Еще один мальчик

Юморист

Щит Гриффиндора и меч Слизерина

 

— Усильте меры безопасности. Что бы ни задумал Сами–Знаем–Кто, до школы он не добрался, а значит, может повторить попытку. Школа по–прежнему в опасности. Я навел на всю территорию сигнальные чары, которые сработают при малейшей попытке Темного заклинания. К вам сразу явится спецнаряд из аврората. И глаз не спускайте с этого вашего Грейнджера, — закончил распоряжения Министр магии. — Он здорово разозлил нашего Лорда, а Лорд будет мстить.

— Не такая уж Грейнджер важная птица, — поспорила Витч.

— Дорогая, он сломал Лорду Бузинную палочку. Ума не приложу, как он это сделал, но Лорд, конечно, не обрадовался.

— Грейнджер часто делает то, что считается невозможным и умом непостижимым, — проворчала Витч.

— А теперь, Фурия, с Вашего позволения я побеседую с Гарри Поттером.

— Не старайтесь. Гарри заперся в директорском кабинете и держит тайный совет с Альбусом Дамблдором. Похоже, даже министр не допущен… Смиритесь и ждите, пока Альбус его не отпустит…

— Как Бобби Грейнджер смог сломать Бузинную палочку? На самом деле просто, Гарри, — говорил в это время портрет Дамблдора. — Как Вы помните, Гарри, с владельцами Бузинной палочки произошла крайне запутанная история.

Темный Лорд думал, что от меня она перешла к покойному профессору Снейпу, но он ошибся. Драко Малфой обезоружил меня перед смертью, и Бузинная палочка покорилась ему. Затем, Гарри, ты отвоевал палочку у Драко Малфоя. Ты взял его оружие, его палочку из боярышника — ту, воле которой покорилась Мать всех палочек. И много лет после того палочка из боярышника оставалась в твоих руках… До той злосчастной ночи на прошлой неделе. Бобби Грейнджер отобрал у тебя волшебную палочку.

Он стал хозяином палочки Драко, а значит, и Бузинной палочки!

Следующей ночью он это проверил. И величайшая палочка в мире покорилась его власти.

Лорд Волдеморт считал себя непобедимым, владея Бузинной палочкой. Однако он видел, что палочка его не слушается, и мечтал сойтись в поединке с подлинным владельцем. Что ж, его мечта сбылась!

Что бы он ни искал в Хогвартсе той ночью, он встретил человека, бывшего в тот момент подлинным хозяином Старшей палочки.

Он сразился с Робертом и проиграл.

— А палочка испорчена навсегда…

— Это так, — вздохнул Дамблдор. — Видит Мерлин, Гарри, я надеялся сохранить в твоих руках всю силу этой палочки до решающей битвы с Темным лордом! Я надеялся с ее помощью добыть нам победу. Но… не суждено!

Только один человек в мире мог приказать сломаться этой палочке, и надо же было случиться, чтобы именно он отдал такой приказ! И палочка послушалась.

— Всё, что ни делается, всё к лучшему, Альбус, — тихо сказала с портрета Дайлис Дервент. — Это была очень опасная палочка. За ней тянется след страшных преступлений, и разве после Победы ты не собирался нейтрализовать ее, Альбус? Роберт просто тебя опередил.

— Возможно, ты права, Дайлис. Я думал, что палочка в наших рука будет великим оружием, но Бобби Грейнджер доказал, что она легко могла перейти в другие руки. А если бы Гарри обезоружил Пожиратель смерти? Да, так лучше…

— Наверное, есть высшая справедливость, что палочку уничтожил именно Бобби, — добавил Армандо Диппет. — Разве не она стала причиной гибели его отца? Теперь она поплатилась… и приняла свою вину и кару с покорностью.

На минуту все замолчали.

Гарри выдержал паузу, но не мог уйти, не задав мучивший его вопрос.

— Профессор, простите… Но почему всё же Волдеморт пощадил Роберта Грейнджера? Он мог трижды убить его, но промедлил…

Дамблдор грустно улыбнулся.

— Ты задал хороший вопрос, Гарри.

Помнишь ли ты, что Лорд сказал Роберту? «Как ты похож на своего отца»…

Роберт напомнил Тому его лучшие дни в прошлом, время, когда Северус был еще молод и безраздельно ему предан… А у Лорда Волдеморта, Гарри, не так много светлых воспоминаний… Северус был ему очень дорог.

Я думаю, у Лорда было особое отношение к Северусу…

У каждого тирана есть такая слабость — зато одна–единственная.

Волдеморту были безразличны окружавшие его люди, он их просто использовал. Кроме того, к Волдеморту обычно приходили люди по корысти или по низменным инстинктам; Северус отличался от них кардинально.

Северус абсолютно искренне и глубоко полюбил свою организацию, добровольно доверился Волдеморту, и вообще оказался чистым, доверчивым, любящим человеком. А также храбрым, жертвенным и т. д.

Когда Том узнал его как человека… Том оценил его выше всех своих слуг.

Такому человеку многое прощается, что не простилось бы никому.

Вспомни, Гарри, как Том хотел верить в лояльность Северуса, хотя доказательства обратного были очевидны! Он хотел обманываться.

Северус смертельно рисковал, когда стал моим агентом, кара за измену была бы ужасной. Но Темный Лорд предпочел ему верить.

Северус успешно выдержал это испытание, но вспомни, Гарри, что на этом он не остановился.

Северус открыто бросил вызов Квирреллу. Удивительно, что после такого Темный Лорд не одумался!

У Лорда Волдеморта не было ни одной рациональной причины верить Снейпу теперь.

Но Северус все же рискнул прийти к Лорду в третий раз. Это был безумный план, храбрость на грани безумия!

Был один шанс из миллиона, что после своего воскрешения Темный Лорд простит Снейпа. И он простил.

— Однако это совсем не помешало Волдеморту убить Снейпа, — возразил Гарри.

Дамблдор печально кивнул головой.

— Увы, это так. Трагедия любого тирана — что власть для него дороже всего, и он готов послать на смерть любого человека, даже если этот человек ему дорог. Но тирану жаль убивать его — поверь мне! Тиран оправдывается, пытается оттянуть страшный момент, пока промедление не станет для него смертоносным. Волдеморт не хотел убивать Северуса, Гарри, и пощадил его сына в честь памяти отца.

Гарри подивился капризной логике тиранов и закончил на этом совещание.

Однако, случай в Лесу был слишком богатой пищей для споров, чтобы его влияние на судьбу мира на том закончилось.

Кричер тайно передал Гарри, что после его ухода портреты еще долго спорили в директорском кабинете.

— Они говорили о Вас, хозяин Гарри, — докладывал Кричер. — Директор Дамблдор сокрушался, что юный мастер Роберт подверг Вас смертельной опасности. Частью плана Дамблдора было сохранить для Вас в решающей Битве все Дары смерти, и это должно было спасти Вам жизнь. Теперь, когда один из Даров смерти сломан… Но директор Блэк напомнил, что еще не все потеряно, ведь есть предсказание про меч Слизерина.

— Про меч Гриффиндора…

— Нет, профессор Гарри Поттер, сэр! Про меч — Слизерина. Я точно запомнил, сэр.

Так Гарри впервые услышал про меч Слизерина.

Следующие дни, что вполне понятно, Гарри посвятил сбору сведений о мече Слизерина.

Ему пришлось долго искать человека, который не поправил бы его, что меч, скорее всего, имелся в виду как меч Гриффиндора!

Профессор Бинс вспомнил легенду, что в пику Годрику Гриффиндору, хваставшему великолепным мечом, свой меч завел и Салазар Слизерин, и что меч Слизерина, как и меч Гриффиндора, призван вечно защищать школу Хогвартс. Но особенно учеников Слизерина.

— Меч Слизерина — это легенда, просто старый анекдот, — сказал Бинс.

— Про Тайную комнату говорили то же самое.

— Это была просто шутка Салазара Слизерина, что он создал себе меч. Обычная шутка. Никто никогда не видел меча Слизерина.

Суть легенды в следующем. Как Вы знаете, школу основали во времена гонения магов, и поэтому потратили много средств на ее защиту. Годрик Гриффиндор даровал школе свой меч, который он получил у гоблинов — и при этом смертельно с гоблинами поссорился. Он очень гордился своим мечом и тем, что защитил с его помощью школу и факультет Гриффиндор. И тогда Салазар Слизерин подшутил над ним. На службе у Слизерина находился некий Сворд, то есть Меч, и Слизерин его высоко ценил. Итак, Слизерин подозвал Сворда и пошутил, что тоже имеет верный меч, который защищает его от врагов, и притом совершенно без скандалов от гоблинов. Гриффиндор посмеялся шутке, и конфликт был исчерпан. Позже Годрик нашел достойный ответ Салазару: он заявил, что понял, как создан меч Слизерина, и сотворил для Гриффиндора такой же щит. Всего лишь шутка.

Тем не менее, позже родилась легенда, что Слизерин действительно тайно создал меч. Якобы он, Слизерин, хитрее Гриффиндора и не стал бы восстанавливать против себя гоблинов, поэтому он создал волшебный меч. Его меч, как и меч Гриффиндора, должны вынуть в минуты смертельной опасности или в трудные для Слизерина времена истинные слизеринцы.

Поверьте, мы долгие годы ждали, чтобы увидеть своими глазами, как вынимают меч Слизерина или щит Гриффиндора. Тщетно. Никаких следов меча или щита не было, и не найдено до сих пор.

Так Гарри искал меч Слизерина, а обрел в довесок щит Гриффиндора…

Но помощь в поисках явилась неожиданно.

Профессор гоблин Углук подозвал Гарри со словами:

— Я слышал, что Вы ищете предсказание о мече Слизерина?

— Откуда Вы знаете предсказание про меч Слизерина?! — удивился Гарри. — Никто из моих друзей не смог рассказать о нем.

— Потому что они люди, мистер Поттер, и никто из людей не знает этого пророчества. Это гоблинское предсказание.

Гоблин продекламировал:

— Змей, что был скован,

Снова в бою.

Меч, что был сломан,

Снова в строю.

Бесится Змей,

Но судьба решена:

Чудище меч

Покарает сполна.

— Это предсказание произнес наш великий пророк Готшед летом 2001 года. Именно поверив в это пророчество, гоблины утратили военный нейтралитет и присоединились к Вашему Ордену феникса. Говорят, сходное пророчество прочитали по звездам кентавры… Вы никогда не удивлялись, мистер Поттер, почему наши народы присоединились к людям?

— Это и есть пророчество о мече Слизерина? Я в нем ничего не понял, — признался Гарри.

— Зато Вы знаете его целиком. Признаюсь, мистер Поттер, что люди — ненадежные союзники. После войны мы, пожалуй, вернемся к прежнему нейтралитету.

Видите ли, мистер Поттер, открыв Министру магии свое пророчество, гоблины потребовали взамен огласить полный текст пророчества Сивиллы Трелони. И Министр им отказал. «Вы узнаете всё в первый же день Победы».

Да, вам, людям, трудно понять гоблинские предсказания — ведь вы ничего не знаете о культуре гоблинов. Например, о гоблинских мечах… Для нас пророчество весьма ясное. И я когда‑нибудь расскажу Вам всё, что знаю о мечах… Например, в первый же день Победы, — усмехнулся гоблин.