Альфа-самец. Мочи их, Президент!

Антоновский Роман

Глава 8

 

Сменив ночью туманно-дождливый Лондон на такую же Москву, уже вечером следующего дня Семенов снова покидал столицу. За последнюю неделю он вообще спал от силы часа два. Жил и действовал, как робот.

К ночи его самолет приземлился в Бурятии, дальше Виктор поехал на «УАЗе». Когда усталые охранники премьера завалились спать в гостевом доме администрации райцентра Оон-Йол, Семенов незаметно выскользнул из здания и, оседлав мотоцикл, скрылся в лесной чаще…

В заимке никого не было, но домик стоял обжитой. На столе, украшенном затейливой резьбой, стояли миска с малосольными огурцами и судок холодца.

Семенов сел за стол и стал ждать. Незаметно для себя он задремал. Ему снились Агранович в образе Дьявола и Марковский в образе Лилит, взрывы и лицо мертвого Сашки Колотова, погибшего в Афгане от пули снайпера.

— Уймись, уймись! Что ты стонешь, как баба… — Крепкая рука бывшего начальника и тренера Семенова по самбо Сергея Петровича Негошина трясла Виктора за плечо.

Семенов нехотя разлепил глаза.

— Привет тебе, Сергей Петрович!

— И тебе не болеть, Виктор Викторович, давно не заходил ко мне, я уж беспокоиться стал. Где, мол, мой лучший ученик, куда запропастился? Только по телику и вижу, что ты жив-здоров.

— Я-то здоров, Петрович, а вот страна наша больна. Ой как больна… — Семенов шутливо подхватил манеру разговора Негошина.

— Так чего же ты довел нашу матушку до болезни, а? Ты же ее рулевой, али как?

— Ой, долгая это история, Петрович. — Виктор развязал галстук и с омерзением бросил его в мусорное ведро.

— Что же ты швыряшь, хорошая вещь, — покачал головой Сергей Петрович и, наклонившись к ведру, вытащил галстук.

— Петрович, ты ж галстуки сроду не носил! — удивился Виктор.

— А теперь буду. У нас премьер и президент не справляются со страной, придется мне на выборы идти, — ухмыльнулся Негошин.

— Так, отставить, я — старший по званию и смеяться над собой не позволю. Между прочим, я к тебе за помощью пришел, а не за насмешками.

— Ладно, выкладывай все как на духу. — Негошин звонко поставил на стол бутылку «Семеновки». — Давай твоей именной бормотухи бахнем!

— Я же…

— Знаю, но со мной можно, и рассказ у тебя быстрее пойдет. Так что, давай-ка, пей, не балуй. — И Негошин разлил водку по граненым стаканам.

Давно отвыкший от того, чтобы кто-то им помыкал, Виктор неожиданно послушно опрокинул стопку «Семеновки», смачно закусил огурцом и начал свой рассказ. Говорил он почти два часа, в подробностях рассказывая все свои приключения последних лет. Когда он закончил, бутылка была почти пуста.

Сергей Петрович молча поднялся и прошелся по комнате.

— А я тебе говорил, Витя, никогда не заключай договоры с проходимцами.

— Но, Сергей…

— Да знаю я, не было у тебя выбора. Россию сейчас мотает, как чахоточную, и каждый удар, вроде ГЭС, — это удар по всем нам. Сам-то что думаешь? — Негошин встал напротив Виктора и прищурился.

— Воевать надо, — буркнул Виктор.

— Правильно, того, кто не играет по правилам, надо убить, старая детская поговорка, — хохотнул Сергей Петрович. — Значит, мы снова в строю. Ну, тогда пошли за обмундированием.

Виктор и Сергей Петрович спустились в подпол. С дребезжанием загорелась скупая лампочка, осветившая сырую замшелую кладку.

Негошин открыл железный шкаф, где на вешалке аккуратно висели несколько костюмов военного кроя с масками-пасамонтанами. Под потолком висели железные когти, вдоль стены стояли смазанные винтовки, автоматы, наточенные ножи. Если бы ниндзя дожили до наших дней, именно так выглядел бы их потайной уголок. Семенов радостно втянул воздух ноздрями. Все-таки несмотря на время от времени мучавшую его рефлексию из-за того, что в этой жизни ему пришлось убивать себе подобных, он был прирожденным воином. Виктор вспомнил, как впервые оказался в этом месте…

Если чего-то нельзя сделать легально, всегда найдется нелегальный способ. Еще работая в Санкт-Петербурге, Виктор как-то наткнулся на заметку о том, как в одной из латиноамериканских стран действуют «эскадроны смерти», мобильные отряды ультраправых патриотов, которые в темное время суток физически уничтожали всех тех, кого считали врагами государства: наркоторговцев, левых радикалов, ушедших от закона преступников.

В светлое время суток многие члены «эскадронов смерти» работали в полиции, армии и на госслужбе, однако это не могло им помочь очистить свою страну от отбросов и криминала. И тогда правосудие начало вершиться ночью. Пряча мундиры в шкаф, полицейские надевали на лицо черные маски. Отныне городом по ночам правили не крестные отцы, а «эскадроны смерти», состоявшие из безымянных воинов.

Тех, кто ушел от дневного, правосудие настигало ночное. Боссы мафии, коррумпированные чиновники и левые активисты редко доживали до утра, а следователи с заспанными лицами бессильно разводили руками…

Эта случайно попавшая в руки заметка заставила Семенова серьезно задуматься. Еле вырвав недельный отпуск у руководства, он отправился в Забайкалье к Сергею Петровичу, который давным-давно потерял интерес к политике и госслужбе и вел простую жизнь лесного отшельника. Тогда-то и состоялся их разговор, во многом определивший будущее Виктора.

— Хреново мне, дядя Сереж. Вот стал я начальником ФСБ, и что? Ничего! Охраняю этих ублюдков от народного гнева, а сам без их указки шаг в сторону сделать не могу! Вы говорили, что, получив рычаги власти, я смогу что-то сделать, а я для них просто раб, гладиатор и питбуль демократов.

— А кто тебе сказал, что будет легко? Профессия защищать Родину всегда была самой трудной. Потерпи, присмотрись, ищи выходы из ситуации. Какая-никакая, а власть у тебя в руках уже есть; учись правильно ею пользоваться. Махнем? — Негошин разлил по стопкам мутного самогона.

Виктор поморщился, но схватил стопку и, не чокаясь, опрокинул в рот.

— Сергей Петрович, ты мне вот что скажи. Помнишь, в Афгане, когда ты работал советником, вы там испытывали средство «Берсерк»?

— Ну, было дело, мы там много чего испытывали. А что?

— Страна, в моем лице, интересуется, как прошли испытания «Берсерка» и что стало с этим проектом? В наших архивах все документы по нему аккуратно изъяты.

— Да не то чтобы изъяты, они уничтожены, — улыбнулся Сергей Петрович.

— Как так? — удивился Семенов.

— Я лично уничтожал. Проект был важный и, что самое главное, абсолютно успешный, мне не хотелось, чтобы эта разработка попала в потные ручонки наших натовских врагов, и так за определенную мзду им вывалено много секретов.

— Но где-то же информация должна была сохраниться?

— Здесь все и сохранилось. — Сергей Петрович постучал себя узловатым пальцем по лбу.

— И все?

— И все. Когда проект сверхсекретный, знают о нем немногие. И из немногих только я и остался. Курировал его генерал Бортко, он еще во время путча ГКЧП пулю себе в лоб пустил. Семен Калюжный, дружочек мой закадычный, с катушек съехал, сейчас в психушке сидит, считает себя новым воплощением Аттилы. А Ваньку Черпакова еще в Афгане подстрелили, под Кандагаром. Время уже было смутное, несмотря на успешные испытания, широкое внедрение технологии «Берсерк» отложили, а потом и вовсе позабыли. А ты о ней откуда знаешь?

— Да у меня еще с Афганистана дружок есть, Петя Ткаченко, он был одним из тех счастливчиков, на ком вы ее испытывали. Мы с ним потом еще на Контору в Германии вместе работали, — соврал Виктор.

— А, белобрысый такой, из Харькова? Отлично помню. Ну и как он нынче?

— Нормально, в Питере владеет двумя ЧОПами, короче, крышует бизнесменов, решает вопросы с бандитами и государственными органами.

— А тебе самому для чего «Берсерк» понадобился?

— А я — глава спецслужбы, и мне интересно все, что имеет отношение к наследию КГБ.

— Ой, не темни, Витя! Давай, не как большой начальник, а как мой друг и ученик. Выкладывай все начистоту.

Виктор молча достал из кармана пожелтевшую вырезку из газеты про «эскадроны смерти» и протянул Сергею Петровичу.

Тот внимательно прочитал, затем внимательно посмотрел на Виктора и, опрокинув уже третий стопарик, начал свой рассказ.

— Ты, наверное, и сам знаешь про воинов-берсерков, я любил рассказывать о них на своих тренировках. Зверовоины были отдельной элитной кастой у северных народов Европы — германских викингов и наших с тобой предков, северовосточных славян. По тем временам, это был своеобразный спецназ; несколько таких воинов могли в одиночку решить исход крупного сражения. Берсерки, как правило, олицетворяли себя в бою с одним из хищных животных. Обычно это были медведи или волки, хотя у отдельных племен встречались тотемы рыси или россомахи.

— Что было основной особенностью берсерков? Все они владели технологией введения себя в особый боевой транс, во время которого их физические возможности значительно превосходили человеческие. Реакция была настолько быстра, что, пока обычный воин только вынимал меч из ножен, берсерк успевал нанести ему десяток ударов; они легко уворачивались от стрел и рвали голыми руками кольчуги. По одной из версий, малочисленный отряд Евпатия Коловрата, который успешно сражался с огромным татарским войском, состоял именно из берсерков.

Если с конечным результатом берсерков все примерно понятно, то методики их перерождения в совершенную боевую машину окутаны множеством легенд и тайн. Кто-то говорит, что это магия, кто-то настаивает, что они выпивали перед боем наркотическую настойку, а по мнению некоторых, это особые психофизические упражнения типа боевой йоги.

— Ну, а что же в реальности? — нетерпеливо перебил Негошина Виктор.

— Всё вместе. Когда я и пара моих коллег, по заказу специального отдела КГБ, начали работать над разгадкой секрета берсерков, нам неожиданно повезло. Почти случайно мы обнаружили в тайге закрытую деревню русских язычников, много веков назад бежавших на восток от наступления христианства. Нам повезло вдвойне — это была деревня берсерков.

Дело в том, что идеология зверовоинов очень тесно переплеталась с языческой верой, и после крещения Руси на эту касту начались такие же гонения, как и на все язычество.

Обитатели таежной деревни исповедовали яростные воинские культы и практиковали древние воинские мистерии берсерков. Мы заключили с ними пакт: советская власть забывает об их существовании, и они живут дальше по заветам предков, более того, их леса признаются заповедником, и, кроме егерей, там никто не бывает, а язычники, в обмен на это, делятся с нами методикой создания супервоинов.

В итоге мы провели в деревне два месяца, все тщательно задокументировали, а потом еще около года очищали полученную информацию от мифической архаики и адаптировали ее к современным методам ведения боевых действий. Результат — боевая технология «Берсерк».

— И в чем она заключается? — недоверчиво спросил Семенов.

— Ничего сложного в ней нет. Регулярные тренировки по особым программам, специальные медитации, немного психотропов. И — вуаля, супервоин готов!

— Наши «подопытные» в Афганистане проявили себя более чем успешно. На одном из перевалов двое ребят, в том числе и твой Ткаченко, без единой царапины уничтожили сотню душманов.

— Сколько длится такой боевой транс?

— Если научиться его контролировать — всю жизнь. Зверь, однажды пробудившись в тебе, больше никогда не уснет; он будет лишь дремать и проснется по первому же зову.

Виктор вспомнил рассказы про странные вспышки гнева, случающиеся у Ткаченко пару раз в месяц. И в 50 лет огромный бугай Петр разнес в пух и прах уже не один бордель и ресторан.

Словно прочитав его мысли, Сергей Петрович сказал:

— Но тогда, в Афгане, мы не учили солдат контролировать зверя внутри себя, лишь пару раз пробудили его к жизни.

— Пробудите его во мне и научите контролировать.

— Зачем? — усмехнулся в седые усы Сергей Петрович. — Будешь на ночных заседаниях полкашей стращать?

— Именно.

— Тогда делать нечего, придется научить.

Они молча допили самогон и отправились спать. Впереди ждала тяжелая неделя.

…Виктор лежал на холодном дощатом полу времянки Сергея Петровича и рычал. Рычал в буквальном смысле, как дикий зверь. Его жилистое тело, покрытое бисером пота, изгибалось так, что ему позавидовали бы все йоги Индии.

Сегодня, после нескольких дней тренировок и приема особых травяных сборов, Виктор и Сергей Петрович решили опробовать методику «Берсерк» в действии. После подготовительной части, состоявшей преимущественно из дыхательных упражнений, Сергей Петрович ввел в тело Семенова раствор, который мог в корне изменить его жизнь и сделать из него супермена. Вытяжка из мухомора и хитрая комбинация трав, настоянных на медвежьей крови, должны были запустить внутри тела Семенова механизмы, которые позволят ему управлять скрытыми возможностями своего тела.

Вот уже час Виктор блуждал в другом мире, ища в своем подсознании спящего зверя, который должен был дать Виктору небывалую силу в обмен на свою свободу. И он нашел его. А найдя, выскользнул из времянки и побежал в лес.

Все чувства обострились чрезвычайно: он различал сотни запахов цветущей тайги, видел маленькую белку на вершине заоблачно высокой сосны, хвойные иголки не доставляли боль, когда Семенов ступал по лесному лапнику. Внезапно в таежные ароматы ворвался чужой запах прогорклого жира, и Виктор ринулся к просвету среди деревьев.

Ему открылась отвратительная картина: на выжженной поляне стояла раздолбанная дальневосточная старуха-иномарка, а у костра сидела компания. Девушка и три парня пили водку из горла, передавая друг другу бутылку, и жарили на костре овощи и дешевое вонючее мясо. Вся поляна была буквально усеяна мусором. Пивные бутылки, полиэтиленовые пакеты и рваные газеты засыпали некогда девственно чистую поляну, на которой Виктор и Сергей Петрович любили делать зарядку.

Виктор решительно вышел на поляну.

— Ты, мля, еще кто? — осклабился щербатый парень с повадками бабуина.

Еще один парень шагнул к Виктору, сжимая в руке кусок арматуры. По его глазам Виктор заметил, что этот чернявый парнишка восточной внешности явно находится под действием наркотиков. В это время щербатый, которого девушка назвала Рашидом, достал из бардачка травматик. Буквально в секунду Виктор нанес пацану с арматурой три удара, перебив ему нос, кадык и выбив прут. Теперь в состоянии берсерка все люди казались Виктору очень медленными, его реакция обострилась настолько, что он видел все движения своих противников как в очень замедленной съемке.

Щербатый медленно взвел курок травматика для второго выстрела, но Семенов был уже рядом и, легко сломав противнику кисть руки с пистолетом, подсечкой опрокинул его в пыль и нанес резкий удар в переносицу. Кровь красными пузырями потекла по лицу щербатого. Виктор занес руку для финального удара, но в последней момент остановился, укрощая разбушевавшегося в нем зверя, лихо перелетел через машину и скрылся в лесу.

К реальности Виктора вернул порыв студеного байкальского воздуха, который ворвался в дом вместе с Негошиным, принесшим из колодца два ведра воды.

— Петрович, — Семенов внимательно посмотрел на своего бывшего наставника. — А ты поедешь со мной в Москву?

— Я? Да нет, у меня же тут хозяйство, куры, гуси, свиньи, — широко улыбнулся Негошин.

— Может, не будешь лукавить, Петрович? — Семенов интуитивно чувствовал, что его учитель явно засиделся в своей глуши и ему не терпится вспомнить лихие времена своей службы в спецназе и КГБ. Интуиция его не подвела.

— Не буду. Конечно, поеду. Ты же без меня один там не справишься.

— Но я работаю один.

— Один-то один, только знаешь что? — хитро прищурился Сергей Петрович.

— Что?

— Надо нам с тобой заехать еще в одно местечко, так оно вернее будет. Повысим производительность твоего нелегкого труда.

— Куда еще? Я все-таки премьер, у меня дел невпроворот, особенно сейчас. Охрана небось меня уже спохватилась, — недовольно пробурчал Семенов.

— Ты хочешь победить или нет? И потом, мы поедем не сейчас, а через месяц, их еще надо оповестить.

— Кого их? — раздраженно спросил Виктор; привычка Негошина ходить вокруг да около порой донельзя раздражала его.

— Язычников. Поедем с тобой в Даждьбожью деревню, где живут последние потомки берсерков. — Негошин отложил нож, которым чистил картошку, и внимательно посмотрел на Виктора.

— А смысл? Я всегда думал, что ты сделал их систему лишь совершеннее.

— Ну, если говорить об обычной системе их подготовки, то да. Но там есть еще последняя ступень.

— Так, гуру, не темни, давай выкладывай, что за последняя ступень и зачем она мне нужна?

Негошин артистично прокашлялся, и Семенов понял, что сейчас его ожидает целый монолог.

— Знаешь, очень редко на свет появлялись абсолютные берсерки. Люди, в которых зверь был особенно силен. Сейчас в тебе, да и во всех обычных берсерках, живет лишь одна половина зверя. Если бы я пробудил в тебе зверя целиком, ты стал бы в десятки раз сильнее и опаснее.

— Так почему же ты этого не сделал?

— Это опасно не только для врагов, но и для тебя. Пробудившийся полностью зверь поглотит человека, и он станет бездумной машиной для убийства, ведомой лишь инстинктами и жаждой крови. Но те, кто жил со зверем и был с ним в ладу с рождения, смогут заставить его подчиниться. Такие воины называются абсолютными берсерками и рождаются не так уж часто. Их секрет, видимо, заключается не только в подготовке, но и в особой комбинации генов.

Я сразу увидел, что ты годишься на эту роль, но не был уверен, нужно ли это тебе. Теперь время пришло.

Секрет инициации абсолютного берсерка старцы Даждьбожьей деревни мне так и не выдали, но пообещали сделать это, когда над Россией нависнет угроза. Думаю, сейчас самое время. Ты езжай в Москву, я дам тебе знать, когда старцы укажут дату. А когда пройдешь инициацию, я вместе с тобой поеду в столицу. И еще, чем меньше людей будет знать о твоих планах, тем лучше. Кто вообще в курсе твоих ночных подвигов?

— Никто. — Виктор встал из-за стола и начал собираться.

— А Светлана?

— Даже Светлана, — отрезал Семенов и внезапно понял, как соскучился по жене, с которой виделся короткими урывками из-за работы.

— А ты — настоящий разведчик, — улыбнулся Негошин.

— Сам научил. И зови меня теперь, пожалуйста, берсерком.

— Хорошо, берсерк. Скоро ты станешь королем безумных воинов. Будешь, как Евпатий Коловрат, один сражаться с целым войском. Только, бог даст, не погибнешь…

После возвращения в Москву, не заезжая домой, Виктор вихрем ворвался в свой кабинет, попросив мимоходом секретаршу приготовить ему кофе. На столе его уже ждали стопки отчетов и документов. Проблемы России нарастали, словно снежный ком.

В очередной раз сорвалось испытание новой ракеты «Кладенец», а на нее Виктор возлагал большие надежды. Оснащенные «Кладенцом» российские субмарины могли бы стать реальным ответом на размещение систем американских ПРО возле границ страны. Даже пара подводных лодок с «Кладенцом» представляли серьезную угрозу, плавая недалеко от территориальных вод США и их союзников. Кто-то сдал Клубу всю секретную ядерную программу Семенова. Сначала взорвали урановое месторождение в Юрчинске, теперь кто-то саботирует пуск ракеты нового поколения. Ничего, скоро он вычислит крота, жучки размещены в кабинетах и автомобилях почти всех подчиненных.

Никому, никому нельзя доверять, только себе и Негошину. Поставь Семенов кого-то из приближенных в известность о своих вылазках, его бы давно ждала пара гранатометчиков, от которых и берсерку непросто уйти. Кругом одни предатели, и все приходится делать самому. Даже в ФСБ время от времени появлялись кроты.

Министр финансов в своем отчете обосновывал резкую девальвацию рубля как единственный способ остановить инволюцию российской экономики. Семенов понимал, что его уже пора убирать из правительства, но собирался сделать это чуть позже. А пока он написал поверх отчета свою резолюцию: «Сейчас не время, продолжайте держать прежний курс к мировым валютам».

Внезапно ему на глаза попалось странное письмо, написанное скачущим детским почерком и невесть как затесавшееся среди официальной документации. Нескладным языком там излагалась следующая проблема. В небольшом городке Тимчево Ленинградской области размещалось одно из многих машиностроительных предприятий, которое собственно и кормило почти все население так называемого моногородка. Это было тяжелое наследие советского времени. Руководители часто пренебрегали здравым смыслом и строили новые города по капиталистическим меркам, руководствуясь лишь материальной выгодой. Так вырастали целые поселения возле месторождения полезных ископаемых или выстроенного в чистом поле завода. Туда съезжались со всей страны тысячи молодых людей, которые там и оставались; в результате несколько десятков тысяч обитателей моногорода жили только тем, что обслуживали нужды огромного предприятия.

Когда после крушения Союза ухнула к едрене-фене и вся его промышленность, многие моногорода стали призраками. Заводы закрылись, и, чтобы не умереть с голоду, люди покинули обжитые места. Теперь там зияли черными пастями выбитых стекол пустые здания, а на детских площадках вместо детей играл одинокий ветер…

После прихода Семенова к власти ему удалось оживить экономику, разморозив многие производственные мощности советского периода, и значительная часть моногородов вернулась к жизни. Но теперь, с наступлением кризиса, им вновь угрожала медленная смерть. Олигархи, ставшие вместо государства новыми собственниками этих предприятий, предпочитали уцелевшие после крушения рынка средства переводить на счета западных банков, а не вкладывать в спасение принадлежавших им российских заводов.

Им надо было дать запоминающийся урок. Хватит! Если Клуб нарушил договор и начал валить Россию, а с ней и Виктора, значит, и Семенов теперь может перестать играть по навязанным ему правилам.

Жители городка Тимчево жаловались премьеру, что вот уже полгода они не получают зарплату, а их завод, несмотря на наличие заказов на его продукцию, перешел на трехдневную рабочую неделю, и ходят упорные слухи, что скоро конвейер остановят совсем.

Виктор снял телефонную трубку:

— Жанночка, зайдите ко мне!

Цокая каблучками, в кабинет Семенова вошла Жанна, его секретарша. В свое время она проходила практику в Кремле от своего института и своей смекалкой приглянулась сначала технократу Короткову, а потом и самому Семенову.

— Жанночка, узнай-ка мне, кто у нас владеет машиностроительным заводом в Тимчево. А также обзвони всех наших товарищей по экономической части, организуем с ними выездную встречу в этом самом Тимчево, и прямо завтра с утра. Если кто-то будет упираться, типа, заболел, дела в Москве, говори, что могут писать заявление по собственному желанию и делать все, что хотят. Ага?

— Хорошо, Виктор Викторович! — ответила Жанна и вышла из кабинета.

Утром следующего дня райцентр Тимчево подвергся массированному нашествию представительной делегации. Дорогие машины с мигалками с трудом ворошили зыбкую грязь российского бездорожья. Возле здания местной администрации толпились роботообразные омоновцы и фэсэошники с автоматами, на площади бродили группки удивленных горожан.

Виктор эффектно спикировал на площадь в кабине новейшего военного вертолета. К нему тут же ринулись местные жители, которых пытались удержать тимчевские милиционеры и чиновники.

— Так, жители пусть подходят, бюрократов уберите к чертовой бабушке! — скомандовал Семенов своим охранникам.

И тут же со всех сторон на Семенова посыпались просьбы и жалобы.

— Нам не на что кормить детей…

— У меня мать умирает, нет денег на лекарство…

— Что за твари возглавляют наш завод…

— Где наши деньги?

Виктор поднял руку и заставил всех замолчать.

— Граждане, успокойтесь, сейчас разберемся и всем поможем. Виновные будут наказаны, и деньги свои вы получите, все до копейки. Я сказал. — И под одобрительный гул толпы Семенов и охранники прошли в здание администрации.

Там его уже ждали местные и федеральные чиновники, а также Михаил Рашад-заде со свитой. Тот самый олигарх, который владел тимчевским заводом. До кризиса он замыкал тройку самых богатых людей России и имел тесные связи с Клубом. При этом его «клубные» дружки за какую-то провинность не удосужились предупредить своего союзника о грядущем финансовом провале. Рашад-заде охотно брал кредиты у западных банков: строительная сфера, которая была основой его империи, требовала значительных вложений и не давала мгновенной прибыли. Виктор отлично помнил, что именно Рашад-заде возглавлял делегацию, пришедшую к нему от имени Клуба.

После кризиса Михаил оказался в минусе, его строительные проекты были по большей части заморожены, а западные банки требовали возврата кредитов. Он не первый месяц обивал пороги министерств, клянча финансовой помощи. В противном случае угрожал объявить себя банкротом и уволить десятки тысяч людей, работавших в его компаниях.

— Ну что, доигрались? — вместо приветствия спросил Семенов собравшихся. — Тимчевский машиностроительный комбинат — гордость области, и не простой области, а Ленинградской! На его продукцию есть заказы как на внутреннем рынке, так и из-за рубежа. Почему люди не получают зарплату, а конвейер на грани остановки? Или это у нас теперь риторические вопросы? Почему до сих пор не выполнен заказ на поставку двигателей в Иран?

— Так ведь против Ирана действуют международные санкции… — робко подал голос замминистра экономики и развития.

— Плевать я хотел на санкции! Нам с Махмудом делить нечего, заказ должен быть выполнен в кратчайшие сроки. Так, где у нас этот, как его, товарищ Заде? — Семенов остановил свой тяжелый взор на потупившемся олигархе. — Ты чего зарплату не платишь людям, Миша?

— Денег нет… — почти про себя буркнул Рашад-заде.

— Еще раз, не слышу. Скажи, чтобы все услышали, — грозно приказал Семенов.

— Нету денег! — почти взвизгнул олигарх.

— На приглашение Шакиры в день рождения дочери и на яхты у тебя деньги есть, а дать рабочим жалкие копейки, которые ты им здесь платишь, денег нет?

— Но… — начал было оправдываться Рашад-заде.

— Никаких но! Ты, видимо, эффективно управлять заводами разучился, пока бухал в Куршевеле? Значит, так. Вот тут два документа — один о выплате всем сотрудникам предприятия заработной платы плюс премий по итогам года, а второй документ касается передачи всех прав на комбинат от Rashad Ltd. государству. Давай, Миша, рули, подписывай!

Рашад-заде понуро поплелся подписывать документы. Трясущейся рукой он начал шарить в поисках ручки. Когда Виктор брезгливо протянул ему свою, Михаил едва слышно одними губами прошептал:

— Виктор Викторович, что же вы делаете? Вы о Робсии подумайте, гнева Клуба вам мало не покажется.

— Я теперь сам себе Клуб. Ты, Миша, лучше о себе позаботься и хорошенько подумай, кто твои друзья. Судя по твоим долгам, Клуб тебя лихо кинул, то-то деньги клянчишь у меня, а не у своих хозяев. Ступай! — так же тихо ответил Семенов.

Около двух часов премьер обсуждал с правительственными чиновниками проблему моногородов, предприятий-банкротов, и они совместно накидали кое-какой план по их спасению.

Покинув здание районной администрации и на ходу отвечая на вопросы жителей, Семенов направился к вертолету.

— А ты ищи новое место работы, — бросил он с трапа местному градоначальнику, защищавшему интересы Рашад-заде. — Хотя на Колыме могу тебя пристроить, если хочешь.

Вернувшись из Тимчево, Виктор сразу поехал домой, жена и дочери уже спали. Он тихо вошел в спальню к дочкам и осторожно поцеловал их. Затем прошел на кухню, где уже в домашнем халате сидела проснувшаяся Светлана.

— Есть будешь, Витя? — спросила она.

— Спасибо, дорогая, я в самолете поел. — Виктор зарылся в мягкие шелковистые волосы жены и крепко обнял ее. Они так и стояли минут десять, обнявшись, пока Виктор не выпустил жену из своих крепких рук.

— Иди спать, я скоро, только переоденусь.

В кармане пиджака пискнул пропущенным вызовом мобильный. Он несколько мгновений колебался, стоит ли смотреть, кто звонил, но в итоге устало взглянул на экран. Ему звонил Негошин.

В череде премьерской рутины и всевозможной суеты Виктор совсем позабыл о том, что его ожидает визит в загадочную языческую деревню в Сибири.

— Да, — скрипнул в трубке голос Негошина.

— Сергей Петрович, звонил?

— А ты как думаешь, если мой номер отобразился у тебя в телефоне? Просто так похулиганил, набрал премьеру и сбросил?

— Нет, конечно. Ну, что там?

— Берсерки вышли на связь, завтра ждут нас у себя. Ты в обед должен быть в Забайкалье, и мы поедем.

— А в другой день нельзя? Я еле живой.

— Нет, нельзя, там для инициации нужно особое расположение звезд. А если ты ее пройдешь, уже никогда не будешь уставать. Ну, давай, собирайся и вылетай. Жду.

Что за чертовщина вообще происходит? Звезды, язычники… И все же… Все же система Негошина работала, и работала хорошо. Надо ехать.

Виктор набрал телефон водителя.

— Леша, возвращайся, в аэропорт поедем! — А уже из машины позвонил летчику: — Толя, ты где? В аэропорту? Отлично, готовь самолет, летим в Забайкалье. Ты ведь завтра собирался на рыбалку? Вот на Байкале и порыбачишь, мы там пару дней пробудем. Не переживай, премию выдам и отгулы. Ну, все, готовься, скоро буду.

Светлана тихо вошла на кухню и с укором посмотрела на мужа.

— Опять уезжаешь?

— Да, Свет, дела. Ты бы знала, как мне все это до чертиков надоело! Но по-другому нельзя. Если не я, то кто?

— Я все прекрасно понимаю, Витя. — Светлана подошла к мужу и нежно поцеловала его в лоб. Прохладные губы любимой будто придали Виктору сил. Он обнял Светлану и через пару минут вышел из дома.

Через сорок минут кортеж премьера на всех парах летел в аэропорт. Звуки мигалок заставляли дорогие машины столичных гуляк жаться к обочинам. Виктор успел сменить ненавистный костюм на более привычную ему полевую одежду. На нем были камуфляжные широкие штаны с вместительными карманами на бедрах, удобные непромокаемые ботинки, своей мягкостью напоминавшие высокие кеды, и армейская камуфляжная куртка.