мои дела?

Чертов эгоист! Я не переживу! Если с Фредом что‑то случится… Может, в эту минуту Фреда убивают! Я не буду жить без Фреда! Я утоплюсь!

Если бы ты действительно хотел мне помочь, спас бы всех! Я не могу жить без Фреда…

Ты ждешь благодарности! Не благодарите, ты меня разлюбил!

Что ж, я тоже разлюбила тебя, Бобби Грейнджер. Давно уже!

Мы давно уже не друзья!

А из‑за тебя погибнут мои близкие, потому что тебе непременно надо было сунуть сюда свой длинный нос!

Ненавижу тебя, Бобби! Ненавижу! Ненавижу!!!

— Кто‑то там орет в Большом зале, мисс Витч, — раздался издали голос Филча.

— Опять студент потерялся? Иди посмотри.

— Просто ужас, мисс. Мы так и потеряли полкурса Гриффиндора, я нигде не могу их найти!

— Значит, они всё‑таки аппарировали, как я и предупреждала. Забудьте о них.

— Да, мисс. Как же всё‑таки скверно пахнет!

— Да, — сдержанно согласилась Витч, — воняет. Так что там в Большом зале, Филч?

Рыдающую Лили нашли и с большой помпой водворили в группу ее курса, ожидающую своей очереди на аппарацию.

И забегая вперед скажу, что аппарировали они вполне успешно.

Лили и ее курс укрылись в безопасном убежище.

А за многие мили отсюда, в своей ставке, Лорд Волдеморт выплюнул слюну, сглотнул влитую ему в рот мощную порцию Оживляющего зелья, чихнул и очнулся.

 

Самая длинная глава (начало)

— Мой Лорд, мы так счастливы, что Вы пришли в себя, — проворковала Геката Эйвери.

Лорд принял еще одну дозу лекарства, огляделся и сказал свои три первых после воскрешения слова:

— Что с Поттером?

— Поттер мертв, Повелитель, — доложило с разных сторон несколько голосов.

— Прекрасно, — одобрил Лорд и прикрыл глаза.

Все помолчали.

— Вы не теряли время даром при моем недолгом отсутствии. Мой верный Роберт доложил, что вы продолжали вооружаться и готовиться к штурму Министерства магии. Сейчас мы его начнем.

Конец речи потонул в приветственных криках.

— Где тело жалкого Поттера? Нарядите его и положите на носилки. Мы понесем его с собой в Министерство, как трофей, чтобы любой мог своими глазами убедиться, что Поттер их больше не защитит.

Приказ был выполнен мгновенно.

Тело Поттера торжественно уложили на скрещенных шестах, проложенных черной материей. Бобби Грейнджер скорбно сложил усопшему руки на груди и вложил в пальцы волшебную палочку; усопший незаметно пожал ему руку, и Бобби так же незаметно ответил.

Лорд отпил вина из бокала.

— Вы уверены, что оправились достаточно, мой Лорд? — спросила Эйвери.

— Мне больно глотать. Но я готов к победе, которую мы так долго ждали, о мои соратники!

Все зааплодировали.

— Впрочем, — вдруг сказал Лорд, — есть одно нерешенное дело… Оставьте меня ненадолго, друзья. Скоро мы сокрушим врагов, но мне нужно рассеять одно сомнение…

УпСы поклонились Лорду и стали гуськом выходить.

— Роберт, ты останься, — приказал Лорд. — Я должен вознаградить тебя за свое чудесное исцеление… Мы поговорим со своим советником относительно последнего боя, о мои верные слуги. Есть нечто, что нам следует обсудить наедине. Подождите в соседнем зале… И тело заберите с собой.

УпСы вышли, неся на руках носилки с Поттером и котел с Живым зельем. Лорд и Роберт смотрели им вслед. Когда вышел последний, Лорд запечатал дверь и повернулся к Бобби.

Бобби заметил, какая в пиршенственном зале воцарилась тишина.

Лорд снова отпил из кубка.

Ббби показалось, что Лорд ужасно выглядел.

Их в комнате было теперь только двое. И комната казалась изолированной заклинаниями от всего прочего мира.

— Я вызвал тебя, — тонким змеиным голосом проговорил Сами–Знаете–Кто и замолчал.

— Да, Повелитель?

— Мне нужен последний совет перед решающей битвой.

— У меня готов план битвы, Повелитель.

— Не это, — сказал Волдеморт и замолчал.

Бобби замолчал тоже.

— Ты только что спас мне жизнь, Роберт. Если бы не твое великолепное зелье, я бы умер. Ты был мне верным, хорошим слугой.

Бобби поклонился.

— Ты не спас бы мою жизнь, если бы ты был шпионом Ордена феникса. Твои советы за эти месяц были бесценны. Но ты всё равно можешь быть неверен мне, и я не могу избавиться от сомнений до конца.

Ты можешь не состоять в Ордене феникса, но вдруг у тебя есть другие причины для предательства? Я убил твоего отца. Ты можешь хотеть отомстить.

Мне многое непонятно в твоем сердце, Роберт.

Я очень сожалею, но я считаю, что ты всё же постоянно предавал меня.

Поэтому мне жаль о том, что сейчас произойдет, — холодно продолжал Лорд. — Ты несомненно составил прекрасный план и мог бы принести мне победу. Но я не хочу совершать ошибок. Эта битва — последняя. Я должен избавиться от всех ошибок. Я должен устранить все сомнения. Знаешь, в чем мое сомнение?

Бобби выпрямился и посмотрел Лорду прямо в глаза.

— Мое сомнение — ты. Есть вероятность, что ты все же шпион Ордена феникса. Я не верю в это, но я не могу тебе до конца доверять. Ты помешаешь моей победе.

Вот вам и благодарность за воскрешение, подумал изумленный Бобби.

— Я повторяю: я сожалею.

Бобби отреагировал немедленно:

— Обессиль!

Темный лорд почти удержал палочку — она отлетела, но недалеко.

Лорд помолчал, но справился с собой и засмеялся.

— Я знал, что ты не овца, как Поттер. Я ждал, что ты будешь защищаться, — сказал Темный лорд — как показалось Бобби, даже с удовольствием.

Маги подняли палочки и обменились первой парой заклятий. Пол дрогнул от страшных Темных сил, которые они вызывали.

Магическая дуэль Бобби с Волдемортом началась.

Пол дрогнул.

Как сказал ученый Кот, потряслись стены, застонали двери, свет померк в глазах, такой грозной мощью отзывался в несчастных зрителях поединок двух великих темных волшебников.

УпСы в соседнем зале попадали на пол. Они едва успели закрыть животворный котел защитной сферой. А про носилки с телом Поттера все забыли…

И как только толчки на время прекратились, УпСы в ужасе уставились на пустые носилки.

— Где Гарри Поттер?!

Но искать его Пожирателям не пришлось — бой магий возобновился.

Увы для УпСов, теперь стучало не только в соседнем зале!

В дверь их комнат вбился мощный стук, и усиленный рупором голос Министра магии возвестил:

— Именем Закона, откройте! Вы окружены!

Так, как сказал Ученый Кот, началась атака на ставку Волдеморта силами авроров и орденцев феникса.

Так авроры вошли в ставку, куда их впустил сокрытый под плащом–невидимкой Гарри Поттер.

Хотя министр убеждал УпСов сдаться без боя, и что сопротивление бесполезно, они не сдались. Увы! Они захотели драться.

И они дрались, пока превосходящие силы противника не повязали их всех.

И они дрались, и некоторые даже удрались… то есть, удрали. На глазах министра аврор метнул в молодого УпСа Оглушающее заклятие, но его мать вскричала: «Авадо Виктимус!» — и упала вместо сына. А мальчик выбил окно и растворился в утреннем тумане.

Они дрались, и вдруг драться стало легче. Гарри Поттер сообразил почему: удары и толчки магии из соседнего зала прекратились.

Министр магии, узнав от Гарри, что Волдеморт вызвал на личную беседу Роберта Грейнджера и с тех пор от обоих нет вестей, кроме чуть не сокрушенного ими здания, странно усмехнулся.

Министр подождал, чтобы увериться, что толчки не возобновятся. Всё было тихо.

Тогда он приказал начальнику авроров закончить дело, а сам вызвал Гермиону Грейнджер и Гарри, чтобы они вместе проверили соседний зал.

— И захватите на всякий случай глоток Живой воды, — распорядился министр.

На лице Гермионы Кингсли тут же прочитал, что если вода понадобится Бобби, Волдеморту не поздоровится. Темный лорд очень зря наступил на ее материнские чувства. Лучше бы ему Бобби не трогать, если он не хочет иметь дело с очередной разъяренной матерью.

Под дверью в соседний зал стояла группа озадаченных авроров — как ни пытались, они не могли открыть дверь.

Министр отпустил их всех и попробовал сам. Безуспешно. Он попробовал еще, а за ним — Гарри Поттер.

— Дайте‑ка мне, — не допускающим возражения тоном велела Гермиона.

И мужчины подчинились, ибо коты и люди знают, каковы огромные силы матери, ищущей своего сына. Гермиона могла открыть любую дверь, чтобы спасти Бобби, и никакая черная магия не остановила бы ее.

Гермиона рявкнула:

— Аллохомора! —

И дверь рокового зала открылась.

Позже Гарри вспоминал свои первые ощущения, когда он вошел в тронный зал.

Ощущение было, что его сдавило и выталкивает отсюда вон, что у него застряло дыхание в горле.

Комната была насквозь пропитана Черной магией. Страшная вещь — дуэль двух Темных волшебников. В этой камере всё еще отдавались отголоски слишком мощных проклятий, которые недавно бушевали в ней. по стенам еще бежали вихри и рябь былых возмущений.

Гарри не представлял, как люди вообще могли здесь находиться.

Останки Тома Реддла лежали в одном углу той комнаты, и Живая вода была ему больше не нужна.

Бобби Грейнджер сидел, прикрыв глаза, привалившись к стене, в другом углу комнаты.

Гермиона бросилась к нему, и он сам выпил лекарства.

Чихнул и проворчал:

— Переварено. Мандрагор переложили.

Гарри решил, что Бобби быстро пойдет на поправку.

Гарри вспоминал, что все по очереди подходили убедиться к телу Волдеморта.

Затем министр решительно позвал своих людей и официально объявил Сами–Знаете–Кого мертвым.

Его объявление встретили взрывом восторга и разнесли по всему зданию.

— Уберите тело. Вызовите команду очистителей, эта комната полна черной магии, — сказал министр. — Мы все сейчас выйдем отсюда… Роберт, Вы способны идти самостоятельно?

Бобби кивнул.

— Отлично. Уизли, а как дела с УпСами?

— Все повязаны, упакованы и ждут отправки в Азкабан, господин министр. Один парень сбежал, но его уже ищут.

— Отлично. Мы выходим… Можете возвестить всем, что Избранный убил Волдеморта. Мы победили.

Министр предупреждающе поднял палец, заставив смолкнуть громкие возгласы.

— Пока никаких комментариев и интервью, мы все устали. Мы удаляемся в тихое место отдохнуть, считайте, что у нас срочное совещание. Всё — потом.

И министр, Гарри, Бобби и Гермиона смылись под громкий ропот толпы зрителей.

 

Самая длинная глава (окончание)

— А теперь, — сказал министр, разместив всех в своем кабинете и налив всем чаю, — надо поговорить.

— Волдеморта больше нет… Даже не верится, — сказала Гермиона.

Гарри заметил, что она огорошена. Ни лицо Гермионы, ни лицо Бобби не светилось беззаботной радостью.

— Как Вам нравится быть матерью Победителя Волдеморта? — лукаво спросил министр.

Гермиона поперхнулась и переглянулась с сыном.

— Ну, Бобби, а как тебе нравится быть Победителем Волдеморта?

— Совсем не нравится, — сказал Бобби и скривился.

— И мне совсем это не нравится, — призналась его мать.

— Волдеморта нет, мы победили, а это — главное, — сказал министр.

И все согласились.

— Можно даже строить планы, что мы будем делать дальше, — мечтательно сказала Гермиона. — В мирное время… Как непривычно…

— Ну, время еще не совсем мирное, — возразил Бобби. — У Темного лорда было много тайных приспешников, они еще не готовы сложить оружие. И потом, на службе у Лорда я познакомился с очень интересными людьми — Лорд у нас не один занимается планами завоевания мира. У него есть конкуренты. Право, они только счастливы будут, что Лорда убрали и им расчистили место!

— Да, это место пусто не бывает, — согласился Кингсли Шеклбот.

— Что вы говорите, война кончилась, — воскликнул Гарри. — Всех УпСов посадили, мы победили.

— Я считаю, что Темную магию победить невозможно, — задумчиво сказал Бобби. — магия подобна зачарованной многоголовой гидре: одну голову отрубишь, появится другая… Даже три других, еще пуще прежней…

— Какой же Вы все‑таки пессимист, — улыбнулся Гарри.

— Да, в День победы можно быть и полегкомысленней.

— Первым делом надо опровергнуть ложь, — вставил честный Гарри Поттер. — Я не побеждал Волдеморта. Это сделал Роберт, и я готов в суде засвидетельствовать…

Роберт застонал.

— Это для Вас война кончилась, а я еще на тайной службе. У нас праздников и выходных не бывает. Если мои дорогие бывшие товарищи по партии прознают, что я их надувал, они будут… очень опечалены. Даже удручены. А мне еще жить хочется, и за маму я хочу быть спокоен…

— Роберт, мы найдем способ вас защитить, — сказал Гарри.

— Спасибо, я привык защищать себя сам.

— И в этом Вам нет равных! — воскликнул Гарри.

— Речи быть не может, чтобы меня «раскрыть». Я не для того зарабатывал себе репутацию столько месяцев, чтобы… Правда, господин министр?

— Но Вашу «репутацию» все равно придется очернить, — удивился Гарри. — то есть, обелить. Как вы объясните, что Вас не арестовали вместе со всеми? Что Вас отпустили и не предъявили обвинений?

— Темный лорд, когда взял меня на службу, радовался, что на меня имеет виды Министерство, — безмятежно сказал Бобби. — У него как раз в то время «засветился» прежний министерский агент, буквально за день до меня, такая незадача… Он тут же приказал мне помириться с министром и предложить свои услуги аврорату. Классический двойной агент. Я всё делал по приказу моего Повелителя.

— И не забудьте скидку на искреннее раскаяние и Ваш юный возраст, — усмехнулся Кингсли.

Гарри покачал головой:

— Роберт, вы не знаете, от чего отказываетесь! Вы не представляете, какая слава обрушится на Вас как на Победителя Волдеморта. У Вас будет новая жизнь, любовь, популярность… и Вы отказываетесь от нее ради каких‑то шпионских замыслов? Это такие мелочи…

— Слава, популярность и любовь — это точно не мой случай, — хмыкнул Бобби. — Славу оставьте себе, а я буду тихо продолжать ловить шпионов.

— Роберт, мне чужая слава не нужна, — резко возразил Гарри.

— Зачем чужая? Вы же у нас Избранный. Надежда нации. Вам своей славы вполне достаточно.

Гермиона задумчиво сказала:

— Как всё‑таки странно получилось… Я верила, что мы победим, но… не ожидала, что всё случится именно так…

— Вот и верь после этого пророчествам, — криво усмехнулся Бобби. — Всё‑таки, прорицания — это лженаука. Никогда не надо быть суеверным.

Министр в течение последнего диалога молча переглядывался с портретом Эдварда Эверарда. Наконец, он отвернулся и словно принял решение.

Министр встал.

— Я мог бы не говорить Вам… Но я решил сказать всю правду, Роберт. Гарри, простите… Гермиона, слушайте, это очень важно… Роберт, Вы действительно не знаете, от чего отказываетесь.

Избранный — не Гарри Поттер. Избранный — Вы.

С самого начала это было пророчество о Вас, Роберт — разве вас не смущало, что его получил именно Ваш отец? И оно исполнилось.

Пророчества, как бы я ни был внутри согласен с Вами, — не лженаука и не шарлатанство. Пророчество Сивиллы Трелони было подлинным с первого до последнего слова, и оно сбылось.

Гермиона тихо ахнула.

— Я даже не знаю это чертово пророчество до конца, — упрямо сказал Бобби.

Министр вздохнул.

— Гарри, Вы знаете? Я думаю, можно наконец огласить его.

Гарри медленно продекламировал:

— «Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…»

— И это про меня? Ваше пророчество прозвучало сорок лет назад, — сказал Бобби.

— А разве в нем указан год? Только день и месяц.

— Это правда. Пророки часто предсказывают события, которые произойдут много лет спустя, — молвил со стены портрет Эверарда. — Знаменитые пророки вроде Нострадамуса предсказывали события, которые произойдут триста лет спустя! В вашем пророчестве написано: «грядет» — то есть случится, в будущем, но когда?

— А Дамблдор, Темный лорд и Лестренжи считали иначе, — возразила Гермиона.

Министр снова посмотрел на портрет, повторил свой мысленный диалог и мрачно сказал:

— Я не хотел рассказывать об этом… Именно Альбус Дамблдор обратил мое внимание на то, что Роберт подходит под пророчество Сивиллы Трелони.

Слова министра встретили ошеломленным молчанием.

— Когда‑то я очень доверял Альбусу Дамблдору… До той минуты, как ко мне явился Северус Снейп со своими воспоминаниями, — продолжил министр. — С тех пор я отношусь к планам Дамблдора с большим предубеждением. Альбус Дамблдор первый указал, что свое пророчество Сивилла высказала Северусу Снейпу, а не Джеймсу Поттеру и не Фрэнку Лонгботтому.

Ее посетил пророческий дар при виде Северуса Снейпа, и никого другого.

— Это не имеет значения. Сивилла является исключительным пророком, она предсказывает будущее людей вне зависимости от того, кто с ней рядом, — сказал отличник Бобби, вспомнив учебник прорицаний.

— Сивилла Трелони не является исключительным пророком. Она сделала великие и уважаемые предсказания, но исключениями они не стали. Сивиллу признали исключением, потому что считали Избранным Гарри Поттера, — возразил министр.

— Но Сивилла сделала еще одно исключительное предсказание, — вступил Гарри. — Она предсказал мне воскрешение Темного лорда!

— А Вы были крестражем Темного лорда, — отрезал министр. — Она предсказала воскрешение Темного лорда в присутствии его крестража — в присутствии восьмой части Волдемортовой души.

Гари вздохнул и поднял руки в знак поражения.

— И потом, были другие признаки. У кентавров и гоблинов тоже есть пророчества об Избранном. Но они отвергали все попытки объединиться с нами, отвергали их и после рождения Гарри Поттера. Только кентавр Флоренц стал помогать нам — и его изгнали из стада. А гоблины насмерть поссорились с Гарри Поттером после его неудачной попытки «нагреть» их на сделке с мечом Гриффиндора.

— Но они все‑таки помирились…

— В августе 2001, сразу после рождения Роберта Грейнджера, так? И почти одновременно кентавры согласились сотрудничать с нами и простили Флоренца. А когда стало твердо известно, что мисс Грейнджер определит сына в Хогвартс на Когтевран, Флоренц соглашается принять Когтевран у Флитвика, а Углук подает прошение на должность профессора нумерологии. И они всегда поддерживали Роберта во всех начинаниях.

Гермиона подумала и швырнула в стену кабинета свою чашку.

— Репаро, — автоматически ответил министр. — Вспомните, и Темный лорд, и Гарри Поттер были недовольны тем, что их связала судьба. Они постоянно жаловались, что это ошибка. А Роберт Грейнджер постоянно рвался подраться с Волдемортом, с первого раза, как услышал это имя. Он спать спокойно не мог, пока Волдеморт бродит где‑то рядом. И Волдеморт тоже сразу выбрал его.

— Значит, нет сомнений. Избранный — Вы, Бобби, и я не собираюсь об этом молчать! — твердо сказал Гарри.

— Мам, ты хочешь быть матерью Избранного? — спросил Бобби.

Гермиона непечатно выразила твердый отказ.

Несколько минут министр и Гарри мерялись взглядами.

Затем Бобби тихо сказал:

— Позвольте, я его уговорю?

— Я ничего не желаю слышать!

— Пожалуйста, сэр… Выслушайте меня. Только на пару минут.

Гарри упрямился.

— Я Избранный, значит, я тоже имею право что‑то попросить? Я прошу Вас.

— Хорошо, — неохотно решился Гарри.

— Пожалуйста, — попросил Бобби, — нельзя ли нам остаться наедине?

— …А я ведь действительно сначала умер, — сказал профессор Поттер. — Я был на границе миров. Разговаривал там с Дамблдором… И Волдеморт там тоже был, представьте, — в ужасном виде. Вам будет интересно знать, Роберт, но он продолжал мучительно умирать.

— Как же Вам удалось вернуться? — тихо спросил Бобби.

— Дамблдор мне объяснил… Он долго объяснял: про крестражи, про Дары смерти… Вы с Дамблдором опять были правы, Роберт, — это Защитные жертвенные чары моей матери. Волдеморт не мог меня убить. Я был… на вокзале Кингс–Кросс, в Лондоне.

— На платформе 9 ¼? — вдруг спросил Бобби.

— Где?!.. Простите, Роберт, я как‑то не задумывался над этим… Я не знаю.

— Когда я пришел, он ужасно выглядел, — сказал Бобби.

Пауза.

— И его победили Вы, — сказал профессор Поттер.

Бобби скривился.

— Вы же разговаривали с Дамблдором… Дамблдор не сказал Вам, почему?

— Нет, мы говорили совсем на другие темы…

Бобби вздохнул.

— Я пытаюсь понять, когда Дамблдор догадался, что я — Избранный. Он же потворствовал мне еще в 11 лет, когда я только поступил в школу, помните? И потом он меня не раз выгораживал.

Значит, он догадался сто лет назад — и молчал.

Хотите знать, почему?

Потому что если бы он обнародовал, что я — Избранный, Темный лорд перестал бы гоняться за Вами. Он переключился бы на меня, и поэтому Дамблдор молчал… Он просто подставил Вас! Чтобы, пока весь мир охотится на Избранного Гарри, я мог спокойно расти…

Бобби замолк и посмотрел на Гарри. Гарри отвел взгляд и промолчал.

— Я в неоплатном долгу перед Вами и перед профессором Лонгботтомом. Это пророчество было обо мне, и это я должен был жить сиротой у каких‑нибудь ненавидящих меня Снейпов, в чулане под лестницей, считая, что мои родители погибли по пьянке в автокатастрофе. Это я должен был жить под вечным страхом смерти от Волдеморта. Это я должен был встречаться с ним шесть раз лицом к лицу…

Я знаю, что такое встреча с Волдемортом. У меня все поджилки тряслись, хотя я был вдвое старше Вас, когда я его встретил в первый раз. И я знаю, как Вы себя чувствовали после пророчества, когда услышали его от Дамблдора, — когда я нашел седьмой крестраж, мне казалось, я просто не выдержу нести такое бремя. А Вы несли его столько лет…

Вы взяли на себя мои лишения, оставив мне одни победы. Вы 40 лет заслоняли меня от Волдеморта, отводили от меня все беды. Неважно, кто Вас использовал в этой игре: Дамблдор, Волдеморт, — но Вас использовали. Как фальшивую приманку. А в это время у меня было счастливое детство, спокойная школьная жизнь…

Я в неоплатном долгу перед Вами.

Это Вы — Избранный… Это правда, и Вы доказали ее всей своей жизнью. За Ваше детство у Дурслей, за Философский камень, Тайную комнату, кладбище в Литтл–Хэнглтоне, драку в Министерстве, нечеловеческий подвиг поиска крестражей… Все знают, что Вы — Избранный. Вы заслужили.

Бобби передохнул. Профессор Поттер, похоже, лишился дара речи. Бобби продолжал:

— Вы Избранный, потому что Вы кристально чистый человек. Я никогда не встречал человека, настолько пронизанного светом, как Вы, — может быть, еще встречу. Но Вы останетесь символом для подражания миллионов людей.

А я — Темный маг. Избранный не должен быть Темным магом, мы — не образец для подражания. Я не способен смотреть на мир так, как Вы. Меня потрясло, что Вы всегда и везде видите близкую победу Добра, вот как сейчас, после гибели Волдеморта. Вы сразу посчитали, что война закончилась… Не сомневаюсь, что Вы уже простили Дамблдора. Таких как Вы людей больше нет, профессор Поттер.

Принимайте Избрание и не задерживайте исторический момент.

Миллионы людей выбрали Вас, любят и надеются на вас. Не смейте их разочаровывать!

Гарри потер лоб.

— Я в долгу жизни перед Вами, — сказал Бобби. — А мы, слизеринцы, всегда отдаем свои долги. Так что решайтесь, пока я такой добрый, — а то, правда, возьму и передумаю.

Гарри Поттер решился.

 

Гоблинские сказки

Когда полчаса спустя министр прощался в своем кабинете с Бобби и Гермионой, которые отправлялись из его камина прямо домой, всё было улажено.

Магический мир праздновал освобождение от Волдеморта, но министр не смог уговорить Грейнджеров остаться на праздник.

Как сказал Бобби, лучший праздник на свете — это отдохнуть и выспаться, и с ним нельзя было не согласиться.

— Но мы будем сотрудничать и дальше? — успел спросить министр, пока Гермиона зажигала камин.

— Несомненно. Всю жизнь, — подтвердил Бобби и зевнул.

Гарри не мог не рассмеяться.

Каминная связь сегодня работала медленно, очевидно, работники каминной связи уже начали праздновать Победу.

Поэтому каминная связь с домом Грейнджеров прервалась не сразу, как мать и сын наконец отбыли, и Гарри с министром смогли услышать любопытный спор.

— Что я слышала, ты собираешься всю жизнь бегать по болотам и ловить нечисть для министерства? — ворчала Гермиона. — А других предложений трудоустройства у тебя нет? Более спокойных?

— Конечно, не собираюсь, — отвечал Бобби. — И министр имел в виду другое. Это будут временные задания, разовые поручения… Я не хочу быть разведчиком или аврором.

— Слава Мерлину, — обрадовалась мать.

— Знаешь, я думаю, мне скоро предложат работу. Спокойную, мирную, как ты хотела. И я так хочу. Только я не могу сказать ничего определенного, одни наметки… Просто Слагхорн и синьора Забини намекали, еще когда я работал в Институте фармацевтики, что если я справлюсь, они имеют на меня виды. Они и брали меня с расчетом на определенную должность, но должны были сначала увериться, что я справляюсь с ответственной работой.

Даже через камин было видно, как Гермиона просияла.

— Бобби, это же замечательно! Работа в институте, научная карьера — то, что надо! Соглашайся немедленно.

— Я так и собирался, — ответил Бобби. — Хотя я не уверен, что имелась в виду работа в институте…

Тут связь прервалась.

За окном кабинета министра раздалась вспышка фейерверка, и комната осветилась разноцветными огнями. Сотрудники службы надзора за окнами тоже внесли лепту в победное торжество.

— Война кончилась, — сказал министр. — Гермиона права, пора уже думать о мирной жизни.

Гарри согласился.

— А Вы, — спросил Кингсли, — уже подумали? Волдеморта больше нет, проклятие должности учителя ЗОТИ спало. Вы отныне не прикованы к ней веревками, в сознании, что ее нельзя передать другому! Теперь Вы свободны и можете взяться за любую работу. Помнится, Вы всегда мечтали работать в аврорате? Я почту за честь пригласить туда Вас.

Гарри посмотрел на министра потрясенный. Министр был абсолютно прав!

— Последнее время Вы жаловались, что работа в школе слишком утомительна, — лукаво добавил министр. — Не пора ли сменить обстановку?

Гарри радостно обещал, что подумает.

Кингсли сообщил, что радостные новости давно дошли до Хогвартса, что обратная эвакуация совершилась и прошла успешно, там празднуют Победу и ждут — не дождутся Гарри.

Кингсли рассказал также забавный анекдот: несколько студентов объявили себя Армией Дамблдора, украли портключ до ставки Темного лорда у одного растяпы–аврора и попытались туда аппарировать, чтобы вмешаться в бой. Но школьное руководство было предупреждено и приняло меры: все портключи в Хогвартсе были настроены на одну волну, на министерское убежище. Дети просто попали туда досрочно, не дожидаясь своего курса. Макгонагалл передавала, что они были очень опечалены.

Но это мелочь на фоне всеобщей радости.

И Гарри отправился в Хогвартс.

— … Гарри Поттер, как же я рад, что Вы остались среди живых, — сказал кентавр Флоренц, глядя на Гарри сияющим лицом.

Флоренц, гоблин Углук и Гарри Поттер нашли уединение в беседке. В пекле праздника, который мощной волной разгулялся от Хогвартса до Хогсмида (шире — по всей Англии!) — это было нелегко. Гулять собирались, видимо, до завтра или до бесчувствия.

Флоренц и Углук сразу признались, что неслучайно присоединились к борьбе с Волдемортом после рождения Бобби.

— Гарри, кентавры глубоко ценят Ваши труды по защите Бобби Грейнджера. Когда Вы каждый вечер смело бросались за ним в гущу Запретного леса… Теперь я могу признать открыто, что мы следили за вами. В части Леса, контролируемой кентаврами, мальчик был в полной безопасности. Но на прочих участках Леса, где наше влияние не распространяется, увы, не раз случалась беда…

Беседку ослепил взрыв фейерверка. Вдали дети совсем распоясались: носились по Хогсмиду с мечом Гриффиндора, очевидно стянутым из директорского кабинета.

Профессор Углук нахмурился.

— Техника в руках дикаря… Этот меч — не игрушка.

Он вышел, накричал на озорников, бережно отобрал меч и взялся вернуть его в кабинет директора. Гарри вызвался ему помогать.

— Насколько я знаю, этот меч Вас слушается? Это хорошо. Меч, знаете ли, как волшебная палочка — он сам выбирает себе хозяина.

Гарри с интересом слушал.

— Мы, гоблины, очень трепетно относимся к оружию. Можно сказать, у нас культ оружия — особенно мечей, благороднейшего из вооружений… Вы что‑нибудь знаете о гоблинских мечах?

— Очень мало. Дамблдор мне рассказывал немного, и Гермиона Грейнджер…

— Это очень хорошие специалисты по гоблинским мечам, мистер Поттер, — с поклоном заметил Углук. — Особенно восхищает мисс Грейнджер. Женщины редко могут понять и оценить оружие. Можно ли представить меч среди кастрюль, на женской кухне…

Видимо, это было мнение профессора о директоре Макгонагалл и замдиректора Витч, которые бросили меч Гриффиндора в кабинете без должной охраны на потеху детям.

— Я не берусь тягаться с настоящими мастерами истории мечей, но я могу рассказать Вам еще немногое, если Вы пожелаете слушать.

— Очень желаю, — сказал Гарри.

— Подлинный меч — большая редкость. Он не знает страха, пощады, жалости, он бьет без промаха. Он беспощаден к врагам, мистер Поттер. Дотроньтесь, — гоблин благоговейно коснулся стали. — Сегодня жаркий летний день, но он холоден на ощупь. В самую гущу битвы, когда кругом кипит кровь, он сохранит свой холод, мистер Поттер. Это прекрасное, благородное, закаленное оружие. Испытания только закаляют его, делают сильней.

Гоблины верят, что у меча есть душа, мистер Поттер. Это царское оружие, гордое, можно сказать, высшая аристократия оружия. Но это страшное оружие, да. Смертоносное. Благородный меч не знает промаха и бьет без жалости. Никакой меч не защитит Вас от врагов лучше, чем этот. Гоблины считают, что меч — самое совершенное оружие в мире.

— Это интересно, — признал Гарри.

— Помнится, я обещал Вам рассказать про меч Слизерина. Вы нашли его?

— Нет, — правдиво сказал Гарри.

— Понимаю. Вы искали не в том месте. Вы не поняли душу меча, потому что Вы, к сожалению, не гоблин.

— Меч Слизерина, он действительно существует? — спросил Гарри.

— Меч Слизерина, мистер Поттер, — это человек, — ответил Углук. — Живой человек. Но во всем подобный мечу: благородный, бесстрашный, верный, безжалостный… Гордый и непобедимый, закаленный испытаниями и холодный как сталь. Это человек с душой меча, мистер Поттер.

— Мерлин мой, — прошептал Гарри Поттер и схватился за голову.

Пара, бережно держа меч, вошла в пустынный холл Хогвартса.

— Однако, чем же это пахнет, — вздохнул Гарри, невольно принюхиваясь. — Просто невыносимо.

— Я думаю, скоро вернутся эльфы и наведут порядок, — пожал плечами гоблин.

И тогда в холле раздался дикий вопль.

Гарри обернулся и узрел деканшу Витч — задыхаясь от гнева, она указывала на висящие на стене часы с баллами факультетов.

Гарри посмотрел на часы Гриффиндора и наконец обнаружил прощальный сюрприз Бобби Грейнджера. Часы Гриффиндора, которые обычно наполняли бриллианты, теперь имели оригинальную начинку — они были до отказа набиты тухлыми яйцами.

 

Пять лет спустя

Сентябрь в этом году был замечательный — фактически, продолжалось лето. Хогвартс по–июльски тонул в зелени и цветах, и даже надвигающаяся тень долгого семестра не пугала учеников — пугала не больше, чем короткая летняя гроза.

На школьном дворе скакали дети. Почти все сняли мантии и пиджаки — день теплый, народ стихийно выбрал вне помещения «летнюю форму».

Герой магического мира, заместитель начальника отдела мракоборцев Министерства магии Гарри Джеймс Поттер ступил на школьный двор и сощурился. Солнце во дворе было яркое.

Ну, здравствуй, Хогвартс!

— Ой, смотрите! — взвизгнул кто‑то, и Гарри оказался в толпе детей.

Его чуть не сожрали живьем восхищенными взглядами и признаниями в любви, затеребили, требуя автографов.

Гарри с удовольствием признал поражение и роздал всем свои росписи. С тех пор как он после Победы оставил преподавание, он открыл, что очень любит общаться с детьми. Даже скучает по тому ужасному школьному времени…

Детей в этом году было много — как сказал Кингсли Шеклбот, рекордный набор за последние 15 лет. Сто двадцать человек.

Замок теперь процветал. Гарри взглянул на Хогвартс –. отреставрированный, отремонтированный и ухоженный, просто вылизанный до блеска. Новый глава Попечительского совета, Стенли Столб, денег не считал вообще.

Вокруг замка бригада ботаников под руководством Лонгботтома осваивала новенькие, только что построенные дополнительные оранжереи.

Гарри загляделся на них, рассеянно отвечая на поздравления детей — шустрые прочитали в газетах, что он стал дедушкой.

Да, если Джим жениться не торопился, а Ал только заканчивал институт, то Лили взялась за дело серьезно. Лили подарила отцу и Фреду пару чудных близнецов, а сейчас снова была беременна. Подумать только, вздохнул Гарри, как быстро дети взрослеют! Только вчера Лили была школьницей с косичкой — «хвостиком», и вот поди ж ты…

Зато ее брак удачен, и хвала Мерлину! Лили всегда мечтала о большой и дружной семье.

Дети меж тем напирали:

— Сэр, а Вы будете подавать в суд на Риту Скитер?

— На Риту Скитер?

— Вы не читали ее последней статьи? Она там утверждает, что настоящий Избранный — не Вы, а Роберт Грейнджер!

— Вот как, — сказал Гарри.

— Она, мол, раскопала целый министерский заговор с целью фальсификации истории, во главе — Министр магии, и Вы — не Избранный, что Вы не побеждали Сами–Зна… Волдеморта, что все свидетельства последнего подделаны!

Гарри после паузы сказал:

— Нет, я не буду подавать в суд. Я не буду ни в малейшей степени препятствовать расследованию мисс Скитер. У нас свобода слова и печати.

— Сэр, Вы благороднейший человек, — мальчик–когтевранец не сдержал трепета в голосе. — Вы правы: пусть пишет. Ей всё равно никто не поверит.

Гарри вздохнул — последней фразой дети кое о чем напомнили.

— Кстати, а где мне найти профессора Грейнджера?

Дети запнулись на скаку.

Наконец, один осмелел:

— Наверное, в подземельях, сэр. Он всегда там бывает.

Гарри прошел знакомый путь от холла Хогвартса в подземелья. О Мерлин, сколько раз он, бывало, сюда ходил… В нем теснились воспоминания.

У кабинета главы Слизерина Гарри остановился и постучал.

— Войдите, — раздался приказ хозяина кабинета — и Гарри вошел.

Доктор магических наук, профессор зельеварения, декан Слизерина Роберт Северус Грейнджер поднял голову из‑за стола, где он сидел, отчитывая стоящего перед ним несчастного третьекурсника, и прожег вошедшего пронзительным взглядом.

— Здравствуйте, профессор Грейнджер, — сказал Гарри. — Я не помешал?

— Заходите, я получил Вашу записку… Сейчас я освобожусь, — отрывисто распорядился профессор Грейнджер. Он взглянул на третьекурсника так, что того чуть не сплющило на месте, и процедил:

— Неделя отработок, начиная с сегодяшнего дня. Жду вас в классе зельеварения к семнадцати часам.

— Да, профессор, — прошептала жертва.

— Вы свободны. Еще раз опоздаете на пару — получите еще неделю отработок.

— Да, профессор, — покорно пискнул несчастный и исчез с такой скоростью, словно за ним по пятам гнались тролли.

Профессор Грейнджер отложил перо, которым что‑то писал на листе пергамента, и стремительно встал из‑за стола. Его черная мантия эффектно размахнулась.

— Садитесь. Давно не виделись, мистер Поттер. Чем могу быть полезен?

— Да, давненько я не заглядывал в Хогвартс, — вздохнул Гарри. — А жаль. Люблю это место.

Профессор Грейнджер вежливо кивнул.

— Приходишь, и словно окунулся в детство. В Хогвартсе ничего не меняется! Кажется, здесь время остановилось…

— Отчего же. В этом году мы заканчиваем компьютеризацию лаборатории, начнем компьютеризацию библиотеки, — заметил профессор Грейнджер.

— Минерва, наверное, сильно сопротивляется? — участливо спросил Гарри.

— Госпожа директор оказала нам полное содействие, — холодно сказал Бобби.

Еще бы, фыркнул Гарри. Он помнил, какое лицо было у Минервы, когда сияющий Слагхорн и «группа поддержки» из слизеринской общины представили ей избранного ими нового декана Слизерина. И как они вежливо напомнили, что своих деканов община всегда выбирала сама, а от директрисы требуется сущая безделица, только подписать формальное назначение!

Да уж, подумал Гарри, у бедной Минервы было весело три последних года.

Бобби заступил на должность три года назад, а результат уже налицо.

Собственно, причина, по которой Гарри сегодня приехал с визитом в Хогвартс, было отчаянное письмо его юного племянника. В этом году сын Рона Уизли поступил в Хогвартс на первый курс — на Гриффиндор, разумеется. Вчера вечером он прислал дяде Гарри безумное и трогательно безграмотное письмо, что Хогвартс ему ужасно нравится, но он страшно боится. Сегодня у него первое зельеварение, а все пугают, что профессор Грейнджер очень строг и ненавидит гриффиндорцев. Три шкуры с них спускает. И бедный мальчик не знает, что делать. Гриффиндорцы не ведают страха, но он боится, что даже не дойдет до кабинета зельеварения. он уже два раза видел профессора Грейнджера, и тот такой страшный!!!

Гарри написал, что бояться недостойно гриффиндорца, и мальчик правильно преодолевает свой страх. Пусть дойдет до класса, мы что‑нибудь придумаем.

Тем временем, надо было что‑то сказать Бобби.

— А как Вам преподавание?

— Милая профессия. Особенно касательно профессора зельеварения, — хмыкнул Бобби. — Стабильно взрывают 50 котлов в год, крадут 200 унций ингредиентов и варят полгаллона Оборотного зелья. В Хогвартсе ничего не меняется.

— А как мои гриффиндорцы?

— Гриффиндорцы, — презрительно сказал Бобби. — Гриффиндорцы, этим всё сказано. Ни на одном другом факультете таких кретинов не собралось, честное слово. Просто наследственный антиталант к зельеварению.

Гарри засмеялся.

— У них по–прежнему сдвоенное со Слизерином?

— Зачем же разбивать сей стройный союз.

— А знаете, я бы взглянул… Давно не был на уроках, даже ностальгия заела. На моей памяти самое яркое из школьных воспоминаний — не поверите, совместные уроки зельеварения со Слизерином.

Бобби вежливо развел руками.

— Как Вам угодно. У меня как раз через полчаса такая пара — Гриффиндор/Слизерин, первый курс. Заходите, наслаждайтесь.

— Зайду обязательно, — пообещал Гарри. — Спасибо.

— Пожалуйста. Кстати, окажете мне услугу? Гриффиндорцы вас любят — может, в Вашем присутствии они будут вести себя более прилично.

Ничего не проси у слизеринца — предложит сделку, вздохнул Гарри.

— Любую услугу, как пожелаете, Роберт.

— Ничего особенного. Придете, насладитесь общим восхищением, скажете пару слов о том, как зельеварение помогло Вам в жизни и сварите у них на глазах какое‑нибудь простенькое зелье. После этого они год будут нормально учиться.

Гарри чуть не выронил очки.

— Я, конечно, попытаюсь, но, по–моему, это неверная идея, Роберт. Честно говоря, Вы меня просто огорошили. Я ничего не понимаю в зельеварении…

— Все, что Вам надо: прийти и потрясти этих балбесов, что Сам Знаменитый Гарри Поттер любит и знает зельеварение. Они сомлеют от восторга.

— Бобби, я не уверен, что вообще смогу что‑то сварить. Я, правда, никогда этим не блистал.

— Вам ничего не надо. Я же владею легилименцией. Я сам Вам все подскажу. Просто смотрите мне в глаза.

Замначальника Отдела мракоборцев Гарри Поттер вздохнул и, сдаваясь, развел руками.

— Да, вижу, Вы идете на отчаянные меры, чтобы внушить студентам уважение к своему предмету.

— К гриффиндорцам, — сказал Бобби. — Нормальные меры на них не действуют.

— Что ж — Вы всегда любили эксперименты. Желаю Вам удачи!

Бобби слегка поклонился.

Гарри открыл рот, чтобы продолжить разговор, но их прервали. Камин декана Слизерина оделся зеленым пламанем, и оттуда высунулась голова Минервы Макгонагалл.

— Роберт, я хотела Вас обрадовать, мы нашли замену профессору ЗОТИ. Это так нелегко, уже после начала учебного го… ГАРРИ! Как я рада Вас видеть! Что ж Вы не предупредили, что будете в Хогвартсе?! Когда закончите свои дела с Робертом, жду Вас на чай в моем кабинете, и не вздумайте отпираться!

— Я тоже счастлив Вас видеть, Минерва, — сказал Гарри с теплом в голосе. — Я приду непременно. А сейчас мне отойти, не буду Вам мешать…

— Да это совсем не личное, Гарри. Я хотела обрадовать Роберта, что нашла нового учителя ЗОТИ — но Вы же, наверное, не в курсе…

— Кингсли что‑то говорил, — признался Гарри, — но я слушал невнимательно…

— Дело в том, что сразу после Вас мы взяли профессором ЗОТИ мистера Бина из Министерства, нам его очень рекомендовали. Чудесный был человек, такой знающий… Он раньше в Отделе испытаний новых заклятий работал. Он проработал пять лет, и сейчас, прямо в начале учебного года, с ним произошел несчастный случай. Прямо на уроке. Он тренировал с учениками тему гриндилоу, и гриндилоу укусил его за палец. У профессора оказалась сильнейшая аллергия на укусы гриндилоу, он сейчас в больнице Святого Мунго, так жаль…

— Ужасно, — сказал Гарри. — А я всех учил, что укусы гриндилоу абсолютно безвредны…

— Да, такая реакция встречается одна на миллион… Не повезло бедняге.

— Но Вы уже нашли замену.

— Отличную замену! — с жаром вскричала Макгонагалл. — Роберт…

— Уж не хотите ли Вы сказать, Минерва, что наконец согласны передать эту должность мне? — иронически спросил Роберт.

— Ах, Гарри же не знает… Гарри, представьте, что Роберт регулярно подает прошения на должность профессора ЗОТИ, он всегда был настроен против бедного мистера Бина. Нет, Роберт. И не мечтайте. Кому мы тогда передадим зельеварение? Я нашла чудного человека, аврора, наилучшие рекомендации. И Вы его знаете, вот почему я решила Вам рассказать. Это Ваш бывший однокурсник, Гарри Буллер. Помните его?

Бобби сквозь зубы выдавил:

— Кажется, он учился одновременно со мной, но на Гриффиндоре?

— Да, да, и даже был грффиндорским старостой, — радостно сказала Макгонагалл. — Я уверена, что вы прекрасно сработаетесь!

Настала неловкая пауза.

— Роберт, если Вы больше ничего не имеете мне сказать, я, пожалуй, пойду, — быстро вставил Гарри. — Минерва, чай готов?

Гарри засиделся у директрисы почти до начала урока зельеварения, и бегом побежал к классу зелий, боясь опоздать.

Толпа первокурсников гомонила у двери лаборатории в ожидании своей первой в жизни лекции по зельеварению. До Гарри доносились отдельные фразы.

— Мой брат говорит, он настоящий маньяк.

— Тот–Кого–Нельзя–Причесать?! Ну и прозвище.

Гарри нашел в толпе рыжую взволнованную голову племянника и ободряюще кивнул ему.

— Тихо! Вон он идет.

— Какой молоденький…

— Да ему лет двадцать!

Профессор медленно обвел взглядом говоривших, и дети затихли как мыши — у профессора Грейнджера был редкий дар одним своим видом успокаивать аудиторию.

— В класс! — приказал профессор.

Дети вошли и расселись, не спуская глаз с двух колоритных фигур — черной и зловещей (профессора Грейнджера) и такой дружелюбной и простой на вид, но всем известной (героя Гарри Поттера).

— Успокаиваемся, — холодно уронил профессор Грейнджер, и в классе настала мертвая тишина.

Профессор одернул черную мантию и бесшумно заскользил к кафедре. Дети смотрели за ним как приклеенные.

Профессор встал за кафедру и неторопливо обвел взглядом класс.

— Мое имя профессор Роберт Северус Грейнджер, и я приветствую вас на вашем первом в жизни уроке зельеварения, — негромко сказал профессор.

Профессор говорил довольно тихо, но обладал удивительным даром — в каждой точке класса ученики слышали отчетливо его каждое слово.

— С этой минуты и до конца обучения я буду раскрывать вам тайны древней науки зельеварения, науки, которую сэр Исаак Ньютон назвал королевой всех магических наук. Я тоже считаю зельеварение могущественнейшей и величайшей наукой в мире…

Ученики, боясь дышать, ловили каждое слово.

— Божественной алхимией восхищаюсь не только я. Как вы могли заметить, сегодня у нас почетный гость…

Все головы развернулись к Гарри Поттеру.

— Я представляю всем, кто еще с ним незнаком, мистера Гарри Поттера. Мистер Поттер любезно согласился прийти, чтобы сказать несколько слов о роли зельеварения в его жизни.

У голов гриффиндорцев дружно отвалилась челюсть.

Профессор Грейнджер тем временем слегка поклонился, уступая слово Гарри. Гарри решительно вышел вперед.

— Здравствуйте! Я пришел рассказать, насколько важной наукой для магии является зельеварение. Поверьте, это великая наука и искусство! Мастер зельеварения может творить настоящие чудеса. Он может воскрешать с того света, да–да, или сварить вам всенародную любовь и значимость, он может даже помочь переписать Историю. Поверьте мне: мастера зелий — настоящие волшебники!

Гарри показал на Бобби, молча наблюдавшего за речью со своей кафедры.

Бобби холодно поклонился классу.

— Я, конечно, не мастер зельеварения, — сказал Гарри, — но я учился зельям в этой самой аудитории, шесть лет подряд, и чему‑то я даже научился. И вы научитесь в свое время, честное слово. Профессор Грейнджер попросил меня показать какое‑нибудь простое зелье, и я его сейчас попробую вам сварить…

— Мистер Поттер сварит для вас Молодящее зелье, — тихо сказал Бобби Грейнджер, и инициатива удивительным образом перешла к нему. — Молодящее зелье очень наглядно и прекрасно подходит для любой демонстрации.

Гарри Поттер повязал передник, натянул перчатки, вознес мысленную молитву богам зельеварения — и приступил.

Ученики смотрели на Поттера, как на чудо. Смотрели в упор… И при этом не замечали, что знаменитый Гарри варит зелье не глядя, почти не замечая дела рук своих, а глядит неотрывно в глаза стоящего в сторонке профессора Грейнджера.

Они смотрели на чудо: как котел позвякивает на огне, как в нем что‑то булькает, как играет под ним огонек. Из котла вылетел нежно–лиловый туман.

— Наверное, готово, — неуверенно улыбнулся Гарри Поттер.

Профессор Грейнджер торжественно вручил ему лабораторную лягушку. Гарри Поттер столь же парадно капнул на нее одной каплей зелья. Лягушка превратилась в головастика!

Дети ахнули. Чудо состоялось.

Один мальчик — гриффиндорец, конечно, — наплевал на дисциплину, вскочил со скамьи и зааплодировал. За ним — прочие гриффиндорцы… За ними, после единственного взгляда Бобби, лениво присоединились «его» слизеринцы.

Весь класс стоял и стоя аплодировал Гарри Поттеру. Гарри Поттер засмущался.

Бобби смотрел, сколько дети излучали на Поттера восхищения, благодарности и любви… это, наверное, было заслужено после клетушки под лестницей Дурслей.

Дети продолжали аплодировать. Что ни говори, — хорошо быть Избранным.

Гарри взглянул на часы и неохотно откланялся. Он остановился почти у порога, а Бобби (ну как ему это удается?) уже успокоил класс.

— Вам только что наглядно продемонстрировали действие Молодящего зелья, — между тем объяснял классу профессор. — Молодящие зелья разной сложности входят в вашу школьную программу и обязательно будут включены в вопросы на экзамене. Простейший рецепт Молодящего зелья вы сварите под моим руководством через несколько минут. Проверим вашу способность так же превратить лягушку в головастика, как это показал вам господин Поттер…

БАХ!

Гарри стремительно обернулся. Бобби взглядом василиска уже вперился в несчастную жертву.

С боевым крещением и началом учебного года! Взорвался первый котел.

Гриффиндорец, конечно. И талант — даже задания еще не успели дать, даже разрешения трогать котел еще не было. А котел уже умудрился взорваться. Пять лет счастья, пока этот талант не закончит обучение СОВ, обеспечено.

Дайте мне яду, кто‑нибудь.

— Ваша фамилия Уизли? Как я понимаю, Вы бросили в котел два порошка — иглы дикобраза и серу?

— Я не знаю… Я ненарочно…

— Я не нарочно, сэр, — поправил мальчика профессор Грейнджер.

Жертва без всякого зелья готова была превратиться в головастика.

— Я правда не нарочно… Ой… ненарочно, сэр…

— Почему Вы начали работу с зельем без моего разрешения?

Гарри стремительно развернулся от двери.

— Роберт, если Вы позволите, я бы остался на всю лекцию. Я посижу в уголке — но если я Вам мешаю…

— Конечно, нет! Располагайтесь, садитесь…

Спасенная Гарри жертва — это и был старшенький Рона Уизли и его милой Конфиденс! — восторженно проводила Спасителя взглядом.

Бобби тоже его узнал. Сын Кактуса. Стопроцентный Уизли. Значит, нас ждет пять лет счастья — до того, как это дарование законно провалит СОВ по зельям… Ну, мы еще посмотрим, у кого будет больше счастья. Головастика тоже ждет пять счастливых лет — гарантированно. Слово Роберта Грейнджера.

Головастик — настоящий гриффиндорец! — непокорно вскинул голову. На лбу написано: не дождешься! Тоже мне, профессор двадцати лет, «сэр»… Я— тебя — не уважаю! Скорей умру, но «сэра» и «профессора», Грейнджер, ты от меня не дождешься!

Ответный взгляд Бобби Грейнджера предупреждал: желаете, чтобы Вас научили уважению и дисциплине, Уизли? Вам повезло. Вы нашли во мне отличного специалиста.

Дети прониклись строгостью дисциплины — сразу видно. Гарри тихо обвел глазами класс — 30 одиннадцатилетних прекрасных детей перед волшебными котлами, с блестящими как звезды глазами — и его пронзила ностальгия…

Гарри выбрал свободную парту в конце класса и сел. Перед ним шушукались три ряда детских затылков. Гарри глянул поверх них на Бобби Грейнджера… и всё забыл. Он забыл, что он вдвое старше Бобби Грейнджера, что он заместитель начальника Отдела мракоборцев, что он солидный человек. От невысокой черной фигуры за кафедрой на весь класс распространялась такая магнетическая сила, что даже взрослые перед ней склонялись как дети.

Профессор зельеварения неспешно вышел из‑за кафедры, одернув широкую черную мантию; его стальные глаза над крючковатым носом смотрели недобро.

— Итак… Вы находитесь здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень тонкую и точную науку, — негромко начал профессор Грейнджер.

Его было отчетливо слышно в любой точке класса, хотя он почти шептал. Такая в классе стояла тишина — и так он умел управлять аудиторией.

— Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки… Я могу научить вас, как разлить по стаканам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Если вы будете в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайший аромат, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая чувства…

Он обвел класс рентгеновским взглядом и холодно закончил:

— Но все это только при условии, что вы хоть чем‑то отличаетесь от стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.

 

Эпилог от лица Ученого Кота

Вот так закончилась эта история, начатая когда‑то Сивиллой Трелони ненастной ночью 1980 года в номере захудалой гостиницы «Кабанья голова».

А может, всё началось гораздо раньше… кто знает?

Главное, всё же, случилось этой ночью в трактире, когда двое спорили о грошовой работе, третий мыл стаканы внизу, и сверху был четвертый, не замеченный никем, кроме вещего взора Сивиллы Трелони. Нищий носатый мальчишка, почуяв которого, пробудился пророческий дар Сивиллы, и она предсказала этому мальчишке удивительную судьбу…

Пусть он даже не дослушал — разве Судьбу обманешь? Что начертано, сбудется, известно то людям или нет.

Судьба свершится, как бы ни пытались избежать ее люди. Как бы ни пытались они строить планы, обхитрить и обмануть Судьбу… Разве можно смертным истолковать пути будущего, даже вложенные им в рот и разжеванные пророком? Никогда. Им не дано прозреть будущее, пока оно не свершится, и люди знают сие с начала сотворения мира. Но упрямо верят, что могут объять необъятное. И пытаются.

А боги смотрят, как люди мечутся в попытках изменить Судьбу, и смеются. Боги смотрят, как даже самые умные из людей пытаются разгадать пути небес, вроде Дамблдора и Волдеморта, как при том они ломают невинные жизни и наступают на чужие судьбы — Поттеров, Лонгботтомов…

Но разве Судьбу обманешь? Тем временем единственный человек, которого она касалась, бросил свои три вызова Волдеморту, женился на девушке, имевшей тоже три вызова, и в назначенный срок у них родился сын — величайший Темный маг своего времени.

И он свершил уготованное ему, когда настал срок.

Так, как и открыл людям глас небес устами вещей Сивиллы Трелони.

Я не пророк, но я тоже сделаю предсказание. Много лет спустя, когда наше время останется лишь в легендах, некоторые вещи будут неизменны. Сказки барда Бидля будут всегда — и к ним прибавится новая сказка. Сказка о Мече, Принце и Слизеринском Змие. В этой сказке будет всего несколько строк — то, что я уложил в сорок глав, время безжалостно сожмет в короткую легенду.

Так бывает.

И я буду рассказывать эту сказку — кому коротко, а кому длинно.

Останутся и другие свидетельства нашей истории — и очень длинные. Я уверен, что семь томов романа замечательной Дж. К.Роулинг тоже останутся.

Она собирала свои свидетельства долго и тщательно, как настоящий историк. Она опрашивала многих очевидцев, и все они были уверены, что говорят чистую правду!

Увы, с историками такое бывает. Даже самое добросовестное исследование упирается всего лишь в легенду, а не в истину. А истина раскрывается лишь спустя века.

Надеюсь, вы не в обиде, что мисс Роулинг рассказала историю, возможно, против истины? Она сделала всё, что могла. Она‑то верила, что раскрыла все факты!

И ее будут читать, а вам предстоит решить, дорогие читатели, кому верить: ей или мне.

Она поведала вам свою сказку, я — свою, и моя сказка, наконец, закончена!

Ученый Кот благодарит всех, кто терпеливо внимал его длинной истории, и всех, кого тронула судьба Роберта Грейнджера.

Ученый Кот надеется, что доставил вам немного удовольствия, прощается и желает всем наилучшего!

Пока!

До новых сказок!

Ссылки

[1] лат. super‑inge! (super‑ingete!) — форма любезно предложена Natt

[2] лат. rimam face! (rimam facete!) — форма любезно предложена Natt

[3] Debilitate! — латинский перевод любезно предоставлен Natt