Дети Одина

Патрик Колум (1881–1972), известный ирландский писатель из окружения Джеймса Джойса, был страстным любителем и популяризатором мифов разных народов. Его «Дети Одина» — это удивительно свежее, пронизанное ощущением юной первозданности и притом кристально ясное изложение чарующе-путаных легенд и сказаний древней Скандинавии. Книга иллюстрирована рисунками талантливого американского художника Вилли Погани (1882–1956), придающими ей особую прелесть. Адресованная подросткам, она может послужить любому взрослому прекрасным путеводителем по лабиринтам германо-скандинавской мифологии.

Часть 1

Обитатели Асгарда

Давным-давно в далеких краях

 Было время, когда другое солнце и другая луна освещали мир; не то солнце и не та луна, что являют нам свои лики сейчас. Солнце звалось Соль, а луна звалась Мани. Но за солнцем и луной неустанно гнались два волка, один преследовал Соль, другой — Мани. Наконец волки настигли Соль и Мани и проглотили их. И тогда в мире воцарились тьма и холод.

В те незапамятные времена жили боги — Один и Тор, Хёд и Бальдр, Тюр и Хеймдалль, Видар и Вали, а также Локи, делатель добра и делатель зла. И с ними вместе жили прекрасные богини — Фригг, Фрейя, Нанна, Идунн и Сив. Но боги нашли свой конец тогда же, когда и солнце с луной, — все они полегли на поле брани, все, кроме Бальдра, погибшего раньше, Видара и Вали — сыновей Одина и Моди и Магни — сыновей Тора.

В те дни землю населяли также мужчины и женщины. Но еще до того, как сгинули в волчьей утробе солнце с луной и были убиты боги, страшные события произошли в мире. Три года кряду снег валил на четыре стороны света. Налетели ветры, оставляя за собой пустыню. А люди, пережившие снегопад, стужу и ветры, стали биться друг с другом, брат с братом, и бились до тех пор, пока не истребился весь род человеческий.

Была некогда и другая земля, земля зеленая и прекрасная. Но чудовищные ветры смели с ее лица холмы, леса и жилища. Потом все выжег огонь. Наступила тьма, потому что волки пожрали солнце и луну. Боги встретили свою смерть. И время, когда все это случилось, было названо Рагнарёк, гибель богов.

Возведение стены

 От веку шла война между великанами и богами — между великанами, стремившимися уничтожить мир и человеческий род, и богами, желавшими защитить человеческий род и сделать мир еще прекрасней.

Множество историй можно рассказать о богах, но начать следует с истории основания их города.

Боги поднялись на вершину высокой горы и там решили построить для себя огромный город, который великанам никакими силами не разрушить. Они договорились назвать его Асгард, что означает «селение асов» (то есть богов). Заложили асы город среди чудесного поля на вершине той горы и задумали окружить его стеной, выше и крепче которой еще не бывало.

И вот однажды, когда начали они возносить чертоги и палаты, явилось к ним странное существо. Тогда вперед выступил Один, Отец богов, и заговорил с ним.

Идунн и ее яблоки

Как Локи подверг богов опасности

 В Асгарде был сад, а в саду росло дерево, и на этом дереве зрели золотые яблоки. Ты знаешь, любезный друг, что с каждым ушедшим днем мы делаемся старше и приближаемся к тому времени, когда будем согбенными и немощными, седыми и подслеповатыми. Но те, кому выпало счастье каждый день есть золотые яблоки, созревавшие в саду Асгарда, не старели ни на час, потому что яблоки прогоняли старость.

За деревом, на котором спели золотые яблоки, ухаживала богиня Идунн. Дерево не приносило бы плодов, если бы Идунн его не лелеяла. Никто, кроме Идунн, не мог срывать золотые яблоки. Каждое утро она собирала их и складывала в корзину, и каждый день асы и асини приходили в ее сад поесть золотых яблок, чтобы оставаться вечно молодыми.

Идунн никогда не покидала своего сада. От зари до зари порхала она вокруг растений или сидела в своих золотых палатах, выходивших окнами в сад, и от зари до зари слушала, как ее муж Браги рассказывает историю, которой не было конца. Но, увы, пришло время, когда Идунн вместе с золотыми яблоками исчезла из Асгарда, и боги и богини почувствовали приближение старости. Узнай же, как все это случилось, любезный мой друг.

Отец богов Один часто навещал края, где жили люди, чтобы знать, что там творится. Однажды он взял с собой Локи, делателя добра и делателя зла. Долго странствовали они по землям людей и наконец очутились неподалеку от Ётунхейма, страны великанов.

Золотые волосы Сив

Как Локи натворил в Асгарде бед

 Все, кто обитал в Асгарде, — асы и асини, что были богами и богинями, и ваны, что были друзьями богов и богинь, — гневались на Локи. И не удивительно, ведь это он помог великану Тьяцци похитить Идунн и ее золотые яблоки. Но да будет вам известно, что их бурный гнев вызвал у Локи желание еще как-нибудь им насолить.

И вот однажды ему представился такой прекрасный случай напакостить, что сердце его возликовало. Сив, жена Тора, заснула под открытым небом, на траве, в море дивных золотых волос. Локи знал, как сильно Тор любил эти золотые волосы и как, дорожа любовью Тора, берегла их Сив. Вот она — возможность сделать большую гадость. Улыбаясь, Локи достал ножницы и срезал сверкающие волосы, прядочку за прядочкой, завиток за завитком. Сив не проснулась и не ведала, что лишилась своего сокровища. А Локи не оставил на голове богини ни единого волоска.

Тор тем временем был в отлучке. Вернувшись в город, он направился к себе домой. Сив, его жена, не вышла ему навстречу. Он позвал ее, однако не услышал в ответ радостного отклика. Чертоги всех богов и богинь обошел Тор, но нигде не встретил он Сив, своей златовласой жены.

Возвращаясь домой, Тор вдруг услыхал шепот: кто-то произнес его имя. Он остановился, и тогда из-за камня выскользнула фигура, закутанная в покрывало. Тор едва узнал свою жену Сив. Он устремился к ней, а она стояла и судорожно всхлипывала.

Как Брокк наказал Локи

 И тут Локи, желая опять расположить к себе асов и ванов, извлек сокровища, которые выманил у карликов, — копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Асы и ваны ахнули от изумления при виде диковинных изделий. Локи преподнес копье Одину, а господину ванов Фрейру отдал корабль Скидбладнир.

Весь Асгард ликовал, что столь чудесные и столь полезные вещи достались его обитателям. А Локи, вручивший эти дары с большой важностью, сказал хвастливо:

— Никто, кроме карликов, работающих на меня, не умеет делать ничего подобного. Есть и другие карлики, но они столь же неуклюжи, сколь безобразны. Лишь те карлики, что служат мне, в состоянии творить чудеса.

Тут Локи хватил через край. Карликов-мастеров было много, и один из них находился в Асгарде. Не замеченный Локи, он стоял в тени трона Одина, прислушиваясь ко всему, что говорилось. Внезапно он подскочил к Локи. Его маленькое уродливое тельце сотрясалось от гнева. Это был Брокк, самый злопамятный из карликов.

Часть 2

Вегтам Странник

Всеотец отправляется к источнику Мимира

Какой ценой он обретает мудрость

 И вот Один, уже не верхом на Слейпнире, своем восьминогом коне, не в золотых доспехах и шлеме-орле и даже без своего копья, отправился странствовать по Мидгарду, миру людей, держа путь к Ётунхейму, стране великанов.

Его называли уже не Один Всеотец, а Вегтам Странник. На нем был темно-синий плащ, а в руках — посох. И вот, направляясь к источнику Мимира, он встретил великана верхом на гигантском олене.

Перед людьми Один представал человеком, а перед великанами — великаном. Он зашагал рядом с великаном на гигантском олене, и они повели разговор.

— Кто ты, о брат? — спросил Один великана.

Одину встречается дурной человек

 Давным-давно, когда мудрость Одина была еще не столь велика, он некоторое время жил в мире людей, и Фригг, его владычица, с ним. Они поселились на продуваемом всеми ветрами острове под личиной рыбака Гримнира и его жены.

Один и Фригг пристально наблюдали за сыновьями людей, пытаясь понять, в ком можно воспитать силу и дух, способные спасти мир от власти великанов. И вот как-то раз, неподалеку от своего неприютного острова, Один и Фригг увидели сыновей конунга Храудинга и решили, что в них можно воспитать дух героев. Один и Фригг размышляли, как бы забрать детей к себе, чтобы пестовать их и обучать. Однажды мальчики отправились в море рыбачить. Налетел шторм и вынес их лодку на скалы острова, где обитали Один и Фригг.

Боги привели братьев к себе в хижину и сказали, что всю зиму будут заботиться о них, а весной построят новую лодку, которая доставит их во владения отца.

— Поглядим, — сказал Один ночью своей супруге, — поглядим, которого из двух можно сделать славнейшим героем.

Отец богов добывает для людей волшебный мед

 Волшебный мед сварили карлики, а спрятали его великаны. Но Один извлек его из того места, где он был спрятан, и отдал сыновьям людей. Вкусившие меда поэзии преисполнялись необычайной мудрости и, более того, обретали способность облекать свою мудрость в такие красивые слова, что, слушая их, невозможно было не восхититься и не проникнуться ею.

Карлики получили волшебный мед путем злодейства. Они сварили его из крови человека. Этим человеком был поэт Квасир. Он обладал великой мудростью и облекал ее в такие прекрасные слова, что каждый, чьего слуха они касались, восхищался и проникался ею. Карлики заманили Квасира в свои подземелья и там убили.

— Теперь, — сказали они, — у нас есть кровь Квасира и мудрость Квасира. Ни у кого не будет его мудрости, кроме нас.

Они разлили кровь в три сосуда, смешали с медом и сварили волшебный медовый напиток.

Всеотец открывает Видару, своему молчаливому сыну, тайный смысл своих деяний

 Не только великанам и людям показывался Один в те дни, когда странствовал по Ётунхейму под именем Вегтам. Он встречался и разговаривал также с богами: с тем, что жил далеко от Асгарда, и с теми, что спускались из Асгарда в Мидгард и Ётунхейм.

Далеко от Асгарда жил Видар, молчаливый сын Одина. Глубоко в глуши, среди ветвей и высокой травы, сидел Видар. А рядом с ним пасся оседланный конь, готовый в любую минуту пуститься в путь.

И Один, теперь Вегтам Странник, пришел в это уединенное место и заговорил с Видаром, молчаливым асом.

— О Видар, — молвил он, — самый непостижимый из моих сынов, бог, который будет жить, когда все мы умрем, бог, который принесет память об обитателях Асгарда в мир, не ведающий их власти. О Видар, я прекрасно знаю, почему рядом с тобой пасется конь, готовый в любую минуту пуститься в путь. Это затем, сын мой, чтобы ты мог вскочить на него и мчаться во весь опор, спеша отомстить за своего отца.