Еще один мальчик

Юморист

Первые итоги

 

Я даю тебе на размышление месяц, сказала Гермиона. Освоишься, подумаешь…

У нас, Ученых Котов, время идет не так быстро. Всего лишь месяц? Что можно успеть за месяц! Для подведения первых итогов мы ждем минимум полгода — но в нашей истории достаточным оказался один семестр.

Бывает, мы выжидаем и дольше, но ровно столько мой кузен Живоглот ожидал своего юного хозяина.

Он отпустил Бобби в школу Первого сентября, а вновь увидел на Рождественских каникулах. Как он был рад, что закончились долгие месяцы разлуки!

Их не скрашивали редкие письма от Бобби — оптимистичные, полные хороших новостей про успехи в учебе и достижения любимого факультета; с полным восторга описанием библиотеки Хогвартса и алхимической лаборатории. Действительно, кабинет зельеварения Хогвартса считался среди школ образцовым и постоянно пополнялся новыми ингредиентами.

Однако Живоглот хотел взглянуть на Бобби воочию и сам определить, как изменили хозяина первые месяцы в Хогвартсе. Он считал, что гладко бывает только на бумаге — и не ошибся.

Бобби изменился. Он начал с поздравлений и подарков, выложил новую радостную новость — что профессор Слагхорн настолько доволен его успехами в зельеварении, что даже предложил давать Бобби дополнительные занятия вне курса школьной программы. Но Живоглот чувствовал в мальчике скрытую напряженность, тонкую кошачью интуицию не обманешь.

Он ждал грозы — и гроза пришла.

Чудесным вечером семья сидела в гостиной у рождественской елки. Гермиона читала, Бобби, обложившись бумагами, работал над домашним эссе по истории магии.

— Смотри, твой портфель сейчас упадет, — сказала Гермиона и протянула руку к накренившемуся портфелю.

Реакция Бобби была молниеносной.

— Мама, я сам! — быстро остановил он Гермиону и чуть не из ее рук перехватил портфель.

— Какие тайны, Ваше Высочество! Мне уже не дозволяется трогать ваш портфель, — фыркнула мама.

— Нет, просто на нем чары. Его никто не может взять, кроме меня, — признался Бобби. — А если возьмет, то… пожалеет.

Гермиона нахмурилась.

— С каких пор тебе приходится защищать личные вещи? Только портфель, или остальное тоже? Хороши нравы на твоем Слизерине!

— Это не слизеринцы… — Бобби прикусил губу. — То есть, вообще никто. Я… держу в портфеле ценные книги, ингредиенты, мне спокойнее, когда они заперты. Так что слизеринцы тут абсолютно ни при чем.

— Не слизеринцы? А кто?

— Мама, никто, я же сказал. Всё в порядке.

— Так, — сказала Гермиона.

Бобби вернулся к работе.

— Скажи, какие у тебя отношения с Фредом Уизли?

Бобби от неожиданности чуть не поставил кляксу.

— С кем?

— Мне Шляпа говорила, что слизеринцы хитры и коварны, так что я жду правду, — грозно заявила Гермиона.

— С Фредом Уизли? Никаких. Он же гриффиндорец.

— У вас нет проблем?

— Какие проблемы? Всё в порядке. Мы иногда цапаемся, конечно, — добавил Бобби, — но в любой школе так бывает. Нормальная школьная жизнь.

— Нормальная?

— Ну, — неохотно сказал Бобби, — помнишь, как мы проходили барьер на платформу 9 ¾ и там был лихач, который катался сквозь барьер туда–обратно? Я еще сказал: «Детский сад». Так вот, это и был Фред Уизли. Кажется, он слегка обиделся.

— Дальше?

— Дальше ничего. Первое сентября полгода назад было.

— Тогда я уточню, — сказала Гермиона. — Когда ты стал экспертом по адронным коллайдерам?

Бобби сморгнул.

— Ты ничего не говорил Фреду Уизли про коллайдеры?

— Ах, это. Помню, была такая шутка, этот Уизли спросил, есть ли у маглов крутые секретные изобретения, чем дороже, тем лучше, и я назвал коллайдер. Он спросил, где это продается, а я сказал, что надо написать в Пентагон и попросить, это очень дорогое удовольствие, — сказал Бобби.

— Прелестно. А известно ли тебе, что Фред принял твою шутку всерьез и действительно написал в Пентагон?

— Правда? — спросил Бобби.

Кажется, его шутка удалась гораздо больше, чем он ожидал.

— Он написал в Пентагон и спросил, продадут ли ему коллайдер. Что цена не имеет значения, потому что его папа миллионер. Он хотел сделать семье сюрприз на Рождество, с учетом того, как его семья любит магловские изобретения, — объяснила Гермиона. — Видишь ли, меня на собрании Ордена феникса отловила Анжелина Уизли и рассказала… Фреда спросили, кто его надоумил, и он назвал тебя.

— Здорово, — сказал Бобби.

Гермиона знала, что она никогда не докажет правду: Бобби прекрасно знал, в шутку восприняли его слова или всерьез.

— «Здорово»? Ты так считаешь?

Куда здоровее, подумал Бобби, чем когда Уизли и его дружки подложили всем слизеринцам на уроке астрономии драчливые телескопы или когда он столкнулся с компанией Уизли на выходе из библиотеки, с руками, полными книг, а уизлевский дружок Тайгер пустил в него Ногозаплетающее заклятие; как же все четверо тогда над ним ржали!

— Кто мог знать, что в XXI веке в Великобритании живет человек, не знающий, что такое коллайдер и Пентагон? — философски спросил Бобби.

— Мог быть сильный скандал, ты понимаешь?

— Мама, что ты — мало ли дураков каждый день пишут в Пентагон! Там, наверное, только бы посмеялись.

— Бобби, — тихо сказала Гермиона, — ты ничего не хочешь рассказать? С тобой всё в порядке?

— Всё в порядке, — быстро ответил Бобби и вернулся к работе.

Но через час он решительно бросил писать и уставился на маму.

— Да? — сразу просила Гермиона.

— Я думал, в Хогвартсе будет всё по–другому.

Гермиона слушала, не упуская ни слова.

— Я в книгах читал, что Хогвартс — это чудо. Ты о нем так рассказывала! Я ждал… А на самом деле…

— Что?

— Да ничего особенного! Почти как моя прежняя магловская школа. Ученики — точно, как вылитые…

Гермиона посмотрела на единственного сына страшным взглядом.

— Ничего особенного? Это Вы про Хогвартс говорите, Ваше Высочество, что ничего особенного?

— Отдельно взятый, замок прекрасен, — признал Бобби.

— Отдельно взятый — это без людей?

Бобби не ответил.

— Твои одноклассники тебе не нравятся?

— Я думал, они будут настоящие волшебники! — пылко сказал Бобби. — Они же выросли среди волшебников, в ста поколениях, а я вырос среди маглов. Я думал, что буду худшим в своем классе, а они будут мне подсказывать, предлагать разные варианты… и я от них столько узнаю! А они ни–чер–та не знают. Про собственную историю! Про собственную магию! Мам, они у меня списывают. Они у меня спрашивают, как заклинания делать!

— В этом нет ничего страшного. Я грязнокровка, выросла среди маглов, но была лучшей ученицей на курсе, — сдержанно сказала Гермиона. — Твой отец вырос среди маглов, но был сильнейшим волшебником. Ты никак не хочешь признать, что быть волшебником в ста поколениях — ничего не значит. Кровь не имеет значения, что бы ни внушали на твоем Слизерине. Значат только талант и врожденные способности. Ты придаешь чистокровности чрезмерный смысл.

На эту тему спорить с Гермионой было бесполезно, и Бобби покладисто согласился.

— Помнишь, когда я учился в магловской школе, там был такой Бутс, из третьего класса? Я одного парня с Бутсом всё время путаю. Однажды обознался и Бутсом его обозвал.

— Какой ужас, — иронически признала Гермиона. — А кроме страданий, что ты не худший, а лучший ученик, какие еще претензии?

— Никаких, — быстро сказал Бобби.