Еще один мальчик

Юморист

Авадо Виктимус

 

— Почему в последнее время Лили такая нервная? — вздохнул профессор Поттер. — Язвит, садится — и тут же срывается с места, бродит по спальне до глубокой ночи… Неужели она так волнуется из‑за переэкзаменовки? Я уверен, Сивилла будет к ним очень снисходительна.

— Гарри, ты совсем школьных сплетен не слушаешь? Какая Сивилла, — отмахнулась Джинни. — Лили разругалась со своим Грейнджером, говорят, вдрызг. Теперь ходит переживает.

— А что случилось? — с интересом спросил Гарри.

— Говорят, Грейнджер опять балуется Темной магией. Придумал новое убойное заклинание… Сильнее Авады Кедавры. Авада Циррус… Нет. Авада Вирус… В общем, четвертое Непростительное. Лили теперь с ним не разговаривает.

Гарри Поттер молча проклял тот день, когда согласился на предложение Минервы стать школьным учителем. Если бы он знал, какие на его пути попадутся ученики, — пошел бы в авроры! Воевать с Пожирателями смерти гораздо легче, чем преподавать в школе…

Гарри Поттер встал.

— Хорошо, что ты мне сказала. Новое Темное заклятие? Сейчас пойду разбираться.

Мирный вечер в гостиной факультета Слизерин прервало столь невиданное зрелище, что весь курс оторвался от дел, чтобы поглазеть на дверь.

В дверях гостиной Слизерина стоял профессор–гриффиндорец Гарри Поттер.

Бобби как‑то сразу догадался, что это к нему.

— Мне стало известно, что Вы по–прежнему изобретаете заклинания? — холодно спросил профессор Поттер.

— У меня есть разрешение профессора Слагхорна, сэр.

— Профессор Слагхорн никоим образом не может дать разрешение на работу с заклинаниями, пока он отвечает за зельеварение, — в той же манере продолжал Гарри. — Разрешение на работу по курсу Защиты от Темных Сил в Хогвартсе могу дать только я, и я не припомню, чтобы Вы обращались ко мне с такой просьбой…

Бобби открыл рот, чтобы возразить, но Гарри опередил его:

— Но я могу дать такое разрешение, мистер Грейнджер, если Вы наконец решитесь спросить мое мнение. Зачем, по–Вашему, я здесь? Я готов рассмотреть Ваше заклинание, мистер Грейнджер.

— Сейчас? — спросил Бобби. — Здесь?

— А зачем тянуть? Ваши одноклассники в курсе?

Староста Слизерина быстро вставил:

— Да, сэр. Всё происходило под моим наблюдением. Мы даже ему ассистировали.

— Ассистировали? Замечательно, — мрачно изрек профессор Поттер. — Тогда вам не составит труда продемонстрировать для меня это заклинание? Или, на Ваше усмотрение, мистер староста, оно слишком опасно, чтобы звучать в общественном месте? Тогда я предлагаю переместиться в мой кабинет…

— Оно совершенно не опасно, сэр, — сказал староста. — Даже наоборот.

— Вот так.

— Я считаю, сэр, — смело заявил староста, — что это очень важное и полезное заклятие. Можно сказать, революционное! Я очень рад, сэр, что Вы проявили к этому изобретению такое внимание.

— Вы ему ассистировали?

— Я и Флеминг, сэр.

— Это великое изобретение, сэр, — присоединился к хору Флеминг. — Заклятие, способное перебить Аваду Кедавру!

— Вы плохо слушали курс моих лекций, мистер Флеминг. Если бы Вы меньше отвлекались на болтовню с Монтегю, Вы бы знали, что Смертельное заклятие не имеет контрзаклятия, никаких известных науке способов противодействия и отражения… Да, мистер Монтегю?

— Сэр, — встал высокий слизеринец, — я думаю, что имеет. Бобби Грейнджер его показывал.

— Вы изобрели контрзаклятие к заклинанию Авада Кедавра, мистер Грейнджер? — спросил Гарри.

Бобби, на которого уставился весь класс, отчаянно изображал из себя невозмутимую каменную горгулью.

— Бобби, — не выдержал Монтегю, — расскажи про Авадо Виктимус!

— Про …что? — переспросил профессор.

— Авадо Виктимус. Его Бобби изобрел. Потрясное заклинание, его в школьный курс вставить нужно! — горячо воскликнул Монтегю. — Это позор, что Бобби о нем молчит!

— Возможно, он молчит, потому что его очень предупреждали прекратить самодеятельность? Даже обещали отчислить из школы? Так Вы по–прежнему занимаетесь изобретательством Темных заклинаний, мистер Грейнджер?

Бобби вздохнул и поднял глаза.

— Авадо Виктимус, — сказал он. — Стать жертвой. Заклинание, которое оттягивает на себя любое другое, чтобы его жертвой стал хозяин заклинания. Разрешите продемонстрировать, сэр?

— Вы его действительно изобрели?

— И опробовали! — вмешался Монтегю. — На всём опробовали: на Петрификусе Тоталусе, на Импедимента, на Оглохни, на Конфундусе, на Экспеллиармусе… Вообще на всем, на чём знали, и Вы не представляете, как оно здорово работает!

— Но действует ли Авадо Виктимус на Непростительные, я не знаю, — быстро сказал Бобби. — Вы же понимаете, мы не проверяли его на Империо и Круцио. Но у него должен быть большой потенциал.

Гарри Поттер сказал:

— Покажите!

Монтегю и Флеминг встали; они вышли вперед в центр гостиной, который быстро и бесшумно очистили от мебели остальные свидетели эксперимента. Бобби не двинулся с места.

Монтегю и Флеминг поклонились друг другу.

— Что‑нибудь простое, — сказал Флеминг.

— Импедимента?

— Давай.

— Импедимента!

— Авадо Виктимус! — выкрикнул Бобби, не вставая с места.

Струя Оглушающего заклятия, пущенного Монтегю во Флеминга, затормозила, не достигнув Флеминга. Ее перебила белоснежная линия, рожденная из палочки Бобби, и притянула к себе. Импедимента вместо Флеминга ударила в Бобби, и он застыл оглушенный.

Через минуту примерно он должен был очнуться.

— Ничего себе, — сказал кто‑то из класса.

— Сэр, оно очень сильное, — с жаром убеждал Монтегю. — Бобби сам сказал, что делал его в расчете на Аваду Кедавру.

— В расчете на Аваду Кедавру, — повторил профессор Поттер и рухнул в кресло.

Монтегю с тревогой подошел к Поттеру.

— Сэр, это же переворот в Защитном искусстве. Бобби не хотел, чтобы кто‑то знал, но Вы же его видели! По–моему, о таком преступно молчать!

— Вы правильно сделали, что показали мне, — устало сказал профессор Поттер. — Вы всё сделали правильно.

— Вы же не накажете Бобби за это?

— О Мерлин… Не накажу.

— Сэр, можем ли мы привести в чувство Грейнджера?

— А вы проверяли, как действуют лечебные заклятия на жертву Вашего изобретения? Нет? Тогда ждите. Пусть очнется сам.

Бобби очнулся, когда помощник старосты незаметно для Гарри выскользнул из гостиной на поиски декана Слагхорна.

Бобби моргнул.

Профессор Поттер подошел к нему.

— Вы в порядке?

— Спасибо. В полном порядке, сэр.

— Отлично. А теперь объясните, каким образом Ваше заклинание отразит Непростительные.

— Оно не может отразить Непростительные, — поправил Бобби. — Оно вообще ничего не может отразить, у него нет такой цели. Заклятие пущено и исполняется. Но оно исполняется на том, кто по своей воле решил принять заклятие на себя. На том, кто добровольно перетянул их в свою сторону. Как можно отразить Непростительные — Непростительные в принципе нельзя отразить, Вы сами так говорили.

— Тогда в чем был смысл?

Бобби опять вздохнул.

— Ну, у людей разная сопротивляемость, переносимость заклинаний. Если в вас бросили заклинание, которому вы плохо сопротивляетесь, тот, кто более резистентен, может развернуть его на себя. Он спасет вас, и от заклинания будет меньший вред, чем считал его исполнитель. Смысл в том, что теперь заклинаний можно меньше бояться, потому что можно выбирать, в кого они попадут. Можно нарушать планы агрессоров, потому что они уже не уверены, попадут ли их заклинания по назначению.

— Но если в человека послана Авада Кедавра, он умирает, — сказал Поттер. — Намеченная жертва или добровольная по Авадо Виктимус, он все равно умрет.

— И если послать Круциатус, то человека все равно будут пытать, и если Империус, то он попадет в подчинение агрессора, и так далее.

— И Вы считаете, что магия добровольной жертвы перебьет магию даже Аады Кедавры…

— Это всего лишь предположение, сэр.

Гарри кивнул, глаза его увлажнились слезами. На мгновение Гарри представил свою мать, заслоняющую годовалого младенца от Волдеморта. Добровольная жертва…

Ослепительно белый, незапятнанно чистый луч Авадо Виктимус…

— Я думаю, Роберт, что Ваше предположение научно обосновано, — грустно сказал профессор Поттер. — Заклинание Ваше будет изучено со всей тщательностью. Вы напишете подробное описание заклинания по уже известной Вам форме и сдадите мне, мы с профессором Лемерсье напишем рекомендацию и отправим его на проверку.

— По известной мне форме — так его пошлют на проверку в Министерство? — изумился Бобби.

— Не стану внушать Вам оптимистические надежды, вряд ли министерство утвердит Ваше изобретение. Ваше заклинание — Темная магия, мистер Грейнджер.

— Темнейшая, — согласился Бобби. — Самое дно.

— Возможно, нам стоит пересмотреть определение Темной Магии. Ваше заклинание имеет сильный светлый потенциал… Я попробую убедить в этом Министерство. Не ручаюсь, что оно прислушается к моим доводам. Но мы попробуем…

— Я очень благодарен Вам, сэр, — с чувством сказал Бобби.

Утвердят заклинание или нет, а возможность наладить отношения с отцом любимой девушки дорого стоит.

Ученый Кот забегает вперед, чтобы огорчить читателей: заклинание, разумеется, не прошло проверку.

История данного запрета очень поучительна…

Чиновники — испытатели заклинаний, подобно всем чиновникам в мире, очень любят себя и дорожат своей особой.

А испытание Авадо Виктимус, как мы понимаем, связано с определенным дискомфортом. Чиновник–жертва должен принять на себя весьма неприятные чары!

Чиновники решили, что нашли выход. Пропустив мимо ушей рекомендации профессуры Хогвартса, что Авадо Виктимус выявляет в заклинании жертвенное начало, они поняли одно: это заклинание переводит магию с одного адресата на другой.

И чиновники решили использовать самое невинное заклинание. Мистер Бин из Отдела испытаний давно лелеял мечты по мисс Джонс, и он решил изящно поухаживать за ней. Мистер Бин бросил в мистера Питерса Розариус, а мисс Джонс крикнула «Авадо Виктимус».

Букет роскошных чайных роз повел себя непредсказуемо — то есть, строго научно и именно так, как предупреждали ученые чародеи, но совершенно непонятно для невежественных чиновников…

Букет успешно долетел до мистера Питерса, но шипы и колючки оторвались от роз и облепили мисс Джонс.

Помолвка мисс Джонс и мистера Бина была расстроена, заклинание получило жирное вето, а Ученый Кот возвращается из будущего к настоящему, в оставленный нами сентябрьский вечер.

На этом главу можно было бы закончить, но Ученый Кот добавляет небольшой отрывок — нехотя, скрепя сердце и предупреждая, что отрывок сей не имеет никакого отношения к авантюре с Авадо Виктимус.

Просто описанное в нем событие произошло в гриффиндорской гостиной в тот же вечер.

Пока профессор Поттер разбирался с Темной магией, его дочь…

… столкнулась на выходе из гостиной с Фредом Уизли.

Фред Уизли заткнул собой самое проходное место и мешал людям пройти. Именно так сказала ему Лили Поттер.

— Ты куда? — спросил вместо ответа Фред.

— В озеро, к гигантскому кальмару! Куда я могу пройти из гостиной Гриффиндора?!

— А может, к своему Грейнджеру.

— Не твое дело.

— Мое. Отстань от Грейнджера, не порти себе жизнь, — сказал Фред.

— Хочешь, прокляну?

— Лили, я очень беспокоюсь за тебя. Потому что я тебя очень люблю, Лили, — серьезно сказал Фред.

— Я тоже тебя люблю, а теперь дай пройти!

— Я на тебя давно смотрю. Ты самая храбрая, веселая, добрая и красивая девушка из всех, кого я знаю. Я хочу жениться на тебе.

Лили остолбенела.

— У меня почти ничего нет предложить тебе, — торопливо продолжал Фред. — Я хвастун, задира, хулиган, капитан команды квиддича, наследник большого бизнеса, и у меня куча проблем с фанатками, но я клянусь тебя от них защитить. У меня есть особняк в Годриковой лощине, счет в Гринготтсе и три дяди в Министерстве. Ты стоишь большего, я знаю. Но большего у меня нет.

Поттер наконец опомнилась, без всякой магии врезала Фреду по носу и проскочила в проем гостиной Гриффиндора.

— Лили, это смешно. Можешь бегать, но мы оба знаем, что я тебе нравлюсь. Нет у тебя причин упрямиться. Ты всё равно бросишь Грейнджера, ты же его не любишь.

— Не смей… так говорить, — задыхаясь, сказала Лили.

— У вас с ним нет будущего, и ты это знаешь. У тебя было когда‑то увлечение им, не спорю, но оно давно прошло. Для свадьбы нужны совсем другие чувства. Ты же не собираешься спать с Грейнджером, ты этого хочешь? Лили, это смешно. Ты хочешь всю жизнь торчать в его подземельях и рожать носатых детей?

Лили молча ступила обратно в гостиную Гриффиндора, отвесила Фреду звонкую пощечину и вышла, хлопнув дверью изо всех сил.