Ангел насилия

Вишневский-Снерг Адам

 

Адам Вишневский-Снерг

Ангел насилия

Перевод с польского Алексея Якименко

Каждый иной мир создается таким образом,

что замалчивается существование других миров

На тринадцатом этаже Люцина перебила болтливую девушку-гида и обратила ее внимание на тот загадочный факт, что в лабиринте коридоров и зал время от времени кто-то отделяется от группы и пропадает. Руководительницу экскурсии нисколько не волновала судьба отставших. Ведя туристов по руинам здания Института Кибернетики, которое было жемчужиной в ансамбле средневековых музейных объектов, вместо того, чтобы следить за дезориентированными людьми и сообщать им информацию об экспонатах, мимо которых они проходили, она расхваливала достоинства ночного представления "Свет и звук" (тут-то вся история и началась!), организованного туристическим бюро в руинах атомной электростанции, за чертой заброшенного города.

Люцина потерялась на 16-м этаже. Она на некоторое время задержалась в зале, который занимал главный компьютер Института, и, глядя на размещенные в шкафах электронные компоненты этого гиганта, лишенная профессиональной помощи, самостоятельно пыталась выяснить, в чем же заключается "волнующая красота этого бесценного сокровища", благодаря которому средневековые художники (их называли тогда информатиками) навечно вписали себя в историю мировой культуры. Она решила спросить об этом руководительницу экскурсии. Но, когда после нескольких минут глубоких размышлений о колоссальности прошедшего времени, она вышла из зала, то с беспокойством обнаружила, что коридор пуст.

В здании царила абсолютная тишина. Группа туристов удалилась в неизвестном направлении. Девушка попыталась их найти, но после очередного зала, в котором сходились несколько коридоров, она двинулась в неверном направлении. Она блуждала по комнатам, стены которых были застроены научными приборами минувшей эпохи. Помещения были забиты аппаратурой вековой давности. В мастерских древних экспериментаторов стояли примитивные машины начала ХХI века.

Время не пощадило драгоценные экспонаты: пластиковые части устройств пожирали короеды второго поколения, а от покоробившихся корпусов отваливались куски ржавчины, разъедающей металлические поверхности, краску с которых сняли трудолюбивые колонии неизвестных ранее микроорганизмов.

Туристов нигде не было видно. Через четверть часа бесплодных поисков, угнетаемая жуткой атмосферой здания, девушка отказалась от самостоятельных поисков. Она решила вернуться к лифту и спуститься на первый этаж, откуда можно было легко добраться до ожидающего близ Института старинного автокара.

В лифте она столкнулась с первой неожиданностью. Кабина остановилась между этажами. Люцина нажала кнопку аварийного вызова. После минутной паузы из динамика над кнопками раздался мужской голос:

- Хочешь быть королевой?

- Кем?

- Первой дамой в королевстве.

- Женой короля?

- Да.

- Вы шутите.

- Нет. Ты действительно можешь ей стать.

- Каким образом?

- Очень просто. Мы, как раз, ищем подходящую кандидатуру. Предыдущей королеве пришлось уйти. Туристы уже собрались внизу и ждут тебя.

- Где?

- Нажми кнопку шестого этажа. Мероприятие происходит в зале No 628.

Когда незнакомец произнес слово "мероприятие", Люцина, поначалу растерявшаяся от загадочного предложения, быстро сообразила, что имеет в виду информатор. По-видимому, речь шла об очередном туристическом представлении, организованном работниками Бюро в руинах недавно раскопанного города. Зрелище обещало быть красочным. Девушка любила такие неожиданности. Почему бы и не принять участие в какой-нибудь инсценировке из средневековой жизни? Она не раз слышала о живописных замках, построенных на неприступных вершинах атомных электростанций вооруженными трезубцами тиранами, которые заставляли своих подданный смотреть телевизионные передачи. И хотя Люцина и не была уверена в своих знаниях хронологии минувших исторических периодов, она обрадовалась при мысли о развлечении, тем более что любоваться представлением она будет с высоты королевского трона.

Однако двинувшийся после нажатия соответствующей кнопки лифт, проехал мимо шестого этажа и, не задерживаясь на первом этаже (на табло появилась цифра "1"), опустился до шестого уровня подземной части здания. Девушку это удивило - она и не подозревала, что в здании так много подвалов.

Она прошла широким чистым коридором до двери под номером 636. На двери она прочла надпись КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ. Дверь была приоткрыта. Девушка толкнула ее и вошла в светлое помещение.

Сначала она увидела голые женские ноги, обладательница которых стояла за серебристой занавеской.

- Простите,- сказала Люцина.- Мне сказали, что тут происходит какое-то интересное мероприятие.

Скрытая за блестящей шторой женщина беспокойно зашевелилась и подбежала к ее краю. Штора свисала с потолка прохода в другую комнату; она заслоняла верхнюю часть, поэтому Люцина по-прежнему не видела всей фигуры женщины, ей были видны лишь ее длинные ноги.

- Вы не могли бы мне показать, где собрались туристы?

Ноги были очень красивыми. Однако когда они вышли из-за занавески и ударом босой ступни захлопнули дверь, Люцина перестала восхищаться их идеальными пропорциями. Некоторое время она не верила своим глазам.

Движущиеся ноги преградили ей путь назад. С криком ужаса девушка забежала за штору и там увидела множество других движущихся пар ног. Она стояла на пороге большого зала. Не было видно ни одного человека, но в застроенном перегородками помещении царило оживленное движение.

Над левым крылом автоматизированных станков горела надпись ПРОТЕЗНАЯ. Секция нижних конечностей занимала место вокруг медленно вращающегося транспортера, подающего исходные материалы. Возле каждого аппарата была установлена одна пара искусственных рук. Синтетические протезы искусно воспроизводили настоящие человеческие руки. Кисти рук, управляемые скрытыми искусственными сухожилиями, ловко манипулировали вокруг собираемых на столе человеческих ног. В конце производственного цикла готовые протезы сами спрыгивали с ленты конвейера. Контрольный автомат соединял их скобами в хорошо подобранные пары и направлял на испытательную дорожку, откуда преодолев ряд препятствий - искусственные ноги послушно маршировали на следующий участок, где механический монтажник присоединял к ним пару собранных в другом секторе рук.

Рамы, соединяющие ноги в пары, своими концами погружались в бедра и имели вид перевернутой буквы "U". Искусственные руки автомат прикреплял к верхней части этих рам. Несколько таких готовых уже руконогов работали у конвейера и на участке пластмасс; группы других ремонтировали старые машины либо занимались сборкой новых.

Девушка заметила также руконога, стоявшего у пульта трансформатора высокого напряжения, и почувствовала, что мышцы ее рук и ног вдруг затвердели, как у спортсмена, поднимающего большой вес. Только тогда она увидела подвижные камеры и антенны, размещенные в разных точках зала, и поняла, что же принуждает все мышцы к непрерывной активности.

Она знала, что ученые ХХI века, убегая из здания во время землетрясения, оставили включенными все машины, которые питались от автономного источника энергии. Среди другой аппаратуры здесь остались также примитивные прототипы искусственных конечностей, сконструированных для инвалидов. Провода сходись в центре управления большого компьютера. На протяжении многих веков в отрезанных от внешнего мира подвалах Института Кибернетики электронный мозг самостоятельно поддерживал свои функции и создавал новые секции с помощью все лучше действующих руконогих созданий. Изобретательный компьютер добросовестно выполнял исходную программу лаборатории протезов, переделанную недавно в завод. Все его узлы функционировали в замкнутом кругу обратной связи: он дистанционно управлял искусственными нервными системами руконогов и совершенствовал их, а они заменяя руки и ноги живых людей - поддерживали его жуткое существование.

Войдя в поле зрения телекамер компьютера, девушка заинтересовала его своим видом. Она была живым организмом; возможно, после стольких лет господства над протезами, он познал тайну функционирования естественных органов, и теперь ему нужен был настоящий человек для кибернетических экспериментов.

Эта мысль с быстротой молнии пронеслась в мозгу Люцины. Она тут же убежала бы, но, как только компьютер обратил на нее внимание, девушка почувствовала, что все ее мышцы оцепенели, как будто пораженные электрическим током. В течение нескольких минут ее тело сотрясали сильные судороги, а затем, после борьбы между двумя центрами управления, ее телом стали управлять сигналы, поступающие извне - они оказались сильнее.

Подгоняемая ритмичными импульсами, против собственной воли, она прошла мимо склада материалов, повернула и подошла к широкой двери в противоположной стене. Дверь автоматически открылась и перед ней предстала неожиданная картина.

Посреди второго зала стояла толпа знаковых туристов. Группа состояла из всех тех людей, которые во время экскурсии по музею остались позади и заблудились в здании. Знакомые рассмеялись при виде испуганной девушки. После секундного замешательства, Люцина улыбнулась им в ответ. Она уже не была уверена, что пришла сюда, повинуясь воле компьютера, так как могла поддаться самовнушению. Во всяком случае, она нашла своих товарищей. Ей хотелось обнять и расцеловать их.

Но, проделав несколько шагов, она бросила взгляд в глубину зала и застыла без движения.

Потому что именно в тот момент, когда она вздохнула с облегчением, будучи счастливой, что ее фантастическое приключение закончилось столь удачно, один из мужчин сильным ударом топора, который он держал обеими руками, разрубил надвое голову своего соседа. Его жертва рухнула на пол, а из угла зала выдвинулся жесткий кабель с острым крюком на конце и оттащил тело к стене, где уже лежал штабель других, столь же изуродованных трупов. За волочащимся по блестящему полу трупом оставалась жуткая красная полоса.

Из уст девушки вырвался короткий крик, подавленный болезненным спазмом горла, крик неописуемого ужаса. Чужая сила вновь овладела её телом. Какие-то пластиковые руки сорвали с нее одежду. Она пошатнулась в сторону выхода и упала бы на пол, если бы не почувствовала поддержки мышц, искусственно напрягаемых механической волей.

Она стояла обнаженная, спиной к молчащим людям, ожидая смертельного удара. В глазах у нее стояла картина той сцены. Как и тогда, когда на пороге лаборатории она впервые увидела движущиеся ноги, Люцина не могла поверить, что все это происходит в действительности.

Вдруг - вместо удара топором - она почувствовала на голове касание протеза второго призрака. Руконог принялся одевать ее в длинное платье, богато украшенное золотыми кружевами, а она помогала ему с ужасом в сердце, но, в то же время, с таким внешним спокойствием, как будто собиралась на новогодний бал.

Она могла свободно поворачивать голову. Внезапно ей показалось, что она начинает что-то понимать. Перед ее мысленным взором замаячил какой-то туманный образ. Она поборола страх и внимательно присмотрелась к туристам.

На этот раз она увидела гораздо больше. Независимо от удивительного поведения людей, которые молчали, непрерывно улыбаясь, при этом стояли неподвижно, девушке бросились в глаза многие другие особенности их неестественного вида. Все были одеты, как одевались люди в древности, и держали в руках оружие, принадлежащее к той же мрачной эпохи.

Вооружены они были по-разному: одни сжимали в руках боевые секиры, другие держали трезубцы, у третьих сбоку висели мечи. Она видела также дубинки, с набитыми на них железными кольцами, и тяжелые копья.

Через несколько секунд из-за нового происшествия кровь заледенела в ее жилах. Не успела она окинуть взглядом весь зал, как женщина, вооруженная копьем, с невероятной силой метнула его прямо перед собой. Лезвие воткнулось в грудь молодого человека, пронзая его насквозь. Тот рухнул навзничь. Женщина пружинистым шагом подошла к парню и вытащила копье из его окровавленной груди. Улыбка не покидала лица умирающего даже тогда, когда выстреленный из угла гарпун - утаскивая жертву к стене - разорвал ему бок.

То, что в течение последующих минут в полной тишине происходило на мраморной плите посреди пустого зала, было не менее загадочным, чем открытый компьютером способ управления живыми нервными системами, способ, заставляющий людей напрягать те или иные мышцы и убивать друг друга: иногда это напоминало танцевальные шаги солиста с балете, движущегося на сцене между экзотически разряженными статуями, в других случаях это было похоже на торжественную смену караула перед королевским дворцом, муштру рекрутов в старину или же парадный проход офицера перед строем почетного караула - с одной стороны все это выглядело нелепым гротеском, а с другой казалось жутким кошмаром.

Во время этого представления крюк оттащил к стене еще два трупа. Руконогие создания покинули зал и закрыли за собой дверь. Перед этим они повесили на спину Люцине какой-то загадочный груз. Неся его, она в полубессознательном от страха состоянии обогнула группу туристов и с места, где управляющая серия импульсов заставила девушку развернуться, Люцина увидела размещенную в нише разноцветный панель управления третьего компьютера.

Второй электронный мозг она заметила раньше - его узлы занимали противоположную стену. У того компьютера был черный корпус, а корпус компьютера, на который она смотрела сейчас, был белым.

Что-то начало проясняться в ее сознании, когда из-под кожуха "белого убийцы" вырвалась тонкая струйка дыма. Раздался треск короткого замыкания. Тотчас же погасли все светильники под потолком зала. Запахло горелой изоляцией. В темноте продолжали светиться только индикаторы и экраны обоих компьютеров, а также квадратные "белые поля" огромной шахматной доски, на которой вспотевшие от страха туристы, наконец, нашли жуткий ответ на тревожащую их в течение многих минут кибернетическую загадку.

В зал вбежал руконог с горящим факелом в высоко поднятой руке. Двое других вскрыли выгоревшую секцию и приступили к устранению аварии. Туристы не покидали своих мест на шахматной доске. Одна из фигур сделала очередной ход. Это был мужчина, одетый в белое. Из этого следовало, что белый компьютер игнорировал повреждения осветительной сети и, вызвав ремонтную бригаду, продолжил прерванную партию.

Сторона шахматной доски равнялась восьми метрам. При свете факела белые поля несколько поблекли, но по-прежнему были видны. Изоляция могла загореться в результате перегрузки кабеля при резком повышении потребления электроэнергии во время решения исключительно трудной ситуации на доске. Люцина поняла, почему механические слуги одели одних туристов в белые, а других в черные одежды.

Она также обратила внимание, что на ней белое платье и стоит она за пределами доски, но недалеко от края, со стороны черного компьютера. Поначалу этот факт внушил ей некоторый оптимизм: она находилась вне поля битвы и не принимала участие в игре, длившейся уже долгое время.

Значило ли это, что ей и дальше ничего не угрожает?

На доске стояли двадцать человек. У стены валялись трупы двенадцати остальных - тех, кто вышел из игры раньше. На головах туристов были надеты различные шлемы и шляпы, формы которых позволяли распознать шахматные фигуры, в роли которых все здесь выступали. Бедняги крутили головами, осматриваясь по сторонам. До сих пор каждому из них могло казаться, что он погибнет от удара или сам будет вынужден нанести его в любой, произвольно выбранный компьютером момент; теперь же они осознали, что их судьба зависит от сложившейся на доске ситуации. Согласие на ничью, либо закончившееся матом поражение одного из компьютеров спасли бы жизнь уцелевших от бойни людей, поскольку в этой игре смерть не угрожала лишь обоим королям.

Белый компьютер предвидел развитие разыгрываемой партии на много ходов вперед. Поэтому он мог заранее пригласить Люцину принять участие в "красочном представлении". Только она об этом подумала, как стоящий перед ней мужчина сошел с доски, а она - послушная механической воле - тотчас заняла его место.

Человек этот играл роль белой пешки, дошедшей до 8-й горизонтали, где белые имели право заменить его любой другой фигурой. Все это выглядело так невинно - словно смена караула.

Но после выполнения поворота налево Люцина подняла руки к загадочному грузу на спине; одной рукой она сняла подвешенную там золотую корону и надела ее на голову, другой - нащупала арбалет и колчан со стрелами. Тетива арбалета была натянута. Девушка вложила в нее стрелу и нацелила острие на черного короля.

На "шах" белых черные ответили ходом коня, закрывая им своего короля. Тогда Люцина повернулась к центру доски и, повинуясь внезапному импульсу, нажала на спусковой крючок арбалета. Она услышала звон тетивы, но куда попала стрела, не видела, потому что раньше закрыла глаза. Открыла она их в тот момент, когда какое-то тело рухнуло на пол. Шлем черного слона покатился ей под ноги. Стрела торчала в груди лежащей фигуры. Люцина узнала в ней женщину, которая незадолго до этого метнула копье в парня. После выстрела мышцы заставили девушку оставить занимаемое поле. Решительным шагом она перешла на место очередной жертвы.

Отвечая на ход белых черный компьютер не колебался ни секунды: мечом своей черной пешки он снес голову белому коню. Роль коня исполнял бывший спортивный тренер, невысокий старик, вооруженный трезубцем, а роль пешки его воспитанник, атлетически сложенный мужчина. Удар был нанесен с такой силой, что после удара боксера оружие старика, задетое мечом, вылетело из его руки и ударило в корпус белого компьютера, под которым что-то треснуло.

Изображение нескольких кривых линий на одном из экранов задрожало и раздвоилось: появились полосы помех. В этот момент Люцина перешла на соседнее поле, но после ужасного секундного колебания, которое ощущалось в мышцах ног, вернулась на прежнее место.

Она понимала, что изображает белого ферзя (когда-то его называли королевой), которого в предшествующей фазе игры ее компьютер потерял или скорее всего - охотно принес в жертву ради улучшения положения своих фигур на доске. Теперь - после давно рассчитанного прохода пешки и после размена нескольких фигур - ни одна из сторон не имела уже "материального" преимущества, то есть не располагала большим количеством фигур, что, собственно говоря, было типичной ситуацией в партиях, разыгрываемых мастерами.

Удержали ли белые свое позиционное преимущество, выставив нового ферзя - трудно было понять в кошмарной ситуации, когда в блеске факелов крюк оттащил к стене очередные два трупа.

На панели черного компьютера начала мигать красная лампочка. Одновременно его телевизионная камера направила объектив на Люцину. Тогда белый электронный мозг перемотал назад последний отрывок видеоленты, указал стрелкой аварийную полосу на своем экране и топнул ногой девушки по занимаемом ею поле, на что черный - как бы не принимая во внимание причины сбоя - повторил серию предупредительных сигналов.

Было ясно, что черный шахматист - ссылаясь на известные правила игры протестует против позорного решения противника, который сделал необдуманный ход ферзем, а белый объяснял это временным недомоганием.

К шкафу, занимаемому белым компьютером, подскочил руконог, управляемый сигналами судьи из соседнего зала. Высоко занесенным тяжелым молотом, он вынудил белую машину подчиниться жестким правилам игры. Люцина получила приказ перейти на спорное поле и выполнила его. При этом она обратила внимание на композитора, который во время экскурсии по городу все время отставал от других туристов, впадал в задумчивость и терялся, а кто-то шутник тайком повесил ему на спину табличку с надписью "конец экскурсии". Она вчера разговаривала с ним и нашла его очень милым человеком.

Теперь этот мужчина в шлеме черной ладьи прошел мимо Люцины и остановился на расстоянии трех полей от нее, заслоняя черного ферзя, в роли которого выступала подруга Люцины.

Та девушка еще не сняла с плеч свое оружие. Она ждала хода белых. Люцина перехватила ее умоляющий взгляд. Она чувствовала, что сейчас потеряет сознание. Несмотря на это, она опустила арбалет и повернула рычаг, натягивая тетиву. И хотя Люцина опиралась на приклад арбалета, без помощи враждебной силы она свалилась бы на пол - такой чудовищной и бесконечно абсурдной была внезапно открывшаяся ей истина, что белый компьютер решился на "размен" ферзей, чтобы после ее смерти черная ладья заняла несколько худшую позицию.

Ей казалось, что она выстрелила в зеркало и попала себе в живот.

Она уже не видела лица композитора, когда крюк оттаскивал к стене тело ее подруги. Наверное, компьютер придал его лицу соответствующее выражение. Она направилась под топор черной ладьи, который прошел мимо ее головы и отсек руку, а потом блеснул еще раз в пламени гаснущего факела - и опустился.

Люцина услышала тихий шум волн. Одновременно вместо ощущения боли руки она почувствовала на коже приятный холод. Только золотая корона все еще неприятно давила на голову, поэтому она подняла руку ко лбу. Власть над руками восстановилась. Открывая глаза, ей показалось, что она видит сон.

Сначала она увидела небо, которое простиралось до горизонта. Одна его половина была затянута облаками, а вторая - сияла голубизной. Чтобы взлянуть туда, она поднялась и тогда увидела море.

Она лежала на песке под красным зонтом. На ней был одет купальник. Над берегом висели облака. Легкий ветерок рябил воду. Пляж занимали группки людей, загорающие на солнце.

С минуту она глядела вдаль. Что-то заслоняло ей вид: она обнаружила провода, идущие от ее лба к аппарату, стоящему рядом с туристической сумкой. И тогда она внезапно обрела себя в пространстве и времени. Она сняла с головы тяжелый обруч, обмотала его проводом и положила на одеяло. Теперь она знала, кем является и где находится. Но, как и раньше, хоть она уже и была знакома с некоторыми другими записями, опять не могла поверить, что все это было кошмарной иллюзией - столь высокую степень реализма давал магнитный сон, снятый местной студией и записанный на ленте фильмосудьбы.

Она вышла из-под зонта на солнце. Она все еще находилась под впечатлением пережитого кошмара, когда услышала голос мужа:

- Перед обедом можно еще раз окунуться.

- Где ты был?

- У инженера пляжа. В обмен на ухо марсианина, которое я ему подарил, он пересказал мне содержание секретного донесения. Тревожные известия.

- Что случилось?

- Седьмая эскадра шлепающих тарелок мчится к нам с большей скоростью, чем раньше. На этом берегу вторжения ожидают уже завтра. Ловцы готовят сети и палки, консерванты и яркие лаки для раскрашивания щупалец. Здесь, на Борнео, где в каждом доме уже есть летающее блюдце, лавина шлепающих раритетов, может быть, поразит, наконец, воображение людей. В любом случае, это поможет преодолеть застой в индустрии развлечений. Понравился тебе "Ангел насилия"?

- Кто?

Он наклонился над аппаратом, вынул кассету и показал ей цветную наклейку с надписью АНГЕЛ НАСИЛИЯ на фоне белого компьютера.

- Это кошмар!- воскликнула она.- Как ты мог купить такую гадость?

- Но ты ж сама сказал, что хочешь посмотреть ужастик.

- Мог бы хотя бы предупредить:

- А что толку? Как только аппарат включается, память о реальности тут же исчезает и ее заменяет история мнимой жизни, соответствующая сюжету ленты.

- И что - каждая фильмосудьба обязательно заканчивается мнимой смертью человека, который ее смотрит?

- Да, каждый, без исключения. Если здесь проекция будет внезапно прервана, то там герой переживаемого сюжета гибнет в результате какого-нибудь несчастного случая. Время там течет с огромной скоростью: в течение дня можно прожить целую жизнь.

Ребенок, оставленный без присмотра под соседним зонтом, внезапно расплакался и стал на одной ноге. Из пораненной пятки, в которой торчала транзисторная канцелярская кнопка, раздался спокойный голос диктора, читающего последние известия:

- Из Сингапура сообщают, что человекообразные обезьяны, проживающие в заповеднике на одном из островов у побережья Борнео, достигли в последнее время очень высокого уровня развития интеллекта. Чтобы подтвердить этот факт, вожак тамошних горилл собрал около своей клетки журналистов, осматривавших зоопарк, и надменно заявил им, что ученые из его стада вскоре сконструируют свою первую атомную бомбу. Само собой разумеется, гориллы не собираются использовать это средневековое оружие против шимпанзе из соседнего заповедника, хотя взрыв такой бомбы мог бы в одно мгновение решить все спорные вопросы. Разумные приматы утверждают, что речь идет лишь о том, чтобы атомным акцентом укрепить на острове идею коллективной безопасности.

Люцина вытащила из пятки ребенка говорящую кнопку. Она продолжала размышлять о последней фильмосудьбе. Она никак не могла освоиться с внезапной сменой обстановки, тем более что там она была на 20 лет моложе.

- Где находится этот остров?- рассеянно спросила она у мужа.

- Там,- он указал рукой на водный горизонт. Несколько минут оба в молчании глядели на далекую полоску земли. - Пора на обед. Но сначала можно еще раз окунуться.

- Идем?

Вода была чистой и теплой. Искупавшись, они вернулись на берег. Возвращаясь, они прошли мимо группы людей, игравших в мяч. Люцина прошла между ними. Внезапно она испуганно вскрикнула и закрыла лицо руками. Ее напугал резкое движение мужчины, отбивавшего мяч. Незнакомцы прекратили игру. Они неподвижно застыли вокруг женщины. Ждали, когда она выйдет из круга. Они доброжелательно улыбались, но это было еще хуже: она вообразила, что снова стоит на шахматной доске и сейчас на нее обрушится смертельный удар.

- Почему эти машины заставляли людей убивать своих друзей?- спросила она мужа, когда они подошли к месту, где лежало их одеяло.

- Это ты об "Ангеле насилия"?

- Да.

- Все просто: они были запрограммированы двумя шахматистами и проверяли достоинства их стратегий.

- На людях?

Он посмотрел на ее лицо, выражение лица было серьезным.

- В чем дело? Ведь это была выдумка, одна из тех неправдоподобных глупостей, который выдумывают авторы ужастиков.

- Постой,- задумалась она.- Скажи, в средневековых войнах многомиллионные армии агрессоров убивали добровольно? Ведь они же не состояли из преступников!

Он громко рассмеялся.

- Ну конечно! Глупышка - ты что, не знала? Солдаты убивали охотно и сами охотно погибали, если наталкивались на сопротивление, часто испытывая при этом эйфорию, но они не были преступниками, потому что плохих людей во всех странах изолировали в тюрьмах. Рассуди логично! Если бы так не было, то есть, если бы хорошие люди не убивали добровольно, тогда для объяснения механизма военных преступлений, нам пришлось бы поверить в нереальный вариант истории, образно представленной в "Ангеле насилия". Поскольку образ невидимых игроков, наклонившихся над шахматной доской мира, напоминает сказку, то пришлось бы принять совершенно невероятное допущение, что короли уже в те времена располагали фантастическими устройствами для дистанционного управления мышцами миллионов людей, и что с помощью этих аппаратов посылали на смерть людей мирного нрава.

- Однако это тоже звучит фантастически - злые люди сидели в тюрьмах, а добрые...

Она не закончила фразу. Когда она произнесла "в тюрьмах" пляж закрыли длинные полосы черных теней, отбрасываемых стоящими людьми. Как будто во мраке ночи вдруг засветило яркое солнце, небо за ее спиной разорвало зарево самого ужасного из всех рассветов.

В мгновение ока страшный свет залил жаром всю землю. В лилово-бледном сиянии, которое было ярче десяти солнц и которое разорвало зрачки и болезненно хлестнуло по всему, что жило вокруг, густые заросли - через плавные проникающие друг в друга образы - превратились в скелеты, а после залпа огня, охватывающего деревья, запылали и тела людей.

Мгновением раньше она повернулась лицом к источнику света. Над островом обезьян вырастала гигантская ножка атомного гриба. Его шляпка поднималась до стратосферы. Она знала, что через несколько секунд, вскоре после жуткого сияния, когда на остров обрушится фронт несущей гром ударной волны, погаснет здесь море радиоактивного ада, сметенное с поверхности земли ураганным вихрем.

Но этого она не дождалась.

Она обнаружила, что лежит внутри стеклянного параллелепипеда. Ее голое тело было залито прозрачной жидкостью. Во внезапной тишине, наступившей после серии шипящих звуков, над ее ухом зазвучал приятный женский голос:

- Прошу прощения, но мы должны были прервать просмотр твоей фильмосудьбы. Твой номер - девятьсот сорок миллиардов пять миллионов семьдесят один, не так ли?

На табличке в конце стеклянной ячейки вслед за буквами Т-Re серебрилось многозначное число: 940 005 000 071.

- Да,- ответила она.

- Сколько тебе лет?

На счетчике возраста светились золотые цифры.

- Девятнадцать.

- Все верно,- сообщил приятный голос.- После 120 лет ожидания в очереди ты получила право на одни сутки реальной жизни. Место освободится через час, поэтому мы тебя разбудили. Приготовься! Через четверть часа быстроходный лифт поднимет твою кабину на высоту четырех километров - на самую крышу Европы. Там ты увидишь настоящее солнце, найдешь воду и деревья. Еще раз просим прощения за прерванную фильмосудьбу. Поздравляем и желаем приятных впечатлений!

Во всех направлениях за стеклами тесных как гробы параллелепипедов лежали тела погруженных в сон людей. Только Люцина лежала с открытыми глазами.

Несколько минут она глядела вдаль на миллионы голых тел, симметрично размещенных в стеклянных коридорах, стены которых испускали свет и сходились в бесконечности.

Счетчики были упрятаны под стекло. Она разбила его сильным ударом локтя, вырвала сначала из гнезда все провода, а когда, открыв глаза, обнаружила вокруг себя мир в неизменном виде, то положила руку на остром осколке стекла в поисках безотказного выключателя.