Еще один мальчик

Юморист

Армия Дамблдора снова в строю

 

— Мой папа в аврорате работает, он говорит, они сейчас бурно готовятся к спецоперации. Против Сами–Знаете–Кого и УпСов.

— Да, я тоже слышала. Мои предки — в Ордене феникса, там сейчас почти боевая готовность. Разведка донесла, что Сам–Знаешь–Кто на днях собирается напасть на Хогвартс.

— Дался ему Хогвартс! У нас же детская школа, он совсем спятил?

— Это ты спятил. У нас в школе — Гарри Поттер.

В гриффиндорской гостиной испуганно замолчали.

— А я вчера отрабатывал у Филча весь вечер и слышал, что он ворчит. Школа готовится к эвакуации. Там уже серьезно, все деканы планы для своих факультетов отрабатывают, и Витч их лично заверяла. Говорит, готовы начать в любую секунду. Макгонагалл вроде говорила с министром, и он заверял, что у Этого нет планов нападать на Хогвартс, если ему выдадут профессора Поттера. Он вроде готовился взять не Хогвартс, а Министерство магии. А Макгонагалл возразила: когда этот маньяк придерживался планов, его идеи здравым умом непостижимы. У него с детства пунктик на Хогвартсе, и точка.

— Приехали, — сказал Фред Уизли.

Он встал.

— Значит, Сами–Знаете–Кто собрался напасть на школу, а мы будем трусливо эвакуироваться? Он пойдет убивать профессора Поттера, а мы сдадим его без боя? Ну, гриффиндорцы!

— Фредди, да кто нам позволит остаться в школе? — спросила однокурсница. — Нас поднимут, отправят в безопасное место, посадят под надзор Филча и даже слушать ничего не станут.

— А почему мы должны их слушаться? Мы сами себя оставим. Чья школа, наша или как? Разве двадцать лет назад наши предшественники кого‑то слушали? Им тоже всё запрещали, а они самоорганизовались и отстояли школу от УпСов!

— Это было здорово, — прошептал Тайгер. — Нам на истории Биннс так об этом рассказывал…

— А чем мы хуже? Нас считают школьниками и не берут в Орден феникса, но наши предки создали Армию Дамблдора! У моего папы до сих пор зачарованная монета сохранилась, он ею гордится. Мне всегда показывает и говорит: вот какими твои старые родичи были в детстве.

— У моей мамы тоже монета сохранилась! — крикнул кто‑то.

— У моей — тоже…

Фред поднял руки, требуя внимания.

— Мое предложение следующее: давайте возобновим Армию Дамблдора! Давайте вновь созовем Армию, чтобы отстоять школу! Как в прошлый раз, когда скинули Снейпа и Кэрроу! Мы Хогвартс врагу не сдадим!

Раздались нестройные аплодисменты, все поскакали с мест.

— Ребята! Кто хочет записаться в Армию Дамблдора? Давайте все сюда!

Армия Дамблодра быстро стала внушительной силой.

За полчаса в нее вступил весь старший курс Гриффиндора.

Одна из новоиспеченных армеек внесла предложение, что у нее сестра на Пуффендуе, но тоже захочет участвовать.

— Это дело, — согласился Фред. — Пусть все желающие смогут записаться, со всех факультетов. Пойдем в Большой зал, кинем клич. Кто отзовется, пусть подходит, мы с Гарри будем их записывать.

— Только малолеток не берем.

— Тоже дело.

Роберт Грейнджер узнал о существовании новой политической силы следующим образом.

Он засиделся в лаборатории, когда за дверью раздались расстроенные голоса, постучали, и он впустил теплую компанию из Слагхорна, Флоренца и Углука.

Декан Слизерина выглядел очень расстроенным.

— Вы не представляете, что сейчас в школе творится, Роберт! Все с ума посходили…

— Если Вам неизвестно, просвещаю, — кивнул Бобби Флоренц. — В данный момент в Большом зале собралась толпа горячих юнцов, скандирующих: «Армия Дамблдора снова в строю», «Не отдадим УпСам Хогвартс» и «Ура профессору Поттеру».

— Нормальные лозунги, — хладнокровно сказал Бобби. — Покричат и разойдутся.

— Витч тоже так считает, — вздохнул Слагхорн. — А я не согласен.

— Видите ли, Витч не слышала, как милые детки сговаривались украсть у родителей–авроров портключ до ставки Сами–Знаете–Кого и в решительный момент явиться туда на битву за Хогвартс, — усмехнулся Углук.

— Мы, конечно, поставили Витч в известность. Она обещала принять меры…

— Я на своем факультете разберусь, — сказал Флоренц. — Моих героев там насчиталось достаточно.

— Слава Мерлину, со слизеринцами обошлось, — заметил Слагхорн.

Флоренц покачал головой:

— Вы подумайте, это сомнительное везение. Ваши слизеринцы опять отбились от стада.

— Ах, мне уже не до стада, — отмахнулся расстроенный Слагхорн.

— Кстати, Роберт, — заметил Флоренц, — они кричали, что шпионам Сами–Знаете–Кого не место в Хогвартсе, и сговорились следить за Вами. Они вбили себе в голову, что это Вам Темный лорд поручил доставить ему профессора Поттера.

— Спасибо, приму к сведению, — коротко кивнул Бобби.

Слагхорн зевнул.

— Однако, не пора ли на боковую?

Коллеги согласились.

Бобби проводил их, выключил светильники и запер лабораторию.

Он слышал, как Флоренц, уходя, выговаривает Слагхорну:

— И всё‑таки мы, кентавры, сушим травы совершенно иначе. Кентавры никогда не стали бы сочетать траву трилистника с орлянкой, как у вас, людей, принято. Как‑нибудь я расскажу Вам, как кентавры собирают травы …

Бобби сделал вид, что ложится спать. На самом деле он долго смотрел на свою копию Карты мародеров, как шумело Первое собрание Армии Дамблдора в Большом зале.

Наконец, Филч разогнал его.

Бобби подождал еще час, пока не уверился, что все участники события угомонились и легли спать.

Тогда он выпил зелье Невидимости и тихо вышел из подземелий.

Недолгая карьера шпиона имела те преимущества, что отныне для Бобби закрытый дверей не существовало. Он мог открыть любую дверь и проникнуть в любое помещение Хогвартса. Он знал способы подслушать любой пароль — как и многое другое…

Бобби сверился с Картой и проследовал к объекту назначения — в Башню факультета Гриффиндор. Он спокойно миновал портрет спящей Полной Дамы, прошел через пустую ночную гостиную Гриффиндора и поднялся в спальню для девочек.

Лили Луна спала крепко и счастливо, улыбаясь во сне. Наверное, ей снилось что‑то хорошее. Лейбл–медальон с гордой надписью «Армия Дамблдора» Лили не сняла даже на ночь. Он светился на ее шее в мягком свете луны.

Бобби беззвучно направил на медальон палочку и прошептал заклинание.

Потом он несколько секунд молча смотрел на спящую. Лили была прекрасна.

Бобби развернулся и ушел.

Той же ночью он отправился в совятню и написал письмо.

Дежурная сова приняла пергамент и выслушала невероятные инструкции отправителя с полной невозмутимостью. Школьники и не такое заказывали.

Бобби автоматически скормил сове пару лабораторных мышей и вышел из совятни.

Спать.

Канун «Криспинова дня» кончился.