Божественная инспирация и канон Библии

Хазел Герхард

Слагаемые библейского канона

 

Состав Библии — тех книг, которые в нее входят, — представляет для нас особый интерес. Существует радикальное различие между католиками (и некоторой частью православных), с одной стороны, и протестантами, с другой в отношении книг, принадлежащих к Ветхому Завету. С другой стороны, существует полное согласие среди всех христиан в отношении книг, относящихся Новому Завету.

Развитие ветхозаветного канона. Установившееся в эпоху после Нового Завета трехчастное деление Ветхого Завета легло в основу широко распространенного взгляда, будто ветхозаветный канон развивался в три этапа в течение длительного периода времени. Утверждается, что «Закон» (Тора) был канонизирован первым. Затем последовала канонизация «Пророков» (Небиим), и, наконец, третьим шагом была канонизация Писаний (Кетубим = Хагиографа).

Трехэтапное развитие ветхозаветного канона «совершенно гипотетично: мы не находим этому доказательств ни в Ветхом Завете, ни где-нибудь еще». Это означает, что широко распространенная гипотеза или попытка реконструкции развития ветхозаветного канона так и остается гипотезой. Она не имеет исторического подтверждения. Таким образом, может оказаться разумным не принимать на веру многого из того, что мы слышим о развитии канона.

В качестве альтернативы мы можем предположить, что канон развивался по мере того, как боговдохновенные книги выходили из-под пера их авторов. Происхождение библейских книг вследствие Божественной инспирации и являлось критерием признания современниками и более поздними организациями того, что эти книги имеют свой, исходящий от них самих авторитет. Следовательно, Богом инспирированные произведения являлись каноническими изначально благодаря самой природе боговдохновенных документов. Таким образом, авторитет библейских книг, явленный в их боговдохновенности, служит главной причиной происхождения канона.

Римско-католический канон Ветхого Завета. Римско-католическая церковь обладает более широким составом канона в сравнении с каноном еврейской Библии, состоящей из 39 книг, которые принимали Иисус Христос и апостолы,— с тем каноном, которому следует, в основном, весь протестантский мир.

8 апреля 1546 г. на Тридентском соборе его участники решили, что так называемые второканонические книги, такие, как Книга Товита, Книга Иудифи, 1-я и 2-я Книги Маккавейские, Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, Книга пророка Варуха, Книга Премудрости Соломона и продолжение книг Даниила и Есфири, являются такими же каноническими, как и другие книги Ветхого Завета. С того времени определение «протоканонические» используется для 39 книг ветхозаветного канона, которые являются общими как для протестантов, так и для католиков, а определение «второканонические» используется для тех книг, каноничность которых признают только католики.

В соответствии с решением Тридентского собора как протоканонические, так и второканонические книги не отличаются ни по качеству, ни по ценности, ни по важности. Все признанные канонические книги приравниваются к одному и тому же уровню. Таким образом, Римско-католическая церковь выработала неизменное правило в отношении состава и качественной ценности Библии для католиков.

Решение Тридентского собора содержит два фундаментальных вопроса, которые продолжают отделять истинный протестантизм от католицизма. 1. На каком основании должны так называемые второканонические книги, пополнившие канон римско-католической Библии, расцениваться как Писание? 2. На чем основан авторитет канона? Является этим основанием внутренний авторитет Писания, зиждущийся на его боговдохновенности? Или же им является авторитет Церкви? С тех пор, как Собор отцов Церкви постановил, что именно является Писанием, совершенно очевидно, что они и вместе с ними церковная традиция, ставятся над Писанием. Наделяя книги Писания каноническим статусом, Церковь возносит свой авторитет превыше авторитета Священного Писания.

С другой стороны, если Писание провозглашает свой собственный авторитет, основанный на Божественной инспирации, который затем признали религиозная община или Церковь, в этом случае Писание стоит над религиозной общиной, равно как иудейской, так и христианской. Другими словами, вопрос заключается в следующем: Церковь породила Писание или, наоборот, Писание породило и поддерживало Церковь? В противовес исторической Реформации, протестантизму, Тридентский собор утверждал (и это неудивительно), что «канон не может быть основан на самом Писании». Эта позиция непреложна и чрезвычайно важна для того, чтобы отстаивать авторитет Церкви и церковной традиции в отличие от большей части протестантизма, считающего, что авторитет Священного Писания основан на нем самом.

Давайте теперь возвратимся к вопросу о второканонических книгах, которые являются частью римско-католической Библии. К таковым относятся Книга Товита, Книга Иудифи, Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, Книга Премудрости Соломона, Книга Варуха, 1-я 2-я Книги Маккавейские и продолжения Есфири и Даниила. Объем этих книг составляет около 2/3 объема Нового Завета. Не ведутся споры относительно полезности этих книг. Предметом споров является принадлежность этих книг к Библии и приписывание им полного авторитета Писания. Заслуживают ли эти книги право на место в каноне Библии?

Рассматривая этот вопрос, мы должны постоянно не упускать из виду ряд пунктов. Во-первых, эти книги не принадлежат библейским пророкам. Таким образом, можно сказать, что они не являются боговдохновенными. Во-вторых, существуют исторические противоречия между 1-й Маккавейской и 2-й Маккавейской книгами. Общепризнанным является тот факт, что в сравнении с книгой Иудифи или даже со 2-й Маккавейской 1-я Маккавейская книга находится на более низком уровне по исторической аккуратности и достоверности. Таким образом, в этих книгах нет исторической точности. В-третьих, дополнение к Книге Есфирь было найдено лишь в греческих рукописях. Не найдено ни одного отрывка с еврейским первоисточником этой книги, что заставляет предполагать, что она была составлена во времена после эпохи Ветхого Завета в Греции. Подобным же образом рукописи книг Товита и Иудифи имеются лишь на греческом языке. Признанный каноническим Ветхий Завет был написан на еврейском и арамейском языках, а не на греческом. В-четвертых, все так называемые второканонические книги были написаны в период времени, следовавший после «пророческого периода», который завершился около 400 года до Р. X. В-пятых, Новый Завет не цитирует эти книги, подобно тому как он цитирует другие ветхозаветние книги. Новый Завет признает «пророческими» и боговдохновенными книгами только те, которые принадлежат к «Закону и пророкам», но не апокрифы, к которым относятся так называемые второканонические книги. В-шестых, отцы ранней Церкви, многие из которых цитировали Писание в качестве Писания, не цитировали эти книги наравне с теми, которые они признавали относящимися к Писанию. В-седьмых, так называемые второканонические книги сохранились в Александрии, в Северной Африке, но не в Палестине. От этих книг веет совсем иным духом, что может легко почувствовать всякий читатель. В-восьмых, еврейский канон содержит 22 (в прошлом — 24) книги, которые мы делим на 39 книг, и этих книг среди них нет с самых ранних пор, когда эти числа стали упоминаться, вплоть до списков периода после Нового Завета. В заключение скажем, что дополнительные книги римско-католической Библии не могут стоять наравне с Писанием, поскольку Ветхий Завет ограничен теми книгами, которые Иисус, апостолы, иудеи и ранняя Церковь принимали как Писание.