Еще один мальчик

Юморист

Пятый курс

 

Внимание, Ученый Кот делает серьезное предупреждение!

Я люблю всех своих читателей, но в начале рассказа я предупредил, что он может быть слишком жесток для котят в возрасте моложе тринадцати. Так что я оборачиваюсь и оглядываю аудиторию: есть ли рядом пугливые маленькие котята? Нет? Тогда продолжаем!

Пятый курс начался нехорошо — возможно, то было предзнаменование?

Лили еще в августе написала Бобби о печальном событии — назначении старост. Если Бобби надеялся стать старостой Слизерина, он ошибся; а вот Гарри Буллера из шайки Уизли действительно назначили старостой Гриффиндора.

Бобби уже первого сентября оценил прелесть ситуации, когда Буллер с компанией оштрафовали его и весь Слизерин на 20 очков еще в поезде, везущем детей в Хогвартс. За, по изящной формулировке Тайгера, «слишком длинный нос».

Год обещал быть интересным.

Год обещал быть тревожным, потому что Гарри Поттеру снова начали сниться кошмары. Его шрам покалывало, Гарри чувствовал, что Волдеморт что‑то замышляет.

Ради спокойствия он взял в привычку держать включенной Карту Мародеров и постоянно патрулировать коридоры в ночном Хогвартсе. Так легче было справляться с бессонницей.

Заметной удачей было, что Бобби Грейнджер вел себя образцово. Судя по Карте, он не вылезал из своих подземелий, не бродил по ночам и вообще вовремя ложился спать.

А Гарри спать не мог. С чего и начинается второе смертельно опасное приключение в жизни Бобби Грейнджера.

Итак, одной дождливой октябрьской ночью профессор Гарри Поттер проснулся задолго до рассвета. Не было никаких зримых причин ему просыпаться, но последнее время профессор легко пробуждался и плохо спал.

Профессор автоматически взглянул на Карту мародеров, лежащую у его изголовья, — последнее время она лежала там, включенная круглосуточно. Он нашел точку «Роберт Грейнджер» в слизеринской спальне и сразу как‑то успокоился. Тем не менее, профессор решил встать и произвести разведку ближайшей местности.

Судя по Карте, Замок спал, кругом коридоры были пусты… Гарри схватил палочку и вышел.

Первые два коридора были действительно пусты. Гарри завернул за угол, и в третьем коридоре столкнулся… сам с собой.

Перед Гарри стоял самый настоящий профессор Поттер, в мантии, с муляжом очков!

Гарри немедленно поднял на дубликата волшебную палочку.

«Профессор Поттер», который мрачно смотрел на него, тихо выругался.

Затем он громко добавил:

— Всё в порядке, профессор, всё в порядке, это просто Оборотное зелье. Я использую его, чтобы при встречах ночью ко мне не цеплялись с вопросами, ведь Вас часто видят патрулирующим коридоры и уже привыкли…

Наверное, дальше следовало поддержать светскую беседу, но у профессора Поттера не было никакого снисхождения к нарушителю, не дающему ему спать по ночам. Гарри прицелился, вспомнил одно очень обидное заклинание и крикнул:

— Тресни!

Кем бы ни был «профессор», заговаривающий ему зубы, а без волшебной палочки он будет безопаснее. И наука ему впредь — палочку всем жалко, и стоит она недешево.

— Экспеллиармус! — мгновенно отреагировал самозванец. Его палочка все‑таки треснула, но и палочка Поттера вырвалась из рук хозяина и отлетела в конец коридора.

Экспеллиармус! Гарри оторопел. Мало того, что этот негодник присвоил его личину, он еще украл его любимое заклинание! Усвоил, можно сказать, все привычки оригинала.

И усвоил успешно — Экспеллиармус самозванца сработал безупречно, словно у самого Поттера.

Единственная уцелевшая палочка лежала далеко, почти у подножия лестницы на другой этаж.

Гарри и самозванец побежали за «оружием» одновременно, но самозванец опередил.

Самозванец подхватил Гаррину палочку и прыгнул с пролета на лестницу, которая неторопливо отъехала от «причала» и развернулась к другому этажу. Среди хогвартских лестниц — обычное дело. Гарри стоял на краю пролета перед пустотой, по которой нельзя было прыгнуть вниз или вверх, как по исчезнувшей лестнице, и смотрел, как самозванец ступает на площадку пятого этажа.

Самозванец встал на площадку и обернулся.

— Я только на время позаимствую Вашу палочку, сэр, а в понедельник верну ее целой и невредимой! Моя палочка, как видите, треснула, а мне без нее никак нельзя. Придется пока взять Вашу… Завтра же суббота, занятий нет, палочка Вам не очень и понадобится… А мне иначе свою не восстановить…

От такой наглости Гарри остолбенел. Но самозванец на этом не остановился.

— Я верну не беспокойтесь! Честное слово, я не Пожиратель смерти, я один из учеников, сэр!

— Как Ваше имя? — прокричал в ответ Гарри.

— Грейнджер! Бобби Грейнджер!

— Прекратите лгать, мне отлично известно, что Грейнджер сейчас спокойно спит!

— Это Ваша карта лжет, а не я! Я сам ее заколдовал!

Гарри чуть не сел на стену.

— Я не знаю, как Вы узнали про Карту, но Грейнджер не мог ее заколдовать! Он пальцем не может тронуть эту Карту!

Самозванец развел руками и вздохнул.

— Я верну Вам палочку, как только смогу! Просто подождите немного!

— Вы уже больше часа бродите по школе — Оборотное зелье столько не действует!

— Сэр, ну это уже позапрошлый век — зелье продолжительностью в один час. Я взял новый рецепт, пролонгированный…

— Если Вы — действительно Грейнджер, я завтра же поставлю в известность Вашего декана и руководство школы!

— Ну знаете…

Самозванец покраснел от гнева.

— А Вы сами хороши — используете на школьниках запрещенные боевые заклинания! Причем, мои собственные! Ничего себе благодарность… Нет, мне, конечно, приятно, когда применяют мои заклинания, и что они среди членов Ордена феникса очень популярны… Что сотрудники аврората ими постоянно пользуются… Но формально их запретили, и если откроется, что Вы их применяли, и Вас и меня ждут большие неприятности! Лучше не рассказывать, как Вам понравились мои изобретения, ни профессору Макгонагалл, ни кому‑либо другому. Они же будут вынуждены отреагировать…

Гарри беспомощно смотрел, как самозванец развернулся и направился было в глубь коридора… Но он, что ли, почувствовал, что Гарри все еще стоит на выступе и смотрит ему вслед. Он вернулся, подошел к краю площадки, сложил руки рупором и прокричал:

— Спокойной Вам ночи, сэр!

После чего с чистым сердцем удалился.

В субботу утром в холле висело огромное объявление. Оно оповещало, что ночью в школе потерялась волшебная палочка, нашедшему ничего не грозит, кроме вознаграждения, и принести потерянную палочку можно в кабинет завхоза или любого преподавателя.

Бобби этого объявления как бы не видел, потому что вообще в холл не выходил. Он всю субботу просидел в лаборатории за одним старинным зельем, за которое Мундунгус Флетчер обещал семь галлеонов — цену новой волшебной палочки.

Настроение у Бобби было чудесное. Он не знал, что думает насчет него Гарри Поттер, а вот он про Гарри Поттера думал, что это двуличный лицемер. «Тресни!»

«Эти заклинания — Темные и опасные… Министерство магии их никогда не утвердит…» — А сам их использует, когда думает, что его никто не видит.

И правильно делает. Заклинания классные. Ночью в темном переулке не до того, чтобы играть в этикет Министерства — надо защищать жизнь.

Бобби отлично знал, что эти неутвержденные заклинания вовсю используют члены Ордена Феникса и даже служащие Министерства, мракоборцы, когда попадают в засаду Пожирателей смерти. Он испытывал скромную гордость творца.

Около полуночи зелье в котле зашипело и выпустило вверх зеленые пузыри.

— Готово.

Бобби встал, чтобы размять ноги.

В полутемной лаборатории было абсолютно тихо, замок над нею спал, и даже профессор Поттер видел хороший сон.

Бобби задул свечи и вышел, запечатав дверь. Честно говоря, подумал он, неплохо бы прогуляться. На свежем воздухе.

Пару минут спустя он уже направлялся в Запретный лес.

Что случится дальше, не знала даже ясновидящая Сивилла Трелони.

Через полчаса после того, как Бобби ушел гулять, Гарри Поттеру суждено было проснуться.

Не самому.

Его разбудили.

— Гарри! Проснись!

— Папа!

— Папа, проснись! Тревога!

— Папа, тревога!

Раздражающий гул сигнала тревоги, непрекращающийся грохот, так как весь Замок проснулся. Гарри Поттер вскочил с кровати и быстро оглянулся. Вся семья — полуодетая, взволнованная — столпилась перед ним.

— Гарри, посмотри туда, — сказала Джинни, указывая пальцем за окно.

Вдали в небе над Запретным лесом висел сноп ярких синих искр — сигнал тревоги.

«Надо идти в лес», — подумал Гарри и начал быстро одеваться.

Одеваясь, он автоматически глянул на Карту Мародеров. На опушке Запретного леса, под сигнальными искрами, Карта обнаружила пять точек. Четыре: «Рабастан Лестрейндж», «Амикус Кэрроу», «Алекто Кэрроу», «Адольф Трэверс». Пятая была опознана Картой как «Лорд Волдеморт».