Блэз

Манье Клод

АКТ ТРЕТИЙ

 

Входит Женевьева, за ней – Мари.

Женевьева. Котенок? (Идет в спальню и зовет, как кошку.)

Кис-кис-кис?… Мсье нет дома?

Мари. Нет, мадам, он дома не обедал.

Женевьева. Смотрите-ка!… А где же он обедал?

Мари. Вот я тоже думаю – где?

Женевьева. Вы не знаете, начал он вчера писать картину?

Мари. Мы одну начали, но…

Женевьева. Почему «мы»?

Мари. Я говорю «мы», потому что… я помогала мсье Блэзу… Как бы это вам лучше объяснить… Из-за тюрьмы.

Женевьева. Какой еще тюрьмы?

Мари. Он мне объяснил, что если не напишет картину, его посадят в тюрьму.

Женевьева. Идея фикс!… И, естественно, он не закончил ее?

Мари. Он вот что сделал. (Достает холст, на котором Блэз размазал краски, и показывает его Женевъеве.)

Женевьева. Час от часу не легче! Вижу, что ни день – то прогресс!… Вы не знаете, в котором часу он собирался вернуться?

Мари. Он мне сказал, что будет к трем.

Женевьева (смотрит на часы). Сейчас без четверти три, надеюсь, он нигде не задержится. Пора мне самой за дело браться, а то он никогда этой картины не кончит! Послушайте, девочка, я вам сейчас кое-что объясню… Пусть вас это не шокирует… Понимаете, чтобы написать картину, художникам обычно нужны модели, и для этого…

Мари. Мадам, я в курсе. Вам, наверно, удобнее будет раздеться в соседней комнате… (Распахивает перед ней дверь и предлагает шаль.) Вы можете пока это накинуть.

Женевьева (несколько удивлена). Превосходно! Вижу, что в дополнительных объяснениях вы не нуждаетесь! (Уходит в спальню.)

Мари. Да, мадам! Это все равно, что у доктора!

Голос Женевьевы. Можно это и так понимать.

Мари. Дело привычки. Они смотрят на нас только глазами художников.

Голос Женевьевы. Чаще всего да… Однако, судя по вашим словам, вы уже позировали?

Мари. О! Самую малость! (Заглядывает в дверь спальни.)

Какое у мадам красивое белье!

Голос Женевьевы. Да, забавно!… Скажите, за это время ничего нового не произошло?

Мари. Нет… Хотя да!… Приходили те люди, которые у нас тогда обедали.

Голос Женевьевы. А! Отлично! Ну и как?

Мари. По-моему, плохо, скажу больше – очень плохо.

Женевьева (возвращается, закутанная в шаль).Не может быть! Что же конкретно произошло?

Мари. Что «конкретно», сказать вам не могу, но в определенный момент, вследствие определенного стечения определенных обстоятельств я оказалась в спальне, а мадам Карлье открыла дверь, и потом я услышала, что она громко кричит.

Женевьева. А что она кричала?

Мари. К сожалению, все услышать я не могла, но слышала, что она называла мсье Блэза развратником!

Женевьева. Боже!

Мари. И распутником!

Женевьева. Этого еще не хватало!

Мари. Да! Уж если не везет, так не везет! Бедняга!

Женевьева. Это вы о ком?

Мари. О ком же еще? О мсье Блэзе.

Женевьева (садится). Ах, о нем! Ну, придет он, я с ним разберусь!

Мари. Мадам мне не мешает.

Женевьева. Возможно, но я хотела бы побыть одна, поэтому прошу вас меня оставить.

Мари. Как мадам будет угодно! (Выходит и за спиной Женевьевы показывает ей язык.)

Женевьева (рассматривая картину Блэза, пожимает плечами). Бедный мальчик! Слава богу, что женится на богатой! (Она стоит спиной к двери, несколько наклонившись. Картина нaмольберте заслоняет ее голову.)

Входит Блэз с бутылкой шампанского, цветами и еще каким-то пакетом. Женевьева не видит его. Поскольку она закутана в ту же шаль, Блэз принимает ее за Мари и легко хлопает ниже спины.

Блэз. Ну, Мари, как дела?

Женевьева оборачивается.

Ах, это ты?

Женевьева. Что это значит: «Ах, это ты»?

Блэз. Ты времени не теряешь! Уже раздета! У мсье мало времени!

Женевьева. Не увиливай! Заигрываешь с прислугой? Мне казалось, ты ее уволил!

Блэз. Не могу, я ей должен двести тысяч франков.

Женевьева. Что-о-о?

Блэз. Потом расскажу, случилась одна история с картиной.

Женевьева. Постой, а где ты обедал?

Блэз. Ревнива, как тигрица, ррр?

Женевьева. Что на тебя нашло?

Блэз. На, держи – шампанское, цветы, пирожные. (Сует все ей в руки.) Какую музыку ты предпочитаешь? Цыганскую – для темперамента? А потом буги-вуги, может быть. Как считаешь, так будет «симпатично»?

Женевьева. Ты с ума сошел?

Блэз. Есть от чего! Признай, положение дурацкое! Да еще под собственной крышей!

Женевьева. Ничего не понимаю!

Блэз. Слушай, не надо!

Женевьева (изображая отчаяние). Ну, это – верх! Я из кожи вон лезу, чтобы освободиться днем…

Блэз. Ну и цинизм!

Женевьева… и вот как ты меня встречаешь, когда я прихожу, чтобы провести время с тобой!

Блэз. Со мной?

Женевьева. Да. И чтобы закончить эту пресловутую картину, которую ты никогда не напишешь, если я не буду тебе позировать.

Блэз. А твое свидание?

Женевьева. Какое свидание?

Блэз. У тебя же свидание в три часа!

Женевьева. Где?

Блэз. А-а-а!… Так это не с тобой!

Женевьева. Что – ты – мелешь?

Блэз (отбирая у нее пакеты). Все я мог предположить, только не это!

Женевьева. Что – все?

Блэз. Ничего.

Женевьева. А что значит это шампанское, эти цветы?

Блэз (очень любезно). Я думал, что сегодня понедельник, который мы, как всегда, проводим вместе.

Женевьева. Понедельник! У тебя не все дома?

Блэз. Каждый может ошибиться. Кстати, если вдуматься, по мне, так даже лучше. Но тебе нужно немедленно смываться, ты и так задержалась, уже без пяти!

Женевьева. Но я же тебе сказала, что отпросилась с работы!

Блэз. Ты ушла с работы?

Женевьева. Боже, какой сегодня ты странный! Что с тобой случилось?

Блэз. Вот ситуация! Боже! Вот ситуация!

Женевьева. Если бы я знала, я бы не пришла!

Блэз. Представь себе, что Карлье попросил меня…

Женевьева. Что?

Блэз. Словом, он сейчас явится. Сию минуту.

Женевьева. Сюда?

Блэз. В три часа.

Женевьева. Какой ужас! Я пропала! Он меня здесь не должен видеть!

Блэз. О чем я тебе и толкую!

Женевьева. Почему же ты сразу не сказал?

Звонок в дверь.

Блэз. Все! Он!

Женевьева. О-ля-ля! Куда мне спрятаться?

Блэз (ведет ее в библиотеку). Сюда!

Женевьева. Скорее принеси мне платье!

Блэз. Где оно?

Женевьева. В спальне. (Исчезает в библиотеке.)

Блэз (направляясь к спальне). Чуяло мое сердце, что все плохо кончится!

Мари (входит). Пришла какая-то дама!

Блэз. Она пришла раньше него! Час от часу не легче! Пригласите даму войти.

Мари выходит.

(Бросается в спальню и выходит с вещами Женевьевы.) Если Женевьева узнает, что я предоставляю свою квартиру Карлье, она все в щепки разнесет!

Мари (вводит Пепиту). Пожалуйста, сюда, мадам.

Пепитa. Buenas dias. Es aguп casa del senor Carl?r?

Блэз (быстро пряча за спину вещи Женевъевы). Что вы сказали?

Пепитa. Habla usted espaf?ol?

Блэз (знаками показывает Мари, чтобы та взяла у него вещи). Как, как?

Пепитa. Yo le pregunto si usted habla el espaf?ol?

Блэз. Говорю ли я по-испански?

Пепитa. Que maravilloso piso! Tengo sita con el senor Carlier. Es que esta?

Блэз. Покито! Покитиссимо! Чуть-чуть!

Мари берет вещи Женевъевы и бросает их в одежный шкаф.

Пепита. С?mо?

Блэз. А! Сеньор Карлье! Он только что звонил.

Мари знаками показывает Блэзу, что бросила одежду в шкаф.

Пепитa. Parler franсes?

Блэз. Звонил. Телефон. Сеньор Карлье… Вы говорите по-французски?

Пепита. Yo?

Блэз. Да.

Пепита. No!

Блэз. Да, с вами договоришься!… Сеньор Карлье…

Пепита. S?.

Блэз (жестами объясняет ей, что Карлье звонил). Телефонеар.

Пепита. Ah si! Entiendo muy bien! Pero a que numйro puedo hablarle por tel?fono?(Хочетзвонитьпотелефону.)

Блэз (бросается и забирает у нее из рук телефон). Нет, вам телефонеар уже поздно!… Здесь ждать – нет, нельзя! Ждать – кафе, внизу.

Пепита. No he comprendido una sola palabra de todo lo que ha dicho!

Блэз. Сеньор Карлье… (Объясняет жестами.)

Пепита. S?, eso lo he comprendido.

Блэз. Буэно! (Снова объясняет жестами.) Телефонеар.

Пепита. Claro! Quiere usted decirme que el se?or Carlier ha hablado por tel?fono.

Блэз. Абсолюменте.

Пепита. Y qu? le ha dicho?

Блэз (указывая на нее пальцем). Вы! Вы!

Пепита. Yo.

Блэз. Да.

Пепита. Bueno.

Блэз. Сейчас дух переведу! (Опять показывает жестами.)

Сеньор Карлье… Кафе… (Подходит к окну, показывает кафе.)

Пепита. Madr? mia! Qu? complicaci?n! Qu? significa eso?8

Мари (которая с интересом следила за Блэзом). No est? tan complicado como parece! El senor le est? explicando que el senor Carlier ha hablado por tel?fono para excusarse y preguntarle de no esperarlo aqui, pero al caf? que est? junto al rincon de la calle.

Пепита. Bueno! No era tan dificil a explicar.

(Протягивает руки к Мари и усаживает ее рядом с собой.)

Мари. Es simpl?simo!

Блэз. Вы говорите по-испански?

Мари. Моя тетечка – испанка. (Пепите.) Esta en Paris desde mucho tiempo?

Пепита. No, solamente desde esta ma?ana.

Блэз (до него еще не дошло). Как так, ваша тетя – испанка? Я думал, вы – бретонка? Мари. Это мой дядя, брат моей матери, тоже Лейауанк, был бретонец. (Конец фразы она произносит, обращаясь к Пепите.)

Пепита (очень довольная, так как ей кажется, что они говорят о ней). S?.

Мари. Он тогда служил на флоте и женился на тетке, когда они стояли на заправке в Бильбао.

Пепитa. S?.

Мари. Когда моя бабушка, она же мать моего дяди, узнала, что он женится на испанке, она ему сказала: «Или я, или Испания!» Это было сразу после войны, он служил артиллеристом на «Сюркуфе».

Пепита (уже с меньшим энтузиазмом, так как ей начинает надоедать длинный разговор). Si.

Мари. Он написал моей бабушке, что если она не хочет, чтобы он женился на тетечке…

Пепитa. Perdone, si les interrumpo, pero d?de me ha dicho usted que est? el caf? donde debo esperar el sefior Carlier?

Голос Арианы (в прихожей). Благодарю вас, большое спасибо. Теперь можете меня оставить. Я дорогу знаю.

Ариана въезжает в кресле на колесиках, одна ее нога в огромном гипсе.

Блэз. Qu? se passa?

Ариана. Что вы сказали?

Блэз. Я хотел сказать: что случилось?

Ариана. Вам ни за что не догадаться, что со мной случилось! (Поднимает ногу, чтобы показать гипс. Замечая Пепиту.) Здравствуйте, мадемуазель, я догадываюсь, кто вы, вы – мадемуазель Карлье?

Пепитa. Carlier! Si!

Ариана. У меня на это нюх!

Пепитa. Buenas tardes se?ora. На tenido un accidente?

Ариана. Yes!(Подъезжая к Блэзу.) Судя по разговору, эта дама – не француженка?

Блэз. Да, не совсем.

Ариана (знаком подзывает всех подойти к ней). Представьте себе, только я приехала, вхожу в гостиницу, а эти идиоты так натерли пол, что я – бамс! И в вестибюле ломаю ногу! Ну подумайте, чтобы так не повезло!

Мари (Пените). Rumpido!

Ариана. Мне тут же накладывают гипс, но я не хочу лежать одна в комнате в гостинице, меня грузят в вагон, потом на «скорую помощь», и вот я – здесь! (Показывает, как ездит кресло.)

Все отскакивают, пропуская ее.

Очень удобное кресло! Я его, правда, еще не совсем освоила! (Катается вдоль и поперек комнаты.) Мне в своих стенах будет гораздо лучше, чем одной в горах! Ах! Как приятно вернуться к себе домой!

Блэз. К себе! Мадам, но вы не у себя! Вы мне сдали эту квартиру на две недели, я заплатил вам сумму, от которой волосы встают дыбом. Отправляйтесь куда хотите, но ноги вашей, пусть сломанной, не будет здесь до двадцать второго апреля!

Ариана. Ну знаете! Не могла же я предвидеть, что сломаю себе ногу!

Блэз. За эти деньги – не должны были ломать!

Ариана. Это скандал!

Блэз. Не кричите, люди спят.

Ариана (шепотом). Спят в это время? (Орет во все горло.) И потом я у себя, делаю, что хочу! (Направляет кресло в спальню.)

Блэз хватает кресло на ходу и отталкивает его назад.

Блэз. Туда нельзя!

Ариана (кричит еще громче). Если вы до меня дотронетесь, я позову полицию! Повторяю, я – у себя!

Блэз. А я повторяю – нет!

Ариана (орет). На помощь!

Блэз быстро хватает металлический поднос и ударяет им Ариану по голове. Раздается звук, похожий на гонг. Ариана застывает в обмороке. Блэз снимает со стены негритянскую маску и надевает ей на голову.

Пепитa. Que est? haciendo?

Мари. Es el Carnaval, se?ora.

Блэз. Мари, отвезите это в столовую, и пока она не пришла в себя, свяжите ее и заткните ей рот, чтобы мы немного передохнули.

Мари увозит Ариану в столовую.

Пепита (тоже начинает кричать). Bandito! Usted es un bandito!

Женевьева (высовывая голову). Кто это орет? (Видит Пепиту.) О! Дальше некуда! Это называется свидание с Клебером? Получай! (Дает Блэзу пощечину.)

Пепитa. Bravo! Es una casa de locos!

Женевьева (открывая дверь платяного шкафа). Твоя курочка тоже узнает, как со мной иметь дело! (Внезапно хватает Пепиту, заталкивает ее в шкаф, закрывает дверь па ключ,' а ключ вынимает.) Ключ не отдам! Пусть посидит – остынет!

Блэз. Уверяю тебя, что…

Женевьева. Кто эта женщина?

Блэз. Не знаю.

Женевьева. Ты меня еще и за дуру считаешь?

Звонок в дверь.

Блэз. На этот раз это – он!

Женевьева. На этот раз твой фокус с Карлье не пройдет!

Блэз. Даю тебе честное слово…

Женевьева. Долго ты еще будешь надо мной издеваться?

Блэз. О! Да мне-то в конце концов – что? Сама увидишь. Будь что будет! (Выходит.)

Голос Карлье. Здравствуйте, старина, как дела?

Голос Блэза. Благодарю вас, все лучше и лучше.

Голос Карлье. Все готово?

Голос Блэза. Все готово, и я даже приготовил вам сюрприз. (Услышав голос Карлье, Женевьева прячется в библиотеку.)

Голос Карлье. Вот как, сюрприз?

Голос Блэза. Вы сейчас встретите одну особу, которую никак не ожидаете увидеть!

Входят Карлье и Блэз.

Блэз. Ба… да нет, видите ли, ее нет!

Карлье. Кого нет?

Блэз. Никого.

Карлье. Как – никого?

Блэз. Я хотел вам сделать сюрприз, но вы опоздали!

Карлье. Не понимаю.

Блэз. Я тоже.

Карлье. Она еще не пришла?

Блэз. Кто?

Карлье. Дама, с которой у меня свидание. Только бы она не заблудилась! Я с ней познакомился в Испании и пригласил ее на несколько дней в Париж. Она ни слова не говорит по-французски, но танцует как богиня, вы знаете… (Изображает испанский танец, прищелкивая пальцами и топая ногой.)

Слышен стук из шкафа.

Голос Пепиты. Bandito! Cuando va usted abrir esa puerta? Voy a morir!

Карлье. Это она, моя испанка! А вы мне говорите, что она не пришла!

Блэз. Я? Я вам ничего не говорю.

Голос Пепиты. Es que algien va darme la libertad si о no?

Карлье (пробует открыть дверь). Дверь не открывается!

Блэз. Дверь не открывается?

Карлье. Нет!

Блэз. А! Ну конечно!

Карлье. Почему «конечно»!

Блэз. Я решил – шутить так шутить! А вы не ожидали?

Признайтесь, что не ожидали!

Голос Пепиты (продолжающей биться в шкафу). Yo matar? a todos cuando estar? en libertad!

Блэз. Подождите немного!

Карлье. Что здесь происходит?

Блэз. Это все мои шутки, сказал же я вам. (Пробует открыть дверь в библиотеку.) Вот видите, эта тоже не открывается! Здесь ни одна дверь не открывается! Это все мои шутки. Но сюрприз для вас еще впереди. Садитесь сюда и делайте, что я вам скажу! (Усаживает Карлье, достает у него из нагрудного кармана платок и завязывает ему глаза.) Не двигайтесь!

Карлье. Что вы собираетесь делать?

Блэз. Это такая игра, вот увидите. Не смотрите, пока я не сосчитаю до десяти.

Карлье. А что потом будет?

Блэз. Если я вам скажу, то какой же сюрприз?

Голос Пепиты. Si no me abren, prendo fuego a toda casa!

Блэз. Сейчас, сейчас. (К Карлье.) Готовы?

Карлье. Готов.

Блэз. Не подглядывать! Игра заключается в том, чтобы вернуть ключ от шкафа… Ключ от шкафа – раз! (Со значением произносит слова «ключ от шкафа» и подходит к двери в библиотеку.) Ключ от шкафа – два!

В двери библиотеки появляется Женевьева.

(Делает ей знаки.) Ключ от шкафа – три!

Женевьева возвращается в библиотеку.

Четыре!

Карлье. Ну, скоро?

Блэз. Сейчас, сейчас! Еще только четыре, игра есть игра!…

Появившаяся некоторое время назад Мари смотрит на Блэза.

(К Мари.) Зачем вы явились? Пять!

Мари. Посмотреть, как мсье будет выкручиваться!

Блэз. Отправляйтесь на кухню!… Шесть!…

Женевьева входит и протягивает ему ключ. Семь!… Семь с половиной!

Карлье. Послушайте, если я вас когда-нибудь познакомлю с той манекенщицей, смотрите – насчет испанки ни слова!

Блэз. Не беспокойтесь, она никогда о ней не узнает!

Карлье. Хотя, вообще-то, мы квиты, однажды я к ней нагрянул без предупреждения, а у нее – блондинчик!

Женевьева уходит на цыпочках.

Блэз (хохочет). Да? (Осознает). Что-о-о?

Карлье. И она еще имела наглость уверять меня, что это ее родственник, что он в Париже проездом и что он не мог найти места в гостинице! Представляете себе?

Блэз. Представляю.

Карлье. Не понимаю, что вы сейчас делаете?

Блэз. Сейчас, сейчас… Три!

Карлье. Три уже было! Мы остановились на семи с половиной!

Блэз (идет к шкафу). Ах да, правда! Восемь!

Карлье. Вы тянете!

Блэз (открывает дверь шкафа). Девять!

Пепита выскакивает как фурия.

Десять!

Пепита влепляет пощечину Карлье, который подскакивает и снимает платок.

Блэз. А! Что я вам говорил? Каков сюрприз?

Пепита (с размаху влепляет пощечину и Блэзу). Cretino!(Бросается к спальне.)

Карлье. Не понимаю!

Блэз. Я тоже.

Пепита (пробует открыть дверь спальни). Donde est? la mujer que me enferrado dentro del armario?

Блэз (к Карлье). Ответьте ей что-нибудь!

Карлье. Я не говорю по-испански!

Пепита. Si undia la cojo la matare!(Направляется к столовой.)

Блэз. Восхитительное создание!

Карлье. А какой темперамент! Похлеще той, о которой я вам говорил!

Блэз. Не может быть!

Пепита возвращается, толкая кресло с привязанной Арианой, лицо которой закрыто негритянской маской.

Блэз. Вы понимаете, что она говорит?

Карлье. Нет, но кто это?

Блэз. Хозяйка!

Карлье. Какая хозяйка?

Блэз. Да я шучу! Вы разве не видите, что все это мои шутки? (Зовет.)Мари!

Пепита. Kl?ber! Dame explicaciones!

Карлье. Да, мое сокровище, да! да! да! (Блэзу.) Ей лучше не противоречить, я ей всегда отвечаю – «да»!

Пепита. Yas a contestar me si о no?

Карлье и Блэз (вместе). Да!

Мари. Мсье меня звал?

Блэз. Да, уберите это, пожалуйста.

Мари. Слушаюсь, мсье. (Заталкивает Ариану в шкаф.)

Пепитa. Quiero saber donde se esconde la mujer que me ha encerrado dentro el armario para romperle la carra.

Блэз. Что она там рассказывает?

Карлье. Признаюсь, я понимаю все меньше и меньше.

Мари. Эта дама говорит, что она хотела бы знать, где спрятана та дама, которая ее спрятала в шкаф, чтобы выцарапать ей глаза.

Пепитa. Eso es.

Блэз (в ярости. Мари). Не вмешивайтесь не в свои дела!

Мари. Слушаюсь, мсье. (Выходит.)

Карлье. Какая это женщина заперла ее в шкаф?

Блэз. Неужели вы слушаете то, что говорит прислуга?

Пепита (орет). Mira, Kleber!

Блэз. Никак она не успокоится!

Карлье. Сейчас я вам покажу один фокус – моментально затихнет. (Достает чековую книжку и показывает Пепите.) Пепита!

Пепита (тут же меняет тон и садится рядом с Карлье). Oh! amor mio, que buena idea! No me ha trevia a preguntarlo.

Карлье (подмигиваяБлэзу). Видали? (Выписываетчек.)

Пепита. Рог que no anades un zero de mas?

Блэз. Она просит вас, чтобы вы приписали еще один нуль!

Карлье. Спасибо, это я и без вас понял!… (Лепите.) Держи, мой испанский цветочек!… На сегодня с тебя хватит!

Пепита. Gracias! Tu eres un padre p?ra mi!

Блэз. Она говорит, что вы для нее как отец родной.

Карлье. Что это вы принялись переводить? Я говорю по-испански не хуже, чем вы!

Блэз. Простите, пожалуйста!

Карлье. Ладно, пустое!… Да, кстати, я вам еще не успел сказать! Я на вас заработал сегодня ровно двести тысяч франков.

Блэз. На мне?

Карлье. Да! На вашей картине!

Блэз. Каким образом?

Карлье. Я ее перепродал за четыреста тысяч франков!

Блэз. Не может быть!

Карлье. Я знаю, что обычно вы за эту цену продаете, но я хотел убедиться, что вы не завысили.

Блэз. Кому же вы продали?

Карлье. Одному из моих друзей, кстати – торговцу картинами. Он заходил ко мне вчера вечером. Как только взглянул на нее, прямо подпрыгнул! Вы бы видели! И спрашивает меня: «А это что?» Я ему говорю: «Один мой знакомый, молодой художник». Он мне говорит: «Беру ее за пятьдесят тысяч». Я ему в лицо расхохотался, нет, вы отдаете себе отчет: пятьдесят тысяч!

Блэз. Да, действительно, умрешь от смеха!

Пепита (тормошит Карлье). Kl?ber, que hacemos aqui?

Карлье. Одну минуточку, моя крошечка, я говорю о делах. Словом, он выложил четыреста тысяч и хочет заключить с вами постоянный контракт. А пока что заказывает вам сразу еще четыре.

Блэз. Что – четыре?

Карлье. Картины – четыре! Честное слово, у вас какая-то замедленная реакция! И для меня сделайте еще парочку – еще две картины – и как будущему тестю с такой же скидкой?

Хлопает Блэза по спине, тот делает шаг вперед.

Ну, не упирайтесь! За двести, ладно… За все – два миллиона. Ну, негодяй, неплохая у тебя профессия! (Роется в карманах.) Над чем вы сейчас работаете? (Достает мазню Блэза.) О нет! Ничего общего с тем, что вчера!…

Блэз. Это служанка развлекалась, хотела попробовать рисовать…

Карлье. А! А то я уж испугался!

Пепита (все с б?льшим нетерпением). Kl?ber, no quiero estar aqul todo el dia.

Карлье. Иду к тебе, моя девочка! (Блэзу.) Вы все приготовили?

Блэз. Да, да, все готово. Шампанское… пирожные… цветы. (Все вкладывает в руки Карлье.) А вот и музыка… Белла музыка. (Берет проигрыватель и дает в руки Пепите.) Прошу за мной. (Распахивает дверь в спальню.) Сюда, пожалуйста.

Пепита. Oh Kl?ber! Donde vamos?

Карлье. Пепита!

Блэз (начинает петь). Бесаме, бесаме мучо!

Карлье берет Пепиту за талию, и оба, танцуя танго, удаляются в спальню.

(На пороге спальни Блэз со всей силы хлопает Карлье по спине.) Чертов проказник! (Закрывает за ними дверь.) Уф! Можно сказать, обошлось малой кровью! Хотя надо еще выпустить из клетки тигрицу! (Стучит в дверь библиотеки.)

Женевьева выходит.

Теперь можешь уходить.

Женевьева (приоткрывая перед ним шаль). В таком виде?

Блэз. Иди в библиотеку, я принесу тебе платье. (Направляется к платяному шкафу.)

В этот момент из спальни выходит Карлье.

Карлье. Она просит меня подождать пять минут. Застенчивая девочка!

Блэз. В этом-то весь шарм!

Карлье. А мы пока немного поболтаем!

Блэз. Ну, разумеется! Так что у вас хорошенького?

Карлье (движением головы показывая на дверь). Как видите, жду…

Блэз. Нет, я не о том! Как дела идут, нормально?

Карлье. Трудно сказать. Знаете, я – импорт-экспорт.

Блэз. Да, знаю.

Они начинают прогуливаться по сцене взад и вперед.

Карлье. Сейчас, правда, временные трудности. Со щетками.

Блэз. Вы продаете щетки?

Карлье. Я все продаю. А щетки надо отослать в Скандинавские страны.

Блэз. Я тоже, знаете, занимался продажей щеток.

Карлье. В больших количествах?

Блэз. Продал три.

Карлье. Не понял.

Блэз. Три вагона.

Карлье. Ну, это разве сделка! Я составами продаю.

Блэз. Это были, заметьте, очень большие вагоны, третий только немного был поменьше. А знаете! Я могу вам помочь.

Карлье. Вы бы мне оказали большую услугу, я сейчас скупаю по всей Франции все, что хоть отдаленно похоже на половые щетки. Может быть, мы сменим направление?

Начинают ходить вдоль сцены.

Блэз. Я даже могу взять у вас заказ, если хотите. У меня очень большие связи.

Карлье. Нет, сроки слишком короткие, нужно все отослать за сорок восемь часов, вот в чем проблема. Но мне не так щетки нужны, как валюта, чтобы срочно выкупить в Дании восемьдесят тысяч бутылок шампанского.

Блэз. Датского?

Карлье. Нет, испанского, которое я продал в Данию и которое в рот нельзя взять. Я предложил забрать у них назад за полцены, потому что у меня есть заказ на шампанское из Австралии, а если я его туда зашлю, столько времени пройдет, пока мне его вернут… Может быть, мы присядем?

Садятся на диван.

Блэз. Думаете, его и оттуда вам вернут?

Карлье. Я его уже три года вожу по всему миру, никто пить не хочет. Мне-то все равно, я каждый раз выкупаю обратно за полцены.

Блэз. А разве его покупают, не пробуя?

Карлье. Образцы отличные, а потом я им морочу голову, что оно, наверно, испортилось при перевозке. Что поделаешь, мой дорогой, бизнес есть бизнес!

Из спальни слышен звук кастаньет.

Это – сигнал! (Уходит.)

Блэз (бросается к телефону и набирает номер). Щетки, щетки!… У меня навалом этих щеток… Алло?… Фирма «Вдова Пулэн, отец и сын»? Я говорю с сыном мсье Пулэна-отца? Нет, с отцом мсье Пулэна-сына!… Блэз д'Амбрие, из шестнадцатого округа… Я звоню, чтобы спросить, не можете ли вы мне немедленно поставить большую партию щеток?… Сорок восемь часов… Пустые склады… Кто-то все вчера закупил?… Мне всегда так везет!… Много ли я продал? Я – три, а у моей служанки купили восемнадцать, старый сатир. Да нет, я в своем уме!… Алло!… Алло!… (Его собеседник уже повесил трубку, вешает и Блэз.) О-ля-ля-ля-ля! Вот уж если не везет, так не везет!

Mари (которая появилась к концу разговора). У мсье новые неприятности?

Блэз. Я могу продать тысячи щеток, могу продать сколько угодно, так теперь их негде взять!

Мари. А кому вы их можете продать?

Блэз. Мсье Карлье! Он купит любое количество!

Мари. Не может быть?!

Блэз. Да!

Мари. В Плувенез-Моедэке большая щеточная фабрика, давайте туда позвоним?

Блэз. Карлье уж, наверно, меня опередил!

Мари. Почему не попытаться?

Блэз. Какой номер?

Мари. Девятнадцать в Плувенезе, а там спросить фабрику Летудика. Ее все знают.

Блэз (снимает трубку). Это какой департамент?

Мари (с презрительной миной). Финистер, естественно!

Блэз (ищет в телефонной книге). В наше время, чтобы позвонить по телефону, надо иметь три диплома. Вот! Финистер-98… Алло, мадемуазель?… Я хотел бы поговорить с Плувенез-Моедэком, номер девятнадцать… Пишется, как слышится.

Мари. Через черточку.

Блэз. И через черточку. Мой номер 881 – 07… Скоро дадите?… Спасибо, мадемуазель. (Вешает трубку.) Сейчас вызовут. Да, Мари, я забыл, у меня для вас есть работа.

Мари. Я только что всю кухню вымыла.

Блэз (приносит чистый холст). Речь идет не о домашней работе! Вам нужно написать шесть картин! И за них вы получите два миллиона франков. (Всовывает ей под локоть холст, в другую руку дает краски и кисти.)

Мари. Зачем вы надо мной смеетесь?

Блэз. Я ничуть не смеюсь, это серьезный заказ. Заказ мсье Карлье. Устраивайтесь скорей в кухне и приступайте.

Мари (делает шаг вперед, но останавливается. Оборачивается). Я не могу рисовать просто так, мне нужно, чтобы вы мне позировали.

Блэз. Что-о-о?

Мари. А то, что теперь ваша очередь.

Блэз. У меня сейчас есть более срочные дела.

Мари (надвигается на него, угрожая кистью). Если вы мне не будете позировать, я ничего не буду делать.

Блэз, отступая, натыкается на барабан и поднимается на него.

Левую ногу чуть вперед.

Блэз исполняет.

Поднимите руки.

Блэз исполняет.

Блэз. Зачем вы надо мной смеетесь?

Мари (подходит очень близко к нему). Я хочу сказать вам одну вещь.

Блэз. Я вас слушаю.

Мари. Когда я вас вчера ударила, я не хотела.

Блэз. В тот момент я бы этого не сказал.

Мари. Як вам очень хорошо отношусь, мсье!

Блэз. Я тоже, Мари.

Мари. И каждый день все лучше и лучше… И настолько, что я даже не знаю – а может, это уже любовь!

Блэз (опускается с барабана). Что вы, Мари!

Мари. Сама не понимаю, как я осмелилась вам это сказать! Просто я была не в силах с вами не поделиться!

Блэз (берет Мари за плечи). Мари!

Женевьева (появляясь). Ну? Несешь ты мое платье?

Блэз (отходит от Мари). Да, правда! Иди в библиотеку, там безопасно.

Женевьева. Опять!

Блэз (влезает в шкаф). Извините, мадам, за беспокойство, но я здесь кое-что забыл. (Вылезает с вещами Женевьевы.) Какое удобство, эти шкафы. До скорого, мадам. (Закрывает дверь и идет к библиотеке). Мари, мы потом продолжим наш разговор. (Входит в библиотеку.)

Звонит телефон.

Мари (кладет холст и живописные принадлежности, которые она до сих пор держала в руках). Алло?… Да… А, фабрика Летудика… Мари Мадлен Лейауанк… Я двоюродная сестра Гастона, который работает у вас… Да, да… Так вот, я в Париже и, представьте себе, работаю у мсье, который хотел бы закупить тысячи щеток, практически неограниченно, столько, сколько вы можете предложить… У вас есть пятьдесят тысяч на вашем парижском складе?!… Вот здорово!… Сколько он просит?… Подождите у телефона!… (Направляется к библиотеке, но передумывает и стучит в дверь спальни.)

Голос Карлье. В чем дело?

Мари. Не хочет ли мсье купить пятьдесят тысяч щеток?

Голос Карлье. Пятьдесят тысяч? Да, хочу.

Мари (возвращается к телефону). Алло!… Берем у вас все пятьдесят тысяч… Ах, цена?… Подождите! Не вешайте трубку! (Снова стучит в дверь спальни.)

Голос Карлье. Ну что там еще?

Мари. А какую цену мсье платит за штуку?

Карлье. Четыреста франков.

Мари. Четыреста франков… Хорошо, мсье. (Берет трубку.) Алло?… Я предлагаю триста франков за штуку… Последняя ли это цена? Конечно, последняя, раз я вам это говорю!… Да, по триста франков я беру пятьдесят тысяч… По рукам? Договорились! Куда доставлять? Господину Блэзу д'Амбрие, авеню Анри-Мартен, восемнадцать… Да, как можно скорее. До свиданья, мсье. (Приплясывает от радости, потом снова стучит в дверь Карлье.)

Голос Карлье. Оставите вы меня в покое наконец?

Мари. Я насчет щеток, я их могу купить только по пятьсот франков.

Голос Карлье. Нет, это слишком, четыреста пятьдесят – максимум.

Мари. Пятьсот или ничего.

Голос Карлье. Ладно, пятьсот! Я сейчас не в состоянии торговаться. И оставьте меня в покое!

Звонок в дверь. Мари выходит, в то время как Блэз и уже одетая Женевьева выходят из библиотеки.

Блэз. Теперь беги со всех ног.

Женевьева. Я тебе позвоню, чтобы узнать, чем все закончилось!

Блэз. А… нет! Больше не звони! Ничего больше не делай, и как только тебе в голову придет какая-нибудь идея, сразу ее выбрасывай!

Мари (входя). Мсье, к вам мадемуазель Лаура Карлье!

Женевьева. Судя по всему, я возвращаюсь в библиотеку. Не провожайте, я дорогу знаю! (Выходит.)

Лаура (появляясь). Привет, привет!

Блэз. Здравствуйте, мадемуазель, каким счастливым ветром?…

Лаура. Как я рада, что застала вас одного!

Блэз. Нельзя сказать, чтобы совсем одного…

Мари выходит.

Лаура. Мои родители прекрасные люди, но прежде чем выйти за вас замуж, мне бы хотелось узнать вас поближе.

Блэз. Я понимаю… Это естественно, но… Не знаю, до какой степени прилично молодой девушке оставаться наедине с молодым человеком в его холостяцкой квартире.

Лаура хохочет глупым смехом.

Может быть, мы лучше посидим в кафе внизу?… Спускайтесь, я буду через пять минут. (Хочет ее выпроводить.)

Лаура. Вы как будто из прошлого века! То, что я хочу у вас попросить, в кафе – невозможно!

Блэз. Что же это такое?

Лаура. А вот что: морально я вас уже немного знаю, но физически – не хочу сюрпризов.

Блэз. Простите, не понял?

Лаура. Вы тоже, я полагаю!

Блэз. В каком это смысле?

Лаура. Вы же не собираетесь жениться на девушке, не зная, какая у нее фигура? А вдруг у нее ноги кривые или одна грудь больше другой?

Блэз. Этого еще недоставало!

Лаура. А вдруг у вас волосы на груди?

Блэз. Даю вам честное слово, что нет.

Лаура. Я терпеть не могу волос на груди. А как с ногами?

Блэз. С чьими ногами?

Лаура. Да с вашими ногами!

Мари проходит в глубине сцены и разражается громким смехом.

Если бы мы еще встречались летом на пляже, то по крайней мере знали бы, кто что из себя представляет, а так! Мы с моей лучшей подругой решили, что ни за что не выйдем замуж за человека, пока не узнаем его анатомию!

Блэз. Боже мой, мадемуазель!

Лаура. У вас плавки есть?

Блэз. Вы хотите, чтобы…

Лаура. А почему бы нет?

Блэз. О-о-ох!

Лаура. А что здесь такого? На пляжах, в бассейнах…

Блэз. В таком случае, договорились, на днях идем в бассейн. (Тянет ее за рукав пальто к выходу, но Лаура выскальзывает из пальто, которое остается в руках Блэза. Он оборачивается и видит, что она в купальном костюме.) О!

Лаура. Как вы меня находите? (Поворачивается, чтобы Блэз оглядел ее со всех сторон.) Теперь – вы!

Блэз (старается надеть на нее пальто). Послушайте, мадемуазель, немедленно одевайтесь и возвращайтесь к своим родителям. Если бы ваш отец вас видел!

Лаура. У папы административный совет.

Блэз. Вы уверены?! А вдруг он передумал?

Мари (появляясь). Мадам Карлье!

Блэз. Что – «мадам Карлье»?

Мари. В прихожей.

Блэз. В какой прихожей?

Мари. В вашей, в какой!

Лаура. Мама! (Бросается к двери в спальню.)

Блэз (перехватывает ее). Нет! Сюда нельзя! (К Мари.)

Вы это нарочно на мою голову?!

Лаура хочет влезть в шкаф.

Нет! Туда тоже нельзя!

Мари. Что мне делать, мсье?

Блэз. Невероятно! Все как будто подстроено!

За это время Лаура успевает залезть под диван.

(Оборачивается, продолжая обращаться к Лауре.) Вы только поймите, что… (Поражен, что ее не видит.) Где она?… Лаура!

Блэз и Мари повсюду ищут Лауру.

Мари. Лаура!

Блэз. Лаура!

Женевьева (выходя из библиотеки). Путь свободен, я могу уходить?

Блэз. Ты больше никого здесь не видела?

Женевьева. Нет, а что?

Блэз. Тогда марш обратно! (Заталкивает ее в библиотеку.)

Мари (приоткрывает дверь спальни и тут же захлопывает).

О! Простите!

Карлье (открывая дверь). Вам что-нибудь нужно?

Мари. Нет, извините меня, я ошиблась.

Мадам Карлье (появляясь). Я вам не помешаю?

Блэз и Карлье одновременно захлопывают дверь библиотеки и спальни.

Блэз. Что вы, что вы, наоборот!… Мари, пойдите посмотрите в столовую, нет ли там той вещи, которую мы с вами искали.

Мари. Слушаюсь, мсье.

Блэз. Если она там, посоветуйте ей там остаться.

Мари выходит.

Мадам Карлье. Вы что-то потеряли?

Блэз. Да ерунду…

Мадам Карлье. Я воспользовалась тем, что муж на административном совете, а дочь на курсах домоводства, и решила вас навестить.

Блэз. Как это мило с вашей стороны!

Мадам Карлье. Таким образом, у меня больше часа на то, чтобы посидеть с вами, поболтать о том о сем, поговорить по душам…

Блэз. То есть, вы понимаете…

Мадам Карлье. Вы мне позволите присесть, а то я пришла сюда пешком и уже на ногах не стою! (Садится на диван.)

Мари (возвращается). Мсье, в столовой ничего нет.

Блэз. Вы хорошо посмотрели?

Мари. Да, мсье.

Блэз. Фантастика!

Мари. Мсье! (Взглядом показывает под диван.)

Блэз. Вы что-то хотите сказать?

Мари. Она под диваном.

Блэз. Хорошо, хорошо, теперь оставьте нас, пожалуйста.

Мари уходит.

Мадам Карлье. Вы нашли ее?

Блэз. Да, да, все в порядке… Она под диваном! Черепашка! Совсем маленькая черепашка, которая ползает по всей квартире!

Мадам Карлье. Какие они милые, эти маленькие черепашки! (Хочет наклониться и посмотреть.)

Блэз (берет ее за руку, чтобы поднять с дивана, и целует руку, как бы прощаясь). Дорогая мадам, я очень рад был вашему визиту, увы, слишком короткому, к моему большому сожалению…

Мадам Карлье. Я еще могу посидеть! (Снова садится надиван.)

Блэз. Как, еще?…

Мадам Карлье. Мне бы хотелось, чтобы мы безотлагательно разрешили с вами один вопрос. (Встает и направляется к двери в спальню.)

Блэз преграждает ей дорогу.

Прежде всего вы должны понять, как я была удивлена, когда сегодня утром, открыв эту дверь, увидела вашу служанку в абсолютно голом виде. Согласитесь, что первым долгом я должна была возмутиться.

Блэз. Обстоятельства сложились так…

Мадам Карлье. Да, да, знаю, мой муж объяснил мне, что это следствие, если можно так сказать, ваших профессиональных нужд.

Блэз. Абсолютно верно.

Мадам Карлье. Да… Таким образом, мы подошли к главному… Вы бы меня очень обязали, если бы после женитьбы на моей дочери перешли исключительно на натюрморты!

Из спальни доносится звук кастаньет. Мадам Карлье с удивлением смотрит на Блэза. Он начинает танцевать испанский танец и, танцуя, подходит к прихожей, где берет стоящую в углу ширму. Приносит ее и ставит перед дверью в спальню.

Блэз. Это моя соседка репетирует танец с кастаньетами.

Мадам Карлье. В этом доме – сплошные артисты!

Блэз (восклицает). О!

Мадам Карлье. Что с вами?

Блэз. Мне пришла в голову одна мысль!… Не хотели бы вы, чтобы я написал ваш потрет?

Мадам Карлье. Я буду в восторге!

Блэз. Превосходно! В таком случае перейдем в столовую – там лучше освещение. (Дает мадам Карлье в руки мольберт и увлекает ее к столовой.) Сюда, пожалуйста.

Мадам Карлье. А вам не кажется, что меня лучше рисовать в профиль?

Блэз. Вы правы! Ваш профиль вам очень к лицу!

Мадам Карлье смотрит на него с удивлением.

Простите, у меня уже ум за разум заходит!… Итак!… (Заталкивая ее в столовую.) Подождите меня секундочку, только захвачу свои кисти и краски и я – к вашим услугам. (Становится на колени и говорит Лауре, лежащей под диваном.) Я вам говорил! Чего вы добились?

Лаура начинает плакать.

Еще чего! Сейчас не до слез!

Лаура. Я хочу домой!

Блэз. Пойдете, но не сейчас! Не двигайтесь, пока я вам не скажу. (Заталкивает ее глубже под диван и выбирает кисти и краски.)

Мари (входит). Неужели вы женитесь на мадемуазель Карлье, она же круглая дура!

Блэз. Знаю, но у меня нет выхода!

Мари. И потом, между нами, не так уж она хорошо сложена! Как я жалею, что не сняла тогда шаль! Увидели бы разницу!

Лаура (высовывая голову из-под дивана). Я хочу домой. Мари (становится на колени). Не высовываться! И не подслушивать! А то позову ваших папочку и мамочку – вы знаете, они оба под рукой! Ну, назад! (Толкает Лауру под диван. Все еще стоя на коленях, встречается взглядом с Блэзом, который пристально смотрит на нее.) О чем вы думаете?

Блэз (становится на колени рядом с ней). О вас… И тоже спрашиваю себя, а может, это уже…

Мари. Что?

Блэз. Нам нужно два билета туда и обратно в Плувенез-Моедэк!

Мари. Зачем?

Блэз. Чтобы узнать, что думает ваша тетечка в отношении вашей руки.

Мари. Мсье говорит серьезно?

Блэз. Да, мадемуазель, я вас люблю.

Мари (целует его в обе щеки). О! Мсье Блэз!

Блэз (берет ее за плечи). Называйте меня просто Блэз.

Мари. Тетечка будет счастлива!

Медленно приближаются друг к другу, и в тот момент, когда они уже готовы поцеловаться, появляется Женевьева.

Женевьева. Полный букет!

Блэз и Мари поднимаются с колен.

Блэз. Женевьева… Я предпочитаю сразу же сказать тебе всю правду.

Женевьева. Не надо мне ничего говорить, я все видела своими глазами.

Голос мадам Карлье. Где же вы, мсье д'Амбрие? Я жду! (Появляется, все еще держа в руках мольберт.)

Блэз хватает ширму и закрывает Женевьеву, которая при этом наклоняется.

Блэз. Приготовились! Следующая остановка – библиотека!

Блэз несет ширму к двери библиотеки, думая, что Женевьева тоже двигается. Но она остается в согнутом положении, не видя, что Блэз уходит с ширмой. Мадам Карлье настолько внимательно следит за действиями Блэза, что не обращает внимания на Женевьеву. Блэз, увидев, что Женевьева осталась на месте, быстро возвращается к ней, проходя мимо мадам Карлье. Она достает лорнет.

(Женевъеве.) На этот раз готовы? Раз, два, три! Старт!

Блэз трогается вместе с ширмой, маневрируя таким образом, чтобы не было видно Женевьевы. Наконец, она исчезает в библиотеке.

Мадам Карлье все более и более заинтригована, подходит с лорнетом к ширме. Блэз становится между ней и ширмой. Снова раздается звук кастаньет. Мадам Карлье идет к двери в спальню, но Блэз догоняет ее и за руку уводит к двери в библиотеку.

Блэз. Думаю, ваш профиль справа лучше, чем слева! (Поворачивает ей голову, так чтобы она не видела спальни.) Вот так! Взгляд сюда, держитесь совершенно свободно! Ни в коем случае не двигаться. Я буду двигаться вокруг вас. Портрет получится потрясающий. (Тянет диван к мадам Карлье, открывая таким образом Лауру, лежащую на полу в купальнике.) Эта у меня совсем вылетела из головы!… (Берет двумя руками голову мадам Карлье и направляет ее так, чтобы она не видела Лауры.) Так! Не двигаться, смотреть прямо перед собой… И ни о чем не думать! (Быстро приносит ширму, ставит ее перед Лаурой и помогает ей встать.) Без паники!… Встаем!…

Мадам Карлье хочет встать с дивана.

Это не вам!… Внимание, старт… Вместе трогаемся… Первая остановка – прихожая. Тра-ля-ля-ля ля-ле-ре!… (Напевая, направляется к прихожей. Лаура за ширмой двигается вместе с ним.)

Мадам Карлье (встает и подходит к ширме). Ничего не понимаю в ваших передвижениях.

Блэз (останавливается и устанавливает ширму вокруг Лауры). У нас, художников, свои маленькие странности!

Открывается дверь спальни.

Карлье. Можно вас на минуточку?

Блэз (бросается и захлопывает дверь). Нет!

Лаура шевелит ширму, которую мадам Карлье разглядывает через лорнет.

(Берет мадам Карлье за руку и усаживает на диван.) Мне пришла в голову еще одна мысль! Поразительно, сколько мыслей мне сегодня пришло в голову! Умоляю вас, потерпите одну минуточку, не двигайтесь. Сейчас все образуется! Только не двигаться! (Приоткрывает дверь библиотеки.) Здесь тоже не двигаться! (Выкатывает из шкафа кресло с Арианой и катит его к спальне. Проезжая мимо ширмы, заглядывает в нее и говорит.) Здесь тоже не двигаться! (К мадам Карлье.) Взгляд прямо перед собой!

Блэз и Ариана исчезают в спальне.

Мари (влетает в ужасном возбуждении). Не может быть! (Прыгает на колени на диван рядом с мадам Карлье, удивление которой уже переходит все пределы.) Вы считать умеете? Вот вам бумага и карандаш, пишите условие задачи! (Вкладывает бумагу и карандаш в руки мадам Карлье.) Один господин покупает пятьдесят тысяч щеток по триста франков за штуку, а продает по пятьсот. Сколько он зарабатывает?

Мадам Карлье слишком поражена, чтобы отвечать.

Вы рассуждаете таким образом: из проданной цены пятьсот франков вычесть покупную цену триста франков, получается прибыль двести франков. Правильно? (Забирает у мадам Карлье карандаш и бумагу.) Итак, двести франков мы умножаем на пятьдесят тысяч щеток. Так?… Пятьдесят тысяч, умноженные сначала на два, будет сто тысяч, плюс два нуля… итого будет один, два, три, четыре, пять, шесть, семь нулей? Правильно? Семь нулей это десять миллионов! Ура! У нас будет десять миллионов! (Прыгает на диване и целует мадам Карлье.)

Блэз выкатывает из спальни кресло Арианы. Сидящий в нем человек закрыт простыней, но простыня цепляется за дверь, и когда Блэз откатывает коляску, в ней оказывается Карлье.

Мадам Карлье. Клебер!

Карлье. Сабина!

Блэз в ужасе от того, что Карлье раскрыт; он бросается за простыней, но опрокидывает ширму, открывающую Лауру в купальнике.

Лаура (вопит). Мамочка!

Мадам Карлье. Лаура!

Лаура. Папочка!

Карлье. Дочь моя!

Блэз. Постойте, у меня еще не все! (Бросается в библиотеку и выводит оттуда Женевьеву.) Вот теперь, я думаю, все! (Заглядывает под диван.)

Пепита (появляясь). Que es lo que passa?

Блэз. Оказывается, еще полно народу!

Женевьева и Пепита (увидев друг друга). О!

Они угрожающе направляются навстречу друг другу; их разделяет только кресло, в котором сидит Карлье.

Пепита (с размаху бьет Карлье). Kl?ber! Es ella!

Женевьева (с размаху бьет Карлье). Клебер! Кто она?

Пепита (то же). Kleber! Quiero matarla!

Женевьева (то же). Клебер! Объясни мне!

Пепита (то же). Buja!

Женевьева (то же). Распутница!

Лаура подняла ширму, и мадам Карлье за ней отчитывает дочь. В общем шуме их слов нельзя разобрать.

Мари (вбегает, держа в каждой руке по две щетки). Блэз! Блэз!

Все замолкают.

Нам привезли пятьдесят тысяч щеток, куда их?

Карлье (бросается и забирает у нее щетки). Мои щетки!

Мари бежит в прихожую за новыми щетками.

(Считает щетки.) Две! Четыре! (Передает щетки Лауре.)

Лаура в свою очередь передает их стоящей рядом матери, та – Блэзу, Блэз – Женевьеве, Женевьева – Лепите. Мари продолжает приносить щетки.

(Продолжает их считать под веселую, убыстряющуюся музыку.) Шесть… восемь… десять… двенадцать… четырнадцать…

Ариана (выскакивает как фурия, хромая на загипсованной ноге). Дикари! Что вы устроили в моей квартире?!

Занавес