Еще один мальчик

Юморист

Изъян в плане

 

Жидкая Амброзия, которая войдет в мировую историю как первая попытка создания Антикрестражного зелья, была создана с вполне понятной целью — уничтожать крестражи.

Она представляла собою чудовищный яд, ибо только так можно с уверенностью предполагать, что он пробьет толстую шкуру крестража; он пробивал эту шкуру и сжигал крестраж живьем.

Новаторство автора зелья состояло в том, оболочку крестража яд не трогал. Он вводился в организм, но не активизировался, пока не находил свою ужасную цель. Он убивал крестраж — и не более того.

Все приборы, протестировавшие яд при Бобби, показывали, что зелье распознает внутри жертвы обе сущности и целенаправленно поражает одну.

Но проблема была в том, что нельзя безнаказанно вливать яд в живой организм. Тем более, такой — один экстракт василиска чего стоит.

И с такими ингредиентами оставшийся после избавления от крестража организм мог запросто погибнуть от общей интоксикации. Нездоровое питье. Но жаль. Раньше Поттер травился ядом василиска и выжил. Бобби надеялся, что у Поттера есть шанс.

Оказалось, что шанса нет.

Бобби надеялся на чудо, а оно не случилось.

И так оставлять ситуацию он не собирался.

Вообще‑то он уже начал что‑то делать.

Когда Гарри Поттер упал и Темный лорд упали, к ним бросилась куча народу, стали щупать их и проверять пульс… УпСы сразу закричали, что Поттер мертв, а Лорд — в коме. И нужно с этим что‑то делать!

В их глазах уже читалась паника. Поэтому первое, что сделал Бобби, когда Темный лорд упал, — рявкнул:

— Успокойтесь! Пропустите меня, я врач! —

И УпСы пропустили его к телу, уставились на него и успокоились.

Бобби проверил лично.

Поттер был как мертвый, и Лорд был как мертвый.

Бобби, правда, нащупал за пазухой Поттера его мантию–невидимку, сразу обрадовавшись, что хоть что‑то профессор догадался взять с собой дельного. Но мантию он отложил на потом.

— Поттер обезврежен, — доложил Бобби громким голосом. — А Повелитель в обмороке. Я думаю, он скоро очнется. Надо прекратить панику и подождать. Но если Лорд сам не очнется через 10 минут, примем меры.

Все успокоились, и Бобби взял 10 минут на размышление.

Прямого убийства не–крестража не было. Его душа сейчас — и еще будет какое‑то время — торчать на границе двух миров, и пока ее можно позвать обратно.

А то, что Темный лорд отправился туда же, куда Поттер, — вообще приятная неожиданность. Никто не предусмотрел. Его ведь тоже никто прямо не убивал. Никаких причин ему скончаться не было — просто пошел за компанию с Гарри Поттером. У них на двоих феноменально прочные магические связи. Впрочем, существо, погубившее семь восьмых своей души, не отличается крепким здоровьем.

Зато оно отличается состоянием практически общего организма с профессором Поттером, — общая душа, общая кровь, общие мысли… Эта пара как сообщающиеся сосуды, как нитка с иголкой: куда один, туда другой.

Профессор Дамблдор предполагал, что Темный лорд вынудил жить Гарри Поттера, пока жив он сам…

У Бобби родилась безумная мысль это проверить.

Ведь родство состояний Лорда и Гарри только что блестяще подтвердилось.

Он подумал, что может попытаться воскресить Гарри Поттера.

В конце концов, любой уважающий себя черный маг когда‑нибудь да займется некромантией. Бобби не собирался быть исключением.

Бобби представил, как на глазах пятидесяти Пожирателей смерти вливает Оживляющее зелье в рот профессора Поттера.

Зато Темного лорда, в отличие от профессора Поттера, он может откачать под бурное одобрение. Ему в этом даже помогут.

И остается надеяться, что за столько лет сосуществования его душа срослась накрепко с душой Гарри, и состояние одной души потянет за собой другую.

Только откачивать его совершенно не хочется… Ну почему всегда приходится принимать такие кошмарные решения?! Этот змий для Поттера — единственный шанс.

Бобби поднял руку, призывая к себе внимание.

— Полагаю, мы не испортим дела, если изготовим для Повелителя укрепляющий раствор. Мне нужно два добровольных помощника…

Что за судьба у несчастного Лорда — как у Ваньки–встаньки: убивают–оживляют, опять убивают–опять оживляют… Это уже в который раз?

— Мы будем готовить стандартное Оживляющее зелье. На всякий случай, сварим полный котел.

(И в любом случае, если дальше предстоит атака авроров и большая бойня, котел Оживляющего зелья не помешает.)

Эйвери уже притащил котел, Трэверс резал мандрагоры. Знали бы его усердные помощники, что на самом деле оживляют Гарри Поттера…

Как любят писать в шпионских детективах: «А в это время в Хогвартсе…»

А в это время в Хогвартсе шла эвакуация школы.

Шла слаженно, по расписанию и пока без сбоев. Да храни вас от них Мерлин!

Последних новостей из ставки Волдеморта в Хогвартсе не знали.

Им передали, что Гарри Поттер успешно аппарировал в ставку Волдеморта и вошел туда, целый и невредимый. Других сведений не было.

К счастью. Ни Джинни, ни дети Гарри больше ничего не знали.

Мы обратимся в Хогвартс, пока в убежище под присмотром учителей аппарируют младшие курсы.

Мы найдем Лили Луну, у которой вдруг задрожал ее лейбл–медальон Армии Дамблдора — у нее и у всех других армейцев. Это был знак вызова.

Армейцы договорились заранее, что делать в таких случаях.

Сейчас они быстро улизнули из своих гостиных и собрались в Большом зале.

Фред, который затребовал общий сбор, уже ждал их, вместе с тремя друзьями.

С триумфом на лице.

Ученый Кот обращает ваше внимание, что Фреду сегодня был очень нужен триумф.

Потому что сегодня утром армейцы уже собирались совершить подвиг и уже потерпели неудачу. Едва узнав об эвакуации, они попытались изловить единственного в Хогвартсе Пожирателя смерти, Бобби Грейнджера, но нигде не смогли его найти. Они не знали, что Бобби покинул Хогвартс несколько часов назад, еще до рассвета.

Ученый Кот считает должным отметить, что Бобби не ушел просто так. Он не удержался и оставил по себе автограф — мелкий сюрприз на память. (Я уже упоминал его — шалость, совершенная в Хогвартсе до рассвета.) Но хватит отвлекаться — нас ждет объяснение, зачем Фред второй раз созвал Армию Дамблдора.

— Получилось, — гордо сказал Фред.

Буллер объяснил:

— Отец Фанни Долиш работает в аврорате, и Фанни удалось стащить у него портключ.

— Вот он.

— Он активен еще десять минут.

Все окружили ключ, рассматривая его блестящими глазами.

— Он настроен на ставку Волдеморта. Без обмана. Ну, вот наш шанс вписать свои имена в скрижали истории! Никто не передумал, не испугался?

Все возмутились такому обвинению.

— Тогда дружно беремся за портключ, и с Мерлином, — распорядился Фред.

Все схватились за портал. Никто не отдернул руки.

— Что ж, с Мерлином! Да здравствует Армия Дамблдора! Ура Гарри Поттеру!

— Ура! Да здравствует! — подхватили все.

— Трансгрессируем по моей команде!.. Раз, два, пошел!

Хлоп!

Через мгновенье раздался хлопок — использованный ключ повалился на каменный пол, члены героического отряда исчезли.

Но не все.

Лили Поттер беспомощно взирала в пустоту, надеясь, что кто‑нибудь вернется и подберет ее…

Но никто не вернулся. Видимо, не смог, ведь портал был уже использован и зачарован только в одну сторону!

Лили отчаянно размышляла, почему с ней портал не сработал.

Потом она представила героических друзей — наверное, они уже там, а она здесь… они уже дерутся, их видит Волдеморт…

И там ее Фред…

А она здесь.

А вдруг он гадает, куда она исчезла?

Вдруг теряет время, разыскивая ее?

Размышления Лили прервал слабый шум крыльев.

Мрачная почтовая сова клюнула ее в затылок, уронила на плечо письмо и отчалила в ближайшее окно.

Нашел же кто‑то время писать письма!

Сердце Лили забилось: она подумала, что это Фред нашел способ связаться с ней.

Лили дрожащими руками развернула письмо.

Оно было не от Фреда.

Здравствуй, Лили!

Что ж, если ты читаешь это письмо, значит, я был прав и твой идиот Уизли хотел втянуть тебя во взрослые дела.

Извини. В них нет ничего хорошего, я уж год ими занимаюсь и знаю, о чем говорю. Тебе нечего туда соваться.

Ну да ты мне всё равно не поверишь. Благодарности я не жду, и не думай, что я это делаю ради любви. Я уже давно тебя разлюбил.

Чао. (И всё‑таки, Офелия, помяни меня в своих святых молитвах…)

Р. Г.

— Так это ты не дал мне аппарировать, — сказала Лили.

Она сжала письмо в кулаке и разрыдалась.

— Ты, значит, решил обо мне позаботиться… Ты считаешь себя взрослым, а я — глупая маленькая школьница… Будь ты проклят!

Кто дал тебе право решать за меня? Кто дал тебе право вмешиваться в мои дела?

Чертов эгоист! Я не переживу! Если с Фредом что‑то случится… Может, в эту минуту Фреда убивают! Я не буду жить без Фреда! Я утоплюсь!

Если бы ты действительно хотел мне помочь, спас бы всех! Я не могу жить без Фреда…

Ты ждешь благодарности! Не благодарите, ты меня разлюбил!

Что ж, я тоже разлюбила тебя, Бобби Грейнджер. Давно уже!

Мы давно уже не друзья!

А из‑за тебя погибнут мои близкие, потому что тебе непременно надо было сунуть сюда свой длинный нос!

Ненавижу тебя, Бобби! Ненавижу! Ненавижу!!!

— Кто‑то там орет в Большом зале, мисс Витч, — раздался издали голос Филча.

— Опять студент потерялся? Иди посмотри.

— Просто ужас, мисс. Мы так и потеряли полкурса Гриффиндора, я нигде не могу их найти!

— Значит, они всё‑таки аппарировали, как я и предупреждала. Забудьте о них.

— Да, мисс. Как же всё‑таки скверно пахнет!

— Да, — сдержанно согласилась Витч, — воняет. Так что там в Большом зале, Филч?

Рыдающую Лили нашли и с большой помпой водворили в группу ее курса, ожидающую своей очереди на аппарацию.

И забегая вперед скажу, что аппарировали они вполне успешно.

Лили и ее курс укрылись в безопасном убежище.

А за многие мили отсюда, в своей ставке, Лорд Волдеморт выплюнул слюну, сглотнул влитую ему в рот мощную порцию Оживляющего зелья, чихнул и очнулся.