Бег впереди паровоза (сборник)

Алешина Светлана

Глава 7

 

Последовала пауза. Я растерялась, но меня выручил Фима. Он вскочил, картинно поклонился и отодвинул свободный стул. Рядом с собою отодвинул, между прочим, хотя Лиза подошла ко мне.

– Здравствуйте, Елизавета… – я никак не могла вспомнить ее отчество.

– Просто Лиза, – улыбнулась она и присела.

– Вы, Лиза, извините меня, я не ожидала…

Она махнула рукой.

– Вы думаете, я ожидала? Я просто люблю иногда зайти сюда. Чем еще может себя занять старая одинокая баба? Смотрю: вы сидите! Решила подойти. А почему же вы шампанское не открыли? Вам этот сорт не нравится?

– Так это вы прислали его? – я почувствовала облегчение от того, что вопрос решился. Слова Фимы о джигитах мне не понравились.

Фима взял бутылку и стал крутить пробку.

– Познакомьтесь, пожалуйста, – спохватилась я, – Ефим – Лиза.

Они кивнули и признались друг другу, что им очень приятно это знакомство. Шампанское в опытных Фиминых руках прошипело сколько ему положено, и с легким щелчком пробка выскочила.

– Я – за рулем, – объявил Фима, – а вы, Лиза?

– А я и рулить-то не умею; наливайте, Фимочка.

Фима, с налета названный Фимочкой, слегка покраснел от удовольствия и недрогнувшей рукой стал наполнять наши фужеры.

Через десять минут мы с Лизой уже болтали как старинные знакомые. Через полчаса я поняла, что Лиза мне очень нравится. Общаться с нею было легко и просто, и во время разговора мы с нею нашли у себя много общего.

Фима, увидев, что Лиза поглощена беседой со мной, откровенно заскучал и вперился пристальным взглядом в девушку с обручем.

Одной бутылки нам хватило, чтобы повысить настроение. А потом Лиза вдруг сказала:

– Я ведь знаю всю эту историю…

Я сначала и не сообразила, о чем она говорит, и переспросила:

– Знаете?

– Конечно! Мы с Петром Аркадьевичем такие старинные приятели! Уже почти пятнадцать лет! Кошмар!

Я промолчала, приводя в порядок разбросанные шампанским мысли.

Фима отвлекся от зрелища – вспомнил, наверное, что оно его раздражает, – и тоже посмотрел на Лизу.

– Я вот думала, думала и решилась все-таки поговорить с вами на эту тему… – сказала Лиза.

Я промолчала и не сделала ни одного движения. Просто ждала, что же будет дальше. Заявление Лизы вносило еще один пикантный штрих во всю ситуацию.

Правильно поняв мое молчание как настороженность, Лиза улыбнулась.

– Мы учились вместе с Петром Аркадьевичем в финансовом. Я на два курса младше. Подружились еще в те времена. Затем наши пути разошлись. Я была замужем. Это такое счастье – быть женой любимого человека! – Лиза помолчала, закрыв глаза, открыла их и продолжила: – А потом мой муж умер… Петя меня очень поддержал в то время… Затем я организовала свою фирму, потом еще одну, благополучно прогорела, и Петя помог мне устроиться в кредитный отдел в его банке. Такая вот история. С Надей, супругой Петра Аркадьевича, я очень хорошо знакома. Мы почти как сестры, – она рассмеялась, – а Петя мне как брат, поэтому я и в курсе всех его неприятностей. Такие вот дела…

Фима потянулся за пачкой сигарет, лежащей на столе. Лиза бросила на него быстрый взгляд.

– Мне бы хотелось поговорить с вами, Ольга, на эту тему…

– Давайте поговорим, – я опустила глаза и подумала: «А почему бы нет?» – Фима полностью в курсе. Он мне помогает в этом деле.

– Да? – казалось, что Лиза немного удивлена.

Ее можно было понять. «Однако почему же у меня Ефим Григорьевич не может быть таким же другом, как у нее Петр Аркадьевич? Может», – решила я и положила свою ладонь на Фимину. Его пальцы испуганно дрогнули, и я едва не рассмеялась.

– Единственное, что я не могу понять, так это ваш интерес во всем этом деле… – Лиза подняла глаза и улыбнулась, – Пете, конечно, нужны пропавшие кассеты, и я его понимаю. Надя… – Лиза немного помолчала, – Надя может отреагировать резко, – осторожно закончила она.

Я медленно прикурила и стала рассказывать:

– Кассеты не пропали, – заметив, как расширились глаза Лизы при этих словах, я тут же поспешила поправиться: – По крайней мере мне об этом ничего не известно. Мне известно только, что Ингу позавчера убили и убийца постарался подставить мою подругу. Нельзя сказать, что это у него получилось на все сто процентов, однако пришлось подругу спрятать. А теперь я сама хочу разобраться во всем этом деле.

– А как же вы вышли на Петра Аркадьевича? – спросила Лиза, и было видно, что она немного расслабилась.

– Он сам вышел на меня… – ответила я и, махнув рукой – все равно она знает достаточно много, – рассказала подробности среды и сегодняшнего дня. Почти все. Тема Лены была как бы запретной для меня самой. Не хотела вспоминать, и все.

– Ясно, – протянула Лиза.

– Знаете что, Ольга, – сказала она, отпив глоток шампанского из фужера, – Петя, конечно, опытный финансист, но кабинетный работник – увы! – редко бывает настоящим мужчиной. Подумать только: поручить женщине копаться в этом деле! Это же убийство!

Лиза помолчала и весело посмотрела мне в глаза:

– Знаете, о чем я подумала?

– О чем же?

– Давайте утрем нос этим мужикам и сами расследуем это дело. Наши интересы сходятся и не противоречат друг другу. Находим убийцу и кассеты. Вам – убийца, а мне – кассета. Я подарю ее Пете, мне приятно будет думать, что я смогла быть ему полезной! Годится?

Честно говоря, сперва я насторожилась, услышав это неожиданное предложение. Но потом я вспомнила слова Бугаевского о том, что Лиза его старинный друг, а то, что в отсутствие его жены Лиза живет в доме Бугаевского, – стало быть, они не просто друзья, а очень близкие, то понятно, какие мотивы ею движут.

Поэтому я посчитала, что ей можно верить.

Пока Маринка сидела в подполье, мне явно не хватало сообщницы. Фима – классный парень, но втроем нам будет легче и, может быть, не так страшно, между прочим…

Фима значительно откашлялся.

– А я тоже вхожу в программу утирания носа мужикам? – негромко спросил он.

– Не волнуйся, дорогой, – я улыбнулась ему, – ты же не откажешься катать вместо одной двух женщин?

– Мечта феминизма, – пробурчал Фима. – Дамы в руководстве, а мужчина – шофером.