Буря в стакане.

Будущее. Земля стала столицей Империи. Порядок в государстве поддерживается строгим разграничением на Лиги. Правящей кастой являются пришельцы из космоса, обосновавшиеся на планете. Жизнь в Империи протекает по законам и инструкция "Великой Лиги". Но что произойдёт, если однажды сын правителя влюбится в девушку Софию Сим, из низшей фракции и сделает ее равной себе? Как изменится жизнь молодой красавицы в условиях соревнования между Правящими за ее сердце? Как быть, если гордость и жажда свободы заставят юную прелестницу пересечь границу "Лиги служащих", в которой она жила, и поселиться в низшей в "Лиге рабочих"? Стоит ли "игра свеч" если на кону подготовка к мятежу, освобождение от рабства и господства пришельцев? На этот и другие вопросы ответит первая книга трилогии "ЗЗЗ" , которая называется "Буря в стакане".

ПРОЛОГ

РАТМИР

- Выполняйте приказ! - скомандовал я.

Молодой марианец развернулся на каблуках и покинул кабинет. Я устало откинулся на спинку кресла и закрыл глаза ладонью. Уже двое суток не сплю. Всё из-за отдалённых городов Империи. Граждан, живущих в них, раздирают противоречия. Этому нет никаких решений, кроме физического подавления. Я всё еще пытаюсь наладить с ними контакт и договориться, но чем дольше медлю, затягивая переговоры, тем агрессивнее становятся их требования. Мне не хочется убивать их, но если мятеж не прекратится, придётся предпринять необходимые меры. Это немыслимо!

Я потёр лицо и распахнул веки. Мир вокруг всё тот же, но в скором времени Империя может недосчитаться нескольких миллионов граждан. Я не в силах остановить этот конфликт. А София смогла бы. К горлу подкатил ком, и боль в груди снова дала о себе знать. Она сейчас где-то там, куда мне не добраться. Живёт, не помышляя обо мне. А что я? Я нестерпимо болезненно нуждаюсь в ней.

ГЛАВА 1

РАТМИР

Сумрак не давал возможности рассмотреть лица людей, собравшихся за столом внутри тесного сырого помещения. Отчётливо были видны только формы. Я прищурился. Контраст света и тьмы резал глаза, а смена линз на другие сейчас невозможна.

- Демонстрация сорвана. Сарки погиб, - скорбным голосом сказал Марк.

Мужественные черты лица закрывала вуаль тени, падающая от фигуры его соседа, мужчины лет двадцати пяти. То, что парень рядом с Марком молод, угадывалось по глазам, смотрящим весело и задорно. Его физиономия была хорошо освещена. Я еле удержался от презрительной гримасы, глядя на рваные борозды шрамов, покрывающих его кожу. Это Кико. Он недавно бежал из 'Лиги рабочих'. Мне это доподлинно известно, ведь я сделал для него новые документы. Теперь этот трудящийся стал служащим и имя у него совершенно иное - Кирилл. Пришлось хорошенько поработать, чтобы создать документальную историю искромсанного облика. Задачка не из лёгких. И вот теперь этот Кико-Кирилл сидит напротив и таращится на меня насмешливыми глазами.