Еще один мальчик

Юморист

Волшебная зима

 

«БОББИ!!

С НОВЫМ ГОДОМ!!!

И здравствуй, заодно :)))

Не ожидал письма, да?

А я уже соскучилась.

Когда эти несчастные каникулы кончатся…Дни считаю.

А ты?

У нас всё по–прежнему. Хагрид и профессор Лонгботтом вырастили говорящую тыкву, она оказалась плотоядной и кусается. Мне на Новый год подарили новую мантию и магловскую игру «Барби», Ал и Джим ее уже развинтили. У нее шарниры и провода внутри, представляешь?

А я за это взяла ножницы и обрезала половину от метлы Джима. У него теперь метла лысая.

Больше ничего интересного. Такая скукота.

Да, еще третьекурсники, оставшиеся на каникулах, засунули в Распределяющую Шляпу Миссис Норрис, и Шляпа тут же отправила ее на Пуффендуй.

Пока. Завтра будет скучно, напишу еще. Я тебя люблю!

P. S. Видишь, я освоила смайлики :))

Навеки твоя

Л. Л. П.

Видишь, я и анимашки освоила. Полчаса убила. Интернет — страшная вещь!

02.01.2015»

Зачем люди хранят старые письма, вы не знаете?

Роберт Грейнджер оторвался от экрана, на котором висело старое письмо Лили. На самом деле он работал в другой программе, но время от времени таймер автоматически переключался на «картинки», чтобы он сделал передышку. Картинками Роберт установил… сами–видели‑что.

Он молча смотрел, как бегут строчки по экрану, казалось, что смайлики подмигивают ему. Как на игру пламени в камине, на улыбки смайликов он мог смотреть бесконечно.

Таймер отщелкнул положенные пять минут и вернулся к прежней программе — расчету компонентов алхимического зелья.

Этой программой Роберт занимался уже второй месяц, и она не шла.

Бобби посмотрел на присоединенную к компьютеру сложную композицию колб и алхимических приборов. Результат они выдавали неутешительный.

Зелье называлось кодовым словом «Жидкая Амброзия», и было составной частью операции «Криспинов день».

Если верить Кингсли Шеклботу, над зельем параллельно работали два отдела Министерства, они регулярно обменивались с Бобби результатами. (Их отсутствием.)

Амброзией это зелье точно не было. Это был смертельный яд, не оставляющий жертве ни единого шанса на спасение, а суть задачи была в том, чтобы жертва после этого яда выжила.

Пока даже многотерпеливый магловский компьютер не знал, как это сделать.

Для зелья пробовали бесчисленные комбинации веществ и заклятий, получали очередной отказ и комбинировали снова…

Кажется, за этим прелестным занятием им предстояло провести всю зиму…

Компьютер отщелкнул полчаса работы и вернулся к смайликам.

Бобби откинулся на кресле и закрыл глаза.

Мерлин, как же он устал…

Британию одела волшебная зима, и внушила людям новые надежды, и нашептывала им дивные сказки.

Этой зимой Волдеморт верил, что Хогвартс подан ему как на блюдечке, а министр верил, что все планы Волдеморта ему раскроются.

Этой зимой Бобби как тень следовал за своим зеленоликим хозяином, вбирая в память каждый жест, каждое движение Лорда Волдеморта. Запоминая, как Волдеморт обычно себя ведет, как реагирует на то/иное действие, как дерется, как нападает, как защищается. Какие заклинания использует и с какой силой. Какой магией владеет и какой — нет.

Пытаясь предугадать стратегию Лорда в поединке, словно шахматную партию, и проигрывая многие комбинации.

Этой зимой Темный Лорд учил своего нового советника сильнейшим заклинаниям и убийственным ударам.

Он верил, что весной Бобби сдаст ему Хогвартс.

Этой зимой Гарри Поттер верил, что знает разгадку ребуса, над которым бьются лучшие умы Министерства. Необыкновенный крестраж, который нельзя уничтожить ни одним известным науке способом, ни поразить мечом Гриффиндора, надо предать мечу Слизерина!

Гарри уточнил у профессора Углука, и тот подтвердил, что меч Слизерина тоже может уничтожать крестражи.

Когда Гарри выложил свои соображения министру, министр просто отмахнулся от него. А затем, выпроводив Золотого Мальчика, в сердцах сказал портрету Эдварда Эверарда, как он хочет обернуться собакой, встать на задние лапы и хорошенько повыть!

Этой зимой Сивилла Трелони рассказывала всем желающим на каждом уроке, что карты и чаинки предвещают смерть Сами–Знаете–Кого еще до конца учебного года. И людям так хотелось в это верить, что радостным предсказаниям Сивиллы дали первый разворот в «Ежедневном пророке», и интервью у нее взяла Рита Скитер.

Маленькую лепту внес в статью и профессор Флоренц. Скитер спросила его, как коллегу Сивиллы Трелони, и Флоренц заявил, что знаниями кентавров предположения Сивиллы подтверждаются. Совсем недавно Совет старейшин кентавров смотрел на небо и толковал знаки звезд, и пришел к выводу, что конец войны близок.

Такие утешительные сказки нашептывала людям волшебная зима, первая зима перед Победой.